ТОП 10:

Октябрьская революция: разные концепции



 

Обострение социально‑экономического и политического кризиса в России. Октябрьская революция . Октябрьская революция 1917 г. – главное событие XX в. Ее всемирно‑историческое значение заключается в том, что она положила начало переходу от капитализма к социализму, созданию общества социальной справедливости.

С каждым годом Первой мировой войны социально‑экономическое положение Российской империи катастрофически ухудшалось. Не была исключением и Беларусь. Многие фабрики и заводы прекратили производство или вообще закрылись. Работали только предприятия, связанные с военными заказами. Валовая продукция сельского хозяйства уменьшилась почти на 40 %, более чем наполовину сократилось поголовье скота. Несмотря на то что царское правительство еще в 1916 г. ввело так называемую продовольственную разверстку, а Временное правительство – монополию на хлеб и другие мучные изделия, угроза голода нарастала. В октябре 1917 г. в Минске на человека выдавали по 3 фунта хлеба на две недели. Еще тяжелее с продуктами питания было в уездных городах. Не хватало топлива и предметов первой жизненной необходимости.

Социально‑экономический кризис углублял кризис политический. Временное правительство, оказавшееся неспособным решить социально‑экономические и политические проблемы, лишилось поддержки со стороны российского народа. Летом – осенью 1917 г. самыми популярными и авторитетными были партии социалистической ориентации. О поддержке народом таких партий свидетельствуют результаты выборов в Учредительное собрание, которые проходили в ноябре 1917 г.: большевики набрали 50,7 % голосов, эсеры – 32,2 %, буржуазные партии – 5 %, БСГ – 0,3 %, другие партии – 11,8 %.

История не отвечает на вопрос: «Что было бы, если бы, например, не произошла Октябрьская революция?» Никто не знает, как развивался бы исторический процесс в России и мире, если бы Октябрьская революция не свершилась. Однако доподлинно известно, что Октябрьская революция не могла не произойти, поскольку царизм, а затем буржуазия довели российский народ до такой степени отчаяния, что революция стала неизбежной. Октябрьская революция 1917 г. стала закономерным явлением всемирно‑исторического значения. Она была подготовлена всем предыдущим развитием российского государства и международного сообщества.

24 октября 1917 г. в Петрограде под руководством большевиков началось вооруженное восстание. В ночь на 25 октября (7 ноября) наиболее важные объекты столицы (вокзалы, телефон, телеграф, банки, мосты) были заняты революционными отрядами красногвардейцев, солдат и матросов. Вечером 25 октября 1917 г. начался штурм Зимнего дворца. Временное правительство было арестовано, а его министры отправлены в Петропавловскую крепость. Вся власть перешла в руки Военно‑революционного комитета (ВРК) – органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.

Вечером 25 октября 1917 г. начал работу II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Беларусь на нем представлял 51 делегат. Съезд принял Декрет о мире и Декрет о земле , чем продемонстрировал свою готовность и способность решать те проблемы, которые волновали народ. На съезде был избран законодательный орган страны – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) и создано новое правительство – Совет Народных Комиссаров (СНК) во главе с В.И. Лениным.

Наряду с вопросами о мире и земле советская власть приступила к решению национального вопроса. 2 ноября 1917 г. была опубликована Декларация прав народов России. В ней провозглашалось равноправие всех народов, их право на самоопределение.

С октября 1917 г. по февраль 1918 г. советская власть установилась в крупных городах и промышленных центрах России, причем во многих местах – мирным путем. Этот период известен в истории как период триумфального шествия советской власти.

Разные концепции и версии Октябрьской революции. В советской, постсоветской и зарубежной историографии изложены разные концепции и версии Октябрьской революции. В советской историографии наиболее аргументированно подана марксистско‑ленинская концепция Октябрьской революции , основными тезисами которой являются следующие.

Октябрьская революция была подготовлена всем предыдущим ходом общественно‑исторического развития Российского государства. Она являлась объективной закономерностью развития российского общества.

