ТОП 10:

Речь на XV Московской губернской партийной конференции 14 января 1927 г.



 

Товарищи! В чем выражается главное и характерное в положении нашей страны, если смотреть на дело с точки зрения управления страной, с точки зрения руководства всей нашей строительной работой?

Главное и характерное состоит в том, что партия сумела нащупать правильную политику, – основная линия партии оказалась правильной, а ее руководящие указания оказались жизненными.

Ленин говорил:

«Десять – двадцать лет правильной политики в отношении крестьянства, – и наша победа обеспечена».

Что это значит? Это значит, что в данный исторический момент вопрос о взаимоотношениях между пролетариатом и крестьянством является для нас главным вопросом. И вот наша практика, наша работа, работа партии показывает, что партия сумела нащупать правильное разрешение этого вопроса.

Что требуется для того, чтобы политика партии была правильной в этом основном вопросе?

Для этого требуется, во‑первых, чтобы политика партии обеспечивала смычку, союз между рабочим классом и крестьянством.

Для этого требуется, во‑вторых, чтобы политика партии обеспечивала руководство пролетариата внутри этого союза, внутри этой смычки.

Для того, чтобы обеспечить смычку, необходимо, чтобы наша финансовая политика, вообще, и наша налоговая политика, в частности, соответствовали интересам трудящихся масс, чтобы политика цен была у нас правильная, идущая навстречу интересам рабочего класса и крестьянства, чтобы кооперативная общественность насаждалась как в городе, так и, особенно, в деревне, систематически, изо дня в день.

Я думаю, что в этом отношении мы стоим на правильной дороге. В противном случае мы имели бы серьезнейшие осложнения.

Не скажу, что у нас нет трудностей в этой области. Трудности есть, и очень серьезные. Но мы их преодолеваем. И мы преодолеваем их потому, что политика у нас в общем правильная.

А что требуется для того, чтобы обеспечить за пролетариатом руководство крестьянством? Для этого необходима индустриализация страны. Для этого необходимо, чтобы наша социалистическая индустрия росла и крепла. Для этого необходимо, чтобы наша растущая социалистическая индустрия вела за собой сельское хозяйство.

Ленин говорил: каждый новый завод, каждая новая фабрика до того укрепляет позиции рабочего класса в смысле руководства деревней, что никакая мелкобуржуазная стихия нам не страшна. Это он говорил в 1921 году. С тех пор прошло пять лет. За этот период индустрия у нас выросла, появились новые заводы и фабрики. И вот выходит, что каждая новая фабрика, каждый новый завод является новой крепостью в руках пролетариата, обеспечивающей за ним руководство миллионными массами крестьянства.

Вы видите, что и в этой области партия сумела нащупать правильную политику.

Я не скажу, что у нас нет трудностей в этой области. Трудности, конечно, есть, но мы их не боимся, и мы их преодолеваем, ибо политика у нас в основном правильная.

Говорят, что власть Советов является самой прочной властью из всех существующих в мире правительств. Это верно. А чем это объясняется? Объясняется это тем, что политика Советской власти является единственно правильной политикой.

Но достаточно ли одной лишь правильной политики для того, чтобы побеждать все и всякие трудности, возникающие на нашем пути?

Нет, недостаточно. Для этого необходимы еще, по крайней мере, два условия.

 

Первое условие. Необходимо, прежде всего, чтобы правильная политика, выработанная партией, действительно проводилась в жизнь, действительно осуществлялась целиком и полностью.

Иметь правильную политику – это, конечно, первое дело. Но если эта политика не проводится в жизнь, если она искажается на практике при проведении ее в жизнь, – то какой толк от такой политики? В жизни бывают случаи, когда политика правильна, но она не проводится или проводится не так, как ее надо проводить. Таких случаев у нас теперь немало. Именно такие случаи имел в виду Ленин, когда он на XI съезде в своем последнем докладе сказал:

«Политика у нас правильная, но этого недостаточно, поэтому дело теперь в том, чтобы наладить правильный подбор людей и организовать проверку исполнения».

Подбор людей и проверка исполнения, – вот на чем заострял Ленин вопрос в своем последнем докладе. Я думаю, что это указание Ленина мы должны иметь перед глазами на весь период нашей строительной работы.

