ТОП 10:

Его прославляя. А позже мы пир, устроим, и всех созовем.



* * *

Пусть радость разделят / все с нами друзья, родные, и все, кто нам дорог.

Забудем войну, ведь враг наш разбит, и зло причинит нам нескоро.

Не сможет - запомни, не бойся, мой друг, и радуйся – мир наступил,

Пусть радуясь с нами, цветет мир вокруг, чтоб нынче никто не грустил.

* * *

Давайте труд мирный / наш возобновим, ведь нас от него оторвала /

Злодейка-война, так вернемся к нему. К труду ведь страна нас призвала,

Чтоб все, что погибло в войну, возродить, и к новым высотам идти.

И сделать богаче родную страну, и вновь к процветанью идти.

* * *

А мир, о, мой друг, это ценность, поверь, давайте его сохраним мы,

Ведь он наступил лишь буквально вчера. Разрушить его не дадим мы /

Врагу, что все зубы вновь точит на нас, желая всех нас погубить.

Помочь завоеванный мир сохранить / о том Бога будем молить.

* * *

Война завершилась, затихли бои, зачЕхлим оружие, братья.

Да, к миру стремимся, домой мы спешим, родным мы раскроем объятья.

По дому родному соскучились мы, и радуясь, Богу поем,

О, Боже, за помощь / мы благодарим! О, Боже, мир дай нам – зовем.

* * *

«Что это за песня?» - Спросил Эмиль, когда они замолчали.

«Народная – Сказал профессор: - Стихи сочинил один офицер во время последней войны с Райзероном, и они разошлись в народе, а кто музыку сочинил – неизвестно. Так всегда говорят – раз автор музыки неизвестен, значит она – народная.»

«Ну, для народной отличная песня.» - Сказал Эмиль.

«Мне все впечатление испортил этот Энрике. Когда все они пели – он визжал, как перепуганный поросенок и перебивал им все пение, так что человека три или четыре из-за него сбивались.» - Сказал он потом, когда мы покинули его дом.

«Я этого не заметила.» - Пожала плечами Джулия.

«Ну, я, как человек со слухом, не мог этого не слышать. Впрочем, они – не академический хор, им, в общем-то простительно.» - Ответил он.

«Ты говорил, что в ближайшее время отчаливаем? Когда же это будет.» - Спросил я.

«Начнем завтра. Чем раньше, тем лучше. Пока все спокойно, надо уходить из этого болота.» - Ответил Эмиль.

«Золотые слова, Эмиль.» - Сказала Джулия, положив руку на плечо мужу.

Когда мы вернулись обратно, Эмиль сейчас же сказал, что в связи с их планами нужно кое-что уладить, и уехал, вернувшись только вечером.

Отплытие.

Следующие два дня полностью прошли в сборах. За это время профессор Эмилю звонил два раза, интересуясь сборами, а сам Эмиль непрерывно куда-то уходил на час или два. На третий день, когда все вещи были собраны, мы отправились в какое-то ведомство, оформлять документы, на это у нас ушел примерно час, после чего вернулись обратно.

«Удача! – воскликнул Эмиль, глядя на собранные вещи: - Не зря я пробегал два дня по ведомствам. Теперь можно в субмарину и домой! Только нам на сей раз нельзя ускоряться, а это – проблема. Ну, ладно, что-нибудь придумаем.»

Утром четвертого дня мы прибыли на причал, впервые за столько времени, пока мы были в этой стране. Подводная лодка все также ждала нас и так же, как прошлый раз, мы погрузились в машину. Эмиль остановился, глядя на панораму порта со стоящими тут и там большими и маленькими судами (это были частные яхты, некоторые из них были просто огромные – настоящие теплоходы (или на чем они ходили) в частных руках), а за ними – и огромного города с его небоскребами, из-за которых уже всходило солнце. Он сделал пару снимков.

«Красивый город. Обидно только, что за этой красотой скрывается зло. Ладно, через час должна прибыть делегация, чтоб проводить нас домой.» - Сказал он, входя в судно.