Октябрьская революция являлась вторым, социалистическим этапом российской революции. Коренной вопрос революции – вопрос о власти – она решила в пользу рабочего класса и беднейшего крестьянства во главе с большевиками.

Движущими силами Октябрьской революции выступили рабочий класс и беднейшее крестьянство, пролетарские и полупролетарские слои города и деревни.

Решающим условием победы Октябрьской революции стала руководящая деятельность большевистской партии.

Победа Октябрьской революции создала благоприятные предпосылки для завершения в стране демократических преобразований и одновременного осуществления социалистических преобразований во всех сферах общественной жизни.

Объективную необходимость Октябрьской революции, ее социалистический характер вынуждены признать некоторые белорусские историки, которые еще двадцать лет тому назад «твердо» стояли на марксистско‑ленинских позициях, а в последнее время превратились в ее ярых критиков. Так, академик Национальной академии наук Беларуси М.П. Костюк в книге «Бальшавіцкая сістэма ўлады Беларусі» (Мінск, 2000) на с. 49 пишет: «Приход к власти большевистской партии в октябре 1917 г. был осуществлен под лозунгами установления мира и передачи земли тем, кто ее обрабатывал, – крестьянам… Вынесение на первое место лозунгов установления мира и справедливого решения земельного вопроса в большой степени помогло большевистской партии победно осуществить Октябрьскую революцию и установить во всех регионах страны, в том числе и на Беларуси, власть рабочих и крестьян».

Другой белорусский академик И.М. Игнатенко во 2‑й части ««Нарысаў гісторыі Беларусі» (Мінск, 1995) на с. 26 пишет: «Революция разрушила старую социально‑экономическую и политическую систему, а вместе с тем снесла и новые структуры власти, вызванные к жизни Февральской революцией… Октябрь, который, по мнению трудящихся, должен был открыть путь к новой свободной жизни, ими был поддержан. Это обеспечило ему победу в столь короткий срок и без серьезных осложнений. Но то, что он таил в себе много неизвестного, опасность гражданской войны, установление власти одной партии, тоталитарного режима, осознавалось еще немногими».

Академики М.П. Костюк и И.М. Игнатенко, во‑первых , признают то, что Октябрьская революция была поддержана народом и благодаря этой поддержке победила в короткий срок и без серьезных осложнений. В результате Октябрьской революции во всех регионах страны, в том числе и в Беларуси, установилась власть рабочих и крестьян. А это не что иное, как признание социалистического характера Октябрьской революции, хотя слова «социалистический характер революции» академики не употребляют.

Во‑вторых , академик М.П. Костюк справедливо пишет о неспособности Временного буржуазного правительства решить проблемы мира и земли, что в большой степени помогло большевикам осуществить социалистическую революцию. А академик И.М. Игнатенко не менее справедливо отмечает, что Октябрьская революция разрушила старую социально‑экономическую и политическую систему. Это – рецидивы марксистско‑ленинской концепции Октябрьской революции, носителями которой являлись эти белорусские академики.

В‑третьих , по известным политико‑идеологическим соображениям академик И.М. Игнатенко очень сожалеет, что Октябрьская революция «снесла» и новые структуры власти, вызванные к жизни Февральской революцией, «которая так и не смогла осуществить необходимые реформы». Академик не хочет понять того, что Временное правительство по причине своего классово‑буржуазного характера не могло решить ни одного вопроса в интересах трудящихся России, в том числе вопрос о мире, о земле, национальный и рабочий вопросы. Этими словами белорусский академик демонстрирует свое лояльное отношение к буржуазно‑реформистскому пути развития России, который прервала Октябрьская революция.

В‑четвертых , академик И.М. Игнатенко делает ошибку, утверждая, будто Октябрьская революция таила в себе «опасность гражданской войны», ее больших масштабов. Доподлинно известно, что гражданская война была вызвана не Октябрьской революцией, а желанием отечественных и иностранных капиталистов вернуть себе власть и богатства, созданные российским и белорусским народами на протяжении многих столетий. Октябрьская революция осуществила национализацию богатств, украденных у народа, и вернула эти богатства тому, кому они должны принадлежать по праву. А насчет «установления власти одной партии, тоталитарного режима» в 1917 г. действительно никто не думал. Такое «осознание» – выдумка белорусских историков.

