ТОП 10:

Столкновение интересов России и Японии на Дальнем Востоке. Русско–японская война 1904–1905 гг.



Русско–японская война явилась результатом столкновения экспансионистских интересов великих держав в западной части Тихого океана. Длительное время наиболее активную роль в этом регионе играли крупнейшие колониальные державы Англия и Франция. Новая тенденция в м/н отношениях региона проявилась в 1894–1898 гг., когда инициативу захватили Япония и Германия. В то же время по ряду причин внутреннего и м/н хар-ра усилилось внимание российского пр-ва к Дальневосточному региону.

В отношении целей и методов дальневосточной политики в правящих кругах России противоборствовали два направления. Одно из них, возглавляемое Витте С.Ю. и Ламздорфом В.Н., выступало сторонником подчинения Китая русскому влиянию, используя известное совпадение интересов двух держав в борьбе против заморской, прежде всего японской, экспансии и опираясь на союзный договор 1896г. Представители этого течения стояли за постепенное и мирное внедрение, отнюдь не исключавшее, впрочем, силового давления. Другое направление склонялось к разделу Цинской империи и утверждению в ее более географически близких к России районах с помощью военно–силовых методов и прямой аннексии. На практике осуществлялась непоследовательная, а потому недостаточно действенная, но определенно экспансионистская полит-ка.

Колониальные амбиции Японии были направлены как на юг (острова Рюкю, Тайвань), так и на север (Корея, Маньчжурия). На северном направлении главным соперником Японии была Россия, стремившаяся усилить позиции в Северном Китае и Корее. В Японии провозгласили доктрину «паназиатизма», которая распространялась и на российскую территорию. Японский дипломат Оиси Масами озвучил идею оттеснения Российской империи за Урал и превращения Сибири и русского Дальнего Востока в колонию для всех развитых наций. Противоборство России и Японии было выгодно и Англии, и США, поэтому они уже с 90‑х годов XIX в. содействовали тому, чтобы японская экспансия развивалась именно в северном направлении.

В конце XIX в. происходит укрепление русско–китайских связей, вызванное войной Японии против Китая. Петербург оказал Пекину дипломатическую поддержку и добился от японцев возвращения Китаю Ляодунского полуострова. Это не позволило Японии установить влияние на материке, в Северо–Восточном Китае (Маньчжурии). Желая оградить Восточную Азию от новой агрессии, Россия и Китай в 1895г. открыли Русско–китайский банк, в 1896г. заключили договор о дружбе и оборонительный союз против Японии. По договору 1896г. российская сторона получала право проложить железную дорогу (КВЖД) от Читы до Владивостока через территорию Маньчжурии. В 1898г. был заключен договор на 25‑летнюю аренду Россией юго–западной оконечности Ляодунского полуострова (район Квантунского полуострова) и прокладку туда железной дороги. На этом полуострове началось строительство российских морских баз – Дальний и Порт–Артур.

После беспорядков в Китае в 1900г. Россия ввела в Маньчжурию войска для защиты разрушенной повстанцами КВЖД. 30 июля 1903г. Николай Второй подписал указ об учреждении наместничества на Дальнем Востоке с сосредоточением в ведении наместника (Е.И. Алексеева) всех вопросов обороны, экономических и дипломатических сношений с соседними гос-вами и подчинением его не министрам, а Особому комитету Дальнего Востока под своим председательством.

Союз России и Китая, позволяющий Пекину более активно противостоять экспансии со стороны моря, ослаблял позиции Англии в Восточной Азии. Но особенно задевал он Японию, сокращая ее шансы закрепиться в Маньчжурии и Корее. Япония не смирилась с этим и начала подготовку к войне, получив поддержку со стороны Лондона. В 1902г. Япония и Англия заключили союз, направленный против российско–китайского альянса.

Николай II и некоторые из его советников недооценили силы и намерения противников России в данном регионе. Традиционно взвешенный внешнеполит. курс сменяется нетерпеливым стремлением закрепиться на дальних рубежах (в Корее и Порт–Артуре) в ущерб укреплению тылов (российского Приморья). За пять лет аренды Квантунского полуострова было сделано немало – протянута из России ветка железной дороги, созданы современные порты – Дальний и Порт–Артур, в которых базировался Тихоокеанский флот. Неразвитость российского Дальнего Востока, его слабая связь с центром страны из–за низкой пропускной способности Сибирской железной дороги ограничивали военные возможности России в этом регионе.

