Шарлю Садомону (Charles Salomon).



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Шарлю Садомону (Charles Salomon).



 

1898 г. Марта 10. Москва.

 

Cher Monsieur Salomon,

 

Очень благодарен вам за ваше милое доброе письмо. Я совер-шенно согласен с вами насчет неудобства моих переводов. Я пе-редал всё это дело (о переводах) Черткову, Vladimir Tchertkoff, Mill House, Maldon, Essex, и давно хотел написать вам, что тем, кто хочет переводить мои писания, надо обратиться к нему. Он не только приятный в отношениях человек, но и очень акуратный в делах.

Что вы делаете в Италии? Как ваше душевное и телесное здоровье? Надеюсь, что хорошо. Я спрашиваю про это п[отому], ч[то] всегда с любовью думаю о вас.

Наши благодарят вас за память и кланяются.

 

Лев Толстой.

 

10/22 марта 1898.

 

 

Печатается по фотокопии. Впервые опубликовано в журнале "La Revue des Etudes slaves", tome X, Paris 1931, p. 217; в сборнике "Лето-писи", 2, стр. 163.

Ответ на письмо Саломона от 15 марта пол. ст., в котором Саломон писал относительно неблагоприятных условий для переводчиков про-изведений Толстого, связанных спешностью работы, что влияет на ее качество. См. прим. к письму N 35.

 

 

Г. П. Меньшенину.

 

1898 г. Марта 11. Москва.

 

Любезный брат о Христе, Таврило Прокофьевич, Вместо ответов на все ваши вопросы о том, как нужно пони-мать разные места писания, называемого священным, но мною не признаваемым таковым, отвечу на один главный вопрос, который вы делаете в письме вашем, а именно: кого нужно счи-тать истинными христианами?

Вы совершенно верно говорите, что никто из людей не может достигнуть совершенства. Но Христос сказал: "будьте совер-шенны, как отец ваш небесный", и все люди стремятся к этому совершенству и более или менее приближаются к нему. Но для того, чтобы приближаться к совершенству, надо итти по истинному пути; если же итти по пути ложному, то чем дальше идешь, тем больше удаляешься от него. Вот по этому-то ложному пути идет ися так называемая православная церковь, скрывшая от людей истинное значение христианского учения и заменившая его своими догматами о троице, богородице, святых, таинствах, иконах и т. п. Вы спросите: почем узнать истинный путь и чем отличить его от ложного? Христос указал нам признаки истин-ного пути в нагорной проповеди, Матфей, гл. V до VII, и в гл. XXV, где он указал на тех, которые спасутся и которые не спасутся. Истинный путь Христов есть любовь, милосердие, смирение, терпение, нищета, между прочим и целомудрие. По плодам их узнаете их. И по плодам видно тех, которые приближаются и которые удаляются от совершенства христиан-ской жизни. Приближаются те, которые нищи, гонимы, сми-ренны, и удаляются те, которые богаты, гонят и мучают других и гордятся и величаются.