Наряду с марксистско‑ленинской концепцией Октябрьской революции, созданной советскими историками, существует либерально‑буржуазная концепция революции. Ее создателями являются историки стран Запада, российские, белорусские и другие политические эмигранты, а также некоторые современные историки‑либералы, бывшие советские историки‑марксисты. Сущность либерально‑буржуазной концепции Октябрьской революции сводится к следующему.

Октябрьская революция не была подготовлена всем предыдущим ходом общественной жизни, она – случайное событие в российской истории.

Россия большевиками и другими «смутьянами» была доведена до такого состояния, что государственная власть в октябре 1917 г. «валялась» на мостовой Невского проспекта. Большевики подняли эту власть, засели в Смольном и начали управлять страной.

Октябрьская революция – верхушечный заговор российских большевиков во главе с В.И. Лениным, не поддержанных российским народом.

Октябрьская революция привела к кровопролитной гражданской войне.

Необоснованность, антинаучность основных положений либерально‑буржуазной концепции Октябрьской революции доказана при рассмотрении основных тезисов и аргументов в пользу марксистско‑ленинской концепции этой революции. Обратим внимание только на некоторые некорректные выражения: «большевики и другие “смутьяны”», «государственная власть “валялась”» на мостовой Невского проспекта», «большевики подняли эту власть, засели в Смольном и начали управлять страной» и др.

Разновидностью либерально‑буржуазной трактовки Октябрьской революции является довольно распространенная в зарубежной историографии версия о том, будто бы В.И. Ленина привел к власти за деньги немецкого генерального штаба, заинтересованного в ослаблении России, уроженец м. Березино Минской губернии, участник российского и германского социал‑демократического движения А.Л. Гельфанд (А. Парвус, 1869–1924 гг.), будто бы В.И. Ленин и его сторонники являлись шпионами Германии.

В 1915 г. после прибытия из Турции в Берлин А. Парвус подготовил и представил германскому правительству меморандум о выведении России из войны с помощью революции, путем разрушения самосознания народа и развала страны изнутри. В меморандуме он ссылался на опыт российской революции 1905–1907 гг., когда А. Парвусу и Л. Троцкому удалось задействовать самый важный инструмент политики – манипулирование общественным сознанием, создать в Санкт‑Петербурге Совет рабочих и солдатских депутатов, путем публикации статьи вызвать среди населения панику, приведшую к снятию вкладов из российских банков. Осужденный на три года ссылки в Сибирь, А. Парвус в 1906 г. бежал в Германию.

В 1915 г. А. Парвус становится консультантом германского правительства по России. На нужды российской революции он получает первый транш в размере миллиона золотых марок. А. Парвус утверждает, что российская революция может произойти под руководством социал‑демократов и только в результате победы Германии над Россией в Первой мировой войне.

В результате встречи в Берне (Швейцария) В.И. Ленина и А. Парвуса руководитель российских социал‑демократов после долгих колебаний брать ли деньги у страны‑противника будто бы в конце концов принимает план разрушения России по принципу: «Большевикам – власть, России – поражение в войне». А. Парвус отправляется в Данию, где создает офшор для отмывания грязных немецких денег и контору для отправления своих людей в Россию с целью подпольной деятельности – Институт по изучению социальных последствий войны. Сотрудниками института являлись Я. Ганецкий, М. Урицкий и др. Агенты из России – В. Боровский и Л. Красин были устроены на работу в немецкую фирму «Сименс – Шукерт», через каталоги товаров они передавали инструкции в Россию и под фиктивные сделки переводили деньги на подготовку революции.

Осенью 1915 г. А. Парвус переезжает в Берлин, в декабре этого же года получает еще миллион золотых марок и обещает, что революция в России начнется 9 января 1916 г. Но революция не началась, и в Германии возникли сомнения насчет того, доходят ли деньги до цели, не ворует ли их А. Парвус.

