ТОП 10:

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР ПОСЛЕ ВОЙНЫ



ПОЛЕМИКА В «ПРАВДЕ»

С АНГЛИЙСКИМ МИНИСТРОМ

Советские газеты изредка предостав­ляли слово противникам Советско­го Союза в «холодной войне». Так, 1 августа 1951 г. на страницах газеты «Правда» была опубликована статья заместителя лейбористского премьер-министра Великобритании Герберта Моррисона. В ней он протестовал про­тив того, что по решению советского правительства заглушаются радиопере­дачи Би-би-си на русском языке. Моррисон также предлагал сделать свобод­ными поездки советских людей за ру­беж, распространять в России британ­ские газеты.

Г. Моррисон писал: «В Британии мы глубоко ценим проявления личной сво­боды. Сюда же относится свобода от произвольного ареста. Граждан Брита­нии не забирают в их жилищах, их не ссылают, их не заключают в трудовые лагеря. Стука в дверь рано поутру не приходится бояться. Это не полиция. По всей вероятности, это стук или молочника, или почтальона. Хотелось бы мне знать, может ли каждый из вас от­крыто сказать, что он испытывает та­кое же чувство личной безопасности, какое испытывает любой британский гражданин».

Касаясь международных вопросов, Моррисон отмечал, что западные дер­жавы стремятся к миру, но «насильст­венное установление коммунистиче­ского строя в Восточной Европе» и дру­гие подобные шаги советского прави­тельства вынуждают их укреплять свою оборону.

В том же номере газеты был опубли­кован «Ответ „Правды" г-ну Моррисону». В нём, в частности, говорилось: «В СССР не существует свободы слова для врагов народа, для тех преступников, которые стреляли в Ленина, убили Ки­рова, отравили Максима Горького, Куйбышева. Тюрьмы и трудовые лаге­ря существуют только для этих господ. Что касается английских радиопередач на Советский Союз (Би-би-си), они, как известно, в большинстве случаев направлены на то, чтобы поощрять вра­гов советского народа... Понятно, что Советы не могут поддержать подобную антинародную пропаганду».

«Как известно, коммунисты пришли к власти в народно-демократических странах путём всеобщих выборов. Ко­нечно, народы этих стран выбросили вон эксплуататоров и всякого рода агентов иностранной разведки. Но это уж воля народа. Глас народа — глас божий... Пусть укажет г-н Моррисон хотя бы одного советского солдата, который разрядил бы своё оружие про­тив какого-либо мирного народа. Нет такого солдата! А вот пусть г-н Моррисон объяснит толком, зачем англий­ские солдаты убивают в Корее мирных жителей?»

«Вот почему, — говорилось в заклю­чение, — советские люди считают со­временных англо-американских поли­тиков поджигателями новой мировой войны».

просто немедленно отбила их удар и спустя ещё час развернула мощное наступление. Бывший член северного правительства Кан Сан Хо рассказывал: «28 июня я приехал в приграничный уезд Хвачен. Честно говоря, я был немало озадачен полным отсутст­вием следов военных действий... На нашей стороне не было ни разрушений, ни воронок от разрывов снарядов и мин, ни одно­го убитого или раненого. По мере продвижения на юг мне всё чаще стали попадаться разгромленные военные объекты южан, судя по всему застигнутых врасплох, — тут и там стояли пушки с полным боекомплектом, лежали десятки неубранных трупов сол­дат южнокорейской армии».

Наступление северокорейской армии было столь мощным, что уже три дня спустя она заняла столицу Юга — Сеул. Затем продвижение северян замедлилось, но к середине сентября поч­ти весь полуостров оказался в их руках. Сильно потрёпанные части южан удерживали только небольшой приморский пятачок возле города Пусан. Казалось, от окончательной победы Север отделяет только последнее, решающее усилие. Ещё несколько дней или недель — и противник будет сброшен в море. «Пусан надо было взять, и война бы кончилась», — замечал Н. Хрущёв.

Между тем ещё 7 июля Совет Безопасности ООН проголо­совал за то, чтобы направить международные войска на помощь Южной Корее. Советский представитель в то время бойкотиро­вал заседания, благодаря чему было принято это решение.

После бомбардировки Пхеньяна.

После бомбардировки Сеула. 1950 г.

«БОРЬБА ЗА МИР»

С конца 40-х гг. среди западной интел­лигенции большую популярность при­обрела идея «борьбы за мир». Сторон­ники мира резко осуждали внешнюю политику стран Запада. На этой осно­ве движение объединило интеллиген­цию противостоящих лагерей. Веду­щую роль в нём играли авторитетные учёные, писатели, деятели культуры.

