ТОП 10:

Построение в СССР и БССР социалистического общества



 

Построение социалистического общества в СССР и БССР: цена и результаты. В некоторых публикациях последних лет факт построения социализма в СССР и БССР полностью отвергается. 1920‑1930‑е гг. необоснованно называются «временем неудачного большевистского эксперимента», «временем упущенных возможностей», «дорогой в никуда», «черной ямой», «провалом» и т. д. Авторы при этом не приводят никаких доказательств для обоснования своих взглядов. Такие эмоционально‑политические заявления не имеют никакого отношения к настоящей науке.

Несмотря на жесткость сталинского режима, страна двигалась вперед, добивалась успехов в социально‑экономическом и культурном строительстве.

После первых двух лет индустриализации, отвечая на просьбы о замедлении движения вперед, выдержать которое было очень трудно, И.В. Сталин говорил: «Задержать темпы – это значит отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! Старую Россию непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско‑литовские паны. Били англо‑французские капиталисты. Били японские бароны. Били все – за отсталость. За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельскохозяйственную. Били потому, что это было доходно и сходило безнаказанно. Помните слова дореволюционного поэта: «Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь». <.. > Мы отстали от передовых стран на 50‑100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут!»

Мы действительно «пробежали» этот путь за 10–15 лет. Советский Союз стал одним из передовых индустриальных государств мира. Классик английской литературы Чарльз Сноу писал: «От деревянных сох до атомных реакторов… Триумфальный взлет России…Страшная цена для целого поколения». Не отрицая этого, российский историк Н. Симонов подчеркивает: «Сравнивая высокую цену, которую заплатили народы СССР за осуществленный накануне Второй мировой войны индустриальный рывок, с ценой, которую им, в противоположном случае, пришлось бы заплатить за военно‑техническую и экономическую отсталость страны, данные жертвы и потери не приходится считать ни ненужными, ни чрезмерными». И никто в мире не знает и сегодня, как можно «пробежать» тот тяжелый и великий путь, который преодолела молодая страна Советов, хотя и понесла на этом пути огромные потери.

Нас «не смяли», хотя попытку смять, уничтожить сделали в 1941 г. самые темные силы государств фашистской коалиции. Не уничтожили, не смяли потому, что за 10–15 лет мы смогли создать могучую экономику, ликвидировали свою отсталость, в том числе и в военной сфере, вырастили новое поколение патриотически настроенных людей, которых невозможно было поставить на колени. В связи с этим величие и масштабность задач, которые решались советским, в том числе и белорусским, народом могут не замечать только люди, ненавидящие все то, что связано с советской властью, социалистическим обществом.

В 1933 г. произошло событие, всколыхнувшее мир. В Германии к власти пришли фашисты, которые объявили своей целью расширение жизненного пространства на Восток, установление нового европейского и мирового порядка, господства в мире. Высшее политическое руководство СССР хорошо понимало, что страна Советов является главным объектом жизненных интересов фашистской Германии и помехой на пути осуществления ее глобалистских целей. Война казалась неизбежной. Советское руководство начало готовить страну и народ к смертельной схватке с фашизмом. По мнению Л.Д. Троцкого, И.В. Сталин «явился только выражением второй главы революции, ее похмелья, смог понять так или иначе динамику исторических сил».

Революционная ломка, разрушение старого уклада жизни и создание нового социалистического общества завершались. Страна за короткий срок до удивления изменилась. Главные интересы государства теперь находились в сфере экономики. За 1934–1940 гг. основные показатели развития промышленного производства увеличились более чем в 2 раза. Добыча угля выросла за это время почти на 120 %, выплавка стали – на 165, производство электроэнергии – на 200, цемента – на 115, добыча нефти – на 53 %. Если в дореволюционное время Россия владела энергоносителями, количество которых было в 5 раз меньше, чем в Великобритании, и в 2,6 раза меньше, чем в Германии, то в 1940 г. СССР перегнал первую на 5 %, вторую на 33 % и уступал только США. Приблизительно так же обстояли дела и с выплавкой стали. По производству в целом промышленной продукции СССР вышел на второе место в мире, уступая лишь США.

Большие изменения происходили в области государственного строительства. В 1930‑е гг. обозначилась тенденция к перемещению власти из Политбюро ЦК ВКП(б) в Совнарком СССР. Политбюро ЦК ВКП(б) к началу войны фактически преобразовалось в совещательную инстанцию. Изменилось отношение государства к истории и историкам. «Партия всегда боролась против Иванов без роду и племени, которые делают попытку раскрасить все историческое прошлое нашей страны в сплошной черный цвет», – писала газета «Правда» 10 февраля 1936 г.