В конце 1915–1916 г. А. Парвус начал активно сотрудничать с генеральным штабом военно‑морских сил Германии, корабли которых курсировали в водах Черного моря, делали провокационные вылазки и обстреливали прибрежные территории. В этих условиях судостроители г. Николаева готовились спустить на воду два военных корабля, которые адмирал А.В. Колчак хотел использовать для десантной операции по разгрому немецкого флота в Черном море и овладению проливами Босфор и Дарданеллы. Однако 7 октября 1916 г. линкор «Императрица Мария» был взорван. Десантная операция была сорвана. Даже в высших кругах российского общества возникли вопросы насчет возможности России продолжать войну. Оборонительное сознание российского общества разрушалось. В этой ситуации А. Парвус разработал политтехнологию превращения войны империалистической в войну гражданскую, которую В.И. Ленин взял на вооружение.

После Февральской буржуазно‑демократической революции Временное правительство заявило о продолжении войны до победного ее окончания. Как агент Германии, А. Парвус организует переезд в опломбированном вагоне 33 российских социал‑демократов из Швейцарии через Швецию в Россию. Во время остановки поезда в Германии и встречи В.И. Ленина с немецкими руководителями будто бы была достигнута договоренность о братании российских и немецких солдат на фронте.

Сторонники этой версии Октябрьской революции считают, что известные «Апрельские тезисы» В.И. Ленина явились планом разрушения российской государственной системы, а потому немецкие деньги полились в кассу большевиков. Участникам уличных шествий и демонстраций платили по 20–30 руб., а тем, кто организовывал стрельбу и сам стрелял на улицах – по 120–140 руб. Большевистские газеты выходили большими тиражами. Вместе с тем компромат на большевиков просочился в прессу, и их обвинили в государственной измене. А. Парвус продолжал финансировать российскую революцию: все арестованные по обвинению в государственной измене были выпущены на свободу под залог крупных денежных сумм, а Ленин и Зиновьев укрылись в Разливе.

После победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Германия будто бы выделила 15 млн марок на ведение работы в России, а поэтому на переговорах в Брест‑Литовске В.И. Ленин настаивал на заключении мира на условиях, выгодных Германии. В результате подписания Брестского мира в начале марта 1918 г. война для России закончилась поражением. Россия стала второразрядной страной. Такой была расплата за власть большевиков.

Во‑первых , тезисы данной версии не имеют никакого документального подтверждения. Ни один исследователь ни в одном архиве мира не нашел документов, которые позволяли бы утверждать, что Октябрьская революция осуществлялась по заказу Германии и за ее деньги. То, что Германия, ее вооруженные силы были заинтересованы в ослаблении России, с которой находились в состоянии войны, – это исторический факт. Даже если допустить, что российские революционеры использовали деньги некоторых финансовых «воротил» Германии, то эти деньги использовались не против России и российского народа, а в интересах России и ее народа.

Во‑вторых , жизнь и деятельность А. Парвуса – это биография махрового политического провокатора, которого после Октябрьской революции в правительственные структуры не допустили. А. Парвусу ничего не оставалось делать, как стать на путь мести российским революционерам, свидетельством чего являлись многочисленные попытки покушений на жизнь В.И. Ленина, его тяжелое ранение 30 августа 1918 г., убийство некоторых видных большевистских деятелей. Сторонники версии считают, что эти покушения и убийства были заказаны А. Парвусом.

В‑третьих , на переговорах в Брест‑Литовске В.И. Ленин посоветовал Л.Д. Троцкому подписать мир на тяжелых для Советской России условиях не потому, что его правительство будто бы получило от Германии 15 млн марок, а потому, что старая российская армия была распущена, а новая армия еще не была создана. Советскую Россию, как тогда считалось, надо было любыми способами сохранить как основу и начало мировой пролетарской революции. У Советской России не было военных сил для разгрома германского наступления.