В апреле 1949 г. в Париже состоялся Всемирный конгресс сторонников мира. Год спустя началась одна из са­мых знаменитых акций движения — сбор подписей под Стокгольмским воз­званием. В нём говорилось: «Мы тре­буем безусловного запрещения атом­ного оружия... Мы считаем, что пра­вительство, которое первым применит атомное оружие, должно рассматри­ваться как военный преступник».

За год во всём мире воззвание подпи­сали более 500 млн. человек. В Совет­ском Союзе подписи собирались при содействии государства. Подписалось 115 млн. советских граждан — всё взрослое население страны.

Сама идея «борьбы за мир» вызывала сочувствие у советских людей, пере­живших войну. Часто можно было слы­шать с убеждением повторяемые сло­ва: «Всё что угодно, главное — чтобы не было войны!». Впрочем, уже в на­чале 50-х гг. появилась и такая ирони­ческая оценка официальной «борьбы за мир»: «Мы развернём такую борьбу за мир, что камня на камне не оста­нется!».

И вот в сентябре войска ООН (в основном американские) пришли на помощь южанам. Они развернули мощное наступле­ние на север с пятачка, который ещё удерживала южнокорейская армия. Одновременно была произведена высадка войск на запад­ное побережье. Этим неожиданным ударом войска ООН «рассе­кали пополам» полуостров, запирая на юге огромную группиров­ку северян.

Теперь грозные события стали с той же быстротой разво­рачиваться «в обратную сторону». Часть северян обратилась в беспорядочное бегство, остальные попали в окружение и были разгромлены. Американцы заняли Сеул, перешли 38-ю параллель

и продолжили наступление на КНДР.

Северная Корея оказалась на грани полной катастрофы. Войск у северян почти не оста­валось. Даже И. Сталин прими­рился с неизбежностью их по­ражения. «Ну что же? — сказал Иосиф Виссарионович. — Пусть теперь будут нашими со­седями на Дальнем Востоке Соединённые Штаты Америки. Они туда придут, но мы воевать сейчас с ними не будем. Мы воевать не готовы».

Американцы стремитель­но приближались к границам Китая. Наступил момент, когда Иосиф Сталин заметил: «Если не прийти к корейским това­рищам на помощь, они смогут продержаться неделю...». Одна­ко в это время события приня-

В. Коракашев. Плакат 1965 г.

ли новый оборот. Китайское руководство предложило, не объяв­ляя США войну, послать на помощь Северной Корее войска. В Ки­тае их официально называли «народными добровольцами».

В октябре около миллиона китайских солдат перешли погра­ничную реку Ялуцзян и вступили в сражения с американцами. Ки­тайские войска возглавлял знаменитый военачальник Пэн Дэхуай. В первый месяц они отбросили американцев далеко на юг. Но за­тем фронт выровнялся вдоль 38-й параллели.

Война продолжалась ещё три года. Американцы существенно превосходили китайцев в технике. «Китай нёс очень большие поте­ри, — отмечал Н. Хрущёв. — Тактика была построена главным обра­зом на использовании живой силы — и оборона, и наступление». Все­го в сражениях погибло около 54 тысяч американских военных и свы­ше миллиона китайцев. Жертвами войны стали 9 миллионов 200 ты­сяч корейцев; из них почти 8 миллионов составляли мирные жители.

Во время американского наступления 1950 г. Советский Союз перебросил на помощь Северной Корее несколько авиационных дивизий. Советские лётчики сбили более 1300 американских са­молётов, потеряв 335 своих машин. За три года войны в Корее по­гибло около 300 советских военнослужащих.

27 июля 1953 г. война закончилась перемирием. В Северной Корее осталось у власти дружественное СССР и Китаю правитель­ство Ким Ир Сена. Основой жизни северокорейского общества стали беспрекословное подчинение всех граждан государству, а также уважение и любовь к Ким Ир Сену. Он принял почётное зва-

Китайские военнопленные. 1950 г.

Бойцы северокорейской армии идут в атаку.

Подбитый американский самолёт. 1951 г.

Юный беженец в подаренной одежде, 1951

Беженцы проходят санитарную обработку. 1952 г.

Китайские военнопленные просят сохранить им жизнь. 1951 г.

ние «великого вождя». В 1994 г. Ким Ир Сен скончался и власть перешла к его сыну, «уважаемо­му руководителю» Ким Чен Иру.

