ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Арджан Хайдарага. По избранному пути



 

Арджан удовлетворённо хмыкнул. Да, золотое дно нашёл дядя! Не один рейд с драгоценным грузом совершил уже Хайдарага. Ещё несколько раз ездил с Буджаром, а потом и сам возглавил группу. Эти рейсы приносят прямую пользу. И общему делу, и самому Арджану. Но в последний рейд Эрвин его не отпустил… Интересно, почему? Скоро узнаю.

Однако время, отведённое на перекур, миновало… Пора вставать. А кто это там появился? Кабан? Он и есть. Нужный всё-таки человек Резар. Глуп, конечно, как пробка, зато исполнителен. Вот и сейчас старается изо всех сил – мчится, не разбирая дороги, размахивает ручищами, блажит издалека:

– Господин Хайдарага! Господин Хайдарага! Вас господин Эрвин разыскивает!

Хватит бездельничать, «господин Хайдарага». Похоже, дядя задумал что-то новенькое…

 

Дорога до селенья, где базировались учекисты, не заняла много времени. Подходя к дому, в котором временно размещался штаб, Арджан обратил внимание на группу обтрёпанных людей. Их охраняли несколько бойцов с автоматами. Это ещё кто?

– Сербы, – услужливо пояснил Кабан. – Господин Эрвин приказал захватить живьём и доставить сюда.

Ненависть привычно ударила в голову. Подойдя поближе, Хайдарага внимательно осмотрел пленных. Все достаточно молодые, наверняка, успели повоевать. Может, в этой толпе прячется и убийца Далмата? Только он ни за что не признается в содеянном…

А это что за рожа? Где-то встречались, помнит Арджан этого молодчика… Не в Приштине ли? Точно! Этот парень из той компании, которая некогда избила Далмата, когда он попытался ухаживать за Волгицей. Ай да встреча!

– Подай-ка сюда этого поганца! – приказал Хайдарага Кабану. – Да не того! Парня в рваной ветровке…

Резар сгрёб серба за ворот, вытащил из толпы.

– Не узнаёшь?

Молчит, сволочь, а глаза ненавидящие, так и сверлят.

– Я тебе, гаду, всё напомню…

Кулак врезался в челюсть серба, тот отлетел в сторону, но на ногах устоял. Зло скривился, выплеснул из себя ругательство.

– Что-о?! Ах ты, мразь!

Арджан выхватил из подплечной кобуры пистолет:

– На колени!

Лицо пленного побелело, но приказу он не подчинился, наоборот, – выпрямился, вскинул голову.

– Не хочешь?.. – Хайдарага почувствовал, как кровь ударила в виски. – Вста-анешь! Ты у меня ещё ползать будешь…

Сухо щёлкнул выстрел. Серб осел в пыль, схватился за ногу пониже колена. Штанина светлых потрёпанных брюк быстро темнела от крови. Но глаз не опустил, и о пощаде не взмолился, закусил губу и – ни звука…

– Стоять тебе уже не придётся, – злобно глядя на него, пообещал Арджан. – Ты ведь почти покойник, а покойникам ноги ни к чему!

Расхохотался над собственными словами и вновь начал поднимать пистолет. Медленно, с наслаждением рассматривая искривлённое от боли лицо серба.

– Ты что делаешь?!

Сильная рука отбросила Хайдарагу в сторону, пощёчина обожгла лицо.

– Дядя… – растерялся Арджан.

Но Эрвин уже взял себя в руки.

– Прости… Прости, мой мальчик! Идём в дом, я тебе всё объясню…

Провёл Хайдарагу в какую-то комнату (все, кто там находился, при виде дяди с племянником тут же куда-то исчезли), усадил на стул. Дрожащими пальцами извлёк из пачки сигарету, закурил, лихорадочно затянулся, ещё раз повторил:

– Прости…

Прошёл по комнате, видимо, собираясь с мыслями, потом неожиданно указал в окно и спросил:

– Ты думаешь, там, во дворе, люди?

