ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Апреля – Год Впитывающего Белья для Взрослых Depend



Он сидел в одиночестве поверх пустыни, красновато подсвеченный и сланцево обрамленный, взирая, как по утоптанной грязи какой-то сшайской постройки в нескольких км к юго-востоку ползают очень желтые ковшовые машины. Высота выхода породы позволяла ему, Марату, вид на большую часть почтового индекса 6026 США. Его тень еще не достигла окраин города Туксон; не вполне. Из звуков в засушливой тиши были лишь только порывы жаркого ветра, приглушенные крылья иногдашнего насекомого, неуверенное журчание стронутого песка и камешков, которые струились по склону позади спины.

Там же был закат над предгорьями, холмами и горами: какая в нем разница от водянистых и отчего-то печальных весенних закатов региона Папино юго-западного Квебека, где у его жены потребность в лечении. Он (закат) больше напоминал взрыв. Он имел место поверх и позади Марата, и некоторое время он оборачивал голову, чтобы оценить его: он (закат) был расплывшимся и идеально круглым, и огромным, и излучал кинжалы света, когда прищуриться. Он висел и слабо дрожал, как вязкая капля перед капом. Висел позади него (Марата) спины ровно над пиками предгорий Тортолиты и медленно тонул.

Марат сидел одиноким и оплеженным на своей специальной fauteuil de rollent[61] на каком-то выходе породы, или утесе, на половине горы, ждал, игрался со своей тенью. Чем острее становился угол заходящего света позади, тем больше известный гетевский феномен Bröckengespenst[62] увеличивал и растягивал его сидячую тень поверх земли, так что спицы задних колес коляски покрывали сразу два округа гигантскими тенями-астерисками, четкие черные радиальные линии которых он двигал, легко поигрывая прорезиненными ободами; а тень его головы опустила ранние сумерки на целый пригород Западного Туксона.

Он так увлекся своей игрой теней, что, казалось, даже не уделил внимания, когда с крутого склона позади раздались гравий, а далее затем дыхание, и посыпались каскадом на утес песок и грязные камешки, хлынули мимо коляски и с края, а затем позади спины произошел безошибочный вскрик контакта человека с кактусом. Но Марат, он без оборота наблюдал за гигантской тенью неуклюжего скользящего спуска иного человека, которая пролегала на восток до самого Ринконского хребта рядом с городом Туксон, и наблюдал, как тень летит на запад, навстречу его собственной, - тем самым спускался мсье Хью Стипли из Неопределенных служб, дважды упав и выругавшись на сшайском английском, - до того как наконец тень почти не врезалась в чудовищную оную Марата. Имел место очередной вскрик, когда падение и скольжение на последних метрах вынесло полевого оперативника Неопределенных служб попой на утес, а затем почти вон с него, и Марату пришлось выпустить пистолет-пулемет под пледом, чтобы ухватить стипливскую нагую руку и положить конец падению. Стипливская юбка неприлично задралась, а на чулках были затяжки и репей. Оперативник сел у ног Марата, красновато освещенный со спины, свесив ноги с края выхода породы, дыша с затруднениями.

Марат улыбнулся и выпустил руку оперативника.

- Одно из твоих имен – невидимость, - сказал он.

- Иди в шапо себе насри, - прохрипел Стипли, поднимая ноги, чтобы исследовать ущерб чулкам.

На подобных этой встрече - тайной, в поле - они общались по большей части на сшайском английском. Хотя мсье Фортье[63] пожелал, чтобы Марат требовал переговоров всегда на квебекском французском, в знак малой символической уступки AFR со стороны Департамента неопределенных служб, коий левые квебекские сепаратисты перекрестили навсегда BSS – «Bureau des Services sans Spécificité».

