ТОП 10:

Начало Великой Отечественной войны. Оборонительные бои на территории Беларуси



 

Нападение фашистской Германии на СССР. Цели Германии в войне против Советского Союза. 22 июня 1941 г. в 3 часа 30 минут авиация и военно‑морской флот, а в 4 часа – сухопутные войска трех фашистских группировок («Центр», «Север» и «Юг») на фронте между Балтийским и Черным морями и три отдельные армии между Финским заливом и Баренцовым морем в составе 190 дивизий (153 – немецкие и 37 – союзников) количеством 5,5 млн человек ворвались на территорию Советского Союза. Нападение Германии на СССР явилось внезапным и неожиданным для советского народа и Вооруженных Сил страны.

Внезапным и неожиданным в том смысле, что, во‑первых , советское руководство ошибочно считало, что Германия не сможет напасть на СССР до того, пока не закончит военную операцию «Морской лев» против Англии, что война на Западе против Англии и на Востоке против СССР будет для Германии непосильной. К тому же руководство Германии в целях дезинформации руководства СССР не однажды заявляло, что в 1940–1941 гг. его главная задача – захватить Англию и ее богатые заморские колонии.

Сегодня появились публикации, проливающие свет на позицию тогдашнего руководства Англии. В книге англичанина Уорена Кемпбелла «Вступление в войну» говорится о том, как Уинстон Черчилль сделал все возможное, чтобы немцы приостановили бомбардировки Англии и направили свои силы на Восток. Он дал задание своей разведке написать фальшивое письмо от его имени нацистскому руководству о том, что он готов вести сепаратные переговоры, но с одним условием: немцы должны начать войну против СССР, против коммунизма, который У. Черчилль, как и Гитлер с его кликой, люто ненавидел. У. Кемпбелл пишет о том, что немцы серьезно отнеслись к этому предложению. Они приостановили военную операцию против Англии и начали перебрасывать войска на советско‑германскую границу.

Во‑вторых , в Москве ошибочно считали, что после окончания военной операции против Англии Германия совершит поход на богатый нефтью Ближний Восток. Действительно, собственной нефти у Германии не было, а ее сателлиты – Венгрия и Румыния – добывали нефть в количестве, недостаточном для ведения крупномасштабной военной операции на большой территории. Однако Германия рассчитывала на молниеносную войну, войну на 3–4 месяца, а для такой войны, считали фашистские стратеги, нефтепродуктов хватит. К тому же они мечтали вскоре завладеть нефтью СССР. Нефть для «блицкрига» не была проблемой.

В‑третьих , ровно за неделю до начала войны, 14 июня 1941 г., радио и печать распространили сообщение ТАСС о том, что Германия выполняет условия советско‑германского пакта о ненападении от 23 августа 1939 г. так же, как и Советский Союз, поэтому слухи о намерениях Германии напасть на СССР лишены всяких оснований. Более того, в советских газетах и журналах отсутствовала информация о германском фашизме, его «новом порядке» в Европе. В СССР запрещались антифашистская пропаганда и высказывания в адрес Гитлера и Германии. Такой тон советской печати, а также сообщение ТАСС от 14 июня 1941 г. притупляли бдительность советского народа и его Вооруженных Сил и отнюдь не содействовали их мобилизационной готовности накануне и в начале войны.