Ахиллесовой пятой политики России на Дальнем Востоке оказалась растущая изоляция. Союз с Китаем был сведен на нет насильственной арендой Ляодунского полуострова, англо–русским соглашением о сферах железнодорожных интересов, стремлением царизма укрепиться в Маньчжурии. Русско–французский союз, стабилизируя положение в Европе, служил косвенной поддержкой, но непосредственно в дальневосточных делах не играл большой роли. М/у тем активизация политики в регионе привела Россию к противоборству с целой коалицией держав, ядром которой стал англо–японский союз. Япония не только отстаивала собственные экспансионистские притязания к Корее и Маньчжурии, но и выступала в роли помощника Англии, США и некоторых других заинтересованных держав. Этой опасности в Петербурге явно недооценили.

Япония максимально использовала отпущенное ей время для подготовки армии и флота не только в техническом, но и в морально–психологическом плане. Японские солдаты были хорошо вооружены, дисциплинированы, агрессивны и нацелены на победу. Япония подготовилась к войне быстрее России. Так, российская программа наращивания флота на Тихом океане отставала от японской более чем на год. Тем не менее, из–за разницы экономических потенциалов (Япония в то время была в целом слабее России) японские вооруженные силы могли достичь успеха, прежде всего, в кратковременной, а не в затяжной войне.

Николай II и его окружение не верили в возможность нападения Японии в одиночку на Россию. Они предполагали, что Япония будет искать себе союзников в Европе. Таким образом, первоначальная концепция этой войны строилась на отражении двойного удара с запада и с востока. Главным театром военных действий рос. командование считало западный, а восточный – второстепенным. Исходя из данного плана, на востоке предполагалось проведение сдерживающей тактики до подхода главных сил. Лишь после 7‑го месяца войны здесь планировалось перейти в наступление, сбросить японцев в море, а затем высадить десант в самой Японии. Перед войной Россия имела на Дальнем Востоке менее 9% от численного состава своей кадровой армии (около 98 тыс. чел.). Более того, эти силы были разбросаны на огромных пространствах от Читы до Владивостока и от Хабаровска до Порт–Артура.

Японии, как островному гос-ву, прежде всего, было необходимо добиться господства на море для бесперебойной переброски войск на материк. Японское командование планировало достичь этого за счет внезапного нападения на Тихоокеанскую эскадру в Порт–Артуре и нанесения ей максимальных потерь. Разгром российского флота позволял японской стороне организовать быструю десантную операцию и нанести русским поражение на суше до подхода к ним подкреплений. Таким образом, судьба первого этапа кампании решалась на море. После достижения господства над морскими коммуникациями японцы планировали захватить Ляодунский полуостров с Порт–Артуром и вытеснить русскую армию из Маньчжурии. В случае ликвидации флота и разгрома российских войск в северо–восточном Китае планировался захват Сахалина и Приморья.

Русско–японская война, как и Крымская, выявила исключительную роль военно–морских сил для достижения успеха.

Российские военно–морские силы на Тихом океане уступали японским не только по численности кораблей, но и по скорости их хода, скорострельности и дальнобойности, площади бронированных бортов и т.д. Тем не менее, поначалу превосходство японского флота было не столь значительным. Оно не позволяло ему сразу добиться полного контроля над морскими коммуникациями. Это становилось возможным лишь при блокаде русского флота в Порт–Артуре.

Гибель Тихоокеанского флота поставила точку в русско–японском противостоянии. Она лишила дальневосточные рубежи России защиты от агрессии с моря. Территория Японии становилась неуязвимой. Летом 1905г. (июль) японцы высадились на Сахалине. Защищавший его отряд под командованием генерала Ляпунова (3,2 тыс. чел.) сдался в плен 18 июля. Угроза нападения нависла и над слабо защищенным Приморьем.

Несмотря на победы и щедрые английские субсидии, составившие около половины военных расходов, Япония была истощена войной. Русские же силы прибывали и накапливались в Маньчжурии. К лету 1905г. численное превосходство русских войск в Маньчжурии стало двукратным. Теоретически эта армия могла оттеснить японцев обратно к Порт–Артуру. Для этого, по данным председателя Совета Гос-венной обороны, великого князя Николая Николаевича, потребовалось бы 1 год времени, 1 млрд. рублей и 200 – тыс. человеческих потерь.

