Понятие цикличности и её основные признаки. Особенности промышленного цикла. Циклы Кондратьева, Кузнеца, Китчина. Антициклическая политика государства в смешанной экономике.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие цикличности и её основные признаки. Особенности промышленного цикла. Циклы Кондратьева, Кузнеца, Китчина. Антициклическая политика государства в смешанной экономике.



Цикличность – это всеобщая форма движения. То есть это закономерность развития и природы, и человеческого общества, и самого человеческого мышления. Таким образом, это общефилософское понятие. А в макроэкономике цикличность выражается в смене подъёмов и спадов общественного производства.

К основным признакам цикличности относятся следующие три: во-первых, наличие колебаний уровня производства; во-вторых, периодичность, повторяемость колебаний; в-третьих, наличие в колебаниях такой повторяющейся единицы, как цикл.

Первый признак означает, что колебания – это последовательная смена положительной динамики (увеличения производства) отрицательной динамикой (спадом). То есть, заметьте, неравномерность прироста, разные его величины не относятся к колебаниям. Тем более изолированные или хаотические колебания вовсе не относятся к цикличности.

Второй признак предполагает, что экономическая динамика характеризуется волнообразностью. То есть развитие смешанной экономики идёт через колебания, следующие одно за другим.

Третий признак означает, что цикл – это разнонаправленные части двух смежных колебаний. То есть нисходящая ветвь первого по времени плюс восходящая второго либо наоборот.

Особое значение среди циклов различных типов имеет промышленный цикл. Он продолжается 8-12 лет, то есть столько, сколько длится жизнь одного поколения оборудования. Маркс в «Капитале» первым отметил, что промышленный цикл включает в себя следующие четыре фазы: 1) кризис, 2) депрессию, 3) оживление, 4) подъём.

В фазе кризиса на экономику обрушивается общее перепроизводство продукции: во-первых, предметов потребления кратковременного пользования (питание, одежда); во-вторых, в ещё большей степени – предметов длительного пользования (телевизоры, компьютеры, автомобили); в-третьих, в наибольшей степени – средств производства (станков, производственного оборудования, рабочей силы). Правда, образуется это перепроизводство ещё до начала кризиса – в фазе подъёма предыдущего цикла, когда бизнесу, вроде бы, всё удаётся. В это время предприятия торопятся увеличить производство даже при задержках реализации, то есть работают на склад, залезая в долги. В результате объём предложения товаров становится намного больше объёма спроса. А значит, кризис выступает и неизбежностью, и необходимостью.

Фаза кризиса вызывает следующие отрицательные социально- экономические последствия: 1) банкротство предприятий и банков, 2) падение курсов акций и облигаций, 3) рост безработицы, 4) простаивание части производственных мощностей, 5) снижение жизненного уровня населения. Но одновременно кризис играет и оздоравливающую роль, поскольку он насильственно выбраковывает и ликвидирует предприятия с высокими издержками, отсталыми техникой, технологией, организацией труда. В результате кризис восстанавливает равновесие между объёмом выпускаемых товаров и спросом на них, хотя и на более сниженном, чем ранее, уровне производства.

В следующей фазе – депрессии – оставшиеся фирмы приспосабливаются на рынке к сократившемуся доходу и спросу. Для этого фирмы снижают издержки и цены на основе повышения производительности труда. В поражённые кризисом отрасли вносятся инвестиции, вызывая эффект мультипликатора. В результате увеличиваются объём производства, доходы и совокупный спрос. Таким образом, экономика переходит в фазу оживления. В это время предприятия, выпускающие инвестиционные товары (станки, промышленное оборудование), получают заказы, а значит, нанимают рабочих, выплачивают им заработную плату. В результате растёт спрос и на потребительские товары и экономика входит в фазу подъёма. То есть на более высоком уровне повторяются процессы фазы подъёма предыдущего цикла.

Промышленный цикл выражает не только национальную, но и интернациональную экономическую динамику. То есть обе его ветви: и нисходящая, и восходящая – практически одновременны в различных странах.