– Это сербы, – зло пробурчал Арджан. – Они не могут быть людьми…

– Правильно! Но ещё это – сердца, селезёнки, почки, суставы, – Эрвин строго посмотрел на племянника. – Не понимаешь?

– Не совсем… – напрягся Хайдарага.

– Тогда слушай. Об успехах современной хирургии ты наверняка кое-что знаешь. Врачи наловчились пересаживать органы от одного человека к другому…

– И что?

– Не перебивай! – нахмурился дядя. – Как ты думаешь, сколько стоят такие операции?

– Представления не имею. Наверное, недёшево.

– Очень даже недёшево! А почему? Дело в том, племянник, что десятки, сотни этих операций не могут быть проведены по одной простой причине – из-за отсутствия необходимых материалов. Человеческие органы на заводе не сделаешь, это даже Резару понятно. А законы о трансплантации в демократических странах строги. Вот и приходится людям годами ждать, пока не представится им возможность заменить больной орган. Представь себе, на что готов человек, чтобы сохранить жизнь своего ближнего: сына, дочери, жены, отца, матери… В такой ситуации расходы никого не пугают!

Он опять подошёл к окну, удовлетворённо посмотрел на пленных.

– У нас во дворе топчутся доллары… Сотни тысяч долларов! И это будет, мой мальчик, наш с тобой личный бизнес! Товар не нужно везти с другого края света, он шляется по округе и зря коптит воздух. Меньше посредников, а значит… – в глазах Эрвина мелькнула какая-то безумная искорка. – Но нужно спешить, нужно беречь имеющееся… Поэтому я и приказал задержать эту группу молодых и здоровых мерзавцев! А ты сырьё портишь… – и дядя с укоризной посмотрел на племянника.

– Я же не знал… – виновато пробормотал Арджан.

– Зато теперь – знаешь…

Договорить он не успел. Дверь отворилась, в комнату вошёл пожилой человек в белом халате.

– Ничего страшного, – сообщил он. – Прострелена икроножная мышца, кости и сустав не пострадали. Я сделал перевязку, рана заживёт быстро.

– Хорошо, – кивнул Эрвин. – Идите, – посмотрел на племянника, в глазах зажглись весёлые огоньки. – Ай-яй-яй!.. А ведь наверняка хотел надёжно обезножить этого жмурика? Вот что значит, стрелять, потеряв голову! Что бы сказал Буджар? Ай-яй-яй!

– Да ладно тебе… – Хайдарага почувствовал, что щёки его покрываются краской смущения, и быстро перевёл разговор на другую тему: – Скажи, дядя, а если слухи о нашем… бизнесе просочатся… куда не следует?

Эрвин ощерился.

– Неужели ты думаешь, что о происходящем в Косове никто не знает. Увы, мой мальчик, шила в мешке, как говорится, не утаишь. О том, что маршруты наркотрафика идут через нашу территорию известно многим весьма влиятельным людям. И дело, которое мы начинаем, не является тайной для той же госпожи Карлы дель Понте, которая мечет в сербов громы и молнии в Гаагском трибунале. Но сегодня решаются проблемы глобальной политики, определяется, кто будет властвовать на Балканах, да и не только здесь. Ради достижения этой цели сильные мира сего готовы смотреть сквозь пальцы на наши… проказы. И мадам дель Понте, и остальные будут молчать. Пока, во всяком случае. А что будет потом?.. Давай не будем слишком забегать вперёд.

– Ну, хорошо, – кое-какие сомнения всё ещё не оставляли Хайдарагу. – Допустим, Соединённые Штаты приберут все Балканы к рукам. Но за океаном своих деловых людей хватает. Не прижмут ли нас, чтобы не отхватывали куски пирога, который они считают своим?

– Нет, – покачал головой Эрвин. – Американцы умеют учиться на чужих ошибках. Гитлер пытался сделать всех кроме немцев людьми второго сорта и чем закончил? В Штатах понимают, что если они не будут получать поддержку от национальных элит, закончится всё для них плохо. Прецеденты уже были. Ну а кроме того… Мы с тобой, дорогой Арджан, до конца дней своих останемся косоварами и албанцами, но кто скажет, паспорт какой страны окажется у нас в карманах по истечении времени? Аргентины, Новой Зеландии? А может быть, Соединённых Штатов Америки? Впрочем, эту тему мы с тобой ещё успеем обсудить.