Но готова ли была собранная армия наступать? Данный вопрос небезынтересен вот по какой причине. В войне с Японией Россия впервые в полном объеме столкнулась с проблемами новой армии, созданной по системе всеобщей воинской повинности. Она коренным образом отличалась от прошлой, сформированной по рекрутскому набору. Прежняя армия состояла из солдат–рекрутов, для которых военная служба представляла фактически пожизненную профессию. Новая массовая армия представляла собой вооруженный народ, тесно связанный с об-вом и его проблемами. Поэтому огромное значение приобретали такие вопросы, как разъяснение народу целей и смысла войны, воспитания в об-ве уважения к армии, сознательного отношения к воинскому долгу, поднятие престижа воинской службы и т.д. Но ничего этого перед русско–японской войной сделано не было. Неготовность пр-ва к решению проблем армии нового типа сыграла роковую роль в этой войне. В результате огромный потенциал русского солдата – стойкость, мужество, чувство долга –были без толку растрачены на полях Маньчжурии, вызвав законное возмущение народа и его ненависть к тем, кто затеял войну, но оказался не в состоянии ее выиграть.

Таким образом, впервые за два столетия на восточных рубежах России появился серьезный противник, способный не только угрожать, но и захватывать ее территории. Безвозвратные потери рус. армии в войне превысили 48 тыс. чел-к, из них убитых и умерших от ран – свыше 37тыс. чел-к, скончавшихся от болезней – свыше 11 тыс. чел-к.

9 августа 1905г. в курортном городке Портсмуте, на Атлантическом побережье США, открылась мирная конференция. Русскую делегацию возглавляли С.Ю. Витте и посол России в США Розен Р.Р. Во главе японской делегации были министр иностранных дел Комура и посланник в США Тахикара. Инструкция, данная японским представителям, различала три категории условий мира. Первую составляли «безусловно обязательные». Ко второй относились такие, удовлетворение которых должно было быть обеспечено делегацией в зависимости от обстановки (уплата контрибуции, выдача русских военных кораблей, интернированных в нейтральных портах, захват Сахалина, получение рыболовных прав у русского дальневосточного побережья). Всецело на усмотрение делегации предоставлялись требования о разоружении Владивостока и его превращении в чисто коммерческий порт, а также об ограничении военно–морских сил России на Тихом океане.

5 сентября 1905г. Портсмутский мирный договор был подписан уполномоченными России и Японии. Россия признавала Корею сферой исключительного влияния Японии. Маньчжурия передавалась в «исключительное управление Китая» – кроме Ляодунского полуострова. Россия уступала арендные права на Ляодунский полуостров с Порт–Артуром и Дальним, а также Южно–Маньчжурскую железную дорогу от Чанчуня до Порт–Артура. Тем самым Южная Маньчжурия фактически оказывалась сферой влияния Японии. Железные дороги, находившиеся в Маньчжурии (и принадлежавшие) Россия и Япония должны были использовать в коммерческих и промышленных целях, но не в стратегических. Россия уступала Японии южную часть Сахалина по 50‑ю параллель. На Сахалине обе стороны обязывались не возводить укреплений и не препятствовать свободному плаванию по обоим омывающим остров проливам. Японии удалось навязать России заключение рыболовной конвенции: японцам предоставлялись права по рыбной ловле вдоль берегов русских владений в Японском, Охотском и Беринговом морях. Такое обязательство не должно было затрагивать прав, уже принадлежащих русским или иностранным подданным в этих краях.

Расплачиваться за победу Японии пришлось не только русскому, но и китайскому и корейскому народам. Цинское пр-во признало все статьи Портсмутского мира и сделало это по договору с Японией от 22 декабря 1905г. По дополнительному соглашению, подписанному в тот же день, цинское пр-во соглашалось на постройку Японией железной дороги от устья реки Ялу до Мукдена, а также обязывалось открыть в Маньчжурии 16 городов для м/н торговли, включая Гирин, Харбин, Хайлар и Айгун.

35. Великие державы накануне всемирной схватки. Военные приготовления и подготовка об-венного мнения.

