ТОП 10:

Власть и управление в империи Цинь.



В империи Цинь власть вана трансформировалась в императорскую. Правитель выбрал для себя новый титул – хуанди, который означал претензию на исключительный статус и небывалые ранее полномочия. Власть императора стала практически неограниченной и обожествленной, особа его – священна и прикосновенна. Даже в рамках общего типа древневосточной монархии (см. § 6) китайская империя отличалась особой исключительностью статуса правителя.

Во главе управления империей находились два министра – советники императора и одновременно управляющие центральными ведомствами. В Древнем Китае впервые на Востоке сформировалась система учреждений, которые существовали независимо от полномочий высших руководителей и представляли постоянный государственный аппарат с особым персональным составом, самостоятельными функциями, особым порядком службы в них.

Важнейшим было военное ведомство, которое руководило всеми территориальными войсками и военачальниками; ведомство подразделялось на специализированные департаменты со своими полномочиями. В числе других ведомств были финансовое, государственного хозяйства, обрядовое. Выделилось и особое «ведомство наказаний» (условно-судебное), которое, однако, непосредственно судопроизводством почти не занималось, а следило за применением законодательства и исполнением наказаний. Специальное учреждение осуществляло централизованный контроль за работой всего государственного аппарата и личным составом чиновничества.

Империя была разделена на 36 крупных областей, которые, в свою очередь, подразделялись на более мелкие округа; на уровне общин и условных волостей администрация (организация работ, взимание налогов, исполнение трудовой повинности и т. п.) была в руках самоуправления. Область возглавляли губернатор-наместник и военный начальник. Областные чиновники подчинялись и своему наместнику, и центральному соответствующему ведомству. Военные и военачальники подчинялись только своему ведомству и, через него, императору.

Все государственные служащие наделялись одним из 20 рангов-чинов, которые далеко не всегда совпадали с должностью. Низшие восемь были доступны выходцам из простого народа, которые могли заслужить их, получить по семейной традиции, путем покупки или в награду. Высшие давались только за службу в чиновничьих должностях; обладателей самых высших – 19-20-го – рангов были единицы, зато они имели право не только на государственное жалованье, но и на получение доли налогов с выделенной им территории (при этом административной власти над ней они не получали). Все остальные получали за службу государственное жалованье – как правило, натуральные выдачи из казенных амбаров.

В короткий срок эта административная система настолько усилила вездесущее государственное регулирование и вмешательство во все стороны общественной жизни, что Цинская империя оказалась способной на грандиозные предприятия: для защиты от кочевых племен севера была построена грандиозная Великая стена, аккумулировавшая на десятилетия людские, финансовые и материальные ресурсы страны, начато строительство новой столицы с огромным дворцовым комплексом. Новая государственная администрация позволила разоружить население и знать, перейдя на территориальные ополчения и профессиональную армию.

 

Доктрина легизма.

С самой древности в государственной организации Китая большую, нежели где бы то ни было на Востоке, роль играла особая государственная идея. Иногда вся политика правителей и страны была подчинена особому пониманию задач общества и власти, связанному с учением конфуцианства и выросшей из него идеологии легизма. Многие принципы и правила этой государственной доктрины были изложены в «Книге правителя области Шан», составленной по делам и высказываниям правителя Гунсунь Яна (Шан-Яна) в IV – III вв. до н. э. и как бы предвосхитившей государственную деятельность, приведшую к созданию империи Цинь.

Согласно этой доктрине, ставшей на века классической для Китая, традиция древности – не безусловный идеал: «Чтобы достичь хорошего управления своего века, существует не один путь; для того чтобы принести пользу государству, не обязательно подражать древности». Правление должно быть требовательным к людям, должно направлять их к общей пользе и собственной выгоде, о которой они не всегда могут дать себе отчет, поэтому строгость наказания - один из безусловных приемов власти: «Люди по всей сути стремятся к порядку, однако действия их порождают беспорядок; потому там, где людей сурово карают за мелкие проступки, проступки исчезают, а тяжким просто неоткуда взяться». В управлении страной следует дорожить суждениями подданных: «Если в стране порядок, это значит, он покоится на суждении семьи». Самовластие правителя приводит только к быстрому ослаблению государства. Вместе с тем значение новых правителей в том, что они освободили от традиции почитать древних мудрецов и некие условности, они создали почитание должностей, которые единственно способны обеспечить управление государством и его стабильность. Строгость и неусыпный контроль – вот пути к благоденствию народа и государства, даже вопреки стремлениям самих людей: «В образцово управляемом государстве много наказаний и мало наград», ибо, для того чтобы сделать закон всесильным, нет насущнее задачи, чем искоренение преступлений.

 

Древневосточная монархия

Монархия и деспотизм.

Становление ранней государственности на Древнем Востоке проходило в целом по единому историческому пути: итогом его было формирование практически у всех народов неограниченной единоличной власти в централизованно управляемом государстве. С этой властью в сообществе были связаны все или почти все политические отношения, эта власть доминировала в религиозной и культурной сфере. Характерные черты общего исторического процесса становления государственности на Востоке определили особенности ранней древневосточной монархии, или, как ее нередко характеризуют, древневосточной деспотии.

Слова деспотия, деспотизм (от древнегреческого despoteia – неограниченная власть) лишены определенного государственно-правового или историко-политического содержания. Входят в употребление они в конце XVII – начале XVIII в.: впервые их употребил французский писатель-моралист Ф. Фенелон в романе «Приключения Телемака» для осуждающей характеристики такого правления, при котором подданные живут в постоянном страхе и не защищены законом. В литературно-политических дискуссиях XVIII в. о правильно построенном государстве понятие «деспотия» играло важную роль: так определили неправильную, пагубную для общества монархию, где государь властен произвольно распоряжаться не только администрацией страны, но и имуществом и даже жизнью подданных. Примеры такого произвольного правления черпали, как правило, из истории средневекового Востока (Турции, Персии и т. д.) или истории древности. Отсутствие гражданских прав в современном смысле стали признавать главенствующей чертой государственного уклада древневосточной монархии, хотя реально все государственно-правовые отношения в ту эпоху просто строились по-другому. Древневосточная государственность действительно выделяется неким особым характером – но эти черты связаны с историческими путями формирования ранних государств вообще и со своеобразием регулирующей роли государства в древневосточном обществе.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.254.115 (0.004 с.)