Чтобы руководить строительством, для этого недостаточно иметь правильные директивы, – для этого необходимо еще поставить на руководящие посты нашей советской, хозяйственной, кооперативной и всякой иной строительной работы таких людей, которые понимают смысл и значение этих директив, которые способны честно и добросовестно проводить эти директивы, которые считают проведение этих директив не пустой формальностью, а делом чести, делом своего высшего долга перед партией и пролетариатом.

Вот как надо понимать лозунг Ленина: правильный подбор людей и проверка исполнения.

А между тем у нас происходит иногда нечто прямо противоположное. С виду как будто бы признают указания высших органов партии и Советской власти, а на деле кладут их под сукно и продолжают проводить совершенно другую политику.

Разве это не факт, что иногда некоторые руководители некоторых аппаратов, хозяйственных, кооперативных и иных, кладут правильные указания партии под сукно и продолжают шествовать по старой проторенной дорожке? Если, например, центральные органы партии и Советской власти решают, что очередной задачей нашей политики является снижение розничных цен, а целый ряд кооперативных и вообще торговых работников проходит мимо этого решения, предпочитая обходить его, – то как это назвать? Что это, как не подрыв той правильной политики, от добросовестного проведения которой зависит судьба смычки, судьба союза рабочих и крестьян, судьба Советской власти?

Ленин имел в виду такие именно случаи, когда он говорил: Линия у нас правильная, но машина двигается не туда, куда ей следует двигаться.

А чем объяснить этот разлад между линией и машиной? Да тем, что состав этой машины, состав этого аппарата не всегда доброкачественен.

Вот почему правильный подбор работников и проверка исполнения являются теперь одной из очередных задач партии и Советской власти.

Вот почему партия должна зорко следить за тем, чтобы основные работники нашей строительной работы подбирались под углом зрения добросовестного проведения в жизнь политики партии и Советской власти.

 

Второе условие. Но этим дело, конечно, не исчерпывается. Необходимо, кроме того, добиться того, чтобы поднять качество партийного руководства массами и облегчить тем самым во влечение широких масс рабочих, а также и крестьян, во всю нашу строительную работу.

Обеспечение руководства пролетариата – это, конечно, первое дело. Но пролетариат проявляет свою волю к руководству через партию. Руководить строительством с плохой партией во главе невозможно. Чтобы пролетариат мог руководить, необходимо, чтобы его партия стояла на высоте своего призвания высшего руководителя масс.

А что требуется для этого?

Для этого требуется, чтобы руководство партии было не формальное, не бумажное, а действительное. Для этого требуется, чтобы руководство партии было максимально гибкое.

Говорят, что без приведения в действие широких масс рабочего класса мы не можем одержать победу на фронте нашего строительства. Это совершенно правильно. Но что это значит? Это значит, что для того чтобы широкие массы впряглись в дело нашего строительства, необходимо, чтобы этими массами руководили правильно, гибко, не опрометчиво.

А кто должен руководить массами?

Массами должна руководить партия. Но партия не может руководить массами, если она не учтет тех изменений, которые произошли среди рабочих и крестьян за последние годы. Теперь уже нельзя руководить по‑старому, путем одних лишь распоряжений и указаний. Прошли времена для такого руководства. Теперь простое формальное руководство может внести лить раздражение. А почему? Потому, что выросла активность рабочего класса, выросли запросы рабочего класса, выросла чуткость рабочих к недостаткам нашей работы и рабочие стали более требовательными.

Хорошо ли это? Конечно, хорошо. Мы этого всегда добивались. Но из этого следует, что руководство рабочим классом становится более сложным, а само руководство должно принять более гибкий характер. Раньше, бывало, на ногу наступишь – и ничего. А теперь это не пройдет, товарищи! Теперь требуется максимальная внимательность даже к самым незначительным мелочам, ибо быт рабочих складывается именно из этих мелочей.