ВОЗВЕДЕНИЕ БЕРЛИНСКОЙ СТЕНЫ

В 1955 г. окончательно офор­мился раздел Европы между Востоком и Западом. 14 мая 1955 г. в противовес западному блоку НАТО возник восточный военный блок — Варшавский Договор (Организация Вар­шавского Договора). В него во­шли СССР и семь стран Вос­точной Европы.

Однако чёткая граница противостояния разделила Ев­ропу ещё не до конца. В ней ос­тавалось незакрытое «окно» — Берлин. Город оказался разде­лённым пополам, причём Вос­точный Берлин являлся столи­цей ГДР, а Западный Берлин считала своей частью ФРГ.

Два противоположных об­щественных строя уживались в пределах одного города. При этом каждый берлинец мог бес­препятственно попасть «из со­циализма в капитализм» и об­ратно, перейдя с одной улицы на другую. Ежедневно эту неви­димую границу в обе стороны пересекали до 500 тыс. человек. Они могли сделать это каким угодно способом — на метро, автомобиле, пешком, и с любой целью — чтобы зайти в магазин, посетить театр или навестить знакомых.

Писатель Илья Эренбург рассказывал о жизни разделён­ного города в те годы: «Границу всё время переходили люди — шли на работу, повидать родст­венников, купить что-либо. Курс в то время был фантасти-

Жители дома, оказавшегося вмурованным в Берлинскую стену, совершают побег на Запад. Сентябрь 1961 г.

ческим — за одну „западную марку" требовали семь „восточных". Побриться стоило одну марку в обеих частях города. Экономные бюргеры западных секторов брились в восточных — у них оста­валось после этого шесть марок. В Западном Берлине безработ­ным давали пособие — 100 марок в месяц, и безработные гово­рили своим родственникам или друзьям, проживавшим в Восточ­ном Берлине: „Мы ничего не делаем и получаем 700 ваших ма­рок". Громкоговорители двух Берлинов с утра до ночи обличали друг друга. Это, как и многое другое, напоминало фронт».

Многие восточные немцы, пользуясь открытой границей, навсегда уезжали на Запад. Ежегодно так переселялись тысячи людей, что весьма беспокоило восточногерманские власти. Да и

ПЕРЕБЕЖЧИКИ

ЧЕРЕЗ БЕРЛИНСКУЮ СТЕНУ

Как выглядела Берлинская стена? Пи­сатель Виктор Некрасов в 1978 г. так описывал её: «Невысокая, метра два-три, на ней колючка, за ней в четыре ряда „ежи". Потом опять Стена, колюч­ка. И на всём 65-километровом протя­жении этого сооружения — кресты, кресты, кресты... Под ними те, кого настигла пуля восточного погранични­ка или автоматической самострельной установки».

Вдоль стены располагалось более двух­сот вышек для стрельбы по нарушите­лям границы. Тем не менее попытки пересечь её в западном направлении не прекращались всё время, пока су­ществовала стена. Чаше всего люди просто перелезали через стену, наде­ясь на удачу. Из этих перебежчиков по­гибло около двухсот человек.

Но нередко побеги совершали «с фан­тазией». Стену перелетали на планё­рах, под неё рыли подкопы. Известен случай, когда перебежчики переоде­лись в советские военные мундиры (причём один из них — в генеральский), после чего они спокойно проехали че­рез контрольно-пропускной пункт на автомашине. В. Некрасов приводил такой случай: «Тридцать шесть ребят, в основном студенты, и одна девушка в течение шести месяцев рыли туннель. И прорыли 145 метров на глубине 12 метров. 3 октября 1964 года двад­цать восемь человек спаслись по это­му туннелю, включая старика сердеч­ника, вылезшего из-под земли с сини­ми губами, и пятилетнего пацана, ко­торого удивило только то, что в тунне­ле не оказалось никаких чудовищ».

 

Ю. Ганф. «Американская посылка...

с двойным дном». Карикатура,

осуждающая продовольственную помощь

США Восточной Германии

(«Крокодил». 1953 г.).

в целом открытое настежь окно в «железном занавесе» совершен­но не отвечало общему духу эпохи.

В августе 1961 г. советские и восточногерманские власти при­няли решение закрыть границу между двумя частями Берлина.

Проснувшись утром 13 августа, берлинцы неожиданно об­наружили, что привычная дорога в другую часть города перекры­та. Её перегородила колючая проволока и взяли под охрану во­оружённые пограничники. Кроме того, за одну ночь на всём про­тяжении городской границы выросла знаменитая Берлинская стена. Её соорудили из бетонных плит.

