ТОП 10:

Проигранная битва под ковром



В 30-е годы Сталин не мог открыто декларировать свое отрицание марксизма и свою приверженность национально-государственному социализму. Многие видные партийцы и так уже распознали его намерения и встали на путь аппаратных маневров, а то и заговоров, призванных отстранить вождя от власти. Вся история 30-х годов есть история скрытой борьбы между государственниками-сталинистами и ортодоксами-ленинцами. И в этой борьбе Сталин одержал решительную победу, укрепив режим своей личной власти и доказав его жизнеспособность в ходе войны с немцами. В 1945 году он завоевал невиданную популярность, став чем-то вроде "живого бога". Вот тут и настал момент отбросить маскировку, отказаться от марксизма и поставить в центр официальной идеологии именно свои идеи и свою личность. Де-факто так и было сделано, однако де-юре от апелляции к Марксу и Ленину с их разрушительным нигилизмом Сталин не отказался. Он продолжал действовать под прикрытием, оттягивая момент окончательной атаки на марксизм-ленинизм.

Генералиссимус понимал, что со старой сталинской гвардией много каши не сваришь. Молотов, Маленков, Каганович, Берия, Хрущев – люди прежней закалки. Они были хороши в 30-е годы (особенно в сравнении с ленинскими комиссарами), но на какие-то серьезные революционные (точнее, контрреволюционные) шаги их уже не подвигнешь. Нужно было привести к власти новую генерацию руководителей, сформировавшуюся в период войны. Таких, например, как П.К. Пономаренко, руководитель партизанского движения, или Косыгин, показавший себя толковым экономистом, свободным от официальной догматики. (Любопытно сообщение одного из сталинских наркомов сельского хозяйства, И. Бенедиктова. Согласно ему, незадолго до своей смерти Сталин назначил своим официальным преемником именно Пономаренко. Но это было сделано в присущей ему манере – тайно, чем и воспользовались лица из ближайшего сталинского окружения, скрывшие решение вождя от страны и народа.) Для этой цели необходимо расчистить место наверху.

Зачистку Сталин решил делать в лучших традициях аппаратной борьбы 30-х годов. Он принялся сталкивать между собой политических игроков, провоцируя их на серьезный внутрипартийный конфликт. Вождь приказал органам МГБ начать расследование деятельности Берии, подверг резкой критике Молотова, Микояна и Ворошилова. Вождь рассчитывал, что одни фигуры на советской "шахматной доске" пожрут других, а ему останется лишь добить оставшихся, обратив внимание партии на серьезный кризис в ее рядах.

Далее последовали бы серьезные перемены идейно-политического курса. Структурная подготовка к ним уже осуществилась – в 1952 году, на XIX съезде ВКП(б). Тогда Политбюро ЦК (9 человек) было существенно расширено (до 25 членов и 11 кандидатов) с переименованием в Президиум ЦК. Если раньше большинство в партийном ареопаге составляли секретари ЦК – ставленники партноменклатуры , то теперь контроль над ним переходил в руки высших государственных чиновников, в массе своей бывших молодыми сталинскими выдвиженцами. Они и составили большинство Президиума ЦК. Совет министров, таким образом, становился над партией, что вполне отвечало идеалам вождя, согласно которым страна должна управляться именно государственным аппаратом, а партии следует осуществлять идейное воспитание народа и проведение кадровой политики. Сталин даже пожелал выйти из состава ЦК и сосредоточиться на работе в Совете министров, чьим председателем являлся. Но пленум ЦК пришел от этой затеи в ужас и стал уговаривать вождя остаться на партийной работе. Сталин уступил просьбе партийцев, и это было его самой большой ошибкой. По крайней мере, одной из самых больших.

Одержи Сталин свою главную победу на внутриполитическом фронте, и партийные догматики оказались бы на вторых ролях, что неизбежно привело бы к реформе самой идеологии. Подготовка к ней тоже велась, и довольно быстрыми темпами. Речь Сталина на съезде вышла в печать уже под заголовком "Материалы съезда партии " (какой – не указывалось!). То есть Сталин ясно дал понять, что он видит правящую партию в качестве не коммунистической, но социалистической организации. Одновременно вовсю шел процесс переименования зарубежных компартий в "трудовые", "народные", "социалистические". На самом съезде Сталин охарактеризовал коммунистическое движение как ударный отряд "национально-освободительного движения". Он заявил, что коммунисты должны поднять знамя национального патриотизма, брошенное космополитической буржуазией: "Раньше буржуазия считалась главой нации, она отстаивала права и независимость нации, ставя их "превыше всего". Теперь не осталось и следа от "национального принципа". Теперь буржуазия продает права и независимость нации за доллары. Знамя национальной независимости и национального суверенитета выброшено за борт. Нет сомнения, что это знамя придется поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперед, если хотите быть патриотами своей страны, если хотите стать руководящей силой нации. Его некому больше поднять". Тем самым была определена суть новой официальной идеологии, которой должен был стать национальный, державный патриотизм, имеющий четко выраженную социалистическую ориентацию. Проще говоря, речь шла о национальном социализме.