То же самое надо сказать о крестьянах. Нынешний крестьянин не тот, что два – три года тому назад. Он также стал более чутким и сознательным. Он читает статьи так называемых руководителей, обсуждает их, разбирает по косточкам каждого из руководителей и вырабатывает о них свое собственное мнение. Вы не думайте, что он глуп, как это изображают нам иногда некоторые умники. Нет, товарищи, крестьянин умнее многих умников в городе. И вот он хочет, чтобы к нему относились повнимательнее. Тут так же, как и в отношении рабочих, нельзя ограничиваться одними лишь резолюциями. Тут так же, как и в отношении рабочих, надо разъяснять указания партии и Советской власти, разъяснять терпеливо и внимательно, чтобы поняли люди, чего хочет партия и куда она ведет страну. Не поняли сегодня – потрудитесь объяснить завтра. Не поняли завтра – потрудитесь объяснить послезавтра. Без этого не будет и не может быть теперь никакого руководства.

Это не значит, конечно, что надо бросить руководство. Нет, не значит. Масса не может уважать партию, если партия бросает руководство, если она перестает руководить. Массы сами хотят, чтобы ими руководили, и массы ищут твердого руководства. Но массы хотят, чтобы руководство было не формальное, не бумажное, а действительное, понятное для них. Для этого именно и необходимо терпеливое разъяснение цели и задач, директив и указаний партии и Советской власти. Бросать руководство нельзя так же, как нельзя его ослаблять. Наоборот, руководство должно быть усилено. Но, чтобы усилить руководство, необходимо, чтобы само руководство стало более гибким, а партия вооружилась максимальной чуткостью к запросам масс.

Товарищи, политика наша правильна, и в этом наша сила. Но, чтобы наша политика не повисла в воздухе, необходимы, по крайней мере, два условия. Во‑первых, правильный подбор работников и проверка исполнения директив партии. Во‑вторых, гибкость в руководстве массами и максимальная чуткость к запросам масс, чуткость и еще раз чуткость.

 

Политика партии в деревне

Какие новые моменты можно было бы отметить в деревне в связи с новой обстановкой внутреннего и международного характера?

Я думаю, что можно было бы отметить четыре основных факта:

1) изменение международной обстановки и замедленный темп революции, диктующие выбор наименее болезненных, хотя бы и длительных, путей для приобщения крестьянства к социалистическому строительству, для строительства социализма вместе с крестьянством;

2) хозяйственный рост деревни и процесс расслоения крестьянства, требующие ликвидации пережитков военного коммунизма в деревне;

3) политическая активность крестьянства, требующая изменения старых методов руководства и администрирования в деревне;

4) перевыборы Советов, вскрывшие тот несомненный факт, что в целом ряде районов нашей страны середняк оказался на стороне кулака против бедняка.

 

В чем состоит, в связи с этими новыми фактами, основная задача партии в деревне?

Главное теперь состоит в том, чтобы сплотить середняков вокруг пролетариата, завоевать их вновь.

Главное теперь состоит в том, чтобы сомкнуться с основной массой крестьянства, поднять ее материальный и культурный уровень и двинуться вперед вместе с этой основной массой по пути к социализму.

Главное состоит в том, чтобы строить социализм вместе с крестьянством, обязательно вместе с крестьянством и обязательно под руководством рабочего класса, ибо руководство рабочего класса является основной гарантией того, что строительство пойдет по пути к социализму.

В этом теперь основная задача партии.

 

В связи с этим перед нами стоят две основные задачи в деревне.

1) Во‑первых, надо добиться того, чтобы крестьянское хозяйство было включено в общую систему советского хозяйственного развития.

Раньше дело происходило так, что мы имели два параллельных процесса: город шел своим путем, деревня – своим.

Включение крестьянского хозяйства в общую систему советского хозяйственного развития состоит в том, чтобы создать условия, могущие двинуть вперед народное хозяйство на основе постепенного, но неуклонного подъема благосостояния большинства крестьян.

Как включить крестьянское хозяйство в систему хозяйственного строительства?

Через кооперацию. Через кооперацию кредитную, кооперацию сельскохозяйственную, кооперацию потребительскую, кооперацию промысловую[mmmmm].

А что означает массовое кооперирование крестьянских хозяйств при главенстве социалистической промышленности?

Оно означает отход мелкотоварного крестьянского хозяйства от старого капиталистического пути, чреватого массовым разорением крестьянства, и переход на новый путь развития, на путь социалистического строительства.

Вот почему борьба за новый путь развития крестьянского хозяйства, борьба за вовлечение основной массы крестьянства в дело строительства социализма является очередной задачей нашей партии.