И потому нетрудно узнать и отличить истинный путь от ложного, узнать тех, которые приближаются к совершенству, от тех, которые удаляются от него, и отличить дух истинного христианства от ложного. Дух истинного христианства, кроме того, выражен и в евангелии в двух местах в самой ясной, краткой и понятной форме: 1) в евангелии М[ат]ф[ея], VII, 12 ст[их], где сказано, что с людьми надо поступать так, как бы мы хотели, чтобы они поступали с нами и что в этом весь закон, и 2) ев[ангелии] Матфея, гл. XXII, ст. 36, 37, 38, 39, 40, где на вопрос о том, что какая главная заповедь, Христос сказал опять, что весь закон в любви к богу и ближнему. Ни в том, ни в другом случае он ничего не сказал о скопчестве, и ни из того, ни из другого изречения нельзя вывести скопчества. Мало того, когда богатый юноша спросил, что ему делать, чтобы спастись, Христос сказал ему (Матфей, XIX, 21): Если хочешь быть совершенным, поди, продай имение твое, раздай нищим и иди за мной; но опять ничего не сказал такого, из чего бы можно было вывести скопчество. Кроме того, скопчество есть страдания, которые люди накладывают на других и на себя, а Христос учит облегчать страдания людей, а [не] нала-гать новые. По всему этому я и думаю, что скопчество противно духу учения Христа. Повторяю, что целомудрие есть добро-детель только тогда, когда человек поборает плоть духом, а когда ему не с чем бороться, это не добродетель. И опять Христос сказал, что если ты пожелал женщину в мыслях, то ты уже совершил грех. Так что оскопление не спасает от греха. И грех можно победить только в духе. А для этой победы не нужно изуродование тела; не только не нужно, но при искаже-нии тела никогда не можешь знать, победил ли ты или не побе-дил еще плоть. Приведу вам пример того, что было со мной, когда я отвыкал от привычки курения табаку. Я перестал по-купать папиросы и не имел их или себе, но это не помогало, я брал их у курильщиков и курил. Чтобы отвыкнуть, я уходил пли уезжал туда, где нельзя было достать табаку. Но это не помогало. Я тосковал о табаке, и как только мог достать, так курил. Отучился я только, когда носил с собой папиросы, так что всегда [мог] курить, когда хотел. Невозможность соверше-ния греха только разжигает похоть к греху, и потому скопче-ство кроме того, что противно духу христианства, не достигает своей цели.

Я не хочу сказать этим того, что скопцы не могут быть цело-мудренны в душе, я, напротив, думаю, что люди, решающиеся на такой страшный поступок, должны иметь сильное стремле-ние к целомудрию и потому, вероятно, и достигают его. Но до-стигают они этого состояния не благодаря лишению себя дето-родных членов, но несмотря на это лишение, так как такое лишение не содействует, но скорее препятствует достижению истинного целомудрия. Что же касается до мест из писания, которые вы приводите, то из посылаемых мною вам книг вы усмотрите, как я отношусь к тому, что считается священным писанием и почему я считаю, что так должны относиться все истинные христиане.

Посылаю вам те из моих сочинений, которые мог послать, и еще очень хорошую древнюю книгу: "Учение XII апостолов". (1) За книги платить ничего не нужно, но хорошо бы было, если бы вы, прочтя их, передали бы людям, которые желают прочесть, или духоборам, или возвратили мне обратно.

Очень бы вы обрадовали меня, если бы написали мне под-робно о жизни духоборов и о вашей жизни, и если бы согласи-лись быть посредниками между духоборами и их друзьями в России, которые желали бы помочь им, но так, чтобы посылае-мое доходило до них.

Пожалуйста, примите то, что я пишу вам, с тою же братскою любовью, которую я питаю к вам и во имя которой позволяю себе высказать мое мнение о вашей вере, полагая, что мои су-ждения, может быть, и пригодятся вам и будут содействовать тому братскому единению, которое составляет цель нашей жизни.

Любящий вас

 

Лев Толстой.

 

 

Впервые опубликовано (два отрывка) в газете "Биржевые ведомости", утренний выпуск, 1908, N 10710 от 17 сентября; полностью в книге В. Д. Бонч-Бруевича "Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола", I, СПб., стр. 71--73.

Гавриил Прокопьевич Меньшенин (1862--1930) -- сектант-скопец; в 1898 г. жил в Сибири. См. т. 70.

Ответ на письмо Меньшенина от 19 февраля, в котором он возражал Толстому на его письмо от 31 декабря 1897 г. (см. т. 70) по вопросу о скоп-честве.

 

(1) "Учение двенадцати апостолов" -- древний памятник церковной письменности. Толстой пересылал Меньшенину перевод с греческого К. Д. Попова в изд. "Посредник", М. 1898.

 

 

Дж. Гибсону (G. Gibson).

 

1898 г. Марта 11. Москва.