В то время Сталин любил повторять: "Ленин, Ленин, а что Ленин? Справлялись мы без Ленина столько времени и дальше будем справляться!". А этим уже ясно указывалось на то, что марксизм-ленинизм не может считаться идеологической основой партии, а фигура Ленина, нигилиста и разрушителя , должна уступить место фигуре Сталина – творца , создателя новой, великой державы. Генералиссимус начинает кампанию по постепенной дискредитации Ленина. Так, в ответе на письмо профессора Е. Разина, специалиста по военной истории, Сталин заявил об отсутствии у Ленина компетенции в военных вопросах. Сказать такое о человеке, руководившем Россией в период Гражданской войны и интервенции, было равносильно тому, чтобы вообще поставить под сомнение его государственную компетенцию.

Одновременно наращивалась пропаганда русского национального патриотизма, бичевались "безродные космополиты", утверждался культ русских царей. В народе упорно ходил слух о том, что Сталин возродит монархию, а себя сделает новым царем. Вряд ли, конечно, он бы пошел на такой шаг, но показателен сам факт наличия подобных настроений. И, наконец, была полностью прекращена антирелигиозная пропаганда, и Русская православная церковь стремительно отвоевывала ранее сданные позиции.

Процесс перерастания социалистической революции в революцию национальную шел, но шел по-сталински – медленно, осторожно, с уступками партократии, с использованием затяжных бюрократических маневров и дворцовых интриг. В результате Сталин упустил время – 5 марта он скончался, после чего партийные догматики свернули все сталинские начинания.

Сегодня очень популярна версия, согласно которой генералиссимус умер не своей смертью, ему помогли его же соратники – Берия, Хрущев, Маленков. В пользу этой версии существует множество фактов, одно перечисление которых заняло бы объем большой журнальной статьи. Но для нас обстоятельства смерти вождя в данном случае не так уж и важны. Ушел ли Сталин из жизни сам или же его ушли, в любом случае вывод может быть только один – все дело национальной революции держалось лишь на самом Сталине. У него не было общественно-политической поддержки. Точнее, ее оказывали официально провозглашаемому курсу, но истинные цели, преследуемые Сталиным, оказались неизвестны даже его искренним сторонникам. Кто-то, безусловно, о них знал, но таких людей было немного. Об этом свидетельствует весь ход последующих событий. Дорвавшиеся до власти зубры из сталинского окружения свернули все реформы своего вождя и разоблачили его на XX съезде КПСС. Никто и не пикнул в защиту бывшего кумира – ни лидеры, ни рядовые делегаты. Им просто показали, что сталинизм с его культом личности и антикоммунистическими репрессиями имеет мало общего с марксизмом. Даже пресловутая "антипартийная группа" в 1957 году спорила с Хрущевым отнюдь не по вопросам реабилитации Сталина. О ней и речи не шло! Хрущева критиковали за волюнтаризм и принятие непродуманных решений. Позднее, используя те же самые обвинения, партийная олигархия сместит Хрущева с поста генсека, опасаясь, как бы он не развалил все окончательно.

Тогда же партия прекратит критику Сталина и станет просто-напросто замалчивать сталинский период в истории. Отдельные попытки возвеличивания вождя будут предприниматься (в основном в кинофильмах и романистике), но, во-первых, это будут очень редкие попытки, а во-вторых, сталинисты будут исходить из мифа о Сталине-коммунисте, верном продолжателе дела Ленина. И никто не вознамерится продолжить дело настоящего сталинизма, который представлял собой попытку повернуть большевистскую революцию в национально-социалистическое русло. Многие враги Сталина из среды комдвижения (такие как Троцкий) об этом знали и оповещали "мировую общественность", а его последователи так и продолжали наивно верить в марксизм вождя…

Будь в распоряжении Сталина собственная политическая сила, придерживающаяся его оригинальных воззрений на социалистическое строительство в СССР, ход исторического развития пошел бы по-другому. В этом случае Сталин смог бы открыто провозгласить свою идейно-политическую платформу и покончить с коммунизмом в стране. Народ его бы поддержал, ведь авторитет у вождя был колоссальный. Но Сталин поостерегся использовать свою сверхпопулярность в целях открытой политической борьбы и перемудрил самого себя. Весьма возможно, что он пытался вызвать свое окружение на бунт. Подавив его, вождь провел бы еще одну большую чистку и создал бы совершенно новую партию. Если это так, то вождь повторил ошибку А. Керенского. Судя по воспоминаниям участников Временного правительства, премьер хотел дождаться начала большевистского восстания, чтобы получить законный повод к разгрому большевизма. Но выяснилось, что эффективнее действует тот, кто наносит удар первым.