XIV съезд ВКП(б) поступил поэтому правильно, постановив, что:

«Основной путь строительства социализма в деревне заключается в том, чтобы при возрастающем экономическом руководстве со стороны социалистической госпромышленности, государственных кредитных учреждений и других командных высот, находящихся в руках пролетариата, вовлечь в кооперативную организацию основную массу крестьянства и обеспечить этой организации социалистическое развитие, используя, преодолевая и вытесняя капиталистические элементы»[nnnnn].

 

2) Вторая задача состоит в том, чтобы постепенно, но неуклонно проводить линию ликвидации старых методов администрирования и руководства в деревне, линию оживления Советов, линию превращения Советов в настоящие выборные органы, линию насаждения в деревне начал советской демократии.

Оживить Советы, поставить их на ноги, вовлечь в Советы все лучшие элементы крестьянства, – таков тот путь, на котором можно будет выковать широкий актив из беспартийных крестьян.

Но как создать этот актив? Как добиться решения этой задачи? Думать, что ее можно добиться путем словесной пропаганды, с книжкой в руках, – значит жестоко заблуждаться. Создать вокруг партии широкий слой беспартийного актива из крестьян возможно лишь в ходе массовой работы вокруг практических нужд деревни, в ходе широкого советского строительства в деревне, путем вовлечения крестьянства в дело управления волостью, районом, уездом, губернией.

Ленин говорил, что Советы есть орган смычки рабочих и крестьян, орган руководства крестьянами со стороны рабочих. И вот, если мы хотим добиться того, чтобы политическая активность трудового крестьянства не ушла из‑под руководства рабочих, мы должны принять все меры к тому, чтобы крестьянство было вовлечено в Советы, чтобы Советы были оживлены и поставлены на ноги, чтобы политическая активность крестьянства нашла выход в обязательном участии по управлению страной. Только в ходе такой работы может выделить крестьянство широкие кадры беспартийного актива. Только из такого актива может отбирать партия десятки тысяч членов партии в деревне.

Ильич говорил, что пролетарская диктатура есть высший тип демократии для большинства трудящихся. Ильич говорил, что этот высший тип демократии может быть введен лишь после взятия власти пролетариатом и после того, как мы получим возможность укрепить эту власть. Так вот, эта фаза укрепления Советской власти и насаждения советской демократии уже началась. Мы должны идти этим путем осторожно и не торопясь, создавая в ходе работы вокруг партии многочисленный актив из беспартийного крестьянства.

Если первая задача, задача включения крестьянского хозяйства в общую систему хозяйственного строительства, дает нам возможность запрячь крестьянство в общую упряжку с пролетариатом по пути построения социализма, то вторая задача, задача насаждения советской демократии и оживления Советов в деревне, должна дать нам возможность переделать наш государственный аппарат, связать его с народными массами, сделать его здоровым и честным, простым и дешевым, для того, чтобы создать условия, облегчающие постепенный переход от общества с диктатурой пролетариата в общество коммунистическое.

Таковы основные линии резолюций, принятых XIV конференцией нашей партии по вопросу о политике нашей партии в деревне.

Сообразно с этим должен измениться и метод партийного руководства в деревне.

У нас есть люди в партии, утверждающие, что коль скоро имеется НЭП, а капитализм начинает временно стабилизоваться, то наша задача состоит в том, чтобы провести политику максимального зажима как в партии, так и в государственном аппарате, так, чтобы все вкрипело кругом. Я должен сказать, что эта политика является неправильной и гибельной. Нам нужен теперь не максимальный зажим, а максимальная гибкость как в политике, так и в организации, максимальная гибкость как в политическом, так и в организационном руководстве. Без этого нам не удержать руля при настоящих сложных условиях. Максимальная гибкость нужна нам для того, чтобы сохранить руль за партией и обеспечить партии полное руководство[ooooo].

Необходимо, чтобы коммунисты в деревне отказались от уродливых форм администрирования.

Нельзя выезжать на одних лишь распоряжениях в отношении к крестьянству. Надо научиться терпеливо разъяснять крестьянам непонятные для них вопросы, надо научиться убеждать крестьян, не щадя на это дело ни времени, ни усилий.

Конечно, гораздо легче и проще издать распоряжение и поставить точку, как это делают часто некоторые наши предвики. Но не все то хорошо, что просто и легко[ppppp].