В современной макроэкономической теории нет единого мнения в объяснении причин кризисов. Но ведутся поиски путей их преодоления. Например, через овладение взаимодействием акселератора и мультипликатора. Эффект акселерации или ускорения состоит в том, что увеличение доходов и потребления к данному году сопряжено с намного большим возрастанием инвестиций. Пока попытки овладеть мультипликатором и акселератором безрезультатны. Видимо, для решения проблемы преодоления кризисов полезно сравнить удельный вес государственной собственности и экономическую динамику в смешанной и командной системах. Так, в СССР в 1921-1940 и 1946-1953 годах (периоды ленинского НЭПа и сталинских пятилеток) был самый высокий в мире за ХХ и ХХI века темп прироста ВВП без всяких кризисов, а удельный вес государственной собственности – величиной, стремящейся к 100%. Сегодня наивысший в мире прирост ВВП без кризисов наблюдается в реформируемом Китае, где удельный вес государственной собственности более половины (57% в 2000 году). А в США, странах Европейского Союза и Японии удельный вес государственной собственности 30-40% и кризисы периодически повторяются.

Видимо, удельный вес государственной собственности более 50% гарантирует преодоление циклических кризисов в экономике. Не случайно в развитых странах наблюдается тенденция к увеличению удельного веса государственной собственности. Противоположная картина в РФ, где удельный вес государственной собственности стал величиной, стремящейся к нулю и, соответственно, наблюдается беспрерывный кризис.

В современном общественном воспроизводстве в смешанной системе одновременно осуществляется несколько циклов: 1) большие волны Кондратьева; 2) циклы Кузнеца, 3) уже известные промышленные циклы, подробнее всего проанализированные Марксом в «Капитале»; 4) циклы Китчина. Они различаются по продолжительности и структурированности.

Советский учёный Н.Д. Кондратьев в 1920-х годах исследовал статистику ведущих стран мира за полтора столетия (включительно с последней четверти ХVIII по первую четверть ХХ века) и установил, что закономерностью динамики мировой экономики выступают большие циклы или длинные волны по 40-60 лет. Позднее их назвали длинными волнами Кондратьева. Здесь подъём в 40-60 лет закономерно сменяется спадом такой же продолжительности, затем происходит новый подъём и т.д. Последовавшие за открытием Кондратьева 80 лет стали новым подтверждением его правоты. Так, Великая депрессия в 1920-1930-х годах находилась в рамках спада длинной волны Кондратьева. А «экономические чудеса» Японии, ФРГ и других стран после Второй мировой войны совпали по времени с подъёмом длинной волны Кондратьева.

Периодичность и продолжительность волн Кондратьева невозможно объяснить сроком жизни оборудования, как в промышленном цикле. Видимо, здесь причина в замене целого технико-экономического уклада другим укладом. Действительный член Российской Академии Наук С.Ю. Глазьев в монографии «Теория долгосрочного технико-экономического развития» (М.: Владос, 1993) показал, что за период техногенной цивилизации последовательно сменяют друг друга пять таких укладов. Первый из них связан с применением в производстве парового двигателя, второй – двигателя внутреннего сгорания, третий – с электрификацией всех отраслей экономики, четвёртый – с комплексной механизацией и автоматизацией производства, пятый – с информатизацией. Таким образом, смена технико-экономических укладов означает целую структурную революцию. Здесь меняется не только техника, но и качество рабочей силы, и уровень управления, организации производства.

Промежуточное положение между волнами Кондратьева и промышленными циклами занимают циклы С. Кузнеца (по имени американского экономиста, нашего соотечественника по рождению, описавшего их), продолжительность которых около 20-ти лет.

Австрийский экономист Й. Шумпетер первым заметил, что циклы различных видов не независимы друг от друга. То есть в рамках одной волны Кондратьева реализуется 2-3 цикла Кузнеца. А в каждом из циклов Кузнеца – по 2-3 промышленных цикла. И каждый промышленный цикл включает несколько циклов Китчина с длительностью от двух до четырёх лет.

Циклы Китчина выражают нарушения и восстановления равновесия на рынке потребительских товаров. Периодичность и продолжительность циклов Китчина можно объяснить различием во времени между, во-первых, выделением инвестиций соответственно изменениям спроса и, во-вторых. Вводом в действие новых средств труда, после чего и восстанавливается равновесие.

Таким образом, современное реальное воспроизводство – это совмещение, взаимоналожение разных циклов, позволяющие прогнозировать динамику мировой и национальной экономики в условиях «нормального», классического капитализма или хозяйства с рыночным механизмом. Однако от такой «нормальности» в последние десятилетия стали происходить значительные отклонения. Так, в последней трети ХХ века в мировой экономике впервые произошли деформации промышленного цикла, когда фазы кризиса и депрессии стали сопровождаться инфляцией. Это явление назвали стагфляцией. Она затрудняет выход из кризиса и удлиняет его. Ведь раньше кризис и депрессия сопровождались снижением цен, а значит, и ссудного процента. Следовательно, создавалась благоприятная обстановка для получения кредита предпринимателям, для инвестиций. А это приближало оживление экономики. Теперь же инфляция, порождая высокий ссудный процент, угнетает инвестиции.