В‑четвертых , во время германского наступления в феврале – марте 1918 г. В.И. Ленин и его правительство не «сдали» немцам Советскую Россию, Москву и Петроград, а очень быстро создали рабоче‑крестьянскую Красную Армию и под Нарвой и Псковом, а также на других участках наступления агрессорам было нанесено тяжелое поражение. Тем самым было продемонстрировано, что В.И. Ленин и российские большевики – не «шпионы Германии», а патриоты и защитники новой России.

Существует также концепция Октябрьской революции как сионистско‑масонского заговора против России. Его создателями являются российские национальные патриоты. Суть концепции сводится к следующему.

Противостояние России и Запада было неразрешимым противоречием двух разных цивилизаций – русской, духовной, христианской и западной, агрессивно‑потребительской, антихристианской, которая ориентировалась на эксплуатацию других народов и тайную мировую закулису – масонство.

Идеология масонства – это идеология избранности, предусматривающая господство над человечеством, установление «нового мирового порядка» и создание тайного мирового правительства.

Антирусская революция 1917 г. имела два этапа – либеральный (масонский) и большевистский. Победе большевиков содействовало напряжение в обществе, главная суть которого заключалась в недоверии большей части народа к правящему классу и интеллигенции. Все интеллигенты, сотрудничавшие с большевиками, военспецы из числа офицеров, советские служащие из числа чиновников изменили России и ее национальным интересам.

В октябре 1917 г. в России произошла «еврейская революция» и установилась чисто «еврейская» власть, большевики того времени – это либо евреи, либо послушные исполнители их воли.

Революционное движение в России, Октябрьская революция финансировались крупными деятелями международного сионизма. Соратник Л.Д. Троцкого Раковский вспоминал: «.. Знаете ли вы, кто финансировал Октябрьскую революцию? Ее финансировали… через тех же самых банкиров, финансировавших революцию в 1905 г., а именно Якова Шифа и братьев Варбургов: это значит, через великое банковское созвездие, через один из пяти банков – членов Федерального Резерва – через банк «Кун, Леб и Кº», принимали участие и другие американские и европейские банкиры, такие, как Гугенгейм, Брайтунг, Ашберг, «Ниа‑Банкен» – это из Стокгольма. Я был там, в Стокгольме, и принимал участие в перемещении фондов. Пока не прибыл Троцкий, я был единственным человеком, выступавшим посредником с революционной стороны…»

Россия пала не потому, что была слабой, а ее враги были сильными, а потому, что получила удар в спину в результате заговора многочисленных антирусских сил как извне (масонство), так и внутри («пятая колонна»). «Пятая колонна» в России состояла из части дворянства и интеллигенции, лишенных национального сознания, которые предпочитали основы жизни, формы и понятия, заимствованные в Западной Европе и США, русским народным основам жизни.

Наиболее полно концепция Октябрьской революции как сионистско‑масонского заговора против России изложена в книге современного российского историка А. Платонова «Терновый венец России» (М., 1999). В предисловии к изданию утверждается, что она создана на основе изучения и использования архивов мировых масонских организаций, которые в 1940 г. после захвата Франции немецкими войсками были вывезены в Германию, а в 1945 г. после разгрома Советским Союзом фашистской Германии были вывезены в Москву. В 1990‑е гг. по просьбе лидеров мировых масонских организаций эти архивы были возвращены на Запад. Если это так, тогда возникают вопросы: «Почему советское руководство в 1940‑1980‑е гг. не разрешило советским историкам пользоваться этими архивами? Почему эти ценные архивы тайного мирового закулисья столь долгое время пылились в специальных хранилищах?» Ответа на эти вопросы нет ни в одной публикации. Это во‑первых.