Ослабление России в результате русско–японской войны и необходимость внутренней стабилизации заставили русских дипломатов избегать внешних осложнений, вести осторожную политику. Она была направлена на укрепление м/н положения страны и противодействие агрессии центрально–европейских гос-в на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке.

В 1904–1914 гг. внешняя полит-ка России проходит в своем развитии три периода: война с Японией, кризисное состояние послевоенных месяцев, когда воздействие поражения и подъема революции сказалось особенно сильно, и, наконец, известное обновление, связанное с изменением м/н положения России и социально–политической эволюцией самодержавия.

Вопреки мнению некоторых зарубежных авторов, будто на рубеже XIX–XX вв. ведущую роль в разделе Китая и Кореи на сферы влияния играла Россия, русско–японская война явилась результатом столкновения экспансионистских усилий целого ряда держав. Инициатива ее развязывания принадлежала Японии, при поддержке США и Англии.

В конце апреля 1906г. министром иностранных дел России стал Александр Петрович Извольский (1865–1923гг.), пробывший на посту до 1910г. и олицетворявший собой тип гос-венного деятеля новой эпохи. Формирование в Европе двух противостоящих блоков гос-в во главе с Англией и Германией поставило Россию в особое положение: несмотря на ее военное ослабление в результате поражения в войне с Японией и революции, за ней, обладавшей самой большой армией в мире, «ухаживали» обе державы, стараясь перетянуть на свою сторону. Проблема внешнеполитической ориентации России в условиях нарастающего антагонизма м/у Германией и Англией стала центральной в деятельности А.П. Извольского на посту министра иностранных дел России.

Первые практические шаги А.П. Извольского на посту министра иностранных дел были связаны с неотложной задачей стабилизировать м/ународное положение России, ввиду необеспеченной безопасности ее границ. Требовались неотложные меры по предотвращению угрозы новой войны со стороны Японии, по устранению опасной напряженности в отношениях с Германией после отказа России от Бьёркского договора и совместного выступления ее с Францией и Англией на Альхесираской конференции 1906г. Рост германской экспансии в Турции и на Среднем Востоке, а также пробуждение к политической активности на Балканах Австро–Венгрии, едва сдерживаемой Мюрцштегским соглашением с Россией, еще более увеличивали вероятность войны с германским блоком, и Извольский это прекрасно понимал. Наконец, было необходимо остановить Англию в ее продолжавшемся наступлении на позиции России в сопредельных с ней азиатских странах, прежде всего в Персии.

Начатые уже в мае–июне 1906г. по указанию Извольского переговоры с Японией, Англией и Германией по урегулированию вначале сравнительно второстепенных спорных вопросов очень скоро показали, что решение их упирается в принципиальные проблемы взаимоотношений держав и расстановки сил на м/н арене. В то же время поиски путей предотвращения грозивших со всех сторон опасностей все более убеждали А.П. Извольского в необходимости существенного изменения общей ориентации внешней политики страны, переоценки приоритетов ее отдельных направлений; он все яснее сознавал, что Россия была неспособна проводить активную политику одновременно на Дальнем Востоке, в Ср. Азии и в Европе. А.П. Извольский выступал убежденным сторонником европейской ориентации России. В основе внешнеполитической программы А.П. Извольского было безусловное признание необходимости обеспечить России длительную мирную передышку. Практическая реализация этой задачи представлялась ему в виде политики неприсоединения к двум противостоящим в Европе блокам гос-в и стабилизации отношений с ними путем заключения соглашений с ними по спорным вопросам, а также разрешения противоречий с Японией на Дальнем Востоке и продолжения линии на совместные согласованные действия с Австро–Венгрией на Балканах. Основой европейского равновесия оставался союз с Францией, который предполагалось укреплять на основах равноправного партнерства. Но во внешнеполитической системе России, основанной на союзе с Францией, возникли серьезные противоречия в связи с образованием англо–французской Антанты и стремлением западных держав преобразовать ее в Тройственное согласие. Перед рус. дипломатией вставала трудная задача баланса отношений м/у своей союзницей и недавним непримиримым врагом – Англией. Необходимы были соглашения с Англией по всему комплексу противоречий на Среднем Востоке, а также ее поддержка для стабилизации положения на Дальнем Востоке. Курс на соглашение с Англией означал поворот во внешней политике России. Полит-ка англо–русского сотрудничества требовала перемен и в Англии.