Через час и правда прибыл профессор со своим семейством. Вместе с ним приехала…. также Элларилдэла Гонттар.

«Лэла прибыла к нам, чтобы проводить тебя.» - Сказал профессор.

«Да, господин Касальгадо. Я хочу поблагодарить за то, что вы побывали у нас. Не знаю, что бы мы делали без вас.» - Сказала она, заметно смущаясь.

Подойдя к Джулии, она обняла ее, сказав: «Мы все переживали за вас, хорошо, что с вами все хорошо.»

Также все мы попали в объятия профессора.

«Спасибо тебе, Эмиль, твое пребывание здесь принесло много моей стране, это чистая правда.» - Сказал он.

Также он произнес несколько теплых слов Джулии. Потом прощаться с нами начали и другие члены «делегации». Все, попрощавшись с Эмилем, стремились сказать пару слов и его жене и лишь Энрике не решился подойти к ней, лишь с расстояния сказав: «Простите меня».

Они, попрощавшись, отошли подальше, но не ушли совсем. В это время Эмиль принял решение отплывать. И снова в рубке управления голос спрашивал о времени отправления. Эмиль отдал приказ об отправлении и когда мы отшвартовались, подлодка тут же начала отплывать, а семейство Куимбра тут же вернулось на причал и долго махало нам руками.

«Кстати, а как же на этот раз мы будем плыть, ведь прошлый раз мы неслись по морю на большой скорости, а в этот раз, наверно, от этого придется отказаться, ведь Джулия беременна?» - Спросил я, когда мы отплыли от берега уже достаточно далеко.

«Меня заверили, что даже неспешное путешествие не грозит мне непредвиденными ситуациями, но конечно, я подстраховался и снабдил лодку кое-какими новыми устройствами, которые могут ускорить наше прибытие домой.» - Ответил Эмиль.

«Как же?» – Спросил я.

«Примерно так, как вы прибыли ко мне из вашей страны, самельер Маркович.» - Ответил он.

Тем временем, плавание продолжалось. Мало-помалу гигантский город уходил вдаль. Наконец, он остался позади. Вокруг нас теперь была только река, да берега, поросшие тропической растительностью, да с чередующимися тут и там поселками.

«Прощай Прусдэносьюдзат.» - Сказал Эмиль, когда последние пригороды столицы страны, где мы так долго были, остались позади. И снова мы любовались пейзажами берегов, ведь прошлый раз мы проплывали здесь довольно длительное время тому назад.

Глава 5. Конец.

 
 


Путь обратно.

Мы даже не заметили, как берега скрылись за горизонтом и мы видели лишь водное пространство. Мы, как говорил Эмиль, были еще на реке, но было полное впечатление, что мы уже достигли моря, благо что и движение судов здесь было нешуточное.

«Конец приключениям. – Сказал Эмиль: - Даже не верится, что все позади. А ведь как все хорошо начиналось, но опять все испорчено.»

«А когда ты понял, что здесь находятся гербертийцы?» - Спросил я.

