ТОП 10:

Государственная и частная земельная собственность



Каждое крупное государство в Индии в период феодализма в первую очередь стремилось упрочить свою собственность на землю. Наличие государственных земель позволяло собирать рентучналог в казну и раздавать земли в условное пожалование феодалам, обязанным содержать кон-тингенты войск, из которых состояла государственная армия. Сильная же армия давала возможность подавлять внутренние волнения, защищаться от соседей и завоевывать новые территории. Однако, усилившись, феодалы стремились превратить земли, отданные сим в условное пожалование, в свою собственность Эта борьба государственной и частной феодальной собственности продолжалась в течение всего феодального периода.

В Могольокой империи существовали две формы государственной собственности на землю — халиса и джагир.

Вся завоеванная территория поступала в фонд государственных земель, именовавшийся халиса Из этого фонда правитель раздавал джагиры, а также пожалования различным священнослужителям и богословам. Такая текучесть халиса не позволяет вычислить его размеры Халиса был чисто государственной собственностью.

Джагир — условное пожалование. Получавший его обязывался содержать соответствующие величине джагира отряды войск, из которых и состоял основной костяк армии правителя. Земля, отданная в джагир, продолжала считаться государственной собственностью. Размер, способ и форма взимания поземельного налога определялись не самим джагирдаром, а предписывались государством; владения джагирдара обычно не передавались по наследству и после смерти владельца отходили в казну, у джагирдара могли отобрать одно владение и предоставить ему (взамен другое, причем в другой части страны. При Акбаре для борьбы с сепаратизмом такие перемещения были довольно часты, поэтому джагирдар владел одной и той же землей в среднем не более десяти лет.

Вместе с тем джагирные владения отличались и некоторыми особенностями частной феодальной собственности, поскольку на государственную службу (т. е на содержание отрядов) крупные джагардары тратили только около 1/3 собираемого ими поземельного налога, а мелкие — меньше половины К тому же еще при Акбаре покорившимся раджам часто жаловали в джагир их же прежние владения, и обычно такой джагир переходил по наследству. В XVII в. распространился даже термин «наследственный джагир».

Обычно джагир был владением крупным, охватывавшим иногда несколько десятков тысяч гектаров. Джагирдары при Акбаре очень дорожили своими правами, когда в конце 70-х — начале 80-х годов XVI в. Аибар попытался ликвидировать джагирную систему и перейти к выдаче жалованья из казны, джагирдары Пенджаба подняли восстание. Командующий армией Шахбаз хан вынужден был раздать от имени Акбара все земли халиса в этой области в джагир, заявив падишаху: «Если бы я этим путем не успокоил сердца воинов, то они вое оразу восстали бы Теперь же за вами и государство, и армия». Поскольку Могольская империя при Акбаре только начинала складываться, то джагирдаров (крупных и мелких) при нем было лишь около 2 тыс.

В Могольской империи существовала также частная земельная собственность феодалов-заминдаров. Заминдарами при Акбаре называли покоренных князей или князьков, которые признавали сюзеренитет Могольской империи и соглашались платить дань, причем ее величина зависела от реального соотношения сил к моменту подчинения. Налоговое ведомство Моголов не вмешивалось во взаимоотношения заминдара с его крестьянами, заминдар по существу взимал не поземельный налог, а ренту и сам устанавливал размер и метод ее сбора, согласно обычаям. У раджпутов в Ориссе, Бихаре и некоторых других местах часть заминдаров вела собственное манориаль-ное хозяйство с применением барщинного труда, но это было исчезающей формой эксплуатации в Могольокой Индии. Владения заминдаров официально передавались по наследству, хотя требовалась жалованная грамота сюзерена на ввод во владение; это, однако, имело значение лишь в случае борьбы нескольких претендентов на заминдарство. Заминдарских владений не было только в самом центре Могольской империи— в Доабе.

Суюргал в Могольской Индии, называвшийся также мульк (мильк), вакф или инам, был частнофеодальной собственностью. Суюргалы жаловались главным образом суфийским шейхам и мусульманским богословам, а в отдельных случаях — и лицам недуховного звания. При Акбаре в связи с его религиозной политикой суюргалы стали давать и священнослужителям других вероисповеданий. Суюргал был обычно небольшим владением, передававшимся по наследству, и на его владельца не возлагалось никаких обязанностей, кроме вознесения молитв за правителя. Суюргальные владения составляли лишь около 3% по отношению к государственным землям. Определить размер храмовою землевладения, существовавшего в заминдарствах, невозможно.