Англия, добившись ослабления России, главное внимание обращает теперь на Германию. В Лондоне начинают рассматривать Петербург в качестве партнера в борьбе против германской политики передела мира. В 1907г. был заключен русско–английский договор о разделе сфер влияния в Азии (Персии, Афганистане и Тибете). Договор урегулировал противоречия м/у двумя державами и создал условия для объединения Франции, России и Англии в общий союзный блок Антанта.

Пользуясь ослаблением России, вызванным поражением в русско–японской войне, Германия и Австро–Венгрия постарались укрепить свои позиции на Балканах и избавиться от русского влияния на балканские народы. Германия в это время путем экономических и военных соглашений добилась усиления своих позиций в Турции, Болгарии и Румынии. Австро–Венгрия поставила перед собой задачу окончательно закрепить за собой Боснию и Герцеговину и вытеснить Россию из Сербии. Слабые в эк. и военном отношении, разъединенные м/у собой Балканские гос-ва не могли оказать сколько–нибудь значительного сопротивления австро–германской экспансии. Россия, опираясь на заключенные соглашения с Францией и Англией, решила воспрепятствовать укреплению господства Германии и Австро–Венгрии на Балканах. С этой целью А.П. Извольский в 1908г. направился для переговоров в Австро–Венгрию. Однако переговоры А.П. Извольского с австрийским министром иностранных дел Эренталем не принесли России того, чего она добивалась. Более того, устное соглашение А.П. Извольского с Эренталем было с большей выгодой использовано Австро–Венгрией, а Россия осталась в проигрыше. Поэтому соглашению Австро–Венгрия обязывалась содействовать России в получении права на свободный проход русского военного флота через проливы Черного моря. Россия со своей стороны, под нажимом Германии, и, не имея возможности помешать этому военными средствами, соглашалась на окончательную аннексию Боснии и Герцеговины со стороны Австро–Венгрии, войска которой находились на этой территории еще со времени Берлинского конгресса.

В октябре 1908г. Австрия с полного согласия Германии, не дожидаясь нового м/н конгресса по турецким делам, в разгар младотурецкой революции, объявила о полном присоединении Боснии и Герцеговины к Габсбургской монархии. Этот односторонний акт Австрии вызвал не только огромное возмущение среди славянских народов, и прежде всего в Сербии, но и в России. А.П. Извольский, выехавший в Париж и Лондон, не получил там поддержки для совместного выступления с протестом против действий Австрии. Англия не стала поддерживать Россию, а Франция, занятая назревавшим франко–германским конфликтом из–за Марокко, тоже не оказала России должной помощи. К тому же в начале 1909г. Германия открыто заявила России, что она полностью на стороне Австрии и в случае нападения на нее поддержит Австрию своими вооруженными силами. События 1908 –1909 гг. на Балканах получили название Боснийского кризиса.

В этих условиях Россия должна была уступить. А.П. Извольский был вынужден в 1910г. уйти в отставку с поста министра иностранных дел. Новым министром был назначен Сазонов Сергей Дмитриевич, проработавший на этом посту до 1916 г. Став министром, С.Д. Сазонов продолжал в основном «курс Извольского», главным звеном которого стали укрепление Тройственного согласия, превращение его в военно–полит. союз, способный поддерживать равновесие и мир в Европе. В то же время он стремился к сохранению нормальных добрососедских отношений с Германией, пытаясь сдержать ее имперские амбиции и возросшую агрессивность. Но эти расчеты оказались несостоятельными. Войну предотвратить не удалось.

С.Д. Сазонову пришлось начинать свою деятельность в период некоторого охлаждения отношений м/у Россией, с одной стороны, и Англией и Францией – с другой. Этим охлаждением немедленно воспользовалась Германия. Во время свидания Николая II с Вильгельмом II в Потсдаме в ноябре 1910г. Германия предложила России заключить соглашение о взаимном обязательстве не участвовать в каких–либо враждебных действиях и группировках, направленных друг против друга. Объявление о потсдамских переговорах, сделанное вскоре рейхсканцлером в германском рейхстаге, произвело переполох в странах Антанты. Англия и Франция, оказав полит. и эк. давление, заставили Россию отказаться от подобного соглашения с Германией. Германии пришлось довольствоваться лишь договором с Россией, заключенным в 1911г. по частным вопросам в отношении Персии. Дальнейшие события, связанные с кризисом в Марокко, грозившие перейти в войну м/у Германией и Францией, привели к тому, что Россия твердо заявила, что она поддержит французскую сторону. Эта твердая позиция России несколько умерила воинственность Германии. Однако франко–германский конфликт окончательно прояснил м/н ситуацию – всем стало ясно, что Европа окончательно раскололась на два враждебных лагеря –Тройственный союз и Тройственное согласие, и что в ближайшее время м/у ними неизбежен вооруженный конфликт.

