ТОП 10:

Общее понятие об эрозии почв и эрозиоведении



 

1.1. Понятие «Эрозия почв», классификация эро­зионных процессов

Слово «эрозия» имеет иностранное происхождение (от лат., че­рез франц. «еrоdеrе» – разъедать). Понятие «эрозия» многозначно, оно используется в почвоведении, геологии, медицине, технике и т.д. В поч­воведении это понятие также многозначно, встречаются термины: эро­зия структуры почв, военная эрозия, химическая эрозия, водная и ветро­вая эрозия. Подэрозией почвы в настоящем учебном пособии понимается сово­купность взаимосвязанных процессов отрыва, переноса и отложения по­чвы (иногда материнской и подстилающей пород) поверхностным стоком временных водных потоков и ветром. Водная эрозия происходит под влиянием стока дождевых, талых, поливных и сбросных вод. Эрозия (абразия) берегов морей, рек, озер и водохранилищ сюда не входит, поскольку в этих случаях потоки воды имеют постоянный, а не временный характер. Присутствие слова «поверхностный» в определении эрозии почвы позво­ляет отделить ее от суффозии. Ветровую эрозию почвы часто называют дефляцией почвы. Слово «дефляция» также иностранного происхожде­ния (от фр. «dе» - прочь и лат. «flаrе» – дуть). Использование термина «дефляция почвы» вместо термина «ветровая эрозии почвы» оправдывает себя с точки зрения удобства словообразования: производные термины «противодефляционная стойкость», «противодефляционные мероприя­тия», например, более удобны, чем «противоветроэрозионная стойкость» и «противоветроэрозионные мероприятия». Тогда соответствующими производными от термина «водная эрозия» будут «противоэрозионная стойкость, противоэрозионные мероприятия», а производными от «эрозии почв» – «противоэрозионная и противодефляционная стойкость», «противоэрозионные и противодефляционные мероприятия» и т.д. Сле­дует отметить, однако, что такая точка зрения не является общеприня­той. Одни авторы (Бараев, 1975; Зайцева, 1970; Федорович, 1984 и др.) справедливо считают, что ветровая эрозия почвы не исчерпывается дефляцией, но включает перенос, измельчение и отложение почвенных частиц ветром с образованием эоловых наносов и погребенных почв и используют соответствующие термины. Другие, например, А.С.Козменко (1954), Г.И.Швебс (1981) и М.Н.Заславский (1983), исследовавшие, в основном, взаимодействие почвы с водными потоками, предлагали под эрозией почвы понимать лишь водную эрозию, термин ветровая эрозия полностью заменить дефляцией, а от термина, объединяющего эти два процесса, отказаться вовсе. Это последнее предложение несет в себе больше недостатков, чем преимуществ. Обусловлено это тем, что процессы водной и ветровой эрозии почвы наряду с различиями имеют много общего как в механизме процессов, так и во внешних формах их проявления, а также в методах защиты почв. Имен­но поэтому и преподавание основ охраны почв от эрозии охватывает проблемы защиты почв как от водной, так и от ветровой эрозии, а так­же от совместного их проявления. Подобная точка зрения была выс­казана ранее С.С. Соболевым (1948), В.В.Звонковым (1963), Ц.Е.Мирцхулавой (1970), А.Н.Каштановым (1974), исследовавшими весь комплекс проблем охраны почв от разрушения потоками воды и ветра.

Необходимым условием возникновения водной эрозии почвы яв­ляется сток поверхностных вод или поверхностный сток. Различают три основных вида поверхностного стока: дождевой сток, талый и сток по­ливной воды. Им соответствуют три вида эрозии почв: 1) дождевая эро­зия (или ливневая – при сильных дождях); 2) эрозия при снеготаянии; 3) ирригационная эрозия. Указанные виды эрозии различаются не только по источнику стока, но и по механизму процесса, а также по величине причиняемого ими ущерба.