 

My dear friend,

 

I duly received your letter and magazine, both of which affor-ded me great pleasure. The first number is very good and I liked all the articles in it. It is quite true, as you say it in your article "The Social Need" (1), and Herron (2) in his, that a Christian life is quite impossible in the present unchristian organization of society. The contradictions between his surroundings and his convictions are very painful for a man who is sincere in his christian faith, and therefore the organization of communities seems to such a man the only means of delivering himself from these contradictions. But this is an illusion. Every community is a small island in the mist of an ocean of unchristian conditions of life, so that the Christian relations exist only between mem-bers of the colony but outside that must remain unchristian, otherwise the colony would not exist for a moment. And therefore to live in community cannot save a Christian from the contra-diction between his conscience and his life. I do not mean to say that I do not approve of communities such as your common-wealth, or that I do not think them to be a good thing. On the contrary, I approve of them with all my heart and am very inte-rested in your commonwealth and wish it the greatest success. I think that every man who can free himself from the condi-tions of wordly life without breaking the ties of love -- love the main principle in the name of which he seeks new forms of life -- I think such a man not only must, but naturally join people who have the same beliefs and who try to live up to them. If I were free I would immediately even at my age join such a co-lony. I only wished to say that the mere forming of communi-ties is not a solution for the Christian problem, but is only one of the means of its solution. The revolution that is going on for the attainment of the Christian ideal is so enormous, our life is so different from what it ought to be, that for the perfect success of this revolution, for the concordance of conscience and life, is needed the work of all men -- men living in communities as well as men of the world living in the most different condi-tions. This ideal is not so quickly and so simply attained, as we think and wish it. This ideal will be attained only when every man in the whole world will say: Why should I sell my services and buy yours? If mine are greater than yours I owe them to you, because if there is in the whole world one man who does not think and act by this principle, and who, will take and keep by vio-lence, what he can take from others, no man can live a true Chri-stian life, as well in a community as outside it. We cannot be saved separately, we must be saved all together. And this can be attained only through the modification of the conception of life i. e. the faith of all men; and to this end we must work all together -- men living in the world as well as men living in communities.

We must all of us remember that we are messengers from the great King -- the God of Love with the message of unity and love between all living beings. And therefore we must not for a minute forget our mission and do all what we thilk useful and agreable for ourselves only so long as it is not in opposition to our mission which is to be accomplished not only by words, but by example and especially by the infection of love.

Please give my respect and love to the colonists ans ask them not to be offended by me giving them advice, which may be unnecessary. I advice them to remember that all material questions of: money, implements, nourishment, even the very exi-stence of the colony itself, -- all those things are of little impor-tance in comparison of the sole important object of our life: to preserve love amongst all men, which we come in contact with. If with the object of keeping the food of the colony or of protec-ting the thrift of it you must quarel with a friend or with a stran-ger, must excite ill-feelings in somebody, it is better to give up everything, than to act against love. And let our friends not dread that the strict following of the princip will destroy the practical work. Even the practical work will flourish -- not as we expect it, but in its own way, only by strict following the law of love and will perish by acting in opposition to it.

Your friend and brother

 

Leo Tolstoy.

 

March 23. 1898.

 

I had just finished this letter, when I received from the Caucasus news from the Duchoborys ("spirit wrestlers") that they had received an authorization to leave Russia and emigrate abroad. (3) They write to me that they have the intention of going to England or America. They are about 10.000 men. They are the most reli-gious, moral and leborious, and very strong people. The Russian government has by all sorts of persecutions quite ruined them and they have not the means to emigrate. I will write about it to the papers in America and England. (4) Meanwhile you will oblige me -- you and your friend Herron, Crosby, and others -- if you give me some suggestions about this matter.

 

Yours L. T.