Писатель Виктор Некрасов описывал фотографии в запад­ноберлинском музее Стены: «Сняты не только факты, мгновения: люди кидаются из окон, выбрасывают детей (внизу, правда, по­жарники), спускают вниз каких-то старух — нет, удалось схватить самое важное — психологию этих событий, лица... Особенно ГДРовских пограничников. Вот один, совсем молоденький, по­жалел малыша, которого разлучили с родителями, и растянул ко­лючую проволоку, чтобы тот мог проскочить. Но застукало на­чальство, и... Вот этот момент и заснят. Другой парень. Постар­ше. Пытался перебраться через Стену. Подстрелили. Целый час

пролежал, обливаясь кровью, пока его вытащили уже мёрт­вым. А в окнах люди, смотрят, молчат, боятся. Скоро эти окна замуруют».

Напряжение в городе рос­ло. Если с восточной стороны стену охраняли, то с запад­ной — её несколько раз пыта­лись разрушить. Погранични­ки тут же тщательно восстанав­ливали стену. Западные страны выразили протест по поводу разделения города.

Наконец в октябре проти­востояние достигло высшей точки. У Бранденбургских ворот и на Фридрихштрассе, возле главных пропускных пунктов, выстроились американские тан­ки. Им навстречу вышли совет­ские боевые машины. Более су­ток танки СССР и США просто­яли с нацеленными друг на дру­га орудиями. Периодически тан­кисты включали моторы, как будто готовясь к атаке.

Как вспоминал журналист Алексей Аджубей, 20 или 21 октября маршал Иван Конев попросил срочной встречи с

Никитой Хрущёвым. «Иван Степанович доложил, — писал А. Аджубей, — что моторы аме­риканских танков вот уже пол­часа работают на повышенных оборотах. Маршал Конев, чело­век, знающий, что такое война, нервничал. Хрущёв задумался». Затем он решительно сказал: «Отведите наши танки на со­седнюю улицу, но пусть там их моторы работают на таких же повышенных оборотах. При­бавьте шуму и грохоту от тан­ков через радиоусилители».

«Никита Сергеевич, они могут рвануться вперёд!» — не выдержал маршал.

«Не думаю», — отвечал ему Хрущёв.

Советские танки отошли на другую улицу, а вслед за ни­ми ушли и американские. На­пряжение несколько разряди­лось... Однако окончательно за­падные страны признали раздел города лишь десять лет спустя. Его оформило соглашение че­тырёх держав (СССР, США, Ан-

Родственники, разделённые пограничной проволокой. 13 августа 1961 г.

Пограничное оцепление у Бранденбургских ворот. 13 августа 1961 г.

глии и Франции), подписанное в 1971 г.

Во всём мире возведение Берлинской стены восприняли как символическое завершение послевоенного раздела Европы.

КУБИНСКИЙ РАКЕТНЫЙ КРИЗИС

1 января 1959 г. на Кубе побе­дила революция, во главе кото­рой стоял 32-летний партизан­ский вождь Фидель Кастро. Но­вое правительство начало ре­шительную борьбу с американ­ским влиянием на острове. За этот вызов Вашингтону Кубу окрестили тогда островом Сво­боды. Советский Союз полно­стью поддержал Кубинскую ре­волюцию. Однако власти Гава­ны серьёзно опасались воен­ного вторжения США.

В мае 1962 г. Никита Хру­щёв выдвинул неожиданную идею — разместить на острове советские ядерные ракеты. По­сол СССР на Кубе Александр Алексеев так передавал его ар­гументы: «Надо дать понять, что, напав на Кубу, американ­цы будут иметь дело не только с одной непокорной страной, но и с ядерной мощью Совет­ского Союза». Никита Сергее­вич шутливо добавлял, что им­периалистам «надо запустить ежа в штаны».

После некоторых раз­мышлений Куба ответила со­гласием на советское предло­жение. Летом 1962 г. на остров было отправлено грозное ору­жие — 42 ракеты с ядерными боеголовками и бомбардиров­щики, способные нести атом­ные бомбы. «Всё завертелось, — писал позднее Хрущёв. — Мы поставили ракеты. Этой силы было достаточно, чтобы разру-

Пограничники охраняют восточногерманскую границу в Берлине. 13 августа 1961 г.

После того как стена из-за многочисленных повреждений автомобилями частично разрушилась, была сооружена новая — из бетона. Фото 1963 г.