Эрозия при снеготаянии отличается меньшей выраженностью, но большей продолжительностью, чем дождевая эрозия. Например, в Центрально-Черноземных областях длительность снеготаяния составляет почти месяц, а продолжительность смыва почвы талыми водами – около недели. Потери почвы от эрозии при снеготаянии состав­ляют чаще всего несколько тонн с гектара.

Продолжительность процесса эрозии почвы при дождях гораздо меньше, чем при снеготаянии и измеряется минутами и часами, а коли­чество смываемой почвы – больше. При этом смыв почвы может достигать десятков тонн на гектар. В этом случае количество смываемой почвы зависит не толь­ко от параметров водного потока, но и от параметров дождевых капель. Чем больше масса и скорость дождевой капли, тем больше ее ки­нетическая энергия и тем большие разрушения она причиняет почве. При ударе капли о почву происходит разрушение самой капли и некото­рого, очень небольшого объема почвы, с которым взаимодействует капля. Продукты разрушения разлетаются в стороны в виде брызг. Часть брызг попадает при этом не на поверхность почвы, а во временные водотоки (струйки, ручейки) и уносится ими. Таким образом, дождь способствует насыщению потоков твердой фазой. Кроме того, дождевые капли, по­падая в поток, повышают его размывающую и транспортирующую способность.

Ирригационная эрозия, т.е. эрозия почвы при орошении, делится на подвиды в зависимости от способа орошения: эрозия при поливе на­пуском по бороздам, по полосам, по чекам; при дождевании.

Бороздковый полив применяют при орошении хлопчатника, ку­курузы, томатов, сахарной свеклы. Ширина междурядий на посевах этих культур составляет 0,6-0,9 м, а ширина водного потока в поливной борозде – до 0,2 м. Потери почвы за один полив могут достигать 100 т/га. В пересчете на единицу времени это гораздо больше, чем при дож­девой эрозии или при эрозии во время снеготаяния. Объясняется это тем, что при поливе по бороздам количество воды, взаимодействующей с почвой в единицу времени, гораздо больше, чем при дождях или при снеготаянии.

Полив по полосам применяют при орошении трав и зерновых культур. Ширина полос измеряется единицами метров. Ширина водного потока при поливе по полосам равна ширине самих полос. Поэтому ско­рость таких потоков невелика и ирригационная эрозия выражена слабее, чем при поливе по бороздам.

При поливе по чекам и при лиманном орошении ирригационная эрозия выражена еще сла­бее. Объясняется это тем, что уклоны чеков и лиманов, а также скорость водного потока и связанная с ними величина смыва по­чвы очень малы.

Дождевание – один из самых перспективных видов орошения. Его используют при орошении практически всех сельскохозяйственных культур. Этот вид орошения в настоящее время находит все большее распространение. Поверхностный сток и эрозия почв при поливе дожде­ванием возникают в том случае, когда интенсивность дождевания начи­нает превышать интенсивность впитывания воды почвой. Эрозия почв при поливе дождеванием является наименее изученным подвидом ирри­гационной эрозии.

По морфологическим признакам эрозионных форм различают:

поверхностную эрозию, или смыв почвы; линейную эрозию, или размыв почвы. Каждый из перечисленных видов эрозии может сопро­вождаться проявлением смыва или размыва почвы, но чаще всего – и того и другого в зависимости от местоположения изучаемого участка на склоне.

Поверхностная эрозия, или смыв, в свою очередь делится на плоскостную и струйчатую. Различие это достаточно условное. Счита­ется, что плоскостная эрозия вызывается движением сплошной пелены стока. Реальные условия для ее образования создаются редко и смыв почвы осуществляется преимущественно струйчатыми потоками. Грани­ца перехода поверхностной эрозии в линейную также условна: считает­ся, что если следы эрозии на поле исчезают в результате обычной обра­ботки почвы, то это – поверхностная эрозия, если нет – линейная.