Кроме того, с 1970-х годов цикличность в мировой экономике усложнилась структурными кризисами: энергетическим, сырьевым, продовольственным. Они приняли хронический характер. Усилилось воздействие на цикличность экологического кризиса, который перерастает в глобальную катастрофу. Всё это повысило значение государственной антициклической политики.

Такая политика включает, во-первых, инструментарий фискальной политики, во-вторых, средства монетарной политики, в-третьих, программирование и планирование национальной экономики.

Например, фискальная политика действует на цикл либо стабилизирующее, либо, наоборот, сдерживающее. Так, в фазе подъёма государство увеличивает налоги и сокращает правительственные расходы. А в фазе кризиса – наоборот, сокращает налоги и увеличивает правительственные закупки товаров и услуг, субсидирование фирм из государственного бюджета.

Монетарную политику государства используют на нисходящем этапе цикла в виде экспансионистской политики, а на восходящем – в виде рестриктивной политики. Что это такое? Экспансионистская политика – это предложение денег под низкие проценты. А рестриктивная – это политика дорогих денег, когда фирмы вынуждены платить за деньги высокие проценты.

Программирование и планирование применяется во всех странах смешанной системы. Причём если в США в виде частноцентрализованного планирования, то в Японии и Франции в форме прямого государственного централизованного планирования, когда применяются пятилетние государственные планы и целевые программы.

Все перечисленные меры антициклической политики государств смешанной системы ослабляют проявления цикличности. Правда, сегодня «портит картину» своей необычностью развернувшийся с 2008 года мировой кризис, который многие поспешили сравнивать с Великой депрессией 1920-1930-х годов. Но сравнения эти не выдерживают критики, поскольку анализ показывает, что перед нами не просто великий, а супервеликий кризис, не имеющий аналогов в прошлом. Многие средства массовой информации и выступления политиков не скупятся на успокоительные обещания скорого выхода из него, но ведь надо отличать субъективную деятельность властей от объективной сущности развёртывающегося кризиса.

Тем более, что очередные успокоения раз за разом опрокидываются информацией о фактическом положении на мировых рынках. Так, в начале февраля 2010 года шоком для многих послужили следующие сообщения (См.:file://localhost/C:/Documents%20and%20Settings/1/Рабочий%20стол/Налетай,%20подешевело_%20по%20мировым%20): «После длительного и практически беспрерывного роста, начавшегося весной прошлого года, фондовые и сырьевые рынки развернулись и, как с горочки, поехали вниз. Эксперты и аналитики давно предупреждали: наблюдаемый почти год рост необоснован и в разы опережает реальные темпы восстановления экономики, даже с поправкой на традиционное опережение событий фондовым рынком. Однако, вопреки всем предупреждениям, цены на нефть были стабильно высокими, фондовые рынки пухли как на дрожжах, а аппетит к риску у инвесторов неизбежно повышался.

В какой-то момент стало казаться, что рост не прекратится, кризис кончился, дно пройдено и W-образный сценарий не может даже случиться. Тем неожиданнее стал стартовавший накануне массовый выход инвесторов из рисковых активов. Биржевые сводки звучат тревожно, падает все и вся: евро, нефть, металлы, котировки акций. И только вечнозеленая американская валюта продолжает угрожающе расти посреди всеобщей паники.

Тотальный sale на рынках стартовал вчера, и первыми жертвами стали биржи Европы, завершившие день со значительным снижением (в среднем от 2 до 2,5%). Эстафету подхватил американский рынок: по итогам торгов индекс Dow Jones упал на 2,61%, остановившись в опасной близости от психологической отметки в 10 тыс. пунктов; высокотехнологичный Nasdaq потерял 2,99%, S&P - 3,11%. На других крупных площадках Западного полушария ситуация не лучше: фондовые торги в Канаде завершились снижением индекса TSX на 2,23%, в Мексике торги завершились снижением IPC на 2,18%, бразильский Bovespa рухнул на 4,73%.

Чуть свет забрезжил в Азии, местные трейдеры решили, что проще продолжить сложившийся в Европе и США тренд, чем его преодолевать. Японский Nikkei завершил день самым резким снижением за 2 месяца, опустившись на 2,89%. Южнокорейский KOSPI упал по итогам дня 3,05%, гонконгский Hang Seng - 3,33%, сводный индекс Шанхайской фондовой биржи Shanghai Composite завершил день с потерей 1,87%.