 

 

Дорогой друг,

 

Я своевременно получил ваше письмо и журнал. И то и другое доставило мне большую радость. Первый номер очень хорош, и мне понравились в нем все статьи. Совершенно верно, как вы говорите в вашей статье "The social need" (1) и Херон (2) в своей статье, что христианская жизнь совершенно невозможна при современной нехристианской организации общества. Про-тиворечия между окружающей обстановкой и его убеждениями очень му-чительны для человека, искреннего в своих христианских убеждениях, и потому организация общин кажется такому человеку единственным средством освобождения себя от таких противоречий. Но это самообман. Каждая община есть островок среди океана нехристианских условий жизни, так что христианские отношения существуют только между чле-нами общины, по вне ее они должны остаться нехристианскими, иначе община не может ни минуты существовать. И потому жизнь в общине нe есть для христианина спасение от противоречий между его совестью и его жизнью. Я не хочу сказать, что я не одобряю устройства общин, подобных вашей Commonwealth, или что я не считаю их хорошим делом. Я одобряю их всей душой и очень заинтересован вашей Commonwealth и желаю ей наибольшего успеха.

Я думаю, что всякий человек, который может освободить себя от усло-вий мирской жизни, не разрывая связей любви -- любовь есть главная основа, во имя которой он ищет новых форм жизни, -- я думаю, что такой человек не только должен соединиться с теми людьми, которые имеют те же верования, что и он, и которые стараются жить согласно с ними, но что он естественно и сделает это. Если бы я был свободен, я бы сейчас же, даже при моем возрасте, присоединился бы к такой общине. Я только хотел сказать, что простое устраивание общин не есть разрешение задачи хри-стианства, но есть только одно из средств к ее разрешению. Революция, совершающаяся для достижения христианского идеала, так огромна, наша жизнь так далека от того, чем она должна бы быть, что для полного успеха этой революции, для согласия между совестью и жизнью, нужна работа всех людей, как людей, живущих в общинах, так и живущих мирской жизнью в самых различных условиях. Этот идеал не так быстро и не так легко достигается, как мы думаем и желаем. Этот идеал будет достигнут только тогда, когда всякий человек во всем мире скажет: "К чему мне продавать свои услуги и покупать ваши? Если мои больше ваших, я должен их оказать вам". Потому что, если во всем мире есть хотя бы один человек, который не думает и не поступает согласно этому принципу и который будет брать и удерживать насилием, что только он может взять у других, то никто не будет в состоянии жить истинною христианскою жизнью как в общине, так и вне ее. Мы не можем спастись каждый отдельно, но можем спастись только все вместе. А это может быть достигнуто только измене-нием мировоззрения, т. е. верой всех людей; и для этой цели мы должны все работать, -- как люди, живущие в мире, так и люди, живущие в об-щинах. Мы все должны помнить, что мы посланники великого царя -- бога любви, с вестью единения и любви между всем живущим. И потому мы не должны ни на минуту забывать нашей миссии и делать то, что полезно и хорошо для нас самих лишь в той мере, в какой это не противоречит нашему назначению, которое должно быть выполнено не только на словах, но и примером и особенно распространением любви.

Прошу вас передать мое уважение и любовь членам колонии и попро-сить их не обижаться, что я даю им совет, который может быть совершенно излишен. Я советую им помнить, что все материальные вопросы: деньги, орудия, даже пища и самое существование общины, всё это вещи маловаж-ные в сравнении с единственной важной вещью в нашей жизни: быть в любви со всеми людьми, с которыми мы приходим в общение. Если при вопросе о добывании пищи для колонии или о ее преуспеянии вам прихо-дится ссориться с другом или с посторонним человеком и возбудить в ком-нибудь дурное чувство, то лучше отказаться от всего этого, чем поступать противно любви. И пусть друзья ваши не боятся, что строгое следование принципам может расстроить практическую работу. Даже и практическая

работа будет процветать, но не так, как мы ожидаем, а собственным путем, только при строгом следовании закону любви, и будет гибнуть при дей-ствиях, противных ему.

Ваш друг и брат

Лев Толстой.