Необходимым условием ветровой эрозии почв является ветер, скорость которого достаточна для перемещения частиц почвы. По та­ким внешним признакам, как интенсивность, продолжительность и мас­штабы явления, а также размер ущерба, различаютповседневную вет­ровую эрозиюипыльные бури. Различие это достаточно условно. От­личительными признаками повседневной ветровой эрозии можно считать относительно низкую скорость ветра, лишь незначительно превышаю­щую критическую для почв, и связанную с этим пространственную огра­ниченность явления – повседневная эрозия чаще всего ограничена масш­табами одного или нескольких соседних полей, на территории которых развиваются все стадии процесса – от выдувания почвы до отложения наносов. Практически все пахотные почвы в той или иной степени под­вержены повседневной ветровой эрозии, в особенности при обработ­ке.

При больших скоростях ветра, значительно превышающих кри­тическую для почв, существенно увеличиваются высота подъема почвен­ных частиц в воздух (сотни метров), а дальность их переноса достигает сотни и тысячи километров. В метеорологии перенос силь­ным ветром большого количества пыли, сопровождающийся ухудшением видимости, называется пыльной бурей. Пыльные бури – грозное явление, масштабы которого не раз принимали размах стихийного бедствия. Именно пыльные бури 30-х годов нашего столетия, катастрофические по своим последствиям, послужили побудительным мотивом для создания в США Службы охраны почв. Пыльным бурям, их географическим осо­бенностям и геологической деятельности, посвящена обширная литера­тура (Наливкин, 1970). Незабываемые впечатления остаются у человека, застигнутого пыльной бурей в поле. Вот как описывает пыльную бурю в Павлодарской обл. в 1963 г. Ф.Т.Моргун (1981) в своей книге «Поле без плуга»: «Дул ураганный ветер с запада, и ветровая эрозия бушевала вов­сю. Бывало днем, а чаще вечером и ночью, ветер на какое-то время стихал, а поутру, собравшись с силой вновь начинал свою дьявольскую работу. Утро превращалось в сумерки, а день – в ночь. Из темноты на­ветренной стороны накатывали новые и новые грозовые валы разбуше­вавшейся стихии. Отяжелевший от массы пыли воздух немилосердно хлестал землю. Комья земли разлетались на мелкие частички, превра­щались в пыль. И это лишь усиливало цепную реакцию уничтожения па­хотного горизонта. Тучи поднятой в воздух почвы закрывали солнце в безоблачном небе. Каждый новый удар ветра болью отдавался в сердце и мозгу».

С количественной стороны процесс эрозии почв характеризуют интенсивностью смыва (или сдувания), выражаемой в т/га в год, либо мощностью утраченного слоя почвы в единицу времени (мм/год). В этих же единицах измеряют и скорость почвообразования. О степени опас­ности эрозии можно судить, сопоставив интенсивность смыва (или сду­вания) почвы со скоростью почвообразовательного процесса. Если ин­тенсивность эрозии меньше скорости почвообразования, то можно пред­положить, что она не представляет опасности для данной почвы. Такую эрозию принято считатьнормальной. Если интенсивность потерь почвы больше скорости почвообразования, ее считаютускоренной.

Определение интенсивности потерь почвы от эрозии – вполне разрешимая задача, хотя и трудоемкая. Методы определения интенсив­ности потерь почвы от разных видов эрозии будут рассмотрены в специ­альном разделе. Гораздо труднее измерить скорость почво­образовательного процесса. Чаще всего для этой цели определяют ка­ким-либо способом (например, радиоуглеродным методом) время обра­зования гумусового горизонта и измеряют его мощность. Разделив мощ­ность гумусового горизонта на время его образования получают среднюю скорость почвообразовательного процесса в мм/год.