Марат наблюдал, как поверх востока дна пустыни снова разлился столб тени, когда Стипли оперся на свою руку и возвысился с камня – огромная и откормленная фигура на каблуках. Два мужчин отбрасывали к городу Туксон странную тень Bröckengespenst, круглую и радиальную у основания и зазубренную на вершине, по причине парика Стипли, который при спуске стал неприглаженный. Гигантские грудные стипливские протезы теперь указывали в разных направлениях, один – едва в пустое небо. По Ринкону и пустыне Сонора к востоку от города Туксон медленно передвигался матовый занавес настоящей тени сумерек заката, все еще во многих км от того, чтобы поглотить их собственную оную.

Но с тех пор, как Марат возымел намерение не просто притворяться, что он предал Assassins des Fauteuils Rollents во имя передового медицинского лечения медицинских потребностей своей жены, но сделать так воистину – предать, вероломно: впредь притворяясь только лишь перед мсье Фортье и руководителями AFR, что он только лишь притворялся, что сливает предательскую информацию BSS[64], - с поры этого решения Марат был бессилен, оказался перед Хью Стипли и стипливским BSS на правах птиц: и теперь они говорили в основном на сшайском английском по выбору Стипли.

На самом деле квебекский Стипли был стройнее, чем английский Марата, но, как говорится людьми, c’était la guerre[65].

Марат чуть шмыгнул.

- Таким в итоге образом, мы теперь оба двое здесь, - на нем была ветровка и он не потел.

Стипливские глаза имели яркую подводку. Задняя область его платья налипла грязью. Некоторая доля макияжа стала течь. Он сложил рукой салют, чтобы прикрыть глаза и поглядеть ввысь на остатки взрывного и дрожащего солнца.

- Господи, ты-то как сюда влез?

Марат медленно пожал плечи. Как обычно, он казал себя Стипли полусонным. Проигнорировав вопрос, он сказал только лишь, пожимая плечи:

- Мое время finite[66].

Стипли также имел при себе женскую сумочку, или кошелек.

- А жена? – спросил он, не отпуская глаз от выси. – Как женушка поживает?

- Не подает жалоб, спасибо, - сказал Марат. Интонация его голоса ничего не выдала. - И, в итоге, таким образом, что твоему Департаменту кажется, что они желают узнать?

Стипли заскакал на одной из ног, сняв одну из туфель и вытряхивая из нее песок.

- А ничего такого удивительного. Про некую вот движуху на северо-востоке от вашего так называемого штаба, да ты и сам наверняка слышал.

Марат шмыгнул. Пышный букет недорогого и спиртосодержащего парфюма нахлынул не от личности Стипли, но от его сумочки, не шедшей к его туфлям. Марат спросил:

- Движа?..

- А именно один гражданский получил некий предмет. Только не говори, что для вас это новости. И вовсе не по пульсу Интерлейса, предмет-то этот. По обычной физической почте. Да ты точно знаешь, Реми. Копия-картридж некоего – давай между нами звать его «Развлечением». А именно по почте, без предупреждений или мотива. Как гром среди ясного неба.

- Из ясного неба?..

Также оперативник BSS потел сквозь румяна, и они размазались до проститутского впечатления.

- Человек без всякой политической значимости – ну, ни для кого, если не считать саудовская министра развлечений, который жутко развонялся.

- Медицинский атташе, специалист пищеварения, имеешь ты в своем виду, - Марат снова пожал плечам на раздражающий франкофонный манер, который может означать разные вещи в одно время. – Твое руководительство желает осведомляться, не был ли картридж Развлечения распространен сквозь наши механизмы?

- Не трать-ка свое финитное время, ami старый друг, - сказал Стипли. – Все это случилось в метрополии Бостона. Мы проследили отправку по почтовым индексам до юго-запада пустыни, а нам известно, что ваш распределительный центр для операций по распространению расположен где-то между Фениксом и границей, - Стипли потратил немалый труд на феминизацию лицевых выражений и ручных жестикуляций. – Со стороны США было бы раздолбайски не вспомнить о вашей выдающейся ячейке, не?