В‑четвертых , советская разведка не смогла комплексно оценить имевшиеся сведения, получить точную информацию о политическом решении руководства Германии начать войну против СССР, представить правительству СССР материалы, которые давали бы однозначный ответ о намерениях Германии весной‑летом 1941 г. напасть на СССР. Германские спецслужбы целенаправленно занимались дезинформацией и сохранением секретности. Перебрасывание войск к советско‑немецкой границе объяснялись то большими маневрами германской армии, то попыткой защитить войска от бомбардировок английской авиации, дать им возможность отдохнуть, а затем вновь перебросить на запад для войны с Англией. Операции по захвату о. Крит, вторжение в Грецию и военные действия в Ливии подавались как генеральная репетиция десанта в Англию. Перед нападением на СССР характер дезинформации изменился: он стал более наглым. Распространялись слухи о том, будто военные приготовления около советско‑немецкой границы имеют целью оказать давление на советское правительство, вынудить его уступить Германии богатую хлебом Украину и богатый нефтью Кавказ, без чего Германия не сможет одержать победу над Англией. Если СССР откажется вступить в войну с Англией на стороне государств оси «Рим – Берлин – Токио», ему будет предъявлен ультиматум, а в качестве залога за участие в войне будут оккупированы Украина и Прибалтика. Такая германская дезинформация не фильтровалась, не проверялась, а в «чистом виде» ложилась на стол И.В. Сталину и другим высшим руководителям государства, которые ждали, когда немцы предъявят ультиматум, гадали о том, будет война или нет, а если будет, то в каком году – в 1941‑м или 1942‑м. Примером непроверенной и неточной информации могут служить данные советской разведки о дате начала войны: 14 или 15 мая, 20 или 21 мая, 15 июня. Некоторые советские разведчики называли подлинную дату возможного нападения фашистской Германии на СССР – 22 июня, но высшее политическое и военное руководство в Москве пользовалось донесениями не отдельных разведчиков, а обобщенной и профильтрованной информацией руководства советской разведки, которое, к сожалению, не сделало вывода о неизбежности войны с Германией летом 1941 г.

Таким образом, недостаточный профессионализм руководителей советской разведки, заявление ТАСС от 14 июня 1941 г., спокойный тон советской печати и радиовещания по отношению к фашизму и его «новому порядку» в Европе, незаслуженно уважительное отношение к фашистской Германии и ее руководителям, неприведение советских войск в состояние повышенной боевой готовности, стремление не дать фашистскому зверю оснований для нападения, не спровоцировать его на войну против СССР – все это большие стратегические и тактические ошибки руководства СССР, в том числе И.В. Сталина, за которые пришлось дорого заплатить советскому народу.

22 июня в 4 часа в Берлине советскому послу В. Деканозову был вручен меморандум немецкого правительства, в котором говорилось: «Враждебное поведение в отношении Германии советского правительства и серьезная угроза, проявившаяся в движении советских войск к немецкой восточной границе, принуждает рейх к ответным действиям». То же самое говорилось в заявлении германского посла в Москве Шуленбурга, которое он официально сделал советскому правительству. В демагогическом обращении к войскам на Восточном фронте 22 июня А. Гитлер заявил: «Кремлевские власти… намеревались уничтожить не только Германию, но и всю Европу… Противник вооружился до такой степени, что это превзошло самые серьезные опасения…Бог был милосерден к нашему народу и ко всему европейскому миру – если бы этот варварский враг двинул десятки тысяч своих танков до того, как мы двинули свои! Вся Европа была бы потеряна…»

Обвинение СССР в подготовке нападения на Германию неоднократно звучало из уст Гитлера и его ближайшего окружения. Что касается историографии, то миф о том, что СССР готовил превентивный (опережающий) удар, был широко распространен сразу после войны в воспоминаниях бывших германских генералов и офицеров, а также чиновников «третьего рейха», которые стремились оправдать свое участие в реализации экспансивной захватнической политики.

К сожалению, некоторые «демократичные» публицисты и историки (Суворов, белорусский историк Шибеко и др.) повторяют мифы фашистской пропаганды. Они пишут также о том, что на советско‑германской границе находилось большое количество советских войск, в мае – июне 1941 г. были дополнительно переведены из центральных регионов СССР в западные военные округа 4 советские армии (почти 400 тыс. человек), а всего в западных округах было 2,9 млн солдат и офицеров (Германия и ее сателлиты выставили против СССР 5,5 млн солдат и офицеров). Кроме того, на военных складах вдоль западной границы СССР находилось много боевой техники, вооружения, боеприпасов, горюче‑смазочных материалов. Вот и вся «аргументация» фальсификаторов истории относительно советского превентивного удара по Германии. Никаких документов, никаких решений высшего руководства СССР о нападении на Германию они не приводят, поскольку их не существует.