Чтобы руководить нынче, надо уметь хозяйничать, надо знать и понимать хозяйство. На одной лишь трескотне о «мировой политике», о Чемберлене и Макдональде теперь далеко не уедешь. У нас пошла полоса хозяйственного строительства. Поэтому руководить может тот, кто понимает толк в хозяйстве, кто умеет дать полезные советы по части хозяйственного развития, прийти на помощь мужику в деле хозяйственного строительства.

Изучать хозяйство, сомкнуться с хозяйством, войти во все детали хозяйственного строительства – такова теперь задача коммунистов в деревне. Без этого нечего и мечтать о руководстве.

По‑старому теперь руководить нельзя, ибо политическая активность крестьянства поднялась, и нужно, чтобы эта активность вылилась в советскую форму, чтобы она шла через Советы, а не помимо Советов. Руководит тот, кто оживляет Советы и создает крестьянский актив вокруг партии в деревне.

По‑старому руководить нынче нельзя, ибо поднялась хозяйственная активность деревни, и нужно, чтобы эта активность вылилась в форму кооперации, чтобы она шла через кооперацию, а не помимо кооперации. Руководит тот, кто насаждает в деревне кооперативную общественность.

Таковы в общем конкретные задачи партийного руководства в деревне.

 

Правильная политика может состоять лишь из мероприятий хозяйственных, административно‑политических и культурно‑просветительних, обеспечивающих укрепление смычки.

Необходима, прежде всего, ликвидация пережитков военного коммунизма в деревне.

Необходима правильная политика цен на фабрикаты и сельскохозяйственные продукты, обеспечивающая быстрый рост промышленности и сельского хозяйства и ликвидацию «ножниц».

Необходимо, кроме того, сокращение общей суммы сельскохозяйственного налога и постепенный перевод его с рельс общегосударственного бюджета на рельсы бюджета местного[qqqqq].

Необходимо кооперирование миллионных масс крестьянства, прежде всего по линии сельскохозяйственной и кредитной кооперации, как средство включения крестьянского хозяйства в общую систему социалистического строительства.

Необходимо максимальное снабжение деревни тракторами, как средство технического революционизирования сельского хозяйства и как путь создания культурно‑технических очагов в деревне.

Необходимо, наконец, проведение плана электрификации, как средство сближения деревни с городом и уничтожения противоположности между ними.

Таков тот путь, по которому должна пойти партия, если она хочет обеспечить смычку города с деревней по линии хозяйственной.

 

Уроки восстания в Грузии

Живым примером неправильного подхода к крестьянству является недавнее грузинское восстание[20]. В газетах у нас пишут о бутафорских выступлениях в Грузии. Это верно, ибо в общем восстание в Грузии было искусственное, не народное. Однако, в некоторых местах меньшевикам удалось благодаря плохой связи компартии с массой вовлечь часть крестьянской массы в восстание. Характерно, что эти местности являются наиболее насыщенными коммунистическими силами. В этих местностях имеется относительно гораздо больше коммунистов, чем в остальных. И вот здесь‑то и прозевали люди, проглядели, не заметили, что среди крестьян есть брожение, что крестьяне к чему‑то готовятся, что есть у них недовольство, что оно накапливалось изо дня в день, а партия ничего не знала об этом. Места, наиболее насыщенные коммунистами, оказались наиболее оторванными от настроений, от дум и чаяний беспартийного крестьянства. Вот в чем соль вопроса.

Как могла случиться эта несообразность? Да так, что коммунисты не сумели подойти к крестьянам по‑ленински, вместо атмосферы доверия создали атмосферу взаимного недоверия и оторвали таким образом партию от беспартийных крестьян. Один из активнейших работников Грузии объясняет эту несообразность слабостью Советов на местах и отрывом партии от беспартийных.

«Несомненно, – говорит он, – что причину первостепенной важности, благодаря чему мы могли проморгать нараставшее выступление, нужно искать в слабости Советов на местах».

Ленин говорит, что Советы являются вернейшим барометром, вернейшим показателем настроений крестьянства. И вот этого именно барометра не оказалось в руках компартии в некоторых уездах Грузии.