Сталин не сумел победить марксизм и партократию. Тем не менее он сумел предотвратить развал страны, который был бы неизбежен в том случае, если бы в 30-е годы победу одержали левые или правые. Под руководством Сталина наша страна создала огромный научно-промышленный потенциал. На нем мы до сих пор и держимся, о чем неплохо было бы почаще вспоминать нынешним руководителям.

Заключение

Итак, пора делать выводы. Очевидно, что Сталина ни в коем случае нельзя считать инициатором массовых политических репрессий, развернувшихся в 1937–1938 годах. "Большой террор" стал результатом острейшей внутрипартийной борьбы между различными политическими группами. Тайная, по сути дела заговорщическая, деятельность групп троцкистов и зиновьевцев крайне встревожила руководство страны. Оно пошло на уголовное преследование тех старых большевиков, которые были замешаны в этой деятельности. Тем самым был создан опасный прецедент.

Тревога верхов была усилена, когда выяснилось, что группа Бухарина была связана, в первую очередь через наркома Ягоду, с левыми и имела собственные, весьма существенные амбиции. Группа региональных руководителей выступила за то, чтобы применить к бухаринцам меры репрессивного характера. Такие же меры она предложила и в отношении конкурирующей группировки ведомственных олигархов. Группа Сталина была заинтересована в скорейшем устранении с политической арены как правых, так и технократов. Тем не менее она не одобряла террористических методов борьбы с ними, выступая за политическое обновление системы посредством выборов. Однако регионалы не были заинтересованы в подобном развитии событий, так как свободные выборы привели бы к ослаблению их собственных позиций. Они предпочитали решать проблемы сугубо административными методами, среди которых не последнее место занимали репрессии. По мнению левых консерваторов, именно карательные методы помогут решить большинство политических и хозяйственных вопросов.

Ситуацию еще больше усугубила деятельность военных заговорщиков (Тухачевский, Якир и др.), сделавших попытку осуществить государственный переворот. Сталин был вынужден репрессировать большую часть военной верхушки, а также тех партийцев, которые были связаны с заговорщиками. Это только раскрутило маховик репрессий.

Последнюю попытку остановить регионалов Сталин предпринял летом 1937 года, пожелав сменить руководство Компартии Украины. После провала он активно включился в кампанию репрессий, постаравшись извлечь из нее максимальную кадровую выгоду.

Когда террор, становившийся все более неуправляемым, поглотил большую часть регионалов, Сталин расправился с их ослабевшей верхушкой (Косиор, Эйхе и др.). После этого массовый террор пошел на спад.

Литература

Авторханов А. А. Технология власти. М., 1991

Агурский М. Идеология национал-большевизма. М.,1980

Бармин А. Соколы Троцкого. М., 1997

Белади Л., Краус Т . Сталин. М., 1989

Березовский Н. Ю . На борьбу с "лимитрофами"//Военно-исторический журнал, № 4, 1993

Борисов С . Андрей Александрович Жданов. Опыт политической биографии. Шадринск, 1998

Боффа Дж . История Советского Союза. М., 1990. Т. 1–2

Бочков Е. А . Когда на армии приходилось экономить. Экономические аспекты военного строительства в СССР в 20-е гг. // Военно-исторический журнал, № 2, 1998

Ваксберг А . Гибель Буревестника. М., 1998

Власть и общество России. XX век. М. – Тамбов, 1999

Гинзбург С. З . О гибели Серго Орджоникидзе//Вопросы истории КПСС, № 1, 1991

Голдин В . Интервенты или союзники? Мурманский "узел" в марте – июне 1918 года // Отечественная история, № 1, 1994

Голенков А. Сталин без наветов. Только факты. М., 1998

Гончаров В. Н., Филиппов В. Н . Сталин: схватка с троцкизмом и фашизмом (историко-философский анализ). Барнаул, 2000

Данилов А. А., Пыжиков А. В . Рождение сверхдержавы. СССР в первые послевоенные годы. М., 2001