Минимальная величина, менее 0,1 мм/год, получена для солон­цов и светло-каштановых почв, 0,1-0,2 мм/год – для подзолистых, почв, максимальная среди зональных почв Русской равнины – 0,4-0,45 мм/год – для черноземов оподзоленных, выщелоченных и типичных. Промежу­точное положение занимают дерново-подзолистые почвы, темно-кашта­новые почвы, черноземы карбонатные и южные, серые лес­ные почвы и черноземы обыкновенные (Геннадиев и др., 1987). Следует отметить, что указанные результаты получены из допущения линейной зависимости между мощностью гумусового горизонта и его возрастом. В действительности же скорость почвообразования убывает во времени, поэтому для современных целинных почв она, по-видимому, на порядок меньше.

По скоростям культурного почвообразовательного процесса по­ка нет надежных экспериментальных данных. В связи с этим до сих пор не решен удовлетворительно вопрос о величинах допустимых потерь по­чвы, служащих основой при использовании количественных методов проектирования противоэрозионных мероприятий. Наиболее приемле­мыми являются в настоящее время достаточно жесткие, но все же реальные с практической стороны рекомендации, разработан­ные Г.П.Сурмачем (1992): 0,5-2,0 т/га в год (0,05-0,2 мм/год при плот­ности сложения почвы 1 т/м3) в зависимости от типа почвы, степени ее смытости и плотности материнской породы (табл. 1.1).

 

Табл. 1.1. Среднегодовой предельно допустимый смыв почвы (т/га)

Почвы Степень смытости почв
несмытые и слабосмытые среднесмытые сильно­смытые
Дерново-подзолистые, светло-серые лесные на лессовых и других рыхлых породах 2,0 1,5 1,0
Серые и темно-серые лесные, Черноземные и тем­но-каштановые 2,0 2,0 1,5
Каштановые, светло-каштановые, сероземные 1,5 1,5 1,0
Почвы, сформировавшиеся на опоках и мелах 1,0 0,5 0,5

 

В США Службой охраны почв приняты более высокие уровни допустимых потерь почвы: 2-11 т/га в год в зависимости от мощности почвы, а в Кении для мощных суглинистых почв, развитых на вул­канических отложениях, допускаются еще большие значения – 13-15 т/га в год. Следует отметить, что задача установления допустимого уров­ня потерь почвы, помимо естественно-научного, имеет и экономический характер. Верхний уровень определяется в значительной мере эко­номическими соображениями – наличием сил и средств для защиты почв от эрозии на единицу пораженной площади.

Для оценки интенсивности потерь почвы при ускоренной эрозии Н.К.Шикулой, А.Г.Рожковым и П.С.Трегубовым (1972) разработана классификация, приведенная в табл. 1.2. Позднее, по-видимому, в связи с более полным осознанием размеров ущерба, причиняемого эрозией почв окружающей среде и экономике страны, произошло некоторое «ужесточение» оценки интенсивности эрозии. Это нашло отражение и в классификации, предложенной М.Н.Заславским (1983): незначительный смыв – до 0,5 т/га в год (до 0,05 мм/год при плотности сложения почвы 1 т/м3); слабый – 0,5-1 т/га (0,05-0,1 мм/год); средний – 1-5 т/га (0,1-0,5 мм/год); сильный – 5-10 т/га (0,5-1 мм/год); очень сильный смыв – более 10 т/га (>1 мм/год).

 

 

Табл. 1.2. Шкала оценки интенсивности эрозии почв

Потеря почвы за год, мм Оценка эрозии
Меньше скорости почвообразования Эрозия отсутству­ет
<0,5 Слабая
0,5-1 Средняя
1 –2 Сильная
2-5 Очень сильная
>5 Катастрофическая

 

Эрозия почв в тех масштабах, в которых она наблюдается сейчас, явля­ется, несомненно, результатом челове­ческой деятельности, поэтому ее назы­ваютантропогенной эрозией. Было бы неправильно, однако, причину возник­новения эрозии относить исключитель­но на счет деятельности человека. Эрозия почв без вмешательства челове­ка существовала и существует в настоящее время. Она называетсягео­логической эрозией. Понятие антропогенной эрозии часто не­обоснованно отождествляют с понятием ускоренной эрозии, а понятие геологической эрозии – с понятием нормальной эрозии. И если антропогенная эрозия чаще всего (но не всегда!) бывает ускоренной, то геоло­гическая необязательно бывает нормальной.