Совершив круг по планете, тенденция к снижению вернулась в Европу, где ведущие индексы сегодня потеряли с утра около 1,5% каждый. Российские акции находятся в полном соответствии с общемировым трендом, и по традиции даже опережают его по реакции: завершив вчерашнюю сессию снижением почти на 3%, сегодня индекс РТС с утра нырнул более чем на 4% вниз. Индекс ММВБ, в свою очередь, опустился в первые часы торгов более чем на 3%.

На сырьевых рынках искать утешения тоже не стоит: цены на нефть рухнули сразу на 5% и продолжают падать: стоимость барреля Light Sweet опустилась уже до 72,7 долл., Brent - до 71,47 долл. Упали в цене и драгоценные металлы: заметно подешевели платина (-4%), палладий (-6,5%), серебро (-6%). Стоимость золота на Товарной бирже Нью-Йорка (COMEX) по итогам торгов 4 февраля упала до минимума за три месяца, подешевев за день почти на 50 долл./унция.

Кто и как нажал спусковой крючок коррекции, не очень понятно. Аналитики в один голос винят в нынешнем падении опасения относительно суверенных дефолтов, кивая на стремительно растущие бюджетные дефициты и долги Греции, Испании и Португалии. Среди других причин, усугубивших положение, стала не самая приятная статистика из США, где накануне Минтруда страны сообщило, что число первоначальных требований по выплате пособия по безработице за минувшую неделю (по 30 января 2010г.) неожиданно выросло на 8 тыс. и составило 480 тыс. Эти цифры сильно разошлись с прогнозами рынка (455 тыс.) и стали самым высоким значением показателя с середины декабря 2009г. В преддверии сегодняшней статистики по безработице в США за январь показатели последней недели месяца произвели на участников рынка удручающее впечатление.

С другой стороны, новыми вышеперечисленные проблемы не назовешь. Проблемы с суверенными долгами Греции и других членов зоны евро находятся в центре внимания инвесторов уже не первую неделю, а статистика из США периодически бывает то позитивной, то негативной, но за последний год еще никогда не приводила к столь массовому сбросу ценных бумаг. Нынешнее состояние рынков отдаленно напоминает ситуацию осени 2008г., когда в один момент лопнул многострадальный Lehman Brothers, спровоцировав хаос на рынках. Символично, что именно вчера об этом эпизоде истории напомнил всем генеральный прокурор Нью-Йорка, который подал гражданский иск против крупнейшего коммерческого банка США Bank of America (BofA) и его бывшего исполнительного директора Кена Льюиса.

Нью-йоркская прокуратура обвиняет BofA в обмане инвесторов в истории со скандальной покупкой инвестиционного банка Merrill Lynch в конце 2008г. и сознательном замалчивании проблем в Merrill Lynch при покупке этой компании. С иском выплыли и некоторые любопытные подробности: оказывается, до последнего момента руководство Bank of America думало, что будет выкупать Lehman Brothers, и лишь в последний момент решение было изменено в пользу Merrill Lynch. Как бы то ни было, аналитики в один голос советуют сейчас уйти в защитные инструменты и занять выжидательную позицию, воздержавшись от активных торгов. Рынки сегодня с нетерпением ждут следующей американской статистики, и если с безработицей в США в январе окажется все плохо, это сможет приостановить безудержный рост доллара и принести инвесторам небольшую передышку».

Таким образом, успокоительные речи о достигнутом «дне» кризиса далеки от действительно научной оценки состояния экономики. Сама оценка сегодняшнего социально-экономического состояния, распространённая во многих публикациях, требует, на мой взгляд, серьёзного переосмысления. Лишь в первом приближении можно характеризовать его как мировой валютно-финансовый кризис, истоки которого в развале Бреттон-Вуддской системы американским дефолтом 1971 года. Но дальше нельзя не видеть, что термин «кризис» ограничивает наш анализ теорией цикличности, которую Маркс обосновал для капиталистической, или, в терминологии экономикс, для рыночной или смешанной системы с рыночным механизмом. И тогда после кризиса логично ожидать подъёма. Но ведь в действительности-то потерпела сейчас крах вся система капитализма и рыночного механизма с её цикличностью, кризисами и подъёмами. И тут возрастает актуальность марксистской методологии (не случайно резко возрос интерес к работам Маркса сегодня на Западе).