Эмиль начал рассказывать: «Когда с завидной периодичностью компьютер начал подавать сигналы о потенциальной опасности. Я не сразу насторожился, хотя надо было бы, но когда это пошло с завидным постоянством, я понял, что дело нечисто. А ведь впервые я получил недвусмысленный намек, когда мы, будучи в лесу, мы видели это глиняное чудо-юдо. Помните, я тогда нашел нечто в машине? Так вот, это было гербертийское следящее устройство. Я и насторожился, но выводы, увы сделал лишь позднее. А после начал странно вести себя этот Энрике, увиваться то вокруг одной дамочки, то вокруг другой и снова эти сигналы. Однажды я пришел в храм помолиться и вдруг сигнал – устройство, идентифицированное, как опасное, подающее сигнал, где-то здесь. И тут Энрике. Сигнала уже нет, но мне сразу вспомнились наши лютанские приключения. Гербертийцы ведь очень любят использовать манипулирующие жучки. Это могли быть не обязательно они. Но кто-то пытается Джулии подложить в пищу какое-то устройство. Жучок? Похоже. И это уже наводит на мысль о жучках. Кто это может быть? Поблизости крутился Энрике и он же в отсутствии мужей ходил к жене Чона и некоторым другим. Многие из них по странному совпадению работают в промышленности, создают новое лицо Южиссанорабии. Жучки, как оказалось позже, распространяли в местных ВУЗах под шапкой «помощи» студентам в решении личных проблем, дескать, подбрось девушке жучок, и она твоя. Но потом последовало похищение Глории Чон. Мафия? Как оказывается, нет, ведь, как вы помните, там был гербертийский робот, который чуть не зарезал ее мужа. Причем, подмена ее им прошла так тихо, что власти ничего не заметили. Увы, мы все тоже не распознали его, а ведь он довольно долго был в нашем обществе. Для шпионской сети это скорей раскрытие, но для диверсантов это был способ поквитаться с Чоном, который не хотел идти на сделку, а еще со мной, но это им не удалось, местные даже смогли захватить этого робота, но произошел сбой, вероятно, организованный, и он подорвался. Робот, конечно, мог прикончить Чона еще дома, но увы, перед выставкой он не ночевал дома, вынужденный находиться целые сутки в городе. Еще стоит добавить, что у гербертийцев было много новой техники, я говорю и об этих «божках», и об андроидах, которые были некоей новой модификации, как я понимаю, это легендарный «Авиддош 5 М5», о разработке которого я слышал. Они сделали свои устройства менее заметными, отчего, похоже мои сенсоры и не давали ясных сигналов относительно типа опасности. Теперь, надеюсь, сигнатуры угроз у нас значительно обновлены, впрочем, мне нужны данные, а мне их еще добывать, ведь в Южиссанорабии у меня не было времени исследовать образцы. Конечно, часть я представил родному СНБ, и они мне значительно помогут. Именно такой новый андроид, кстати, взломал систему безопасности здания МГБ Южиссанорабии, намереваясь, по-видимому, ликвидировать находящегося там под стражей Леону Гриша, но вмешались родицианцы, и в дело пошел их робот, который и произвел этот взрыв, воспользовавшись отключением системы, а это сбило с толку и наших и южиссаорабийцев. Пожалуй, один я думал, что что-то здесь не так, и не ошибся. Что ни говори, враг не стоит на месте, а значит, и нам надо бежать вперед, чтобы быть впереди. Ну, а остальное вы знаете….»

«Но зачем были все эти похищения? Ведь это слишком раскрывало всю их деятельность!» - Спросил я.

«С целью обработки. Гриш был личностью жуликоватой и его легко можно было обработать с целью заставить работать на себя, тем более эта Форчи. Эту несчастную ветреную девицу за счет эксплуатации ее страсти к любовным утехам, как это любят называть сделали совершенно послушной игрушкой, а жучки довершили дело. Но были случаи сложнее, и на расстоянии человеком сложнее было манипулировать. Особенно это справедливо в отношении моей Джулии, ведь Энрике, который повадился ходить к ней, мы быстро обезвредили. Но увы, он уже изрядно поработал, так что Джулия безропотно пошла на зов жучка. Да, вы помните, что на нее вдруг напала странная сонливость. Это тоже был верным признаком постороннего воздействия, ведь после активного внешнего удара неизбежно наступает реакция. А в своих, так сказать, условиях переделать человека, обратив его, по сути, в биоробота, намного легче. Такой куклой в их руках стала Форчи, вы помните, как она, не сознавая, что делает, понеслась на машине на нас. Гербертийцы ведь уже поняли, что я их раскусил…»

«А как же ты понял, где находится их база?» - Снова спросил я.