Еще в 1930–1932 гг. в Малой Советской Энциклопедии отрицательно оценивались выдающиеся исторические деятели Руси. В частности, было написано о том, что Александр Невский «подавлял волнения русского населения, протестовавшего против тяжелой дани татарам», а русская церковь, ладившая с ханом, объявила его святым. О национальных героях русского народа К. Минине и Д. Пожарском было написано следующее: «Минин‑Сухорук… нижегородский купец, один из предводителей городской торговой буржуазии буржуазной историографией представлялся как бесклассовый борец за единую «матушку Русь», как «национальный герой». Пожарский – князь… который стоял во главе ополчения, организованного мясником Мининым‑Сухоруким за деньги богатого купечества. Это ополчение покончило с крестьянской революцией». Петр I представлен человеком, который «сочетал огромную волю с крайней психической неуравновешенностью, свирепостью, запойным пьянством и неудержимой распущенностью».

Отрицательное отношение к русской истории и ее героям объясняется тем, что после Октябрьской революции к власти в центре и на местах пришло немало людей, которые не любили Русь и русский народ, ощущали ненависть к русскому прошлому. Л.Д. Троцкий, например, выступал за полное уничтожение уклада России, который складывался на протяжении столетий, за углубление разрушительных последствий революционного катаклизма. Н.И. Бухарин – враг всего русского – «боролся с русским национализмом», осуждал «рабское, азиатское прошлое России», называл русских «нацией Обломовых», слово «русский» считал синонимом слова «жандарм».

Начиная с 1934 г. о выдающихся деятелях русской истории стали говорить совсем иначе, и вскоре вся страна с увлечением воспринимала кинопоэмы «Петр Первый» (1937), «Александр Невский» (1938), «Минин и Пожарский» (1939), «Суворов» (1940) и др. Крещение Руси признавалось положительным событием, а насмешки над русскими богатырями – носителями героических черт русского народа – запрещались. В школе началось преподавание систематического курса истории.

Изменилось отношение государства не только к истории, но и к историкам. В 1929–1930 гг. по обвинению в «монархическом заговоре» и по другим похожим делам было арестовано и осуждено большое число видных историков СССР разных поколений – С.В. Бахрушин, С.К. Богоявленский, С.Б. Веселовский, Ю.В. Готье, Б.Д. Греков, В.Г. Дружинин, А.И. Заозерский, Н.П. Лихачев, М.К. Любавский, В.И. Пичета, С.Ф. Платонов, С.В. Рождественский, Б.А. Романов, Е.В. Тарле, Л.В. Черепнин, А.И. Яковлев.

К «делу историков» имел отношение Н.И. Бухарин, который в 1928 г. изъявил желание стать академиком. Введению в состав научной элиты полуобразованного большевистского идеолога сопротивлялись академики‑историки, однако благодаря настойчивости властей Н.И. Бухарин в 1929 г. все‑таки стал академиком. Сопротивление ученых‑историков стоило им дорого: они были арестованы. В 1931 г. Н.И. Бухарин заявил о том, что квалифицированная российская интеллигенция оказалась в лагере самых кровавых врагов, а с врагом следует обойтись, как с врагом: враг должен быть окружен, разбит и уничтожен.

Через несколько лет все заключенные историки, кроме не доживших до освобождения М.К. Любавского, С.Ф. Платонова и С.В. Рождественского, не только вернулись к работе, но и были удостоены самых высоких наград. В 1939 г. Ю.В. Готье стал академиком, а С.В. Бахрушин – членом‑корреспондентом Академии наук СССР. В 1942 г. С.В. Бахрушин, а в 1943 г. известный инженер Л.К. Рамзии, ранее осужденный как руководитель «Промпартии», а затем освобожденный из тюрьмы, получили самую высокую престижную награду СССР – Сталинскую премию.

В 1930‑е гг. был сломан правовой нигилизм, начали в какой‑то степени возобновляться законность, правовой порядок. После Октябрьской революции считалось, что «так называемая юриспруденция есть последняя крепость буржуазного мира», а «слово «преступность» не что иное, как вредная отрыжка буржуазной науки». Большинство смертных казней в 1918–1922 гг. осуществлялось без какого‑либо расследования: расстреливали за принадлежность к буржуазии, помещикам, интеллигенции и т. д. Юридические акции не предпринимались, никаких признаний в осуществлении преступлений не требовалось. В 1930‑е гг. юриспруденция так или иначе начинает возрождаться.