Однако следует, видимо, признать, что и только что высказанная оценка недостаточна. Сейчас всё больше доказывается исследователями, что глобальная экономическая катастрофа означает крах не только капитализма, экономики с рыночным механизмом, но и всей человеческой цивилизации, начиная с неолита шагавшей по ложно выбранным ориентирам античеловечного прогресса. Такой взгляд отстаивает, например, научная школа философии хозяйства во главе с профессором Московского государственного университета Ю.М. Осиповым. Этот взгляд я во многом разделяю и считаю, что на развитие его следует направить научные усилия.

На фоне мирового кризиса опять-таки отличается специфичностью наша страна: по нашей экономике кризис и больней ударяет, и антикризисные меры нашего правительства оказываются менее эффективными. Если, например, к середине 2009 года западные фондовые рынки упали на 30%, то российские – на 70%. Россия оказалась в 2009 году впереди планеты всей по темпам падения ВВП. Среди 11 ведущих экономик мира (стран БРИК и G7) РФ продемонстрировала в 2009г. самый резкий спад экономики. Как свидетельствует из документа, подготовленного Росстатом на основе публикаций МВФ и ОЭСР, ВВП России упал по итогам 2009 года на 7,9%. Снижение ВВП Германии и Японии по итогам того же года составило 5%, Великобритании – 4,8%, Италии – 4,7%, США – 2,4%, Франции – 2,2%. В Китае зафиксирован годовой прирост ВВП на 8,7%. Цены на продукты и лекарства в России растут в разы быстрее, нежели в Европе и Америке. И если в 2008 году в госбюджете РФ был значительный профицит, то в 2009-м –дефицит ожидается в три триллиона рублей, а значит, многие необходимые расходы урезаются. Стабильность, о которой говорили до 2008 года, держалась на недешёвых кредитах, которые российские банки брали за рубежом, куда, наоборот, под ничтожные проценты шли отечественные нефтяные сверхдоходы. А теперь кредитов нет, есть долги российских корпораций западным банкам в полтриллиона долларов, по которым только в 2009 году надо выплатить в качестве процентов 150 млрд. долларов. Из 594 млрд. долларов золотовалютных резервов, накопленных за восемь предыдущих лет, уже к середине 2009 года было истрачено более трети – 218 млрд. долларов. При таких темпах «подушка безопасности» может ещё за полгода превратиться в пустую «наволочку», когда у России не останется средств для выплаты внешних долгов.

"Россия - это поезд, который в ближайшие 5-10 лет запросто может пойти под откос", - писал в феврале 2010 года соучредитель и главный управляющий фонда Desert Shores Capital LP Джо Донохью на сайте журнала Forbes. По его мнению, "снижение цен на нефть всего на треть парализует Путина". Физическое здоровье россиян ухудшается быстрыми, если не устрашающими темпами, считает указанный автор, ссылаясь на данные Мюррея Фешбеха из The Washington Post: по средней продолжительности жизни мужчин Россия занимает 166-е место в мире, а по тому же показателю у женщин - примерно 127-е, разрыв между средней продолжительностью жизни мужчин и женщин - 14 лет - самый крупный для развитых стран. Как сообщил в своей статье Фешбех, смертность от сердечных заболеваний в России в три раза больше, чем в США или ЕС, количество смертей от туберкулеза примерно втрое превышает эпидемический порог ВОЗ, около 1 млн. россиян имеют диагноз ВИЧ/СПИД, по данным Всемирной организации здравоохранения. В результате население России сокращается, что очень негативно сказывается на ВВП страны, пишет Донохью. Олигархи уезжают за границу, опасаясь, что Кремль отберет у них бизнес: "огромные богатства уже покинули страну и, возможно, бегство продолжается", утверждает автор. Итак, российская экономика стала заложницей потенциального роста мировой экономики. "Не сомневаюсь, теперь Путин следит за фьючерсами на сырую нефть еще внимательнее, чем обычно", - заключает Донохью.

Показателен в качестве иллюстрации и приведённый летом 2009 года информационным агентством «Рейтер» пример с крупнейшим банком РФ, подконтрольным государству - Сбербанком, который в январе — июле 2009 года снизил чистую прибыль по российским стандартам в 12 раз (до 6,8 миллиарда рублей с 81,8 миллиарда за аналогичный период прошлого года, как сообщил сам этот банк. Доналоговая прибыль составила 8,9 миллиарда рублей против 107,1 миллиарда рублей за январь — июль 2008 года. Первое полугодие Сбербанк завершил с чистой прибылью в 5,3 миллиарда рублей).