На самом деле Советский Союз не собирался нападать на Германию или какое‑нибудь другое государство. Он действовал в соответствии с тогдашней советской военной доктриной. Ее суть в следующем: если на нас нападут, Вооруженные Силы СССР в кратчайший срок должны уничтожить на границе значительную часть живой силы и техники противника, перенести войну на чужую территорию и малой кровью добиться победы над врагом. Поэтому определенная концентрация советских войск на западных рубежах страны в ответ на концентрацию германских войск представляла собой реализацию советской оборонительной военной доктрины. Трудно предположить, что этого не знают фальсификаторы истории.

Гитлеровские стратеги, составляя план блицкрига, план «молниеносной войны», исходили из того, что в Германии по сравнению с СССР больше электроэнергии, бронетанкового и авиационного металла, более высокая огневая мощь вооружения, более современные танки и самолеты, более технологичная индустрия. К тому же в распоряжении Германии находились промышленные мощности, ресурсы топлива и электроэнергия завоеванных стран Европы. На стороне Германии, наконец, был фактор внезапности нападения и стратегическая инициатива, полностью отмобилизованная военная машина. Следовательно, по мнению гитлеровцев, быстрый разгром СССР был неизбежен, поэтому был составлен план блицкрига, план «молниеносной войны» против Советского Союза.

Однако руководители рейха ошиблись. Они не смогли выявить и учесть ряд системных факторов , главными из которых являются следующие:

1) способность СССР в условиях плановой системы хозяйствования вывести из‑под удара, сохранить и на протяжении нескольких месяцев перебазировать из европейской части на восток значительную долю производительных сил страны, в том числе 10 млн рабочих, служащих, третью часть станочного парка и предприятий союзного подчинения. Ничего подобного хозяйственная история мира раньше не знала;

2) возможность советской электроэнергетики в условиях общегосударственного управления сохранить объемы электрообеспечения индустрии и уровень электровооруженности труда промышленных рабочих, увеличить генерирующие мощности на Урале, в Сибири и Средней Азии;

3) технологическая возможность советской оборонной промышленности производить в достаточном количестве оружие, лучшее, чем немецкое. Не было такого вида и такого типа новейшей военной техники, который экономика СССР не могла бы производить самостоятельно с наивысшей для своего времени производительностью труда;

4) советское плановое хозяйство, основанное на национализированной собственности и системе народнохозяйственного расчета, как бесспорные в годы войны преимущества перед капиталистической экономикой, базирующейся на частной собственности, жесткой конкуренции и получении прибыли любой ценой.

Это и есть системные факторы, которые сыграли важную роль в достижении нашей победы и которых не выявили и не учли гитлеровские стратеги, принимая решение о нападении на СССР. Не учли нацисты также героизма и патриотизма народов СССР, их готовность защищать Родину до последней капли крови под девизом: «Кто на Русь с мечом придет, тот от меча и погибнет. На том стояла, стоит и стоять будет земля русская». Не учли дружбы народов СССР. Не учли многого, что обеспечило Великую Победу в войне.

Вместе с фашистской Германией против СССР выступили Италия, Финляндия, Румыния, Венгрия, марионеточная прогерманская Словакия (отделилась от Чехословакии), прогерманская Хорватия (отделилась от Югославии). Испания, Португалия, Турция, Швеция, Дания и Норвегия войны Советскому Союзу официально не объявляли, но на деле вступили в тайный сговор с агрессором и фактически участвовали в войне с СССР на стороне Германии. Приведем некоторые интересные факты и статистику. После 22 июня 1941 г. из числа добровольцев – жителей Западной Европы были созданы фашистские легионы, которые позже превратились в дивизии СС «Норланд» (скандинавская), «Лангемарк» (бельгийско‑фламандская), «Шарлёмань» (французская) и др. Из общего числа 3 770 290 военнопленных всех стран фашистского блока основную массу составляли немцы и австрийцы – 2 546 242 человека; 766 901 человек принадлежали к другим государствам, объявившим СССР войну (венгры, румыны, итальянцы, финны и др.), а еще 464 147 военнопленных – это французы, бельгийцы, чехи, т. е. представители государств, которые официально не воевали с СССР. Фактически с нами воевала объединенная Европа во главе с Германией.

