ТОП 10:

ПОБЕДЫ ЭРМАНАРИКА ЗЕЛАНДСКАГО, И ВОЗСТАНИЕ В. К. БОЛЕМИРА KИЕВСКАГО НА ГОТОВ



 

Казалось бы, что слава Эрманарика, или собственно Яромира (Jarmar, Jarmerio) Зеландскаго, должна была быть ближе к сердцу Дациян, нежели слава Яромира, или Арминия ([196]) князя Горицкаго, принадлежащая по всему праву Хорватам. Не смотря на это, древнему витязю приписана и Irmensul и воздвигнута Hermansäule; а на долю покорителя Германии и Скифии, достается едва ли более одной страницы во всех Историях Готов, о которых упоминает Иорнанд.

Повторим эту страницу, выписанную Иорнандом.

«Спустя несколько времени по смерти конунга Готов Геберика (Geberich) ([197]), наследовал ему Эрманарик, происходящий от знаменитаго рода Амальскаго. Покорив великое число воинственных северных народов, он подчинил их своему закону, Но справедливости некоторые из наших предков сравнивали Эрманарика с Александром великим; ибо во власти его были: Cothos, Scythas, Thuidos in aunxis, Vasinabroncas, Merens, Mordensimuis, Caris, Rocas, Tadzans, Athual, Navego, Bubegentes, Coldas ([198]). Чтимый народом за подобные подвиги, он вознамерился подчинить своей власти и Лугарей (Eruli), у которых воеводой был Аларик и покорил их, изтребив большую часть.»

«Название Epул, по историку Аблабию, происходит от слова Е1е, ([199]) что значит по Гречески: болото, (луг); ибо они населяли болотистая земли близ Меотическаго озера. Ерулы (Лугари) были расторопны и чрезвычайно горделивы. Не было народа, который в числе войск своих не озаботился бы иметь этих легкоконных всадников. ([200])»

«Хотя это проворство и доставляло им всегда успех в сражениях, но оно должно было уступить стойкости и медлительности Готов (stabilitati et tardilali). Судьба решила, чтоб и они, остальные из непокорных народов, подпали под власть Готскаго князя Эрманарика. После Ерулов, (Лугарей по-Лабских) он обратил оружие на Венетов (Вендов). Непривычные к войне, но многочисленные, они сначала противоборствовали. Но многочисленная толпа ничтожна в войне против строевой силы. Все эти вышеизчисленные народы, происходят от одного корня, и их прозывают тремя именами: Венетами (Вендами), Антами (Вендами) и Славянами. Теперь (NB. в половине 6-го стол. 200 лет спустя после Аттилы), они за грехи наши повсюду свирепствуют; а в то время все они покорялись Ерманарику, который благоразумием своим покорил также и Эстов, живущих на отдаленных набережных Океана Германскаго, и таким образом как бы в награду за свои труды, властвовал над всей Скифией и Германией.»

Более определительныя и более достоверныя сведения о Эрманарике сообщают Саксон Грамматик и Меурсий. По этим сказаниям объясняется и первоначальное водворение Дациан-Готов на острове Зеланде.

«Сивард, король Датчан, разбитый Свеонским королем Годо ([201]) в Галандии (Скандинавской), бежал в Цимбрию (Сербский полуостров). Здесь в отсутствии князя вступил он в бой с толпой простонародья Славянскаго ([202]), и одержал победу. Этой победой он думал приобрести столь же великую славу, как велик был позор его бегства. Но когда к Славянам прибыл их Князь Изимир (Ismar), они разбили Сиварда и преследовали в Фионию. Малолетный сын его Яромир (Iarmerio) и две дочери достались в добычу неприятелю. Послe всех этих неудач, Сивард искал по крайней меpе славной смерти. Подняв снова войну в Скании, где был посадником Само (Simo), он был убить.

«Между тем Яромир жил в плену у Славянскаго князя Изимира ([203]) (Ismar), умел вкрасться в доверенность, сделаться его любимцем, и приобрести общее к себе расположение. Только одна княгиня видела в нем вскормленнаго волченка, который смотрел к лесу,»

«У князя Изимира умер брат, и он устроил в доме брата великую тризну. Яромир, условившись с сопленником своим Гуно (Gunnon), воспользовались этим случаем и, во время отсутствия князя, убили княгиню, перебили стражу, забрали казну, подожгли палаты княжеския, cели на коней и не смотря на погоню, успели домчаться до пристани. Находившийся тут корабль доставил их благополучно на остров Зеландию.»