Особенно напряженное положение создалось на Балканах. Аннексия Боснии и Герцеговины вызвала сплочение балканских народов и новый подъем их национально–освободительной борьбы. Болгария провозгласила свою независимость. В 1912г. при посредничестве России Болгария и Сербия заключили оборонительный союз против Австро–Венгрии и наступательный против Турции. К ним присоединилась Греция. В 1912г. разразилась 1‑я Балканская война м/у Турцией, с одной стороны, и Сербией, Черногорией, Болгарией и Грецией – с другой. В начавшейся с Турцией войне они быстро добились успеха. В результате Османская империя потеряла фактически всю европейскую часть своей территории, сохранив лишь узкую полоску земли, прилегающую к ее столице –Стамбулу (Константинополю). Однако в результате вмешательства великих держав, заключенный в 1912 г. союз м/у Балканскими гос-вами не был прочным. Германия и Австро–Венгрия продолжали разжигать вражду м/у балканскими народами. В 1913 г. м/у Сербией, Болгарией и Грецией разгорелся конфликт из–за территориальных споров (раздел территории Македонии). Россия не смогла предотвратить распад Балканского союза и войну м/у бывшими союзниками. Мирная конференция в Бухаресте, завершившая Балканскую войну, не только не сняла противоречия, но и усилила их. Особенно острыми они были м/у Болгарией, которую поддерживала Германия, и Сербией, на стороне которой выступала Россия. Балканы стали «пороховым погребом» Европы.

После русско–японской войны Россия проводила политику соглашений и балансирования. Последним крупным актом ее стало Потсдамское соглашение 1911г. с Германией, марокканский (или агадирский) кризис и итало–турецкая война чрезвычайно обострили м/н обстановку в Европе в целом и на Балканах в частности. Затем разразились Балканские войны. Угроза большой войны и выдвижения Восточного вопроса в полном объеме приобретала все более реальные очертания. В такой обстановке российская дипломатия вносит серьезные коррективы в свою внешнюю политику. Россия не только предпринимает шаги к дальнейшему развитию союза с Францией (военно–морская конвенция и т.д.). Она сначала осторожно, а затем все более решительно ищет общеполит. сближения с Англией. Последняя идет навстречу. Тройственное согласие превращается в военную группировку, в которой Англия, правда, сохраняет большую свободу маневра, чем Россия и Франция. С существованием Антанты вынуждены считаться Германия и ее партнеры по союзу.

На рубеже 1913 – 1914 гг. происходит резкое обострение русско–германских отношений, вызванное едва скрытой претензией Германии на доминирующее положение в Стамбуле и проливах (миссия Сандерса). В ответ русская дипломатия предпринимает усилия к превращению Антанты в открытый оборонительный союз. Это свидетельствует о том, что целью России была не только подготовка к вероятной европейской войне, но и возможность отсрочить конфликт. Однако для Англии союз оказался неприемлемым, и укрепление Антанты пошло по линии подготовки русско–английской морской конвенции и условного полит. соглашения.

Развитие событий все больше приковывало внимание русского пр-ва к европейским и балканским делам. Это побуждало Россию к осторожности, а то и к уступчивости на Среднем и Дальнем Востоке, особенно когда речь шла о взаимоотношениях с великими державами. Взаимодействие с ними приобретало важное значение и в свете Синьхайской революции в Китае. Россия стремилась при этом использовать возможности, которые открывало существование Антанты, соглашений с Англией и Японией. Перед лицом грозящего столкновения с Тройственным союзом Петербург во что бы то ни стало стремился укрепить Антанту. Таким образом, всемирный пожар, вспыхнувший в 1914г., стал закономерным результатом развития м/н отношений предшествующего периода.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.013 с.)