В 1935 г. возвращаются некоторые отмененные Октябрьской революцией воинские звания – лейтенант, капитан, майор, полковник, а в 1940 г. – и генеральские звания. Было возобновлено также казачье войско. На праздновании годовщины ОГПУ, которое состоялось в декабре в 1935 г. в Большом театре СССР, всех удивило присутствие группы казачьих старшин в форме царского образца.

Изменения, произошедшие во второй половине 1930‑х гг., затронули и народное образование. Наносится сокрушительный удар по методическому прожектерству и педологическим искажениям в системе наркомпросов: отменяется комплексная система обучения, дальтон‑план и метод проектов, исключается из школьной практики педология как лженаука, общеобразовательная школа приобретает четкую и основательную структуру – начальная, неполная средняя и средняя школа. Перед учебными заведениями ставится задача вооружать молодежь глубокими и прочными знаниями основ наук, осуществлять воспитание гражданина и патриота. В 1935 г. началась отмена ограничений при приеме в высшие и средние специальные учебные заведения. Повышалась роль педагога, в учебных заведениях вводилось единоначалие.

Октябрьская революция поставила левокоммунистические задачи сознательного разрушения идеала семьи и целомудренности, осуществления принципа «свободной любви». Семья объявлялась рудиментом средневековья, архаичным, замшелым и косным учреждением, а старшее поколение, родители – носителями идеалов старого общества, авторитет которых необходимо разрушать. С середины 1930‑х гг. началось преодоление левокоммунистической идеологии и практики. Повышался авторитет семьи, родителей, пропагандировались и высоко ставились такие ценности, как дружба, любовь, семья. Порядок, аккуратность, дисциплинированность, приоритет обязанностей над правами – таково содержание морального кодекса второй половины 1930‑х гг. Личность должна служить нации, Родине, Отчизне, которые объявлялись священными. Молодежь воспитывалась на благородных идеалах классической литературы А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого, А.М. Горького и других выдающихся писателей и поэтов. В 1935 г. было разрешено наряжать новогодние елки (вместо бывших колядных елок).

Дремучий атеизм и воинствующее безбожье 1920‑х – начала 1930‑х гг. сменились более терпимым отношением к религии, отменой запрета на отправление религиозных обрядов и культов. Стали считаться с личными интересами колхозников, которым разрешили иметь приусадебные участки.

Были отменены карточки на продовольственные и промышленные товары.

Высшее политическое руководство СССР с середины 1930‑х гг. опиралось на основы русской, славянской жизни, которые ранее игнорировались и подвергались нападкам и даже репрессиям, поскольку определяющим началом считался интернационализм, направленный на мировую революцию. Теперь поддерживался патриотизм, который жил в советском народе. Актуально звучал призыв «Вставайте, люди русские…» из кинофильма «Александр Невский», а также лозунг «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. На том стояла, стоит и стоять будет земля русская».

1930‑е гг. нельзя считать «временем неудачного большевистского эксперимента», «годами упущенных возможностей», «черной ямой мировой и советской истории». На самом деле в эти годы происходила болезненная трансформация «старого большевизма» в новую идеологию и практику социалистического строительства. Технологическая модернизация все больше осуществлялась на основе не разрушения, а сохранения и развития базовых структур традиционного общества, более реалистического планирования, создания культа инженера, передовика производства. Много делалось для привлечения к активной советской общественной деятельности беспартийной интеллигенции, всех тех, кто на практике показал себя профессионалом и талантливым человеком. Реабилитировалась сама идея государственности, наблюдался естественный и здоровый процесс возрождения советского имперского социума («летаем на самолетах выше всех, быстрее всех и дальше всех», «догоним и перегоним передовые страны…» и т. д.). Страна готовилась к войне с фашизмом.

Ценой огромных усилий советского, в том числе белорусского, народа, использования его трудового энтузиазма, сознательного и временного, как тогда считалось, ограничения материальных потребностей людей к концу 1930‑х гг. в СССР и БССР было создано социалистическое общество. Конституция СССР 1936 г. и Конституция БССР 1937 г. законодательно закрепили победу альтернативного капитализму социалистического общества.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.245.48 (0.007 с.)