Эмиль снова начал говорить: - «По тому, откуда я чувствовал сигналы, когда мы были в гостях у профессора. Тем более, что я запомнил места, где мы видели это глиняное чудо, а также те места, где их видели местные, а их многие видели в этих лесах, ведь в таком райском месте людей не заставишь сидеть дома. Вы ведь помните смешные рассказы Энрике о «Лесных чудищах»? Я запомнил все это, а когда Джулию похитили, мои предположения превратились в уверенность, ведь они не могли ее сильно далеко увезти. Когда же мы с вами пошли в эти пещеры, показания моих сенсоров подсказали мне, что я не ошибся – я чувствовал сигналы их радиоустройств, да и сами некоторые их машины приборы уже чуяли, вы ведь помните, сколько их там было! Оставалось только удостовериться в деталях, получить карту пещеры с размещением отдельных объектов, и дело в шляпе! Ну, это операцию вы помните. Я тогда планировал добраться до самого их убежища, но не смог, ибо понял, что это слишком опасно, но дело было сделано, хоть они и запеленговали нас на обратном пути, но помог Базиаш.»

«Ладно, хватит вам детективных историй. Главное, что все позади! – Сказала Джулия: - Мы скоро прибудем домой, где не будет этого гнилого болота со всей этой мошкарой. А у нас будет маленький Касальгадо и даже двое.»

«Двое?» - Спросил Эмиль.

- Да.

- И когда же это случилось? Меня ведь заверяли, что он – один.

- Это сообщили мне уже после освобождения, причем, заверяли, что это именно близнец, а не

гербертийский «внедренец».

- Ну, не надо муссировать всякие идеи, дорогая.

- Ладно, не буду.

Больше мы к этому разговору не возвращались, а в завершении дня Эмиль снова пел:

* * *

И снова земля позади, и нас обступила вода,

Мы к дому родному идем, сквозь море, и ветер и дождь,

Путь длинный у нас впереди, но это, мой друг, не беда,

Но из земли мы уйдем / чужой, где враги вокруг сплошь,

Где свой, где чужой, не поймешь, а из-за угла жди удар,

Царила повсюду там ложь. Немногие только мне в дар /

В беде помогали моей, и бескорыстно совсем /

Всех нас утешали, когда / нас посетила печаль,

Забыв о печали своей, как будто ее нет совсем,

И нам помогали в беде. Себя им не было жаль?

Но вот, это все позади, и снова домой мы идем,

Вода вокруг нас, впереди, и глядя в нее, мы поем,

Пусть волны бушуют вокруг, и ветер, как зверь, вновь ревет,

Мы худшее знали, мой друг, нас буря с пути не собьет.

И снова туда, где нас ждут, вернемся мы в дом свой родной,

Где мир и где любят тебя, где нет нападений врага,

И ноги его не войдут / в наш дом. Порог не преступит он мой,

Пусть зло он замыслит, вредя, но Родина нам дорога,

Пусть хочет он нам навредить, не сможет, сломает о нас /

Он зубы свои. И нас победить / он больше не сможет сейчас.

Цветами нас встретят опять, и пироги испекут,

И дома спокойно мы спать / вновь будем, враги не придут,

В наш дом. Там им нас не достать. Мы сможем от них отдохнуть.

* * *

Были и еще ряд песен, но в основном, я их уже слышал, и повторяться не хочу. Мы довольно долго находились на палубе судна, пока не стемнело. Так завершился наш путь. Жаль, что я многого не видел, ибо тогда мое повествование могло быть куда интересней, но что было, то было…

Возвращение.

Пошли дни плавания, дни когда мы то погружались и плыли в толще воды, и тогда сквозь иллюминаторы мы созерцали красоты подводного мира, то всплывали и снова над нами была синева неба, а под нами – синева моря. На сей раз два воскресенья подряд мы провели в открытом море. Еще спустя неделю мы пристали все-таки к какому-то острову и Эмиль нашел какую-то церквушку, вернее, это был приспособленный под эти нужды домик с кое-как прикрепленным к выглядящей очень туземно (если я могу так выражаться) кровле крестом, где смог помолиться, вызвав бурю восторга у местного священника, имевшего черты грейна, хоть и сглаженные, в отличие от тех, которые я раньше видел. Этот священник затеял с Эмилем длинную беседу, продолжительность которой я не могу сейчас назвать точно, но разошлись они оба очень довольные, хоть мы с Джулией уже не знали, когда же этот разговор кончится. Здесь на острове мы были еще пару дней, за это время было отснято множество фотографий и лишь потом мы приняли решение двигаться дальше.