Товарищи, события в Грузии нужно считать показательными. То, что произошло в Грузии, может повториться по всей России, если мы не изменим в корне самого подхода к крестьянству, если не создадим атмосферы полного доверия между партией и беспартийными, если не будем прислушиваться к голосу беспартийных, наконец, если не оживим Советов для того, чтобы дать выход политической активности трудовых масс крестьянства.

Одно из двух: либо мы сумеем установить правильный ленинский подход к беспартийным крестьянам для того, чтобы направить растущую политическую активность крестьянства в русло советского строительства и обеспечить таким образом руководство крестьянами со стороны рабочих;

либо мы этого не сумеем, и тогда политическая активность масс пойдет помимо Советов, через голову Советов, вылившись в бандитские выступления, вроде восстания в Грузии.

Так стоит вопрос, товарищи.

 

Как вести борьбу с кулачеством, не разжигая классовой борьбы?

Я думаю, что вопрос неправильно поставлен. О какой классовой борьбе идет речь? Если речь идет вообще о классовой борьбе в деревне, то она ведется пролетариатом не только против кулаков. Противоречия между пролетариатом и крестьянством в целом, – это тоже классовая борьба, хотя она и имеет довольно необычную форму.

Пролетариат и крестьянство составляют в настоящее время два основных класса нашего общества, и между этими классами существуют противоречия, правда, разрешимые и, в конце концов, преодолимые, но все же противоречия, вызывающие борьбу между этими двумя классами.

Я думаю, что классовая борьба в нашей стране, если иметь в виду отношения между городом и деревней, между пролетариатом и крестьянством, – имеет три главных фронта:

а) фронт борьбы между пролетариатом в целом (в лице государства) и крестьянством по линии установления предельных цен на фабрикаты и сельскохозяйственные продукты, по линии нормализации налогового дела и т.п.;

б) фронт борьбы между пролетариатом в целом (в лице государства) и кулачеством по линии ликвидации спекулянтских цен на сельскохозяйственные продукты, по линии переложения основной тяжести налогового бремени на кулаков и т.п.;

в) фронт борьбы между деревенской беднотой, прежде всего батраками, и кулачеством.

Вы видите, что эти фронты не могут быть одинаковыми ни по удельному весу, ни по характеру происходящей там борьбы. Поэтому и наше отношение к формам классовой борьбы на этих фронтах должно быть различно, неодинаково.

Рассмотрим дело поближе.

 

Первый фронт.

Пролетариат (в лице государства), считаясь со слабостью нашей промышленности и невозможностью получения займов для нее, установил ряд основных мероприятий, могущих оградить ее от конкуренции заграничной промышленности и способных ускорить ее развитие к выгоде всего нашего народного хозяйства, в том числе и сельского хозяйства.

Эти мероприятия: монополия внешней торговли, сельскохозяйственный налог, государственные формы заготовки сельскохозяйственных продуктов, внесение планового начала в развитие народного хозяйства в целом. Все это – на основе национализации основных отраслей промышленности, транспорта, кредита.

Вы знаете, что эти мероприятия привели к тому, к чему они должны были привести, т.е. положили предел как безудержному понижению цен на изделия промышленности, так и безудержному повышению цен на продукты сельского хозяйства.

С другой стороны, ясно, что крестьянство в целом, поскольку оно покупает изделия промышленности и сбывает на рынок продукты своего хозяйства, – предпочитает получать эти изделия по возможно дешевым ценам и сбывать свои продукты по возможно дорогим ценам. Равным образом крестьянство хотело бы, чтобы не было вовсе сельскохозяйственного налога, или чтобы он был доведен, по крайней мере, до минимума.

Вот вам и почва для борьбы между пролетариатом и крестьянством.

Может ли государство отказаться от указанных выше основных мероприятий? Нет, не может. Ибо отказ от этих мероприятий привел бы в данный момент к разгрому нашей промышленности, к разгрому пролетариата как класса, к превращению нашей страны в аграрную колонию промышленно развитых капиталистических стран, к провалу всей нашей революции.

Заинтересовано ли крестьянство в целом в уничтожении этих основных мероприятий нашего государства?

Нет, не заинтересовано. Ибо уничтожение этих мероприятий в данный момент означает торжество капиталистического пути развития, а капиталистический путь развития есть путь развития через обнищание большинства крестьянства во имя обогащения кучки богатеев, кучки капиталистов.