Кризис поразил все отрасли экономики и общественной жизни. Свёртывается ранее процветавшая торговля. Пустеют рестораны, рынки и турбюро. Останавливаются строительные краны. Весьма неуверенно чувствуют себя сотни банков. Жилищная ипотека и банковские кредиты обернулись трагедией для многих семей. По всей стране идут увольнения, невыплаты зарплаты, останавливаются заводы и фабрики. Растёт квартплата, цены на электроэнергию и газ, транспорт, телефон.

Быстро обесценивается рубль, идут безудержные спекуляции на его курсе. Доходность от валютных спекуляций достигла 40%, поэтому банкиры вместо стимулирования производства, занимаются торговлей деньгами. А поскольку средства уходят в спекуляции, то и нет кредитов для промышленности, или их дают под грабительские проценты. Весь мир в условиях кризиса пошёл в сторону дешёвых и длинных денег для экономики, а Россия помчалась в обратную сторону – коротких и дорогих кредитов. Если к середине 2009 года ставка рефинансирования в Японии стала почти ноль, в Европе – 2%, то в РФ – 13%. Это означает, что банковская олигархия, паразитирующая на бюджетных вливаниях, энергично наживается, а остатки реального сектора рушатся на глазах. Семь триллионов рублей, брошенные властью уже в первые месяцы для борьбы с кризисом, не дошли до реального сектора экономики. И это в условиях, когда, как резонно заметил научный руководитель Института экономики Российской Академии наук академик Л.И. Абалкин: «Кризис – самое время задёшево скупать на Западе их технологии и заводы. Чтобы обновить всё наше производство» (Комсомольская правда. 3 июня 2009 года).

Если во всём мире с падением производства снижаются цены, то в России цены, вопреки всякой логике, только растут и во время кризиса. Причём с падением мировой цены на нефть втрое, внутренняя цена в РФ на бензин снизилась лишь на несколько рублей. Значит, нефтяная монополистическая олигархия стремится сохранить свои прибыли за счёт ограбления собственного народа. Вот как справедливо, на мой взгляд, высказался профессор МГУ И.И. Мельников, один из лидеров КПРФ, в интервью Интернет-изданию «Взгляд», перепечатанному газетой «Советская Россия» 26 июля 2009 года:

«ВОПРОС. Ваш прогноз по кризису. Мы достигли дна или это была белая полоса? Как коммунисты предлагают выбираться из экономической ямы?

ОТВЕТ. Кризис - это не вспышки белых и черных полос, ныряние на дно и всплывание. В социально-экономическом кризисе две составляющие. Первая: внешняя конъюнктура, то есть цена на нефть, фондовые торги на международной арене, устойчивость доллара и так далее. Вторая: готовность экономики страны к кризису, то есть независимость от импорта, работа промышленности, уровень развития сельского хозяйства и так далее. И если факторы первой составляющей оказывают ситуативное воздействие, от которого становится то чуть хуже, то чуть лучше, то факторы второй составляющей задают тенденцию. Так вот тенденция для России крайне неблагоприятная, так как десятилетие торговли нефтью и газом, фактическое отсутствие работающего реального сектора, продолжающаяся политика закапывания Стабилизационного фонда в банковский сектор не дают нам возможности амортизировать, смягчать удары внешней конъюнктуры. И до тех пор, пока не будет реализовываться наша антикризисная программа, основанная на вложении средств в рост собственной экономики, на выборе приоритетных отраслей, исходя из рекомендаций научного сообщества, на стимулировании спроса, то есть повышении платежеспособности граждан, на возвращении к прогрессивной шкале налогообложения, - экономика "по системе Кудрина" будет идти вниз. Самое главное - вернуть в собственность государства, народа сырьевой сектор. Пока им владеет группа олигархов, борьба с кризисом будет борьбой за сохранение прибыли этих олигархов. Все это не просто наши политические оценки. По всем показателям, что Росстата, что Министерства регионального развития, идет спад производства, увеличивается безработица, падает спрос на товары. А в сумме получается коллапс. И сейчас кольцо пусть и медленно, но, к сожалению, сжимается».