1.2. Ущерб, причиняемый эрозией почв народному

хозяйству и окружающей среде

Эрозия почв наносит большой урон народному хозяйству страны и в первую очередь – земельным ресурсам: снижается плодородие почв и сокращаются площади обрабатываемых земель. Велика территория на­шей Родины – 17,1 млн. км2 и велики, на первый взгляд, земельные ре­сурсы – около 12 га на одного жителя страны. Но избыток земельных ресурсов – кажущийся. Объясняется это тем, что значительная часть территории приходится на зону с холодным климатом и крутые склоны. На обширных пространствах распространены заболоченные, засоленные и маломощные почвы, и только на 13% территории почвы используются для возделывания сельскохозяйственных культур. Вот почему пахотных почв в стране не так уж много, всего около 0,86 га на одного жителя, и эта цифра ежегодно сокращается на 0,0065 га (в среднем за последние 20 лет).

В мировом масштабе земельные ресурсы также не безграничны. В настоящее время на Земле в сельском хозяйстве используется около 1,5·109 га земель. Потенциально пригодных к использованию земель на­считывается около 3,2·109 га, однако вовлечение в сельскохозяйственное использование новых земель обусловлено все возрастающими капиталь­ными вложениями на их освоение, включая мелиорацию и ирригацию.

Положение осложняется также географической неравномерностью рас­пределения народонаселения: на 7% суши сконцентрировано 70% чело­вечества. И в этих сложных условиях часть пахотных почв ежегодно и во все возрастающих масштабах отчуждается для целей строительства – городского, транспортного и промышленного. Кроме того, часть почв ежегодно безвозвратно теряется в результате эрозии. Только в чернозем­ной зоне России овраги ежедневно «съедают» до 70-80 га земли. Но ов­раги – это крайняя степень проявления эрозии. Более широко распрос­транена поверхностная эрозия. Она не столь заметна как овражная, но очень вредна. Под действием поверхностной эрозии снижается мощность гумусового горизонта и плодоро­дие почвы, повреждаются растения, а это приводит к потере 12-80% урожая.

От эрозии страдает не только сельское хозяйство. Почва, смываемая с полей, откладывается в прудах, озерах, водохранилищах, попадает в каналы и реки. В некоторых случаях пруды полностью заи­ливаются в течение 10-15 лет. Заиливание водоемов и повышение мут­ности воды в реках затрудняют действие гидроэлектростанций, работу систем водоснабжения и водного транспорта. Количество наносов, транспортируемых рекой, зависит от интенсивности эрозии почв в ее бассейне и может достигать очень большой величины. Наибольшей мут­ностью воды отличаются реки Хуанхэ и Янцзы (до 35-40 кг/м3). Расчис­тка водохранилищ, каналов и рек требует больших капитальных вложе­ний.

Важно отметить, что при стоке воды и смыве почвы с пашни отчуждается от 10 до 30% вносимых удобрений и пестицидов, и они не только безвозвратно теряются, но и оказывают огромное негативное влияние на экологическое состояние территории, особенно на качество воды в реках, прудах и водохранилищах. В США на очистку воды тра­тится около одного миллиона долларов в день. В нашей стране чистая вода также достается с большими затратами.

Особое значение имеет эрозия почв в миграции радионуклидов. Радиоактивные изотопы, например цезий-137, прочно сорбируются почвой и перемещаются вместе с ней, в результате чего при смыве и дефляции почв происходит территориальное перераспределение радио­нуклидов, сосредоточенных, главным образом, в пахотном горизонте. Развитие эрозии почв на загрязненной территории может вызвать обра­зование новых очагов радиоактивности в местах аккумуляции смытой или сдутой почвы с повышенным содержанием радионуклидов. Анало­гичным путем образуются очаги вторичного загрязнения почв некоторы­ми гербицидами, а также засоления. Вторичное засоление в результате отложения содержащих растворимые соли эоловых наносов в настоящее время широко распространено в окрестностях высыхающего Аральского моря.