Прошло еще несколько дней, и Эмиль решил все-таки воспользоваться тем способом, который помог бы нам ускорить путешествие. Момент включения этого устройства не был нами особенно замечен, просто мы погрузились и около часа плыли в подводном положении, а всплыли… в паре километров от лютанского берега.

«Родина!» - Воскликнул Эмиль. Так мы неспешно плыли около двух часов, а потом Эмиль снова дал команду погружаться.

«Мы приближаемся ко входу в пещеры, ведущие в мое убежище.» – Сказал он.

Скоро мы и правда увидели в иллюминаторе берег, а в нем – огромный черный провал пещеры, в

который мы немедленно вошли. И вокруг нас это фантастическое царство, этот подводный дворец, который словами просто так не опишешь, но обо всем этом я уже писал. Потом лодка остановилась, а затем стала подниматься вверх, и наконец, мы вошли в освещенное пространство. Потом люк, через который мы вплыли сюда, закрылся, после чего лодка легла на дно, и вода стала стремительно уходить и минут через десять от воды оставались лишь отдельные лужи. Компьютер дежурно поздравил Эмиля с прибытием на место назначения, и он, ответив, сказал, что мы выгружаемся. Не стоит описывать это, но после довольно длительной выгрузки, мы перед тем, как пересесть в машину, произвели еще пару снимков на фоне подводной лодки, а потом мы поехали дальше.

Итак, мы, покинув субмарину, двигались на машине по туннелю обратно туда, откуда спустились.

«Предупреждаю, вы увидите кое-что интересное, ибо Лэриас без меня поработала на пару с главным компьютером.» - Сообщил нам Эмиль, оглядываясь.

Мы приготовились увидеть это «интересное». Я тоже ожидал, думая, что же это будет, но когда мы приблизились к платформе, на которую машина должна была встать, рядом с ней нас встретили две шеренги довольно статных девиц в одинаковых синих платьях. В центре между шеренгами стояла Лэриас. Всего их было больше десятка. Надо сказать, это зрелище превзошло все мои ожидания.

«Вот, то, что я вам говорил – Сказал Эмиль, показывая на эту «делегацию»: - Они без меня заключили, что версию Centurion 1 можно пускать в серию и понаделали этих синтетических девок, чтобы малость поиздеваться надо мной.»

«Так это сделано без твоего ведома?» - Спросил я.

«Не совсем так. Формальное согласие они испросили, но мне было в тот момент не до них и я не подумал, что они начнут масштабную репликацию самих себя.» - Вздохнул Эмиль.

Дальнейшее походило на какую-то постановку. Эмиль, заведя машину на платформу, остановил ее и вышел. Тотчас же роботы хором проскандировали, приветствуя своего хозяина, а Лэриас, подойдя,

произнесла: «Поздравляю вас с благополучным возвращением домой…»

«Над проектом Centurion 2 придется еще поработать, учесть недостатки, выявленные при использовании пробной модели. Вам необходимо учесть это.» - Сказал Эмиль, когда церемония встречи, устроенная роботами, завершилась.

«Хорошо, самельер.» - Ответила Лэриас.

«Итак, теперь у нас 24 робота-андроида, возможно, больше, чем мне нужно, но раз уж они произведены, то будем использовать их.» - Сказал Эмиль, снова садясь в машину, перед тем, как платформа начала подниматься.

И вот, подъем завершился, и мы снова в гараже. Не передам ту радость, в которой пребывали Эмиль с Джулией, и если Эмиль при своей сдержанности, не очень-то проявлял свои эмоции, то Джулия буквально сияла от счастья.