Дейчер И. Троцкий в изгнании. М., 1990

Джемаль Г . Мировая контрреволюция // Смысл, № 3, 2003

Емельянов Ю. Н . Сталин. На вершине власти. М., 2002

Емельянов Ю. Н. Троцкий. Мифы и личность. М., 2003

Жуков Ю. Н . Иной Сталин. М, 1993

Зевелев А. И. Истоки сталинизма. М., 1990

Земсков В . Репатриация советских граждан в 1945–1946 гг., опираясь на документы // Россия. XXI, № 11–12, 1995

Идейное наследие Троцкого. История и современность. М., 1996

Иванов А. М. Логика кошмара. М., 1993

Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание. М., 1994

Икрамов К . Дело моего отца. М., 1991

Ильинский М. М . Нарком Ягода. М., 2002

Кара-Мурза С . Советская цивилизация. Кн. 1. От начала до Великой Победы. М., 2002

Колесов Д. В. И. В. Сталин. Загадки личности. М., 2000

Колесов Д. В . И. В. Сталин. Право на власть. М., 2000

Колпакиди А., Прудникова Е . Двойной заговор. Сталин и Гитлер: несостоявшиеся путчи. М., 2000

Конквест Р. Большой террор. Т. 1–2. Рига, 1991

О’Коннор Т. Э . Георгий Чичерин и советская внешняя политика 1918–1930 годов. М., 1991

Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1988–1938. М., 1988.

Кун М . Бухарин. Его друзья и враги. М., 1992

Лаппо Д. Юозас Варейкис. Воронеж, 1989

Лесков В. Сталин и заговор Тухачевского. М., 2003

Макаренко В. П . Бюрократия и сталинизм. М., 1989

Медведев Ж., Медведев Р. Неизвестный Сталин. М., 2002

Межуев Б. В объятиях мирового большевизма // Смысл, № 14, 2003

Млечин Л. Максим Литвинов: пистолет под подушкой // Международная жизнь, № 39, 1998

Мухин Ю . Убийство Сталина и Берии. М., 2003

Наринский М. М . И. В. Сталин и М. Торез. 1944–1947. Новые материалы // Новая и новейшая история, № 1, 1996

Национальная правая прежде и теперь. Ч. III. Вып. 2. СПб., 1992

Нольте Э . Европейская гражданская война (1917–1945). Национал-социализм и большевизм. М., 2003

О Станиславе Косиоре. Воспоминания, очерки, статьи. М., 1989

Открывая новые страницы. М., 1989

Павлова И. В . Механизмы власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск, 2001

Павлова И. В . Роберт Эйхе // Вопросы истории, № 1, 2001

Пихоя Р. Советский Союз: история власти. Новосибирск, 2000

Платонов О. А. История русского народа в XX веке. М., 1997

Примочкина Н . "Донкихоты большевизма". Максим Горький и Николай Бухарин // Свободная мысль, № 4, 1993

Пятницкий В. Заговор против Сталина. М., 1998

Роговин В . 1937. М., 1996

Роговин В . Партия расстрелянных. М., 1997

Роговин В . Сталинский неонэп. М., 1994

Россия в XX веке. Реформы и революции. М., 2002

Саттон Э . Уолл-стрит и большевистская революция. М., 1997

Слассер Р . Сталин в 1917 году. М., 1989

Советская внешняя политика в ретроспективе. 1917–1991. М., 1993

Соколов Б. В . Наркомы страха. М., 2001

Соколов В. Наркоминдел Максим Литвинов // Международная жизнь, № 4, 1991

Сталинское десятилетие "холодной войны". Факты и гипотезы. М., 1999

Станчев М. Г., Чернявский Г. И. В борьбе против самовластия. Х. Г. Раковский в 1927–1941 гг. Харьков, 1993

Суворов В . Очищение. М., 2003

Такер Р . Сталин у власти. История и личность. 1928–1941. М., 1997

Успенский В. Тайный советник вождя. М., 1990

Фельштинский Ю . Вожди в законе. М., 2000.

Фельштинский Ю . Крушение мировой революции. М.,1992. Очерк 1. Октябрь 1917 – ноябрь 1918 г.

Фельштинский Ю . Разговоры с Бухариным. М., 1993

Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е годы. М., 1996

Хромов С. С . Леонид Красин. Неизвестные страницы биографии. М., 2001

Хюбнер К . Нация. От забвения к возрождению. М., 2001

Шелленберг В . Лабиринт. 1991

Шейнис З. С . Максим Максимович Литвинов: революционер, дипломат, политик. М., 1989

Шубин А. В . Вожди и заговорщики. М., 2004

Эпстайн Э . Дж. Арманд Хаммер. Тайное досье. М., 1999

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.214.0 (0.016 с.)