Под маратовской ветровкой была рубашка, нагрудный карман которой обладал многими ручками. Он сказал:

- Мы, у нас нет информации даже о пострадавших. Из-за ясного неба, о котором ты ведешь свою речь.

Стипли предпринимал попытки извлечь что-то упрямое из внутренней полости иной туфли.

- До двадцати человек, Реми. Вышли из строя к чертовой матери. Атташе и его жена, жена – гражданин Саудовской Аравии. Еще четыре чувака, все с документами посольства. Пара соседей, кто-то там еще. Остальные – в основном полицейские, пока до них не дошло отрубить энергию перед тем, как заходить.

- Местные полицейские силы. Жандармерия.

- Местные констебли.

- Прислужники закона сего края.

- Местные констебли, скажем так, оказались не готовы к такому Развлечению, - Стипли даже обувь снимал и надевал вновь на женственный манер сшайских женщин «стоя-на-одной-ноге-подворачивая-вторую-под-попу». Но в лике женщины он казал себя огромным и раздутым, не только лишь непривлекательным, но и вызывающим некое сексуальное отчаяние. Он сказал:

- У атташе был дипломатический статус, Реми. Ближний восток. Аравия. Говорят, близок ко второстепенным членам королевской семьи.

Марат с силами шмыгнул, словно преодолевая запор носа.

- Озадачительно, - сказал он.

- А еще и ваш компатриот. Гражданство канадское. Родился в Оттаве, в семье арабских эмигрантов. В визе местом жительства указан Монреаль.

- И Службы без определенности желают, возможно быть, осведомляться, не имели ли место подковерные связи, которые бы сделали его личность не столь невинным гражданским. Узнать у нас, не желало ли AFR выставить его примером для иных.

Стипли удалял грязь с попы, хлопая себя по попе. Он более или менее высился над Маратом. Марат шмыгнул.

- В наших списках на устранение нет ни пищеварительных врачей, ни дипломатического антуража. Список членов AFR был видим лично тобой. Как нет и особых монреальных жителей. Мы, как говорится людьми, ведем охоту на морепродукт большего размера.

Стипли смотрел по-над пустыней и городом, похлопывая себя. Кажется, он заметил свою gespenst-тень. Марат по какой-то причине вновь притворился, что шмыгнул нос. Ветер был умеренный, постоянный и приблизительной температуры сшайской сушилки, поставленной на «Низко». Он производил пронзительный посвист. А также звуки сдувания песка. Далеко внизу огромными комками шерсти поперек межштатного шоссе I-10 летели перекатись-по-полю. Их точка взирания, багровеющий свет на коричневых скалах и надвигающийся занавес сумерек, дальнейшее удлинение их чудовищных слившихся теней: все это почти ковало взгляд. Ни тот, ни иной не могли в силах отрывать глаз от раскрывающегося пейзажа. Марат умел в одно время говорить на английском и думать на французском. Пустыня была цвета шкуры льва. То, как они говорили, не взирая друг на друга, обращаясь в одном направлении, придавало беседе дух беспечной близости, словно у старых приятелей за просмотром картриджа или пары в многолетнем браке. Марат думал это, сжимая и разжимая поднятую руку, благодаря чему над Туксоном распускался и увядал большой и черный бутон.

Поднял нагие руки и Стипли, поднял и скрестил, как будто бы подавая сигнал далекой подмоге; от этого Туксон перечеркнули Х и пандативная V.

- И все же, Реми, но родился он в ненавистной тебе Оттаве, этот гражданский атташе, и связан с важным транс-нетворк-байером развлекательных программ. А дополнительная информация из бостонского отделения говорит о возможных признаках предыдущей возможной связи со вдовой автора, который, как мы оба знаем, изначально и несет ответственность за Развлечение. То бишь Samizdat.

- Предыдущей?..

Стипли извлек из сумочки бельгийские сигареты, много-мм и обычного женственного типа.

- Жена кинорежиссера преподавала в Брандейсе, где, кстати, проживала жертва. Муж тогда был с КАЭ, а проверка различных агентств показала, что жена трахалась почти со всем, у чего есть пульс, – после легкой паузы Стипли изощрился: - Особенно канадский пульс.