Огромный ущерб народному хозяйству приносит и ветровая эро­зия почв. Повседневной ветровой эрозии в разной степени подвержены практически все пахотные почвы. Увеличение интенсивности дефляции до масштабов пыльных бурь характерно только для некоторых регионов СНГ – юга Украины, Белоруссии, Северного Кавказа, Поволжья, север­ного Казахстана, Восточной Сибири, республик Средней Азии.

Особенно сильно пыльные бури проявились в период освоения целинных и залежных земель - в 1954-1960 гг., а в 1962-1965 гг. зона проявления ветровой эрозии почв в этом регионе достигла максимума. К настоящему времени процессы ветровой эрозии в этом регионе приоста­новлены. Большая заслуга в этом принадлежит ученым Института зерно­вого хозяйства (пос. Шортанды, Казахстан), возглавляемого А.И.Бараевым. Ветровая эрозия почв продолжает на­носить существенный урон народному хозяйству и в других регионах.

Ущерб, причиняемый народному хозяйству ветровой эрозией почв, весьма многообразен. Уменьшается плодородие почвы, что связано с уменьшением мощности гумусового горизонта в результате его сдувания. Гибнут в результате выдувания и засыпания почвой посевы сель­скохозяйственных культур. Даже если интенсивность ветровой эрозии почв невелика, наблюдается уменьшение урожайности сельскохозяй­ственных культур в результате засекания их скачущими почвенными ча­стицами. Часто по причине засыпания гибнут и полезащитные лесные полосы.

При сильных пыльных бурях затрудняется работа промышлен­ных предприятий и транспорта, засыпаются каналы. В пустынных райо­нах выдувание почв и грунтов (чаще всего легкого гранулометрического состава) из-под опор нарушает работу линий электропередачи, нефте- и газопроводов. Ветровая эрозия почв наносит большой ущерб авиации – высокое содержание пыли в атмосфере в окрестностях аэродромов при­водит к преждевременному износу двигателей. Увеличение запыленности воздуха отрицательно сказывается и на здоровье людей.

 

1.3. Распространение эрозии почв в СНГ

Закономерности проявления эрозионных процессов и распрост­ранения эродированных почв в масштабах всей страны впервые были показаны на почвенно-эрозионной карте СССР (М 1:5000 000), издан­ной в 1968 г. под редакцией С.С.Соболева.

Водная эрозия почв получила широкое распространение по пра­вобережьям Днепра, Волги (от Нижнего Новго­рода до Волгограда), Дона (от Воронежа до Ростова), Северского Донца, Десны, Днестра и их притоков, на Среднерусской, Волыно-Подольской, Донецкой, Клинско-Дмитровской, Ставропольской возвы­шенностях, в Высоком Заволжье (Башкирия), на Общем Сырте и в Приуралье, вдоль сибирских рек, особенно Оби, Иртыша и их притоков, в предгорьях и горных областях Крыма, Кавказа, Урала, Карпат, в горах Средней Азии и Казахстана.

Ветровая эрозия в виде пыльных бурь распространена в районах с неустойчивым и недостаточным увлажнением, расположенных пре­имущественно к югу от линии, проходящей через Балту – Кременчуг – Полтаву – Харьков – Балашов – Самару – Уфу – Магнитогорск – Омск – озеро Чаны и далее в Алтайский край через Хабары, Баево и Ребриху. Эта линия проходит примерно по южной границе лесостепи, но в засуш­ливом Заволжье она поднимается к северу, захватывая часть лесостепи. Повседневная ветровая эрозия наблюдается на территориях, располо­женных севернее этой линии, в Центрально-Черноземной полосе (на по­севах сахарной свеклы), в лесной зоне, в основном на массивах легкого гранулометрического состава и переосушенных торфяниках, а также в тундре и лесотундре.