 

 

шить Нью-Йорк, Чикаго и другие промышленные города, а о Ва­шингтоне и говорить нечего. Маленькая деревня».

Переброска ракет проводилась в строжайшей тайне. Но уже в сентябре руководство США заподозрило неладное. 4 сентября президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ракет в 150 км от своего берега. В ответ Хру­щёв заверил Кеннеди, что никаких советских ракет или ядерных зарядов на Кубе нет и не будет. Видимо, он рассчитывал пока со­хранить размещение ракет в тайне.

Однако 14 октября американский самолёт-разведчик сфо­тографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. Стало ясно, что по меньшей мере одна ракета уже установлена. В об­становке строгой секретности руководство США начало обсуж­дать ответные меры.

Генералы предлагали немедленно разбомбить советские ра­кеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты. Но это привело бы к войне с Советским Союзом. Поэто­му Джон Кеннеди решил начать с более мягких средств.

22 октября президент обратился по радио и телевидению к американскому народу. Он сообщил, что на Кубе обнаружены со­ветские ракеты, и потребовал от СССР немедленно удалить их. Джон Кеннеди объявил, что США начинают военно-морскую бло­каду Кубы (он назвал её «карантином»). «Это лишь первый шаг», — угрожающе добавил президент.

24 октября по просьбе СССР срочно собрался Совет Без­опасности ООН. Советский Союз продолжал упорно отрицать наличие на Кубе ядерных ракет. Московские газеты так излагали речь советского представителя в ООН: «В. А. Зорин разоблачил извлечённые из кучи всякого хлама сотрудниками государствен­ного департамента США утверждения о так называемом „установ­лении советских ракетных баз" на Кубе».

Н. Хрущёв и Д. Кеннеди. Вена. 1961 г.

ПОЛЁТ ПАУЭРСА

Журналист Алексей Аджубей вспоми­нал: «1 мая 1960 г. во время парада Хрущёв нервничал. То и дело к нему на трибуне Мавзолея подходил воен­ный, отзывал в сторону. После очеред­ного доклада Хрущёв сдёрнул с головы шляпу и, широко улыбаясь, взмахнул ею над головой. Настроение у него исправилось».

Что же произошло? Советскому руко­водителю сообщили, что возле Сверд­ловска (ныне Екатеринбург) сбит аме­риканский самолёт-разведчик. Само­лёт летел на предельной высоте — око­ло 20 км — и фотографировал секрет­ные военные объекты. Он должен был пересечь всю страну с юга на север по линии Урала. Такие полёты соверша­лись и раньше, но высота в 20 км оста­валась недостижимой для советских зе­нитных ракет. Чтобы не обнаруживать свою слабость, советские власти ниче­го не сообщали о подобных наруше­ниях границы.

И вот наконец у Советского Союза появились новые высотные зенитные ракеты. Утром 1 мая самолёт-наруши­тель удалось сбить. Пилот Фрэнсис Гарри Пауэрс успел выпрыгнуть с па­рашютом. Его арестовали на месте при­земления.

Полёт Пауэрса стал причиной очеред­ного обострения «холодной войны». В середине мая в Париже намечалась встреча глав четырёх держав: СССР, США, Англии и Франции. Никита Хрущёв прибыл на встречу и немедленно потребовал от американского прези­дента Дуайта Эйзенхауэра извинений за полёт Пауэрса. Тот отказался изви­няться, и встреча сорвалась... В отно­шениях между Востоком и Западом на несколько лет наступили «заморозки».

Что же касается самого Пауэрса, то советский суд приговорил его к тюрем­ному заключению. Однако уже в фев­рале 1962 г. американского лётчика об­меняли на советского разведчика Ру­дольфа Абеля.

ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ

В послевоенные десятилетия между Востоком и Западом продолжалось военное соревнование, которое окре­стили «гонкой вооружений».

Первый и, возможно, наиболее драма­тический её эпизод был связан с атом­ным оружием. Как известно, в 1945 г. США оказались единственной ядерной державой в мире. В ходе войны с Япо­нией они взорвали атомные бомбы над японскими городами Хиросимой и На­гасаки.

Но американская монополия на ядер­ное оружие сохранялась только четы­ре года. В 1949 г. СССР провёл испы­тание своей первой атомной бомбы. Это событие стало настоящим по­трясением для западного мира и важ­ной вехой «холодной войны». Однако в 50-е и 60-е гг. СССР ещё значитель­но отставал от США в области воору­жений.