Кто решится утверждать, что крестьянство заинтересовано в своем собственном обнищании, что оно заинтересовано в превращении нашей страны в колонию, что оно не заинтересовано коренным образом в торжестве социалистического пути развития нашего народного хозяйства?

Вот вам и почва для союза между пролетариатом и крестьянством.

Значит ли это, что наши промышленные органы, опираясь на монополию, могут взвинчивать цены на изделия промышленности в ущерб интересам основной массы крестьянства и в ущерб самой промышленности?

Нет, не значит. Такая политика повредила бы, прежде всего, самой промышленности, сделав невозможным превращение нашей промышленности из тепличного и хилого растения, каким она была вчера, в крепкую и могучую промышленность, какой она должна стать завтра. Отсюда наша кампания за снижение цен на фабрикаты и поднятие производительности труда. Вы знаете, что эта кампания имеет достаточно широкий успех.

Значит ли это, что наши заготовительные органы, опираясь на монополию, могут играть на понижении цен на сельскохозяйственные продукты, делая их разорительными для крестьянства, в ущерб интересам всего нашего народного хозяйства?

Нет, не значит. Такая политика загубила бы, прежде всего, промышленность, ибо она, во‑первых, затруднила бы снабжение рабочих сельскохозяйственными продуктами, во‑вторых, разложила бы вконец и дезорганизовала бы внутренний рынок нашей промышленности. Отсюда наша кампания против так называемых «ножниц». Вы знаете, что эта кампания дала уже благоприятные результаты.

Значит ли это, что наши местные или центральные органы, опираясь на закон о сельскохозяйственном налоге и пользуясь своим правом взимания налогов, могут рассматривать этот закон как нечто непререкаемое, могут доходить в своей практике до разбора амбаров и снятия крыш с домов маломощных налогоплательщиков, как это имело место в некоторых районах Тамбовской губернии?

Нет, не значит. Такая политика подорвала бы всякое доверие крестьян к пролетариату, к государству. Отсюда последние мероприятия партии по сокращению сельскохозяйственного налога, по приданию этому налогу более или менее местного характера, по упорядочению нашего налогового дела вообще, по ликвидации безобразий, проявленных кое‑где на почве взимания налогов. Вы знаете, что эти мероприятия дали уже желательные результаты.

Итак, мы имеем, во‑первых, общность интересов пролетариата и крестьянства по вопросам коренным, их общую заинтересованность в торжестве социалистического пути развития народного хозяйства. Отсюда союз рабочего класса и крестьянства.

Мы имеем, во‑вторых, противоречия интересов рабочего класса и крестьянства по вопросам текущим. Отсюда борьба внутри этого союза, борьба, которая покрывается по своему удельному весу общностью интересов и которая должна исчезнуть в будущем, когда рабочие и крестьяне перестанут быть классами – когда они превратятся в тружеников бесклассового общества[rrrrr].

Мы имеем, в‑третьих, средства и пути для разрешения этих противоречий между рабочим классом и крестьянством в рамках сохранения и укрепления союза рабочих и крестьян, в интересах обоих союзников.

И мы не только имеем в своем распоряжении эти пути и средства, но мы уже применяем их с успехом в сложной обстановке нэпа и временной стабилизации капитализма.

Следует ли из этого, что мы должны разжечь классовую борьбу на этом фронте?

Нет, не следует. Наоборот! Из этого следует лишь то, что мы должны всячески умерять борьбу на этом фронте, регулируя ее в порядке соглашений и взаимных уступок и ни в коем случае не доводя ее до резких форм, до столкновений.

И мы это делаем. Ибо у нас есть для этого все возможности. Ибо общность интересов тут сильнее и глубже, чем противоречие интересов.

Как видите, лозунг разжигания классовой борьбы совершенно непригоден для условий борьбы на этом фронте.

 

Второй фронт. Действующими лицами выступают здесь пролетариат (в лице Советского государства) и кулачество.

Формы классовой борьбы так же своеобразны здесь, как своеобразны они в условиях борьбы на первом фронте.