Ремесло

В сельской общине ремесленник мастерил требуемую вещь, получая за это от общины долю урожая или небольшой необлагаемый участок земли. Однако значительное число ремесленников, проживавших в городах или ремесленных поселках, работало на феодального заказчика или на рынок.

Наибольшее развитие в Индии получило производство тканей — хлопчатобумажных и шелковых, вышитых и набивных, крашеных и некрашеных. Так, в описи гардероба Акбара перечислено около ста сортов индийских тканей.

В Агре было много строительных рабочих разных специальностей, в Гуджарате — мастеров-инкрустаторов, в Бенга-лии — судостроителей. Кроме того, в Индии были распространены и другие занятия среди населения: там добывали железо и цветные металлы, строительный камень, соль, селитру, делали бумагу, ювелирные изделия, выжимали растительное масло, изготовляли сласти и т. п. Лучшие изделия индийских ремесленников издавна ценились за искусство и тщательность отделки. Вместе с тем индийские мастера работали весьма медленно, так как орудия их ремесла были несложны и большей частью делались самими ремесленниками. Однако известно также, что для продажи изготовляли самую сложную часть ткацкого станка — бердо, через которое продевались нити основы. Это свидетельствовало о развитии ремесленного производства.

Ремесленники, объединенные в касты, зависели от феодальных властей, назначавших главу касты и маклера (далала), который продавал ремесленные изделия на рынке. Еще в большей зависимости находились ремесленники, работавшие в государственных мастерских, где изготовлялось снаряжение для армии, а также изделия для правителя, которые он мог раздавать своим приближенным.

Система авансов и скупки товаров являлась наиболее распространенной формой закабаления ремесленника купцом. Купцы выдавали заранее ремесленнику деньги на пропитание или на покупку сырья, а ремесленник был обязан отдать свой продукт именно этому купцу и за более дешевую цену. На западном побережье Индии основные виды ремесла и торговли были обложены налогом, сдававшимся на откуп, причем откупщик соответствующего налога имел также монопольное право на производство этого вида товара (например, хлопчатобумажных тканей, бетеля, неочищенного риса, изделий из слоновой кости и т. д.). По-видимому, никто не мог продать данный вид товара, не получив письменного разрешения откупщика, которым являлся обычно богатый индийский купец или глава ремесленников данной производственной касты.

Торговля и ростовщичество

Завоевав Гуджарат и Бенгалию, Могольская империя получила выход к морю однако сразу же натолкнулась на противодействие португальцев: их разрешение требовалось даже для проезда паломников морем в Мекку. Все попытки Моголов вы бить португальцев из Диу и Дамана — укрепленных портов в Гуджарате окончились неудачей. Моголам пришлось примириться и с существованием португальских портов в Бенга-лии — Сатгаона и Хугли. Самым крупным могольским портом был Сурат в Гуджарате, (заменивший хиреющий Камбей, вход в который закрывали португальские крепости, расположенные по обоим берегам Камбейского залива.

Моголы владели несколькими торговыми (кораблями, но у них не было своего флота. Правда, португальцы, стремившиеся использовать деловой опыт и давние связи индийских купцов, с середины XVI в. стали привлекать их в качестве партнеров. Поэтому торговая деятельность индийских купцов на море не прекратилась, но была сильно ограничена. По-прежнему Гуджарат торговал со странами, расположенными по побережью Персидского залива, Африки и Аравии, а бенгальцы вели морскую торговлю главным образом на востоке — с Пегу и Молукками. Торговали они также с Цейлоном, Малабаром и Короманделем. Могольское правительство, взимая торговые пошлины, извлекало выгоду и потому двойственно относилось к проникновению европейских купцов: оно стремилось ограничить их влияние, одновременно даруя им торговые привилегии.

