ТОП 10:

О развертывании народной войны



1) Задание оккупационных властей Белоруссии не допустить превращения политической ситуации в военную. Мы ставим перед собой противоположную задачу. Через восстание, к победе войны! Никакой стратегии, никакой тактики, никакой болтовни по программным вопросам. Слова разъединяют — действие объединяет. Враг наступает — мы отступаем, враг замешкался — мы тревожим, враг остановился — мы бьем, враг отступает — мы наступаем!

2) Боевые действия в Чечне выявили полную непригодность наемных формирований, представляющих собой всевозможные ОМОНы, СОБРы, Титаны, Витязи, Беркуты (и прочие «петухи»), которые, столкнувшись с организованным сопротивлением, бегут, бросая даже своих раненых. Как немецкие каратели и полицаи, новые оккупанты воюют только с гражданским населением. Поэтому, угрозы ОМОНом пусть забьют себе в задницы!

3) Подготовка к боевым действиям требует начального вооружения. Ввиду начала охотничьего сезона в августе месяце надлежит уже сейчас изучать охотничьи угодья, маршруты электропоездов, посты милиции на станциях, дорогах, в населенных пунктах. Необходимо в первые же два дня начала охоты разоружить как можно больше пьяных «охотников». Действие водки усиливается растворением нескольких таблеток «клофелина» (так чтобы вкус не был очень заметным). Клофелин снижает давление и объект безболезненно для него засыпает.

4) При нападениях надлежит подготовить алиби, тайник для оружия, одеваться неприметно и одинаково, иметь сменную одежду и обувь. Приемы нападения отрабатываются до автоматизма. Пути отхода должны быть заранее пройдены, а не только намечены.

5) Изымаются ружья, патроны, документы. Особо через сельскую агентуру надлежит выявлять браконьеров, нарушителей правил охоты, те не сразу «расколются».

6) Критерием допустимости любой боевой операции есть безнаказанность ее участников. Поэтому ее планируют исходя из максимальных шансов на успех. Двух ружей для группы из 3–5 человек вполне достаточно.

7) Охотничье ружье по раневому действию «накоротке» превосходит армейское и милицейское оружие. Ранение грудной клетки или живота при стрельбе с 1–3 м смертельно. Дробью 7–5 (на уток) стреляют до 1 метра. Дробью 3–1 (на зайца) до 3 метров, дальше картечью 6–8 мм или пулями. Стволы обрезают на длину отъемного приклада 45–50 см. Приклады не обрезают! Стволы легко режутся слесарной пилой, при этом в тиски зажимают ту часть, которую отрезают.

8) Хранят оружие так: отдельно стволы, отдельно приклады, отдельно патроны. Оружие никогда не хранят дома, никому тайник не показывать, особенно подружкам.

К месту акции оружие подносят пособники и они же его относят. При малейшем риске, после операции оружие «скидывают» на месте. Поэтому, никаких следов, отпечатков пальцев, ниток, прочего. Ружье можно применить даже держа его в целлофановом мешке, нащупав через мешок спусковые крючки.

9) Стреляют первый раз, целясь в солнечное сплетение. По цели в бронежилете — по ногам. Второй раз стреляют в голову. Выстрел из дробового оружия идентифицируется только по компонентам патронов (пыжам, прокладкам, гильзам). Все это легко запутать меняя патроны. При стрельбе из мешка не остается и порохового нагара на руках, одежде.

10) Охотничьи ножи, как и любые другие, непригодны в боевых целях. Оружием служат заточенные отвертки. Их можно держать в рукаве или завёрнутыми в газетку и бить, не снимая ее. Удары наносят с фиксацией жертвы (держат и бьют). Удары по свободной цели без подготовки неэффективны. Удары наносят сзади, в область почек; спереди — сверху вниз: в шею под ключицу; снизу: вверх — в пах.

20 мая 1942 г.

Начни революцию с себя!

Не беда, что нет сил пойти штурмом на президентскую администрацию.

Пусть пока не хватает духа проткнуть заточенным напильником продажного судью, который засудил тебя на 5 суток за демонстрацию.

Несу и что с того, что ты один.

Каждый способен на маленькую революцию. Узнай в справочной службе телефон прокуратуры, позвони туда из автомата и сообщи им, что скоро произойдет национальная революция и их повесят за ноги, как и всех представителей режима, который они защищают.

Оскверняй портреты Луки везде, где они тебя попадаются. Пиши на стенах надписи, унижающие честь и достоинство этого козла.

Когда такого рода деятельность войдет в моду, половина революции будет уже сделана.

Мы нашли во Львове коммерческую радиостанцию, которая выходила на средних волнах и от безденежья дышала на ладан. За несколько сот долларов мы договорились о трансляции ежедневной часовой передачи на Белоруссию. В радиопередачах широко использовались культурологические ассоциации, например:

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ

В соответствии с Сейнт-джейской и московской декларациями, а также Уставом международного военного трибунала комиссия по делам военных преступлений на оккупированной территории Белоруссии объявляет о создании регистра военных преступников, подлежащих суда военного трибунала.

В соответствии с местным параграфом Устава международного военного трибунала в преступлениях против мира, военных преступлениях, преступлениях против человечества обвиняется номер первый Александр Лукашенко — глава оккупационной администрации. Подобный прецедент имел место в ход деятельности предыдущего международного военного трибунала в Нюрнберге. Тогда по делу проходил обвиняемый № 18 Зейс-Инкварт — губернатор оккупированной нацистами Австрии, комиссар рейха в Голландии. Он был признан, как и Лукашенко, виновным по трем пунктам обвинений, и приговорен к смерти. Приговор приведен в исполнение 15.10. 1946 г. Характерно, что повешение не привело к перелому шейных позвонков. По заключению врачей, смерть Зейс-Инкварта наступила лишь через две с половиной минуты. Он умер в страшных мучениях.

Конечно, следовало бы повесить его ранее, но обратите внимание, ни один пущанский дуб суке не дал (сука не дал) и пришлось болтаться скотине на гнилой российской осине.

Мы успели выйти несколько раз, после чего на радиостанцию наехало СБУ и всех до смерти перепугало. На этом наша радиовойна закончилась. Наша деятельность таки раздражала белорусский аппарат подавления. Одной связанной с нами девушке Минская прокуратура выдвигала обвинение «шпионаж в пользу УНСО». Это тешило нашу гордость. Я мешаю, значит я существую.

К сожалению, все наши усилия не увенчались успехом. В какой-то степени по вине легальной оппозиции. Когда белорусскую молодежь посещала фантазия взять штурмом администрацию президента, на ее пути становился не ОМОН, а дяди из Народного Фронта, которые говорили: «Давайте, мы не будем сегодня воевать, а проведем решительный митинг, на котором примем бескомпромиссную резолюцию. А через неделю соберем еще один митинг». И на каждый очередной митинг приходило все меньше людей. Сложность осуществления революции в Белоруссии состоит в том, что там есть только один революционер — Лукашенко.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.004 с.)