«После смерти Сиварда, принял правление Зеландии брат его Будо (Budli) ([204]). Когда же сын Сиварда возвратился из плена, он сдал племяннику область, как законному наследнику. Первым подвигом Яромира по вступлении во владение было заключить союз против Годо (Gothar) князя Ситунскаго или Свавонскаго (Svavonia) ([205]) с внутренним его врагом, из рода Sibbon (Саво, Сабо). Вспомоществуемый его влиянием и войском, Яромир успел овладеть Свавонией. После этого, полагаясь уже на свою собственную силу, он напал на Славян полуострова Цимбрийскаго или Сербскаго, взял в плен сорок князей и повесил их на виселицах с таким же числом волков ([206]). Овладев их землей и устроив в надлежащих местах крепости, Яромир отправился к востоку, покорять Саумов (Semben, Samland, Samogitia), Куров и иныя племена. Во время этого похода, возставшие Славяне разрушили крепости, напали на берега Дании т. е. Зеландии и разграбили их. Яромир, возвратясь из похода, разбил флот Славян и знаменитейших из них, привязав к ногам диких быков, велел травить собаками.»

«С этого времени мужество Славян поникло и они принуждены были покориться Яромиру.»

Этим ограничиваются предания о победах Яpoмupa, или историческаго Эрманарика, который был в одно и то же время и орудием и правой рукой Готов-Дациян. Но эти сведения окончательно подтверждают, что до IV века, Дацияне, хотя имели сильное уже влияние на севере, но не выходили из пределов земель уступленных Гильвом для поселения Геөиан, и что окружающие их со всех сторон туземцы были Славяне Литва, а к северо-востоку Финская челядь.

Движение, по случаю неурожая на севере, Славянских войсковых сословий и народа к Дунаю и Днепру, сосредоточило все Русския силы ([207]). В это то самое время Эрманарик возстановил против себя Руссов ([208]) безчеловечным поступком. Некто, из состоявших при его дворе (вероятно из числа заложников) бежал. Гнев Эрманарика пал на жену его, называемую Иорнандом Sanielh, Исландскими квидами Swanhilda, а Саксоном Грамматиком ([209]) Swavilda, и следовательно Всевлadoй, по Сербскому же наречию Свавлadoй. Он приказал привязать ее к хвостам двух лошадей и размыкать по полю. Ея братья Ammius и Sarus, по квидам Hamdi(r) и Saurli, решились мстить Эрманарику, и нанесли ему несколько ударов мечами. Он не умер, но едва уже влачил жизнь.

Саксон Грамматик это событие разсказывает иначе. «Эрманарик или Яромир (Jarmerio), встретив корабли четырех братьев пиратов, которые шли из Геллеспонта (Hellespont) (? — вопрос автора), принудил их поделиться с ним добычей, и в дополнение взял за себя сестру их Свавильду. Вуко, или Вичо (Bicco), пленный королевич Ливонский, пользовавшийся большой доверенностию Эрманарика, оклеветал сына его, от первой жены, Бродо Brode(r) ([210]) в тайной связи с Свавильдой. Яромир приказал размыкать ее лошадьми по полю; а сына, приговореннаго уже к петле, помиловал. Вуко, разыгрывая в этом событии роль лукаваго, духа лжи (Lokke; по Датски Lyffve — ложь), и филологически обратясь в Ливонскаго королевича, немедленно же сообщил о насильственной смерти Свавильды ея братьям, и поднял их на месть. Неожиданно они явились во владениях Яромира с огромным войском, и осадили его со всех сторон в построенной им крепости. Народ, ненавидевший Яромира, не подал ему помощи, и он принужден был сдаться. Обрубив Яромиру руки и ноги, братья Свавильды предоставили ему в дополнение своего мщения, казниться страдальческой жизнью.»