«Наконец-то мы дома! – восклицала она: - Поистине, это праздник!»

Когда же мы, выгрузив рюкзаки, вышли из гаража, к нам выбежала Стефания, чьи волосы представляли собой какой-то невообразимый калейдоскоп из цветов: красного, ярко-синего и салатового, коими были окрашены разные пряди, образуя своеобразный полосатый узор на голове.

«Надо же, Эмиль, ты уже прибыл. Я не думала, что ты прибудешь так скоро!» - Воскликнула она.

«Я звонил вам, но все вы куда-то отбыли, и на звонки не ответили, а свои телефоны не взяли.» -

Сказал Эмиль.

«Извини, мы отправились прогуляться и не подумали, что можешь позвонить ты.» - Сказала она.

В этот момент пришел и Касальгадо-старший. Последовали бурные приветствия.

«Говорят, что у вас там что-то было. Во всяком случае, рудельские диссиденты опять подняли вселенский шум, мол Прусдэн проводит резню, убивая политических противников.» - Сказал после этого он.

«Ерунда. – Ответил Эмиль: - Опять гербертийцы там затеяли совершить смену власти. Правда, власти вовремя среагировали и пресекли заговор, бои. правда, были нешуточные, притом, взяли много местных.»

«Вот, теперь у меня полная картина происходящего, а то мы имеем лишь трансляции акций бывших

коллаборационистов из Южиссанорабии, крики наших либералов, да заявления официальных властей Союза, которые. как водится, все отрицают.» - Сказал отец Эмиля.

«Просто следствие затянулось, ведь фигурантов много. Они, понятное дело, не хотят предавать дело огласке.» - Сказал Эмиль.

На этом разговор завершился и мы отправились выгружать нашу поклажу. Родственники Эмиля нам активно помогали, таким образом, к вечеру процесс был завершен, и мы могли отдыхать.

На следующий день в честь своего прибытия Эмиль организовал (как и пел об этом во время обратного пути) застолье, на которое пригласил всю свою семью, а также и кое-кого из семьи Джулии (она сама просила его не приглашать всех, ведь потом будет слишком много возни), так что народу прибыло очень много, и вечером в его доме было очень весело (при этом обошлось без спиртного, которого избегал Эмиль и которое было противопоказано Джулии по причине беременности). О наших похождениях Эмиль больше ни говорил ни слова, говоря лишь о том, что мы пережили за это время, что можно назвать приятными впечатлениями, а потом (посуду в это время мыли роботы) в гостином зале все разом смотрели фотографии и съемки (а были и такие), отснятые нами во время путешествия. Интересно, что большое количество фотографий, отснятых Эмилем во время, когда Джулия была в плену у гербертийцев, не вызвала ни у кого вопросов. Эти альбомы вызвали у всех бурю восторгов, ведь снимал Эмиль не только в Южиссанорабии, но и на пути туда и оттуда, как на море, так и во время многочисленных остановок.

Закончилось все это, может, не очень поздно, но когда все эти мероприятия завершились, я пришел в мою комнату, лег и сразу заснул.

В заключении.

(эпилог Марковича)

Так я прожил несколько дней в доме Эмиля, но потом я подумал, что неплохо бы и мне вернуться домой.

«Так, когда мы ехали к тебе в гости, ты говорил, что сколько бы я ни был у тебя, для моих родных я пробыл в твоем мире, допустим, час и не более того?» - Спросил я однажды вечером, когда Эмиль вернулся.

«Домой хотите? – Улыбнулся он: - Ну, что ж, это выполнимо. Я вам показывал, как работает устройство. Надеюсь, вы помните?»

«Да. Припоминаю.» - Ответил я.

«Видите? Вы можете вернуться и сегодня, и через год.» - Ответил Эмиль.

«Вот только я так долго не был дома. Смогу ли я скрыть то, что на самом деле не был дома не час, а несколько месяцев?» - Сказал я в свою очередь.