22 июня в 12 часов от правительства СССР к советскому народу обратился нарком иностранных дел В.М. Молотов. Его выступление закончилось словами, которые вскоре стали крылатыми: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Война с первых дней получила название «Великая Отечественная». Сегодня некоторые «демократичные» историки необоснованно, без научных аргументов, с неуважением к народу‑победителю и его потомкам называют Великую Отечественную войну советско‑германской и даже германо‑советской. Иногда термин «Великая Отечественная война» не употребляется, заменяется термином «Вторая мировая война».

В книге 3. Шибеко «Нарыс гісторыі Беларусь 1795–2002» термин «Великая Отечественная война» вообще не употребляется, а параграфы книги называются так: «Разгар немецко‑советской войны. Июнь 1941 г. – сентябрь 1943 г.» (с. 310); «Конец немецко‑советской войны. Сентябрь 1943 г. – май 1945 г.» (с. 328). В книге историков Белорусского государственного университета «Гісторыя Бедару сі: у 2 частках. Частка 2. ХІХ‑ХХ стагоддзі: курс лекцый» (Минск, 2002) тема VII называется «Беларусь в период Второй мировой войны». Ни одно из названий лекций этой книги не содержит термина «Великая Отечественная война», хотя в самих текстах лекций этот термин несколько раз стыдливо упоминается. Такая же позиция авторов отражена в книге «Гісторыя Беларусі ў кантэксце еўрапейскай цьівілізацыі: дапаможнік» (Минск, 2003), изданной Республиканским институтом высшей школы. Вновь «Беларусь в годы Второй мировой войны» и ни одного термина «Великая Отечественная война» в названиях параграфов. Несколько раз этот термин употребляется в тексте. Анализ учебных программ по истории Беларуси исторических факультетов некоторых университетов свидетельствует о том, что термин «Великая Отечественная война» в этих учебных пособиях отсутствует.

Создается впечатление, что эти книги писали не потомки героического советского народа, который в июне 1941 г. стал на защиту своей Отчизны, а потомки американцев, англичан и французов, для которых 1939–1945 гг. являются действительно годами Второй мировой войны. Для белорусов, как и для представителей других народов великого Советского Союза, 1941–1945 гг. – это годы Великой Отечественной войны советского народа. Трудно поверить в то, что профессиональные белорусские историки этого не знают или об этом забыли.

Во‑первых , конкретно‑исторические материалы свидетельствуют о том, что это была война советского народа за независимость своей Отчизны, а по масштабам боевых действий, жесткости борьбы, военно‑политическим и международным результатам она являлась действительно Великой. Во‑вторых , с Советским Союзом воевала не только Германия, но и другие страны Европы, страны фашистского блока, поэтому никак нельзя назвать эту войну советско‑германской или германосоветской, если придерживаться научного подхода к анализу исторических фактов. В‑третьих , войну «Великой Отечественной» назвали те, кто вступил в смертельную схватку с фашизмом и ценой огромных жертв и страданий задушил его в собственном логове. Молодым историкам следовало бы уважать тех, кто одержал победу над фашизмом и живет рядом с нами, и чтить память тех, кого уже нет среди нас, гордиться страной‑победительницей и немного уважать себя, потомков народа‑победителя.

Цели фашистской Германии в развязанной ею войне сводились к следующему.

1. Расширение жизненного пространства для германцев на востоке, изгнание «азиатов и большевиков из Европы», превращение Востока в рынок сбыта и источник сырья для Западной Европы, завоевание мирового господства.