В проявлении эрозионных процессов и распространении эроди­рованных почв легко прослеживается зональность, которая определяется закономерными изменениями природных и антропогенных факторов эро­зии (Сильвестров и др., 1972; Кальянов, 1976).

Тундра и лесотундра

Ландшафты тундры и лесотундры испытывают все увеличиваю­щуюся нагрузку, связанную с разведкой, добычей и транспортировкой полезных ископаемых, в первую очередь нефти и газа. Нерациональная хозяйственная деятельность сопровождается механическим нарушением почвенного покрова и уничтожением растительности на больших пло­щадях, а это, в свою очередь, приводит к появлению термокарста и со­зданию условий для проявления эрозионных процессов. Тундровые лан­дшафты и почвы легко подвергаются деградации, но медленно восста­навливаются. Так, скорость роста оврагов в тундре достигает 25 м/год, а интенсивность смыва на участках с нарушенным почвенным покровом – 50 т/га. Ветровая эрозия носит очаговый характер и проявляется в ос­новном на песках. В то же время на ненарушенных территориях смыв почвы практически отсутствует.

Наглядным показателем масштабов и скорости деградации почв и ландшафтов тундры и лесотундры является сокращение площади оле­ньих пастбищ, которое за период с 1965 по 1990 г. составило около 70,6·106 га!

Лесная зона

В северной и восточной частях лесной зоны широко распрост-ранены эрозионноопасные почвы, однако преобладающая часть территории находится под лесом и надежно защищена от развития эрозии почв. На лишенных леса участках прибрежных склонов долин Северной Двины, Сухоны, Вычегды, Юга и Лузы, Унжи, Вятки, Камы, в бассейне Чепцы, а также повсеместно вблизи селений встречаются отдельные овраги, чаще всего донные. На некоторых освоенных участках правобережья Вятки и на Среднем Урале смыв достигает значительных величин. В западной и южной частях зоны интенсивность эрозионных процессов возрастает в связи с увеличением площади пашни. На участках конечных морен в Белоруссии смытые почвы занимают около 8% пашни, на юге Псковской обл. – местами до 25%. На наиболее освоенных участках Смоленско-Московской возвышенности смытые почвы занимают до 25-30% пашни. Умеренный смыв почвы наблюдается также на Клинско-Дмитровской гряде. Значительный смыв почвы и оврагообразование характерны для Овручского кряжа и правобережий Десны и Сейма.

Ветровая эрозия почв в лесной зоне носит очаговый характер. Очаги ветровой эрозии возникают в результате уничтожения леса на песках и песчаных почвах, а также в результате осушения и распахивания избыточно увлажненных почв. Наиболее крупные очаги ветровой эрозии почв расположены на территории Полесья. Так, в Белоруссии ветровой эрозии подвержено около 7,6% пашни. В Полесье Украины сильные пыльные бури повторяются 1-2 раза в 10 лет.

На юге Западной Сибири в подтаежной и южнотаежной подзо-нах эрозия почв проявляется локально. На Сахалине сильная ветровая эрозия наблюдается на строительных площадках, вырубках, гарях.

Лесостепь и степь

Для лесостепной и степной зон характерна максимальная сте-пень освоенности территории. Особенно велика доля пашни на Среднерусской, Приволжской возвышенностях и в Кодрах. Это обстоятельство, а также широкое распространение покровных отложений низкой противоэрозионной стойкости, значительное количество осадков в эрозионноопасный период, высокая расчлененность территории создали условия для максимального развития процессов водной эрозии. Особенно высо­кие модули твердого стока характерны для Среднерусской, Ставрополь­ской возвышенностей, территории Молдавии, районов Высокого Завол­жья и Донбасса. Средний ежегодный смыв почвы с площадей пашни на Бугульминско-Белебеевской возвышенности определяется в пределах от 10-25 до 40-50 т/га, а процессами смыва охвачено до 50%, а иногда до 75% пашни. Во многих хозяйствах центральной лесостепи до 30-40%, а иногда и до 50% пашни размещено на смытых почвах.