Всё это заставляет внимательнее рассмотреть проблему цикличности применительно к РФ «персонально». И вот тут выясняется, что к нашей стране более 80-ти последних лет теория цикличности вообще была неприменима. Почему? В советское время государство, пользуясь возможностями командной системы, не допускало спадов, кризисов производства. А в первое постсоветское десятилетие (1990-е годы) в РФ объём производства ВВП и промышленной продукции упал более чем вдвое. Такого спада не знала в невоенное время ещё ни одна страна. Однако это был не тот кризис, который можно бы связывать с цикличностью. В действительности он вызван следующими причинами: 1) разрывом производственных связей ранее единого хозяйственного комплекса с развалом СССР; 2) ошибками в приватизации, за бесценок разбазарившей бывшую государственную собственность, но не создавшей стимула для товаропроизводителя любой формы собственности; 3) непомерными налогами; 4) практически отсутствием политики защиты отечественного товаропроизводителя и т.д.

Российский кризис 1990-х годов не санировал экономику, как это бы сделал кризис, связанный с цикличностью. Наоборот, он ухудшил структуру национальной экономики, вызвал технологическую деградацию общественного производства. То есть у нас свернулся технологический уклад и повысилась доля устаревших укладов ХIХ и первой трети ХХ века.

Тем более эти выводы приложимы к ситуации развернувшегося с 2008 года кризиса. На лёгкие и простые прогнозы о его завершении следует отметить, что кризис нельзя считать завершённым до тех пор, пока не восстановится реальный сектор экономики и не начнут расти доходы потребителей. Вот как, например, на мой взгляд, достаточно резонно по этому поводу высказался на страницах газеты «Советская Россия» Ю.К. Ковальчук, доктор технических наук, академик Петровской академии наук и искусств, профессор СПб ГАУ: «Публикуемые в настоящее время материалы о кризисе в РФ, по оценке экспертов Аналитического центра, не адекватны реальным вызовам. Кризис завершился 20 лет назад. Призывы к борьбе с кризисом дезориентируют общественность, направляют по ложному пути. Фактически современные беды РФ вызваны реализацией правительством РФ в рамках договора с МВФ программ «переходного периода» США, ЕС в рамках глобализации мировой экономики. А кризис лишь информационное прикрытие всех бед, под маркой которого совершается тягчайшее преступление геноцида. Требования по отставке правительства, «плохих» чиновников за 20 лет ничего не дали, «курс реформ» США, ЕС продолжается. Мы терпим поражение в информационной войне. Десятикратные отставки правительств РФ привели только к ухудшению ситуации, оптимизации системы внешнего управления, сформировали у населения чувство апатии, безнадежности и безысходности, бесполезности протестных действий. Вектор протестных действий необходимо менять. Прежде всего необходимо сломать систему внешнего управления. Надо добиться расторжения договора с МВФ, который обязывает правительство РФ исполнять программы «переходного периода» США, ЕС. Инициировать возбуждение уголовных дел против руководителей США, ЕС по факту геноцида. Ставить задачу прекращения оккупации страны, вывода войск США, НАТО с территории России и прилегающих государств, восстановления территориальной целостности и экономической независимости России.

Прошу ознакомить читателей газеты «Советская Россия» с презентацией доклада Интеллект-клубу Санкт-Петербурга, в котором эксперты Центра обосновали необходимость расторжения договора с МВФ для прекращения реализации программ США, ЕС, а не борьбы с кризисом.

Пожалуй, нет сегодня человека, которого не затронул (свалившийся, как нас убеждают, неожиданно) «мировой финансовый кризис» в виде роста цен, снижения зарплаты, утери сбережений, массовой безработицы… И прогнозы по его продолжительности самые неутешительные: год, два, пять лет… К подготовке рекомендаций его преодоления сегодня привлекаются современные «классики», самые опытные руководители, ученые и специалисты. Проведена такая работа и в С.-Петербурге.

В обществе «Знание» состоялось очередное заседание Интеллект-клуба С.-Петербурга, на котором с концептуальным докладом «Современный глобальный экономический кризис…» выступил приглашенный из Москвы член-корр. РАН, 1-й заместитель директора Института экономики РАН, профессор Д.Е.Сорокин. С содокладом о «Правовом обеспечении антикризисных мер…» выступил депутат Госдумы В.И.Захарьящев, который затронул актуальный и волнующий всех вопрос, сколько денег министр финансов А.Кудрин перевел в США и почему они не использованы для нужд РФ. С докладами о кризисе и мерах его преодоления выступили и наши санкт-петербургские «классики»: профессора В.Н.Волович, А.И.Субетто, В.Т.Рязанов...