В квидах: Gudrunar huaut и Hamdis quipa, это событие воспето скальдами совсем иным образом. По квидам, Гудруна, дочь Гойко (Giuco) Пивлунгскаго ([211]); (Niflung, Nivelung), от перваго брака с Сигурдом Гуннским (Hunskr), который, по иносказанию песни, убил Змея Горынича (Fafnir) ([212]), и добыл его клад, имела дочь Сванильду; а от брака с Янко (Ionakr), некоим заморским князем, трех сыновей: Hamdi, Saurli и Erpr. Сванильда была отдана в Готию замуж за Эрманарика (Jormunrekr). Вуко (Bykki) и здесь взнес на Сванильду клевету, будто она в сношении с сыном Эрманарика Рандвером. И в квиде Эрманарик размыкал ее по полю, как и в Истории.

Узнав о смерти дочери, Гудруна упрекает Hamdi и Saurli, в равнодушии к погибели Сванильды; а Эрпу ни слова. Затронутые Hamdi и Saurli, отправились мстить Эрманарику. На дороге встретили они брата Эрпо разъезжающаго на деревянном коньке: «Ты чем поможешь нам глупая ворона?» спросили они его, — «а я помогу вам своей дубинкой» ([213]) отвечал Эрпо, как Емеля Русских сказок двум умным братьям. Но умные братья не поняли глупаго ответа и убили Эрпо.

Проехав долы широкия, леса высокия и реки глубокия земель Гунских, Hamdir и Saurli прибыли наконец к столице Эрманарика. Стража пировала и не заметила, как подъехали они, покуда вестовой не затрубил в рог.

Эрманарику прибежали сказать, что прибыли два витязя с опущенными забралами, и велели сказать ему, что «постыдно могучему мужу изтязать слабую деву.»

 

Засмеялся Эрманарик,

Погладил рукой бороду,

Качаясь от браги,

Разкалясь от вина.

Мотает он тяжкой головой,

Смотрит на серебряный поднос,

Велит себе наполнить

Золотой кубок.

«Рад, очень рад видеть

Гамди и Саурли у себя в гостях:

Я их обоих свяжу тетивой,

Повешу на виселице

А между тем:

Moгyчиe два витязя,

Рубят и бьют

Десять тысяч Готов.

Звучит оружие в щиты,

Разлетаются черепы,

Плавают в крови

Текущей из грудей Готских.

 

Пробравшись сквозь десять тысяч Готов, Гамди и Саурли, вероятно также как Гелеспонтские братья Свавильды, обрубили Эрманарику руки и ноги, потому что восклицают.

 

Видишь, как твои ноги,

Видишь как твои руки,

Жарятся на огне? —

 

Но у Эрманарика осталась еще голова на плечах; эта голова повелевает побить витязей каменьями. Тут только поняли они, что плохо уму и силе без глупаго счастья и без волшебной его дубинки. И вот, побитые каменьями, они умирают: Saurli (сила) перед палатами, a Hamdi (ум) за пала ma ми. (? — вопрос автора)

Квида заключается словами:

«И это-то называют древней песнью о Хамдире? — <pе11о еrо kaullop Hamdis — mal in forno.»

Обратимся к иcторическим последствиям этого события, в котором участвовал и Емеля (Еrрr) с щучьей дубинкой.

Главным последствием было то, что Руссы, по словам Иорнанда, изменили Эрманарику, пользуясь его безсилием Гунны, т. е. Кыяне, под предводительством Болемира, нападают на Готов при-Дунайских (Остроготов). Гунны, пишет Аммиан, соединясь с Аланами, (т. е. Волынью, подвластной Эрманарику), ворвались в землю Greuthunges, которые обычно прозывались Tanailes (Дунайцами).

Готы северные или Дацияне, разделенные от при-Дунайских Готов общим возстанием Славян, не могли подать помощи соотчичам своим.

Сохранившийся отрывок из Истории Готов, Приска, объясняет, кто такой был Болемир, поднявший Руссов (Roxani) на Готов, и котораго Иорнанд называет царем Гуннов:

«Когда при Болемире (&#946;&#945;&#955;&#972;&#956;&#949;&#961;&#959;&#962;) Скифы нарушили договор, и опустошили Римския области и города (в Дации), Римляне отправили к нему посольство, спросить о причине нарушения, мира. Обещая впредь воздерживаться от нападений, по условию ежегодной уплаты ему 300 ф. золота, Болемир отвечал, что его народ, по множеству причин неожиданных, должен был неизбежно поднять войну.»