Дядя ещё раз прошёлся по комнате, спросил с лукавой улыбкой:

– Я вижу, обида на меня уже прошла?

Хайдарага ответил ему широкой улыбкой.

– Вот и хорошо! Теперь выслушай, что тебе предстоит сделать. Всё это стадо животных нужно погрузить в фургоны. Я уже распорядился, чтобы на пол что-нибудь подостлали, снабдили всех водой и пищей. Комфорт мы для них, конечно, обеспечивать не будем, но сносные условия создадим. Под твоим началом будет группа надёжных парней. Груз бережно и осторожно, но по возможности быстро перевезёте в Албанию, в местечко, называющееся Бурел. Это на севере страны. Да ты там, кажется, бывал?

– Доводилось, – подтвердил Хайдарага.

– Там уже предупреждены, груз примут, передадут тебе кое-какие документы. Сам понимаешь, не нужно, чтобы кто-нибудь умудрился засунуть в них свой нос. Вот, собственно, и всё…

 

Стевэн неотрывно смотрел в подрагивающую на ходу крышу фургона. Простреленная нога ныла, хотя боль была вполне терпимой.

Куда их везут?

Об этом никто не знал. Хорошего ожидать не приходилось, поэтому и гадать о предстоящем не рисковали. Молчали, погружённые в нелёгкие думы.

Стевэну было страшно. Очень страшно. Но что он мог предпринять? Абсолютно ничего. Раненый, безоружный, запертый в фургоне… Оставалось покорно ждать. Чего? Того, что произойдёт.

Может быть, и вправду говорят, что в таких ситуациях лучше всего вспоминать о чём-нибудь хорошем.

О многом ли помнит Стевэн? О школе само собой. Друзей помнит, вот только где теперь они?

Милун вместе с родителями уехал в Белград.

– Как тебе не стыдно? – возмущался Стевэн. – Покинуть могилы предков, людей, которые в тебя верят!

– А что я могу… – беспомощно разводил руки Милун.

– Как что? Мы ведь с тобой мужчины. Наш долг – защищать Родину!

– Бесполезно всё… – вздыхал Милун. – Неужели ты думаешь, что Югославия одна-одинёшенька выстоит против всей Европы?

– Во-первых, не одна! – кипятился Стевэн. – Не верю, что перевелись в мире честные люди! А, во-вторых, если и так, что с того? Наши предки понимали, что им не устоять в битве на Косовом поле, но не сбежали, бились до конца!

– Не знаю… – опускал глаза приятель.

Где теперь Милун? Жив ли? Ведь Белграду сильно досталось от натовцев…

Вот Драгана нет. Совсем нет. Убили. Ещё до того, как албанцы покинули Приштину, освобождая город для бомбардировок. Какой-то незнакомец на улице спросил у Драгана, сколько времени. Тот ответил по-сербски и получил четыре удара ножом в живот… Убийцу так и не нашли, а Драган давно уже лежит на кладбище.

Нет, эти воспоминания к светлым не отнесёшь…

О чём же тогда думать?

Последнее время Стевэн почти и не уходил с баррикады. Строили её всем народом, надёжно перегородили улицу, чтобы не прорвались по ней машины и БТРы учекистов. И дежурили круглые сутки все, даже мальчишки тринадцати-четырнадцати лет. Те, конечно, – в дневные часы, когда боевики ОАК едва ли нападут. Их, как сказочную нечисть, привлекает тёмное время суток. Но и днём приходилось быть настороже – пацаны на баррикаде, взрослые – где-нибудь неподалёку, чтобы успеть на помощь, если что. Вообще-то учекисты только раз на них напали…

Время тогда уже подходило к полуночи. Внезапно издалека донёсся шум автомобильных моторов, потом он стих, зато в наступившей тишине послышались шаги и пьяные вопли. Не доходя до баррикады, учекисты подняли пальбу. Зазвенели разбитые стёкла, кто-то испуганно вскрикнул. Видимо, это воодушевило нападавших, они совсем раздухарились и полезли напролом. Тогда дядя Предраг и скомандовал:

– Огонь!