Индийские ткани ценились на всем востоке и служили в районе Индийского океана и южных морей как бы своего рода всеобщим эквивалентом. За этими тканями и пряностями в Индию приезжали купцы из других стран, доставляя иноземные товары прямо «к порогу» Индии. Большинство индийских купцов занималось скупкой ремесленных изделий на внутренних индийских рынках и доставкой их к портам, а также вывозом из портов иноземных товаров ко дворам индийских правителей. Индийские торговцы, попадавшие в чужие страны морским путем, поддерживали связи с поселившимися там соплеменниками при помощи своей касты. Эти торговые касты игралп как бы роль компаний: они оказывали помощь в торговле, давали внутрикастовый кредит и т. п. В Гуджарате, например, наиболее влиятельными торговыми кастами были бохра и ходжа — последователи мусульманского течения исмаилизма.

Препятствия, чинимые португальцами индийским купцам на море, оживили караванную торговлю с Персией. Караванные пути, перерезая всю страну от Бенгалии до Лахора и от Гуджарата до Кашмира, способствовали развитию и внутренней торговли.

Внутреннюю торговлю вели как отдельные крупные купцы, снаряжавшие речные суда и караваны, так и мелкие лотошники, ходившие из деревни в деревню. В селах регулярно устраивались базары, где крестьяне приобретали в первую очередь соль или кокосовые орехи, железо в брусках и тому подобные необходимые в хозяйстве вещи. Снабжали армию продовольствием специальные племена-касты — биринджари (банджара). Они передвигались за армией со своим вьючным скотом — быками и верблюдами, перевозя рис, соль и т. п. Банджара были, как правило, гуджаратцами. Их можно было встретить по всему югу Индии.

В центре государства не было таких богатых купцов, как на побережьях. Однако здесь процветало ростовщичество. Ростовщики ссужали деньгами военачальников, придворных и крестьян, с которых в центре страны строже спрашивали денежный налог. В деревне при Амбаре ссужали деньги из расчета до % в день (900% годовых), что указывает на слабое развитие денежных отношений на селе.

Несмотря на значительное развитие товарно-денежных отношений в Индии, вся власть в стране сосредоточивалась в руках феодалов. Представители денежных кругов — купцы и ростовщики, а тем более ремесленники в политической жизни страны роли не играли, хотя их интересы в какой-то мере учитывались. Так, Акбар принял некоторые меры для развития торговли: внутренние пошлины у застав и на речных переправах были снижены до 1,5%, и во всем обширном Могольаком государстве были введены единые меры и денежные единицы.

Еще в 1569 г. Акбар отдал приказ построить новый город в Сикри, примерно в 20 км от Агры, где Бабур победил Рану Сангу. По приказу падишаха за несколько лет придворные Акбара выстроили себе на пустынном месте дворцы-павильоны. Возник красивый город из красного песчаника, ставший столицей Акбара и названный Фатхлур-Сикри (Сикрп — город победы). На месте кельи шейха Салима Чишти, предсказавшего Акбару рождение сына, было построено беломраморное здание, прообраз последующих беломраморных дворцов и мавзолеев Моголов. Когда город разросся, оказалось, что в нем не хватает воды. Поэтому в 80-е годы двор Акбара покинул Фатхпур-Сикри, который не заселен и в настоящее время. Являясь ценным памятником архитектуры, он слулшт местом паломничества туристов.

Встав во главе огромного государства, Акбар решил, что настало время упорядочить всю систему управления. Мероприятия Акбара были направлены на то, чтобы упрочить господство его династии и мусульманских феодалов в Индии. При этом он хотел заручиться поддержкой индусского населения, ослабив религиозный пнет. Эта политика вызывала сопротивление тех мусульманских джагиров и шейхов, которые стремились властвовать, жестоко подавляя всех недовольных. В 1574 г. Акбар, стремясь упорядочить взаимоотношения внутри феодального класса, ввел иерархию должностей (ман-сабов), раздавая военачальникам джагары сообразно их чину (зату). Однако джагирдары находили способы обойти постановления и тратили на содержание отрядов меньше установленного властями. Пришлось это узаконить и ввести новую градацию (савар). Зат оставался чином, а савар показывал, сколько всадников должен был в действительности содержать военачальник (например, тысячник мог содержать и тысячу, и пятьсот, и даже четыреста всадников). Величина джагира «тала зависеть от зата и савара. В результате увеличились пожалования и стал сокращаться фонд государственных земель — халиса.