«Внезапно напали Гунны на многочисленныя богатыя селения Эрманарика, — продолжает Аммиан. Неожиданно застигнутый этой грозой, он надеялся сначала удержать ее своими силами; но это было напрасно, и Эрманарик, в отчаянии-, убил сам себя. Избранный на место его Видимир, (Vithimir), сопротивлялся некоторое время, поддерживаемый другими Гуннами, которые служили у него по найму; но потеряв несколько сражений, он был наконец убит. Ала&#1257;ей (Alatheus) и Сафракс (Saphrax), опытные и мужественные воеводы, приняли на свое попечение малолетнаго сына его Видерика , но будучи не в состоянии противопоставить силу силе, отступили к берегам Днестра. Атанарик, судья Древлян ([214]) (Thervingorum judex) решился твердо противоборствовать Гуннам; окопавшись между Днестром и Greuthungi ([215]) длинным валом, он послал Мундерика за 20 миль наблюдать за неприятелем, предполагая между тем надежно укрепиться. Но Гунны, проницательные в соображениях (ut sunt in conjectura sagaces), поняли, что перед ними не главныя силы. Показывая вид, будто расположились станом против передоваго отряда, они переправились во время ночи чрез реку, внезапно напали на Атанарика, смяли его и заставили искать спасения в горах. После этого, разбитый Атанарик начал воздвигать высокий вал между реками Гиеразом (Прутом) и Дунаем ([216]), вдоль границ Тайфалов ([217]) (Toifales). Нo и здесь Гунны насели на него и взяли бы в плен, еслиб богатая добыча (в окопах) не остановила их обычной быстроты.»

«Между тем, молва достигает до остальных областей Готских, о внезапном появлении чудной, неведомой породы людей, которые, то как ураган с вершин гор, то как будто появляясь из под земли, ломят и рушат все, что попадет им на встречу. Большая часть войска, нуждаясь в пропитании самом необходимом, разбежалась от Атанарика искать убежища от варваров. После долгих совещаний предпочли идти во Фракию, по двум причинам: во первых, по богатству урожайной почвы, а во вторых по преграде, которую она представляла против разлива северных народов по всему протяжению Истра (Дуная).»

«376-й год. В следствие этого решения, Алавив, занимавший берега Дуная, послал к Императору Валенсу послов, с просьбой о принятии Готов в свои области, и с обетом жить мирно и, по требованию, выставлять ему вспомогательное войско.»

«Между тем, как это происходило на границах, молва пронесла повсюду грозную новость, что между северными народами идет страшная смута, что все пространство Дуная, от Понта (Чернаго моря) до границ Маркоманнов (Моравов) и Квадов (Чехов), наводнено безчислениым множеством варваров Готов, изгнанных из своей родины народом неизвестным, и покрывших весь берег Дуная скитающимися толпами.»

Вот все событие, которое новейшие историки назвали великим переселением народов в IV-м столетии, тогда как в нем должно видеть только спасительное движение Русских сил, и новое разсеяние Готов по лицу земли.

Таким образом мощной рукой Русскаго Kиевскаго князя Болемира, рушено в 376 году по р. х. ледяное преобладание Готов в Германии и так называемой Скифии: они изгнаны из миpa языческаго. Император Валенс дает им прибежище во Фракии, в миpе христианском, не только на свою голову, но и на беду всей Империи. Страшныя, последствия этого радушнаго пpиeмa известны Истории. Здесь, на новосельи, Godathiod обращает в свое орудие не суеверие уже, а крест, и в тайне; не признавая истину, явно становится в ряды ея поборников. И Византии и Риму памятны подвиги антитринитариев — деистов, или Apиaн, памятны и распавшемуся на двое христианству.

Еще в V-м столетии деизм торжествовал бы победу и бросил бы свое орудие в сторону, если б не Аттила.

 

V







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.014 с.)