 

23 марта 1898.

 

Я только что кончил это письмо, как получил с Кавказа вести о духо-борах (борющиеся духом), что они получили разрешение покинуть Россию и эмигрировать за границу. (3) Они пишут мне, что они намерены отпра-виться в Англию или Америку. Их около 10 000 человек. Они самые рели-гиозные, нравственные и трудолюбивые и очень сильные люди. Русское правительство всеми способами преследования совершенно разорило их, и у них нет средств для переселения. Я хочу написать об этом в английские и американские газеты. (4) В то же время вы меня обяжете, вы и друзья ваши Херон, Кросби и другие, если посоветуете мне что-нибудь по этому делу.

Ваш

Л. Т.

 

 

Печатается по машинописной копии из АЧ. Впервые опубликовано в журнале "Голос минувшего" 1913, 10, стр. 53--54. Дата копии.

Джордж Хоуард Гибсон (George Howard Gibson) -- американец, со-трудник журнала "The Social Gospel" (см. прим. 1 к письму N 50) и член общины "Christian Commonwealth" ("Христианское содружество").

Ответ на письмо Гибсона от 22 февраля нов. ст., в котором Гибсон сооб-щал о посылке Толстому N 1 журнала "The Social Gospel", издаваемого их общиной; писал о своих взглядах и просил участия Толстого в их журнале.

 

(1) ["Общественная природа"]

(2) См. о нем прим. 2 к письму N 50.

(3) См. об этом в письме N 71.

(4) См. письмо N81.

 

 

С. А. Стахович.

 

2898 г. Марта. 11? Москва.

 

Дорогая Софья Александровна.

 

Не могу тенеръ вспомнить, где я читал подробности о казни. Есть, кажется, описание у Трубецкого (его записки). (1) Лучшие описания не у самих Декабр[истов], а у современников их, записках разных генералов. Стасов должен много знать. Об отношениях Бестужева (2) к Муравьеву (3) я знаю из рассказов Матв. Ив. Мурав[ьева]-Ап[остола]. (4) О личности же, внешнем виде Бестужева надо обратиться к его племянникам -- один Вас[илий] Николаевич] в Петерб[урге] начальник ружейн[ых] заводов. (5)

Таня только схоронила одного друга -- Олс[уфьеву], попала к другому другу Вере Толстой, у к[оторой], кажется, начи-нается чахотка. Смертей так много и так обыкновенно и естест-венно -- смерть, что пора бы к ней привыкнуть и думать только о смерти, чтобы она застала нас за доброй жизнью. До сви-данья.

 

Л. Толстой.

 

 

На конверте: Петербург. Гагаринская набережная, 19. Софье Александровне Стахович.

 

 

Впервые опубликовано в сборнике "Летописи", 2, стр. 87. Датируется на основании почтовых штемпелей.

Софья Александровна Стахович (1862--1942) -- дочь старинных зна-комых Толстого А. А. и О. П. Стаховичей. См. о ней в т. 65.

Ответ на письмо Стахович от 8 марта, написанное по просьбе И. Е. Ре-пина. 7 января Репип, будучи у Толстого, просил его дать сюжет для картины. См. об этом ДСАТ, 1897--1909, стр. 16. Т. Л. Толстая в своих воспоминаниях под датой 4 февраля 1898 г. писала о своем пребывании в январе 1898 г. в Петербурге, где она видела Репина: "Репин всё просит папа дать ему сюжет. Он приезжал с этим в Москву, потом писал мне об этом и еще несколько раз напоминал мне об этом, пока я была в Петербурге. Вчера папа говорил, что ему пришел в голову один сюжет, который, впро-чем, его не вполне удовлетворяет. Это момент, когда ведут декабристов на виселицу. Молодой Бестужев-Рюмин увлекся Муравьевым-Апостолом скорее личностью его, чем идеями и всё время шел с ним за одно и только перед казнью ослабел, заплакал, и Муравьев обнял его, и они пошли так вдвоем к виселице" ("Из дневника Т. Л. Сухотиной-Толстой" -- "Толстой. Памятники творчества и жизни", 3, М. 1923, стр. 66--67). По словам С. А. Стахович, Толстой просил ее лично передать И. Е. Репину сюжет картины, который его очень волновал. Центром должны были быть фигуры М. П. Бестужева-Рюмина и С. И. Муравьева-Апостола. Стахович вспоми-нает, что передала Репину поручение Толстого, но он не очень охотно отозвался на это предложение, говоря, что трудно писать по чужому за-мыслу; однако он просил узнать у Толстого, к кому следует обратиться за нужными ему для этой картины историческими подробностями, что С. А. Стахович и исполнила в письме к Толстому от 8 марта.