Тогда Акбар задумал ликвидацию джагиров. В 1574 г. он приказал на три пробных года, как сообщают хроники, «перевести земли всего государства в халиса, а военачальникам назначил жалованье деньгами». Поземельный налог должны были собирать чиновники-курурии, предварительно вносившие крупный залог. Эта мера вызвала сильное сопротивление джагирдаров, лишившихся своих земельных владений, и привела к разорению крестьян, с которых курурии, назначаемые на три года, брали все, что могли, чтобы покрыть залог и получить больше прибыли. Реформу пришлось отменить.

Религиозная реформа Акбара

Религиозная реформа Акбара преследовала те же цели, что и другие преобразования , — расширение социальной базы его власти. Акбар понимал, что индусы будут верно служить ему лишь тогда, когда он будет уважать их религиозные обычаи. Поэтому в 1563 г. он отменил налог на индусов-паломников, а через год ликвидировал и джизию. Эти налоги были, по-видимому, восстановлены под влиянием мусульманских джагирдаров, но вновь отменены в начале 80-х годов XVI в.

Сопротивление правоверных мусульманских сановников новому религиозному курсу заставило Акбара усомниться в правильности догматов ортодоксального ислама. В 1575 г. в Фат-хпур-Сикри был построен молитвенный дом (специально для обсуждения религиозных вопросов). Яростные споры при обсуждениях привели к тому, что Акбар стал все дальше отходить от мусульманской ортодоксии. Советником и другом Акбара, в том числе в религиозной политике, был Абу-л Фазл. Ею отец, шейх Мубарак, был преследуем за махдизм, и Абу-л Фазлу пришлось в ранней юности скитаться с отцом в изгнании. Сам Абу-л Фазл исповедовал весьма терпимую форму суфизма и выступал против официального духовенства, считая, что все дороги ведут к богу и в каждой религии есть что-то истинное. Абу-л Фазл пробудил в Акбаре интерес как к немусульманским религиям, так и к разным «еретическим» учениям, бывшим в то время знаменем народной антифеодальной оппозиции.

Акбар, проявляя искренний интерес к различным религиям, стал знакомиться с верованиями индусов, парсов, джай-нов и христиан. По его просьбе к нему были присланы из Гоа три миссии иезуитов; руководитель одной из них, Монсерра-те, оставил ценные для историков записки. При своем дворе Акбар начал вводить обычаи индусов и парсов.

Это вызвало в 1580 г. широкое и опасное для Амбара восстание, возглавляемое шейхами, издавшими фетву (религиозное предписание) о его низвержении как еретика. Центрами восстания были Бенгалия и Пенджаб, где недовольные феодалы выдвинули претендентом на могольский трон наместника Акбара в Кабуле, младшего сына Хумаюна от другой жены. Это восстание Анбару удалосъ с трудом подавить. Вернувшись в Агру победителем, Акбар стал насаждать при дворе новую религию, названную им «дин-и-илахи» (божественная вера), в которой должны были слиться разумные, по его мнению, элементы основных религий Индии. Главной ее идеей было возвеличение Акбара как «справедливого правителя» в духе махдистов, осмеяние обрядности и мифологии индуизма, а отчасти и ислама.

Эта искусственно сконструированная религия нашла последователей главным образом среди народа, в то время как Акбар рассчитывал на привлечение именно придворных кругов. Хотя до бунта дело не дошло, но оппозиция нетерпимых мусульман к религиозной политике Акбара продолжалась. Поэтому в последние годы своей жизни Акбар стал принимать репрессивные меры против мусульманского духовенства, осы-лая на окраины выступающих против него шейхов, закрывая отдельные мечети и т. п. «Дин-и илахи» после смерти Акбара сохранялась еще полвека, исповедуемая небольшой сектой. Однако сам дух религиозной веротерпимости, политика не противопоставления двух основных религий Индии, а поисков их слияния н некоего синтеза оказала глубокое влияние на индийское общество. И сейчас в Индии, когда происходят индо-мусульманские разногласия и столкновения, вспоминают положительный опыт Акбара.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.01 с.)