2. Разгром Вооруженных Сил СССР, уничтожение Советского государства – главных препятствий на пути фашистов к мировому господству, раздел территории и богатств СССР между Германией и ее сателлитами, создание на просторах СССР мелких государственных образований колониального и полуколониального типа. Фашисты планировали заселить Украину, Беларусь, Литву, Латвию, Эстонию 10 млн немецких колонистов – «настоящих хозяев земли и промышленности», затем включить эти земли в состав «великой Германии». В Закавказье и Средней Азии собирались разместить гарнизоны немецких войск, организовать из буржуазных националистов марионеточные правительства, полностью подчиняющиеся Берлину. На месте Москвы хотели расположить большое озеро, Ленинград разрушить и передать союзной Финляндии. Румынии за военную помощь обещали отдать Молдавию и Одессу, Италии – ряд земель на юге СССР, Турции (при условии вступления в войну) – ряд районов Закавказья, Японии – советский Дальний Восток и Восточную Сибирь. Не забыли фашисты и о Соединенных Штатах и Англии. При условии, что они признают первенство Германии в мире, вернут ей колонии, примкнут к военному походу против СССР или будут соблюдать нейтралитет, нацисты обещали США отдать Чукотку и Камчатку, Англии – север Европейской части СССР с Мурманском и Архангельском.

3. Физическое уничтожение части славян – населения «низшей расы», онемечивание остальных славян, в жилах которых якобы течет арийская кровь, и превращение их в рабов. В Минске, например, планировалось оставить 100 тыс. человек местного населения и поселить 50 тыс. немецких колонистов, в Гомеле – соответственно 50 и 30 тыс., в Могилеве и Бобруйске – по 50 и 20 тыс., в Борисове, Лиде и Новогрудке – по 15 тыс. местного населения и 5 тыс. немецких колонистов и т. д.

Чтобы «цивилизованные» немцы взялись за оружие и стали на преступный путь, Гитлер и его клика пообещали им «тысячелетнее процветание рейха», «райскую жизнь» после победы над СССР: каждому – народный автомобиль (фольксваген), освобождение всех немцев от налогов, возможность получить на востоке землю, собственность и рабов‑славян. К сожалению, немецкий народ «клюнул» на эту наживку фашистской пропаганды. За преступления гитлеризма в годы Второй мировой войны он несет ответственность перед историей и своей совестью.

Советский Союз в навязанной ему войне ставил задачей защиту Отечества, освобождение оккупированной врагом советской территории и населения; оказание помощи народам Европы в освобождении от фашизма, ликвидацию фашизма и его «нового порядка», спасение мировой цивилизации от фашистского варварства; недопущение в будущем возможности новой войны со стороны агрессивных сил и государств.

Такими были цели в войне Советского Союза и фашистской Германии.

Оборонительные бои на территории Беларуси и отступление Красной Армии. Изучая историю Великой Отечественной войны, необходимо знать структуру (боевые единицы) Красной Армии периода войны. Без этого такие термины, как фронт, армия, корпус, дивизия, бригада, полк, батальон и другие, останутся непонятными.

О структуре, боевых единицах Красной Армии периода Великой Отечественной войны свидетельствует приведенная на с. 413 таблица.

С первых дней войны территория Беларуси, как и другие приграничные территории СССР, стала ареной жестоких боевых действий. На территории Беларуси по состоянию на 22 июня 1941 г. находилось 672 тыс. воинов Западного фронта и Пинской военной флотилии. Героически сражались с врагом пограничники, летчики, представители всех родов войск. Погибали, но не оставляли боевые позиции воины пограничных застав, которыми командовали офицеры Н.К. Ишков, А.М. Кижеватов, И.Р. Тихонов, В.М. Усов. Летчики П.С. Рябцев, А.С. Данилов, С.М. Гудимов, Д.В. Кокорев таранили вражеские самолеты. В течение первого дня войны в воздушных боях было сбито более 100 немецких самолетов.

Всему миру известна героическая оборона Брестской крепости. За бессмертный подвиг, который совершили защитники крепости, ей в 1965 г. было присвоено почетное звание «Крепость‑герой». Только за первые три дня обороны Минска воины 100‑й советской дивизии под командованием генерал‑майора И.Н. Руссиянова уничтожили около 100 танков противника. В боях за Минск около Радошковичей осуществил свой героический подвиг экипаж бомбардировщика под командованием капитана Н.Ф. Гастелло. Свой подбитый самолет он направил в колонну немецких танков и автомашин.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.245.48 (0.01 с.)