Желая придать сельскохозяйственному налогу резко выраженный подоходный характер, государство перекладывает главную тяжесть этого налога на плечи кулачества. В ответ на это кулачество старается извернуться «всеми правдами и неправдами» и использует всю свою силу и все свое влияние в деревне для того, чтобы переложить тяжесть налога на плечи середняков и бедноты.

Борясь против дороговизны жизни и стараясь сохранить устойчивость заработной платы, государство старается принять меры экономического характера, ведущие к тому, чтобы установить предельные, справедливые цены на сельскохозяйственные продукты, вполне отвечающие интересам крестьянского хозяйства.

Кулачество в ответ на это закупает продукты у бедноты и середняков, собирает большие запасы, держит их у себя в амбарах и не выпускает их на рынок, для того чтобы искусственно взвинтить цены на продукты для выколачивания бешеных спекулянтских прибылей.

Вы знаете что в некоторых губерниях нашей страны кулакам удалось в этом году взвинтить цены на хлеб до предельной высоты.

Отсюда классовая борьба на этом фронте с ее своеобразными и более или менее скрытыми формами.

Может показаться, что лозунг разжигания классовой борьбы вполне применим к условиям борьбы на этом фронте. Но это неверно. Ибо мы здесь также не заинтересованы в разжигании классовой борьбы. Ибо мы вполне можем и должны обойтись здесь без разжигания борьбы и связанных с ней осложнений.

Мы можем и должны оживить Советы, завоевать середняка и организовать бедноту внутри Советов для того, чтобы добиться налогового облегчения основной массы крестьянства и фактического переложения главной тяжести налога на плечи кулачества. Вы знаете, что мероприятия в этом направлении принимаются, и они уже дают благоприятные результаты.

Мы можем и должны держать в распоряжении государства достаточные продовольственные запасы, необходимые для того, чтобы давить на продовольственный рынок, вмешиваться в дело, когда это необходимо, поддерживать цены на приемлемом для трудящихся масс уровне и срывать, таким образом, спекулянтские махинации кулачества.

Вы знаете, что на это дело ушло у нас в этом году несколько десятков миллионов пудов хлеба. Вы должны знать, что мы достигли на этой почве вполне благоприятных результатов, ибо мы не только добились сохранения дешевых цен на хлеб в таких районах, как Ленинград, Москва, Донбасс, Иваново‑Вознесенск и т.д., но заставили еще кулака капитулировать в ряде районов, принудив его выбросить на рынок старые запасы хлеба по невысоким ценам.

Конечно, дело тут зависит не только от нас. Вполне возможно, что в некоторых случаях кулачество само начнет разжигать классовую борьбу, попытается довести ее до точки кипения, попытается придать ей форму бандитских или повстанческих выступлений. Но тогда лозунг разжигания борьбы будет уже не нашим лозунгом, а лозунгом кулачества, стало быть, лозунгом контрреволюционным. Кроме того, несомненно, что кулачеству придется тогда испытать на своей спине все невыгоды этого лозунга, направленного против Советского государства.

Как видите, лозунг разжигания борьбы на этом втором фронте не является нашим лозунгом.

 

Третий фронт. Действующими лицами выступают здесь две силы: беднота и, прежде всего, батраки, с одной стороны, и кулаки, с другой стороны. Государство стоит здесь формально в стороне.

Как видите, фронт этот не так обширен, как предыдущие фронты. С другой стороны, классовая борьба на этом фронте совершенно ясна и открыта, тогда как она скрыта и более или менее замаскирована на предыдущих фронтах.

Дело идет здесь о прямой эксплуатации наемных или полунаемных со стороны кулака‑предпринимателя. Поэтому партия не может здесь заниматься политикой смягчения, умерения борьбы.

Наша задача здесь состоит в том, чтобы организовать борьбу бедноты и руководить этой борьбой против кулачества.

Не значит ли это, что мы тем самым беремся разжигать классовую борьбу?

Нет, не значит. Разжигание борьбы означает не только организацию и руководство борьбой. Оно означает вместе с тем искусственное взвинчивание и намеренное раздувание классовой борьбы. Есть ли необходимость в этих искусственных мерах теперь, когда мы имеем диктатуру пролетариата и когда партийные и профессиональные организации действуют у нас совершенно свободно? Конечно, нет.

Поэтому лозунг разжигания классовой борьбы непригоден и для этого, третьего фронта.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.122.219 (0.035 с.)