Оружия у защитников баррикады почти что и не было – пара автоматов, некогда принадлежавших югославской армии, да несколько охотничьих ружей. Но и этого оказалось достаточно. Кто-то из албанцев истошно взвыл – дробью его зацепило, что ли? Остальные поспешно отступили. Не очень далеко – за угол. Время от времени высовывались оттуда, поспешно выпускали очередь в сторону баррикады, но не попали ни разу. Зато матерились беспрестанно. Потом ушли.

– Всегда они так, – сказал дядя Предраг, вытирая пот со лба. – Прямо по русской поговорке: «Молодец против овец, а против молодца и сам овца».

Когда-то дядя Предраг изучал русскую литературу, поэтому знал множество пословиц и поговорок, придуманных братушками…

Машину подбросило на ухабе, и Стевэн невольно поморщился – толчок отдался болью в раненой ноге.

Что от него потребовалось этому психу-албанцу? Как Стевэн мог его узнать, если видит первый раз в жизни? Чуть не убил, гад! Спасибо какой-то мужик его остановил. Ногу перевязали, уложили на мягкий матрац. Грязный он, правда, до невозможности, Стевэн бы на такой и собаку не положил. Но всё равно лучше, чем на металлическом полу…

Куда их везут? Зачем?

Вчера Стевэн вместе с дядей Предрагом и стариком Тихомиром решили сходить поискать продукты. Мама долго не хотела его отпускать, но дядя Предраг её уговорил: «Мы быстро». Едва отошли от дома, на них навалились албанцы. Отвели в развалины, где без лишних слов зарезали и старого Тихомира, и дядю Предрага. Стевэн думал, что и ему конец пришёл, но нет… Подогнали, подталкивая в спину, к машине, затолкали в багажник. Он чуть не задохнулся, сознание потерял. Очнулся в том селении, где его едва не застрелил сопляк-учекист. Теперь опять куда-то везут…

Куда? Зачем?..

 

Напряжённый и сосредоточенный Арджан внимательно следил за дорогой. Задание не казалось ему слишком сложным. Югославская армия ушла, теперь они полноправные хозяева на своей земле. Кейфоровцы, конечно, могут остановить, но это вряд ли. Для них важно, чтобы всё выглядело благопристойно, а что может привлечь интерес миротворцев к нескольким автомобилям, которые открыто и неспешно, не нарушая правил дорожного движения, пылят по шоссе? Однако бдительности лучше не терять.

Ай да дядя! Это про таких, как он, говорят: «Извлекает золото из воздуха». Светлая голова! Конечно, слишком долго этим бизнесом заниматься не удастся. Как только власть устоится, придётся подчиняться различным дурацким правилам, которые болтуны всех мастей привычно и высокопарно называют «демократией». Ничего, варианты заработать большие деньги на этом не исчерпываются. Арджан многое узнал, успел свести знакомство с нужными людьми…

Почему-то вспомнился Далмат, но прежней острой боли это воспоминание на этот раз не вызвало. Сглупил друг, что тут скажешь. А как было бы здорово работать плечом к плечу, помогать друг другу, закладывать основы будущей безбедной жизни! Не сложилось…

Конечно, то чем занимается Хайдарага, безопасным делом не назовёшь. Есть риск и немалый… А, ерунда всё! Не хлопай ушами, продумывай каждый шаг и всегда будешь на коне. Закон жизни, чем бы ты ни промышлял. А какие основания у Арджана сомневаться в себе? Да никаких!

Дорога стелилась вдаль. Хорошая, прокалённая жарким солнцем дорога. В конце её Хайдараге грезились богатый дом, весёлые развлечения, путешествия на собственной яхте, дальние страны… Это был его путь, тот путь, сворачивать с которого Арджан не собирался…

 

Глава 13





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.190.82 (0.009 с.)