Высокая степень распаханности территории, неустойчивое, пе­риодически недостаточное увлажнение, высокая повторяемость ветров, часто суховейных, способствуют широкому распространению ветровой эрозии почв в этих зонах. Наиболее хорошо документированы катастро­фические проявления ветровой эрозии в виде пыльных бурь. После пыльной бури 1837 г. юг Европейской России во второй половине XIX столетия не менее семи раз страдал от этого бедствия. В последующем частота проявления пыльных бурь все более увеличивалась. Наибольший ущерб нанесли грандиозные пыльные бури в 1892, 1928, 1960, 1969 гг. В 1960 г. от пыльных бурь пострадали посевы на площади более 4 млн. га. Несколько менее сильными были пыльные бури в 1974 и 1984 гг. Слабые и пространственно более ограниченные пыльные бури и повседневная ветровая эрозия в разных частях этих зон проявляются практически еже­годно.

Огромные территории подвержены ветровой эрозии в Западной Сибирии особенно в Восточной Сибири, где поражено до 22% пашни (из общей площади13,5 млн. га). Широкому распространению ветровой эрозии в Сибири, в Казахстане, на южном Урале и в Поволжье положи­ло начало массового освоения целинных и залежных земель. Начиная с 1954 г., было освоено 41,8·106 га. В худшие по метеорологическим усло­виям годы ветровой эрозии здесь подвергалось до 6·106 га земель. Вне­дрение почвозащитной системы земледелия (или отдельных ее элемен­тов) позволило уменьшить размах ветровой эрозии.

Полупустыня и пустыня

Водная эрозия в полупустынной и пустынной зонах развита значительно меньше, чем в степной и лесостепной, в связи с меньшей распаханнгостью территории. Нерациональная хозяйственная деятель­ность здесь сопровождается, главным образом, ветровой эрозией. Из 72·106 га пустынь Средней Азии 37·106 га представлено дефляционноопасными песчаными почвами и заросшими песками, из них 10·106 га подвергаются ветровой эрозии, а 2,5·106 га составляют подвижные пес­ки. В орошаемой зоне Узбекистана на районы с активными ветрами, со­провождающимися пыльными бурями разной интенсивности, приходится около 3·106 га. Интенсивные пыльные бури проходят по территории вы­сохшего дна Аральского моря.

Предгорья и горы

В литературе имеется немало сведений о развитии эрозии почв в различных горных районах страны. При благоприятных природных ус­ловиях и невысокой антропогенной нагрузке растительность горных ле­сов, лугов и степей надежно защищает почву от эрозии. Однако при уничтожении растительности эрозия почв проявляется очень сильно, гораздо сильнее, чем на равнине. Так, например, из-за ненормированного выпаса скота на горных пастбищах Азербайджана годовой смыв почвы достигал 300-500 т/га, а на пашне горных районов Средней Азии – 200-300 м3/га в год.

Закономерности проявления и распространения ветровой эрозии почв в горных районах изучены значительно хуже, чем в равнинных. Для гор характерен более напряженный ветровой режим, более высокие скорости ветра, поэтому нарушение хрупкого равновесия между почвой и ветром часто сопровождается ветровой эрозией. Это характерно для низкогорных районов Северного Кавказа и Закавказья. В Грузии, на­пример, имеется 296·103 га слабо, 21·103 га средне и 24·103 га сильно эродированных ветром почв. Ветровая эрозия почв широко распростра­нена в Ферганской долине, в межгорных впадинах Юго-Западного Памиро-Алтая, в межгорных котловинах Саян и гор Забайкалья.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.02 с.)