Во‑вторых , действительно, участие евреев в работе органов государственной власти и управления после Октябрьской революции было довольно значительным и не соответствовало удельному весу еврейского населения в общем составе населения Российского государства. В начале 1918 г. в ЦК РКП(б) около трети его членов составляли евреи: Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Я.М. Свердлов, Г.Я. Сокольников, Л.Д. Троцкий, М.С. Урицкий. Еще более еврейским был Президиум ВЦИК: из 6 его членов 4 были евреями – В. Володарский, Л. Каменев, Я. Свердлов, Ю. Стеклов. Кроме них в состав ВЦИК входили поляк Ф. Дзержинский и латыш П. Стучка, русских там вообще не было.

В 1923 г. в Берлине был издан сборник «Россия и евреи». В обращении к евреям всех стран отмечалось, что в глазах русского народа «советская власть отождествляется с еврейской властью, и лютая ненависть к большевикам превращается в такую же ненависть к евреям. Теперь еврей – во всех уголках и на всех ступенях власти. Русский человек видит его и во главе первопристольной Москвы, и во главе невской столицы, и во главе Красной Армии… Он видит, что проспект Святого Владимира носит теперь славное имя Нахимсона, исторический Литейный проспект переименован в проспект Володарского, а Павловск в Слуцк. Русский человек видит теперь еврея и судьей, и палачом… Слишком рьяное участие евреев‑болыпе‑виков в притеснении и разрушении России – грех, который в самом себе носит наказание…»

Известный сионистский деятель М.С. Агурский писал о том, что в 1922 г. в первой четверке советского руководства не оказалось ни одного русского. Оно состояло из трех евреев (Л.Д. Троцкий, Л.Б. Каменев, Г.Е. Зиновьев) и одного грузина (И.В. Сталин). Пятый член Политбюро ЦК РКП(б) В.И. Ленин болел и не мог исполнять свои обязанности. Поэтому М.С. Агурский сделал вывод о том, что советская власть – это власть с еврейским доминированием.

Однако в 1920‑1930‑е гг. наряду с еврейским потоком пробивался вверх очень мощный русский поток. Если в 1922 г. в Политбюро ЦК РКП(б) русским можно было считать только В.И. Ленина, то к 1928 г. из 9 членов Политбюро 7 были русскими (остальные‑грузин И.В. Сталин и латыш Я.Э. Рудзутак), а в конце 1930‑х гг. из 9 членов Политбюро 6 человек были русскими, остальные – еврей, грузин и армянин – являлись представителями народов СССР. Не было еврейского большинства и в составе ЦК партии большевиков: там евреи составляли 1/5‑1/6 часть членов ЦК. Это не позволяет говорить о «еврейском доминировании» и «еврейской власти», установленной после Октябрьской революции, или, наоборот, о враждебности советской власти по отношению к евреям, об антисемитизме, поскольку именно непропорциональное участие евреев в органах власти и управления порождало в стране антисемитские настроения, о чем с горечью и не единожды говорил Л.Д. Троцкий. Были среди сионистских деятелей и такие, кто выступал против участия евреев в российской революции, советовал им заняться собственными национальными делами, а «не играть на чужой свадьбе». Были и такие, кто называл евреев‑большевиков «отщепенцами», «злодеями», за деятельность которых еврейский народ не несет никакой ответственности.

В‑третьих , вмешательство международного сионизма и тайного мирового закулисья (масонства) во внутренние дела России, в подготовку и осуществление Октябрьской революции явно преувеличивается. Удар в спину в результате сговора международного сионизма, масонства и «пятой колонны», как утверждают сторонники данной концепции, не мог быть таким мощным, чтобы повлиять решительным образом на ход исторических событий в России. Финансовая поддержка Л.Д. Троцкого его родственниками, банкирами‑сионистами, еще не означает финансовой поддержки со стороны международного сионизма всего российского революционного движения.

В‑четвертых , необоснованно и неправомерно обвинять интеллигенцию, военспецов из числа офицеров, советских служащих из числа чиновников в измене России и ее национальным интересам. Эти люди стали служить новой, народной, социалистической России. Сторонники этой концепции выражают свои симпатии России буржуазной, и им очень хотелось бы, чтобы интеллигенция служила этой России. Здесь налицо голая политизация и никакой науки.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.011 с.)