Примерного военного паритета (ра­венства) между Востоком и Западом удалось добиться в середине 70-х гг. Советский министр иностранных дел Андрей Громыко заявил об этом в 1978 г., выступая перед Генеральной Ассамблеей ООН: «К настоящему вре­мени — и деятели Запада признают это — сложилось примерное равенст­во, паритет в вооружениях. Советский Союз не собирается менять в свою пользу это соотношение...». В то же время СССР поставил задачу не позво­лить Западу вновь вырваться вперёд.

Обстановка в Карибском море всё более накалялась. К Кубе двигались два десятка советских кораблей. Американские воен­ные суда получили приказ остановить их, если потребуется — огнём. Правда, до морских сражений дело не дошло. Н. Хрущёв приказал нескольким советским кораблям остановиться на ли­нии блокады. Американцы задержали и проверили только одно советское судно, перевозившее мирный груз.

С 23 октября между Москвой и Вашингтоном начался еже­дневный обмен официальными письмами. В первых посланиях Н. Хрущёв с негодованием называл действия США «чистейшим бандитизмом» и «безумием выродившегося империализма».

Через несколько дней стало ясно, что США полны решимо­сти любой ценой убрать ракеты. 26 октября Хрущёв направил Кеннеди более примирительное послание. Он признавал, что на Кубе имеется мощное советское оружие. В то же время Никита Сергеевич убеждал президента, что СССР не собирается нападать на Америку. «Мы находимся в здравом уме и прекрасно понима­ем, что если мы нападём на вас, то вы ответите нам тем же, — писал он. — Но тогда это обернётся и против нас... Как же мы можем допустить, чтобы произошли те несуразные действия, ко­торые вы нам приписываете? Только сумасшедшие могут так по­ступать или самоубийцы, желающие и сами погибнуть, и весь мир перед тем уничтожить». Никита Хрущёв предлагал Джону Кен­неди дать обязательство не нападать на Кубу. Тогда Советский Союз сможет вывести с острова своё оружие.

Джон Кеннеди ответил, что США готовы принять на себя джентльменское обязательство не вторгаться на Кубу, если СССР заберёт своё наступательное оружие. Таким образом, первые шаги к миру были сделаны.

Но 27 октября наступила «чёрная суббота» Кубинского кри­зиса, когда, как считается, лишь чудом не вспыхнула новая ми­ровая война. В те дни над Кубой с целью устрашения дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолётов. И вот 27 октября советские войска на Кубе сбили зенитной ракетой один из самолётов-разведчиков США. Его пилот Андерсон погиб.

Ситуация накалилась до предела. Президент принял реше­ние через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского ядерного удара.

Однако в воскресенье, 28 октября, советское руководство ре­шило принять американские условия. Московское радио открытым текстом передало послание Н. Хрущёва президенту США. В Кремле уже знали о намеченной бомбардировке Кубы. Поэтому послание составлялось в такой спешке, что последние абзацы ещё не успели отредактировать, а текст уже начали зачитывать в эфир.

В послании Н. Хрущёв заявлял: «Я отношусь с пониманием к Вашей тревоге и тревоге народов США в связи с тем, что оружие, которое Вы называете наступательным, действительно является грозным оружием. И Вы, и мы понимаем, что это за оружие». Раз президент США принял обязательство не нападать на Кубу, нет

необходимости оставлять там это оружие. «Что­бы успокоить народ Америки, — говорилось в послании, — Советское правительство отдало распоряжение о демонтаже вооружения, кото­рое Вы называете наступательным, упаковке его и возвращении в Советский Союз».

Решение убрать с Кубы ракеты было при­нято без согласования с кубинским руковод­ством. Возможно, так поступили намеренно, поскольку Фидель Кастро категорически возра­жал против удаления ракет.

Советский посол на Кубе А. Алексеев вспо­минал: «И вот в воскресенье 28 октября, около

7 часов утра, мне в посольство позвонил прези­дент республики Освальдо Дортикос и сказал, что радио сообщает о принятом в СССР реше­нии вывести ракеты с Кубы. Помню, я ответил ему, что американское радио способно запустить любую „утку" и что из Москвы у меня нет никаких сведений на этот счёт. Но когда Дортикос сказал, что речь идёт о передаче Московско­го радио, я почувствовал себя самым несчаст­ным человеком на земле, представив к тому же и реакцию Фиделя. Да, Дортикос подтвердил, что Фидель был страшно разгневан этим сооб­щением и уехал совещаться с кубинскими воен­ными начальниками...».