«А зачем скрывать? Подарите вашей супруге немного больше внимания, только и всего.» - Улыбнулся Эмиль.

«Не знаю, будет ли это адекватно воспринято?» - Сказал я.

«Ну, ваше дело. – Сказал Эмиль, лежа в кресле: - Так, когда вы решили отбывать домой?»

«Пожалуй, завтра.» - Ответил я.

На следующий день я попрощался с Джулией, а потом Эмиль пригласил меня в машину, и мы поехали. Мы выехали со двора и поехали было по дороге в город. Рывок – и мы очутились в хорошо знакомых мне улочках Белграда. Взяв свои вещи, я вышел из машины, прощаясь с Эмилем.

«Честное слово, как в первый раз, жалко с вами расставаться, самельер Маркович. – Сказал Эмиль: - Но как ваши записи, которые, как я знаю, вы ведете?»

«Я вел их постоянно, ведь времени у меня было очень много, особенно в Южиссанорабии, где я по многу дней безвылазно сидел в своей комнате. Надеюсь, что за время отпуска подправлю их и повесть будет готова.» - Ответил я.

«Что ж, через месяц навещу вас, посмотрю, что вы там написали. Люблю ваш язык, ох, люблю.» - Сказал Эмиль. Затем мы попрощались и я вернулся в свой родной дом. Да, как сказал Эмиль, по времени моего мира я не был дома не более часа, но чувств сдержать было трудно. И тем не менее, к тому времени, когда пришла Андрия, я был спокоен. Загар, полученный мной за время путешествия по Южиссанорабии, наполовину сошел за время сидения в бункере во время проведения операции против диверсантов, но тем не менее, еще не совсем. И тем не менее, кажется, Андрия не обратила на него внимания. Я спокойно распаковал свой рюкзак, положив свои вещи на место, сказав на вопросы жены, что собирался в поход, но поход состоялся и без меня.

Итак, я дома!!! Оставшийся отпуск я посвятил правке своих записей, готовясь показывать их издателям. Надо же, какой длинный у меня в этом году отпуск получился! Кто мог бы мечтать о таком?! И вот, за неделю до конца отпуска рано утром, когда я только проснулся, раздался звонок в дверь. Это был Эмиль.

«Как я и обещал, я приехал посмотреть ваши записи.» - Сказал он, и взяв тетрадь с моими наработками, принялся читать, и за час одолел все.

«Чудесно, я скажу вам! – Воскликнул он: - Говорю вам, как писатель, имеющий некоторый вес в своем мире. Не хватает только некоторых вещей.»

И он дал мне кипу распечатанных листов бумаги, сшитых воедино. Это были фрагменты записей самого Эмиля.

«Как и прошлый раз, я немного помогу вам. Вот, подобранные мной некоторые мои записи к определенным частям вашего повествования, где неплохо было б добавить подробностей. Через месяц я приеду посмотреть, что вы с ними сделали.» - Сказал он, улыбаясь.

«Ничего не останется не у дел.» – Ответил я.

Так мы расстались. Тем временем, закончился отпуск и началась работа, но домашний труд я не оставлял, изучая записи Эмиля и внося нужное мне (а ненужного, надо сказать, почти не оказалось – он знал, что мне будет нужно для моей книжки) в повествование и аккурат через месяц мой труд был готов. Эмиль, увидев мои записи, был просто в восторге, и сказал, что такое смело можно публиковать. И снова мои наработки родной журнал воспринял с восторгом, заставив кое-что подправить, но это было несущественно. Такова история этой повести, дорогой читатель, я надеюсь, что и вы не отвергнете мой многомесячный труд сначала над черновиками, а потом над правками этих черновиков, и наконец, созданием самой книги. С момента последнего визита Эмиля он больше не появлялся, и я думал – придется ли мне снова видеть его, участвовать в его приключениях, и писать об этом для моих читателей? Надеюсь, до скорой встречи, дорогой читатель.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.031 с.)