 

(1) Сергей Петрович Трубецкой (1790--1860), декабрист, полковник, один из главных руководителей Северного общества; автор "Записок", изданных впервые в 1863 г. Был приговорен к пожизненной каторге (срок сокращен до 20 лет), в 1857 г. амнистирован; умер в Москве.

(2) Михаил Павлович Бестужев-Рюмин (1803--1826), декабрист, под-поручик Полтавского пехотного полка; один из активных деятелей Южного общества. Казнен через повешение в Петербурге 13 июля 1826 г.

(3) Сергей Иванович Муравьев-Апостол (1796--1826), декабрист, пол-ковник Черниговского полка; один из основателей "Союза спасения" и "Союза благоденствия" и один из руководителей Южного общества. Казнен через повешение в Петербурге 13 июля 1820 г.

(4) Матвей Иванович Муравьев-Апостол (1793--1880), отставной пол-ковник; член Южного общества. Был приговорен к смертной казни, но смертная казнь была заменена каторжными работали, сроком на 20 лет. По амнистии 1856 г. восстановлен в прежних правах. Умер в Москве. Толстой знал его лично.

(5) Василий Николаевич Бестужев-Рюмин (1835--I91Q), генерал-лей-тенант, в 1786--1889 гг. был начальником оружейного завода в Туле. Бывал в Ясной Полине.

 

 

* 69. Эльмеру Мооду (Aylmer Maude).

 

1898 г. Марта 12-13? Москва,

 

Посылаю вам, надеюсь, что последний раз, корректуры Ис[кусства]. Я отчеркнул красным карандашом поправки, кот[орых] ни было у вас, чтобы вам не трудиться читать всё. (1) Поправки на полях сами собой обратят ваше внимание. Поправки, сделан-ные Гротом ввиду цензуры, вы, разумеется, оставите без внимания. (2)

 

Ваш

Л. Т.

 

Есть у вас приложения (appendix)? И сколько? (3)

 

Печатается по фотокопии. Отрывок письма впервые опубликован в книге: "Aylmer Maudе. The Life of Tolstoy", II, London 1910, стр. 540. Датируется на основании ответного письма Моода от 29 марта нов. ст. 1898 г.

 

(1) Толстой послал Мооду сверстанную корректуру пятнадцатой части Собрания сочинений Толстого в ияд. С. Л. Толстой, стр. 81--237. Кор-ректура эта сохранилась в AT. См. т. 30, стр. 535.

(2) Николай Яковлевич Грот (1852--1899), профессор Московского университета, с 1889 г. редактор журнала "Вопросы философии и психо-логии", в котором печатался трактат Толстого об искусстве. См. т. 70. О цензурных препятсвиях в печатании трактата об искусстве и об участии Грота в этом деле см. в т. 30, стр. 533--553.

(3) Моод ответил письмом от 29 марта нов. ст. См. т, 30, стр. 553.

В AT имеется фотокопия второго письма от того же числа, как и публи-куемое, с аналогичным содержанием. Толстой, сомневаясь в отправке первого письма, написал взамен его другое. Ввиду того, что текст почти целиком совпадает с публикуемым, оно не печатается.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.014 с.)