Чтобы успокоить негодовавшего кубинско­го руководителя, 2 ноября в Гавану прибыл представитель советского руководства Анастас Микоян, известный своим дипломатическим искусством. Его по­ездке придавалось очень большое значение. А. Микоян не смог прервать визит даже ради похорон своей жены, скончавшейся в эти дни в Москве.

Международная напряжённость после 28 октября начала быстро спадать. Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду ост­рова. Кубинский кризис (его называли также Карибским) мир­но завершился.

АФГАНСКАЯ ВОЙНА

В апреле 1978 г. в Афганистане произошёл переворот, позднее названный Апрельской революцией. К власти пришли афганские коммунисты — Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА). События развивались стихийно. Толчком к волнениям послужило убийство 17 апреля видного деятеля НДПА Мир Акбара Хайбара. На улицы вышли тысячи людей, требуя наказания убийц и отставки правительства. Чтобы пресечь беспорядки, пре­зидент Мухаммед Дауд распорядился арестовать всех вождей

Н. Терещенко. Плакат 1955 г.

НДПА. Ответом на это стал военный переворот 27 апреля, в ходе которого М. Дауд был убит. Свергнувшие его офицеры освобо­дили из заключения руководителей НДПА и передали им власть. Один из вождей партии, Хафизулла Амин, выступая с брони тан­ка сразу после переворота, впечатляющим жестом показал тол­пе свои ещё не снятые наручники...

Так, неожиданно не только для Советского Союза, но отчас­ти и для самой себя, Народно-демократическая партия оказалась у власти. Правительство возглавил писатель Hyp Мухаммед Тараки. Однако уже через несколько месяцев внутри правящей пар­тии разгорелась острая борьба.

В августе 1979 г. вспыхнуло противоборство между двумя вождями партии — Тараки и Амином. До этого Тараки полностью доверял Амину и однажды публично заявил: «Есть два ученика: простой и отличник. Амин — мой отличник». 16 сентября Тараки сместили с его поста, исключили из партии и взяли под стра­жу. Его обвинили в попытке покушения на Амина (такая попыт­ка, когда погиб адъютант Амина, действительно была). Вскоре бывший премьер-министр скончался — по официальному сооб­щению, «от треволнений». По другим свидетельствам, его убили, задушив подушками. Все эти события, особенно смерть Тараки, вызвали недовольство в Москве. Тем не менее внешне всё ос­тавалось по-прежнему: Л. Брежнев поздравил «товарища Хафизуллу Амина» с избранием на руководящие посты. Амин как-то раз заметил на встрече с советской делегацией: «Я более советский, чем вы!». Между тем беспокойство в Кремле росло.

Осуждение вызвали на­чавшиеся в Афганистане мас­совые «чистки» и расстрелы в партийной среде. И так как они напомнили советским руково­дителям китайскую «культур­ную революцию», возникали опасения, что Амин может по­рвать с СССР и сблизиться с Китаем.

Амин неоднократно про­сил о вводе в Афганистан со­ветских войск для укрепления революционной власти. Нако­нец, 12 декабря 1979 г. совет­ское руководство решило ис­полнить его просьбу, но при этом... убрать самого Амина. Л. Брежнев позднее признал, отвечая на вопросы газеты «Правда»: «Для нас было не про­стым решением направить в Афганистан советские воин­ские контингенты». Подразу-

Бойцы отряда самообороны (сторонники правительства) на улицах Кабула. 1980 г.

Дети моджахедов учатся обращаться с автоматом. Селение в 20 км от Кабула.

1987 г.

Руководитель республики Н. М. Тараки на военном параде. Октябрь 1978 г.

Бойцы отряда самообороны (сторонники правительства). Кабул. 1980 г.

мевалось, что дело ограничится кратковременной военной опе­рацией и через пару месяцев войска вернутся на родину.

27 декабря Хафизулла Амин давал обед в президентском дворце. После еды гости внезапно почувствовали непреодоли­мую сонливость и быстро заснули. Амин с трудом проснулся лишь к вечеру от грохота выстрелов и взрывов. Президентский дворец штурмовали советские войска. Желая умереть с оружием в руках, X. Амин попросил дать ему автомат... Вскоре он был убит взрывом гранаты. Так закончилось его стодневное правление.

Кроме президентского дворца советские бойцы встретили сопротивление в здании МВД и нескольких других важных точ­ках Кабула. Взяли они также тюрьму Пули-Чархи, из которой ос­вободили ожидавших скорой казни противников Амина. Среди них была и вдова Тараки.