Мы (Аналитический аграрный центр) сделали краткое сообщение, что по результатам исследования наших экспертов в настоящее время в России не кризис, он завершился 20 лет назад, а меры (финансовые операции…), необходимые для реализации очередных положений программ «переходного периода». И предоставили Интеллект-клубу научный доклад «Современное прочтение программы «100 дней» Ф.Д.Рузвельта вывода США из Великой депрессии, для России». Вопрос о том, что у нас сегодня – кризис или очередные меры исполнения программ – это для РФ ключевой вопрос, так как для улучшения ситуации требует разных, даже противоположных мер.

Если сегодня реализуются в рамках глобализации мировой экономики очередные положения программ «переходного периода» по преобразованию нашей страны из «Великой мировой державы» в «Великую сырьевую империю» (как убеждает В.В.Путин) и эти программы привели к катастрофическим для населения последствиям, то нужно прекращать действия этих программ и возмещать нанесенный ущерб. Если сегодня кризис, в чем убедили всех наши и приезжие «классики» и предложили эффективные антикризисные меры (которые нужно было принимать 20 лет назад), то реализация предлагаемых ими мер, неадекватных реальным сегодняшним вызовам, не приведет к успеху. По сути, это дезинформация и соответственно дезориентация населения, общественности, направление их по ложному пути, который уже привел к катастрофическим последствиям.

Итак, первый вопрос, на который мы обязаны дать четкий ответ, чтобы отсечь неадекватные предложения: Сегодня в РФ кризис или что-то другое? Кризис (греч. krisis — поворотный пункт) – это точка изменения закономерности роста на закономерность спада. Экономический кризис – это начало резкого ухудшения экономического состояния страны, ведущее к спаду производства, банкротству предприятий, росту безработицы и в итоге — к снижению жизненного уровня населения. Эксперты Аналитического центра, на основе официальной статистики, идентифицировали точку кризиса – это 1990 г. И нужно было установить, какие программы были задействованы для этого. Но это не сделано до сих пор. Официальная статистика подтверждает, что потери России за прошедшие после кризиса 20 лет огромны: территориальные – от России осталась половина, РФ; экономические – половина ВВП; людские – свыше 10 млн чел. в РФ, 5 млн чел на Украине… Но это уже не кризис, а его последующие результаты, которые определяются другим термином.

Возникает 2-й вопрос: Как оценивается современная ситуация в России? С позиции фундаментальной экономической теории, делового экономического цикла (английская Высшая школа экономики), Россия программами «переходного периода» за 20 лет из точки кризиса «перемещена по синусоиде» в нижнюю ее часть – это глубокая депрессия, переходящая в разруху.

Кто разработчик программ «переходного периода»? Из официальных документов следует, что по решению «семерки» (Хьюстон, 90) Россия «переходит к рынку». Правительство РФ подписало с МВФ в 1992 г. «Письмо о намерениях», взяв обязательства исполнять программы «переходного периода», законы, кодексы, конституцию, разработанные только экспертами фонда. А МВФ – обеспечить «переход к рынку». Де-юре за результаты перехода РФ к «рынку» (кризис, депрессию, потери) отвечает МВФ, представляющий интересы США, «семерки». Это документально подтвержденный исторический факт. Этот факт многое объясняет. Например, почему А.Кудрин отправляет бюджетные деньги в США, ЕС, а не инвестирует их в отечественную экономику. Хранит там золотовалютные резервы, Стабфонд РФ. «Странное» поведение А.Кудрина становится понятным и логичным, если постоянно помнить о факте ввода внешнего управления экономикой страны. По международному договору за состояние экономики в РФ, международные отношения, когда и какие положения программ исполнять, какие установить параметры бюджета, куда и сколько направить денег, как их использовать – все это определяет МВФ. А президент, правительство, ФС РФ – только исполнители. Если А.Кудрин не выполнит указание МВФ, это будет считаться нарушением международного договора с негативными для А.Кудрина последствиями. С учетом приведенного факта, деятельность таких одиозных субъектов рынка, как Чубайс, Греф, Зурабов, Сердюков, приобретает совсем другую, отнюдь не реформаторскую суть. И самое главное, этот факт подтверждает, что огромные потери – это не результат кризиса, а результат мер, предусмотренных решением «семерки» и «Письмом о намерениях» МВФ.

Какие программы разработаны США, ЕС и внедряются МВФ в России? Эксперты Аналитического центра идентифицировали и оценили эти программы:



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.230.173.249 (0.022 с.)