В 19 часов из Душанбе на частотах Кабульского радио про­звучало обращение Бабрака Кармаля, известного противника Амина внутри партии. До этого Кармаль нашёл убежище снача­ла в Чехословакии, потом в СССР, избежав таким образом ареста и казни на родине. Кармаль объявил, что Амин свергнут, и про­возгласил себя Генеральным секретарём партии. Он сообщил, что в Афганистан приглашены советские войска.

Ночью Кабульское радио передало: «Революционный суд приговорил предателя Хафизуллу Амина к смертной казни. При­говор приведён в исполнение». Бои в городе, начавшиеся около 18 часов, к утру 28 декабря затихли. Казалось, военная операция благополучно завершена.

Советские газеты теперь называли Хафизуллу Амина «аген­том ЦРУ», писали о «кровавой клике Амина и его приспешников». Сатирические издания изображали американского «дядюшку Сэма», горестно восклицающего: «Амин!».

На Западе ввод советских войск в Афганистан вызвал бур­ные протесты. С новой силой вспыхнула «холодная война». 14 ян-

Н. М. Тараки во время военного парада. Октябрь 1978 г.

варя 1980 г. Генеральная Ассамблея ООН потребовала вывода «иностранных войск» из Афганистана. За это решение голосова­ли 104 государства. Это был довольно редкий случай, поскольку в 70-е гг. большинство в ООН обычно голосовало вместе с Со­ветским Союзом.

Между тем в самом Афганистане стало усиливаться воору­жённое сопротивление советским войскам. Против них сража­лись уже, конечно, не сторонники Амина, а противники револю­ционной власти вообще.

Первые вспышки вооружённого протеста произошли ещё в эпоху правления Тараки и Амина. Многих возмущали неожидан­ные аресты самых разных людей — от мулл до торговцев. Но ещё сильнее авторитет новой власти подорвала земельная реформа. Правительство попыталось отобрать землю у племенных вождей. Сельские жители с оружием в руках стали на защиту привычно­го им уклада жизни.

После того как в Афганистан вошли иностранные войска, со­противление разгорелось с новой силой. Советская печать первое время утверждала, что никаких боёв в Афганистане нет и там ца­рят мир и спокойствие. Однако война не утихала, и когда это ста-

Моджахеды и беженцы из Афганистана под Пешаваром (Пакистан). 1982 г.

ло ясно, в СССР признали, что в республике «бесчинствуют банди­ты». Сторонники Б. Кармаля окрестили их «душманами» (врагами).

Между тем борьба разворачивалась по всем правилам пар­тизанской войны. Чтобы уничтожить повстанцев, советские вой­ска стали наносить удары по сёлам, служившим им опорой. «Вой­на кишлаков» привела к огромному потоку беженцев из Афгани­стана. В результате в Иран и Пакистан переселилось свыше 5 млн. афганцев — около трети населения страны.

Повстанцы контролировали значительную часть террито­рии Афганистана. Всех их объединял лозунг джихада — священ­ной исламской войны. Они называли себя «моджахедами» — бор­цами за веру. В остальном программы повстанческих групп силь­но разнились. Одни повстанцы выступали под лозунгами рево­люционного ислама, другие поддерживали свергнутого в 1973 г. короля Захир Шаха. Пестрота повстанческих групп отражала так­же многообразие народностей и племён Афганистана.

Помимо 100-тысячного советского контингента борьбу с пов­станцами вела армия правительства Бабрака Кармаля. Афганская война не прекращалась более девяти лет... В ходе военных дейст­вий погибло более миллиона афганцев. Советские войска, по офи­циальным данным, потеряли убитыми 14 453 человека.

В июне 1987 г. были сделаны первые, пока символические,

Собрание моджахедов в 20 км от Кабула. 1987 г.

 

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

Жирным шрифтом обозначены стра­ницы со статьями или сюжетами, посвящёнными историческому деятелю.

Светлым шрифтом — краткие упоминания.

А

Азеф Евгений Филиппович,руково­дитель Боевой организации партии эсе­ров, тайный сотрудник полиции 70— 74, 80, 119124,127, 190, 205, 206, 364

Александра Фёдоровна (Романо­ва),императрица, супруга последнего русского царя Николая II 10—11,15, 23, 301

Андропов Юрий Владимирович,советский политический деятель, Ге­неральный секретарь ЦК КПСС (1982—1984 гг.) 592, 627, 628, 629, 633

Б







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.196 (0.044 с.)