- Связь сексуальностью, вот что ты имеешь, значит, в своем виду, не политическостью.

Стипли отвечал:

- А сама жена - квебечка, Реми, из округа Л‘Иле – шеф Тан говорит, что она три года значилась в списке Оттавы «Personnes Qui On Doit». Бывает такая штука, как политический секс.

- Я говорил тебе все, что нами известно. Гражданские как индивидуальные предупреждения для ОНАН – не в наших желаниях. Это тобой известно, - глаза Марата едва не смыкались. – А твои сиськи – они стали косоглазыми, говорю тебе. Службы без определенности, они выдали тебе нелепые сиськи, и которые теперь глядят в разные стороны.

Стипли окинул себя глазами. Одна из ненастоящих грудей (наверняка ненастоящая: наверняка они не решились бы на гормональную, подумал Марат) чуть не касалась стипливских подбородков, когда его окидывание произвело двойные подбородки.

- Меня просили обеспечить личное подтверждение, вот и все, - сказал он. - В целом, кажется, что боссы в Департаменте считают весь инцидент висяком. Уже пошли теории и контртеории. Есть даже антитеории, которые говорят про ошибку, перепутанную цель, злой розыгрыш, - его пожатие плеч с руками на протезе не напоминало галльское. – И все же: двадцать три человека потеряны для мира навсегда: ничего себе розыгрыш, а?

Марат шмыгнул.

- Просил обеспечить наш взаимный мсье Тан? Как ты его именуешь: «Мой Бог Род»?

(Родни Тан-ст., шеф Неопределенных служб, признанный архитектор ОНАН и континентальной Реконфигурации, к которому прислушивался Белый дом США и чья стенографистка долгое время служила также стенографисткой/jeune-fille-de-Vendredi[67] мсье Дюплесси, экс-помощника-координатора панканадского сопротивления, и страстная шитая белыми нитками привязанность которого (Тана) к этой двуличной секретарше – а именно мадемуазель Лурии Перек из Ламартена, округ Л’Иле, Квебек – породила сомнения в итоговой преданности Тана: не квебекский ли он «двойник»[68] из любви к Лурии, или же «тройник», который только притворяется, что разглашает тайны, втайне сохраняя феодальную верность США, несмотря на влечение непреодолимой любви).

- Без «мой», Реми, - становилось ясно, что Стипли не в силах исправить направление грудей, не стянув декольте ниже, чего он смущался. Он извлек из сумочки темные очки и водрузил их. Они были приукрашены стразами и смотрелись абсурдно. – Бог Род.

Марат вынудил себя промолчать об их внешности. Стипли перевел несколько спичек, чтобы закурить сигарету на ветру. На хаотическую тень его парика начали наползать настоящие сумерки. В предгорьях Ринкона к востоку от города стали мерцать электрические огоньки. Стипли предпринял усилие как-то сгрудиться вокруг спички, чтобы послужить собой укрытием для пламени.

По желтым равнинам южных оконечностей Великой Впадины там, где раньше был Вермонт, поднимая облако пыли уремических оттенков с телесными формами, которое можно разобрать от самых Бостона и Монреаля, несется стая – настоящий табун - диких хомяков. Стая произошла от двух домашних хомячков, которых в начале Экспериалистской миграции в спонсируемом Году Воппера выпустил на волю мальчик из Уотертауна, штат Нью-Йорк. Мальчик теперь учится в колледже в Шампани, Иллинойс, и уже позабыл, что его хомячков звали Уорд и Джун.

Грохот стаи торнадический, локомотивный. Выражение на усатых мордочках деловитое и неумолимое - выражение неумолимой стаи. Они гремят на восток по алюмо-железистой земле, сейчас залежной, обнаженной. На востоке - скрытые бурой тучей, поднятой хомяками, ярко-зеленые очертания переудобренных из-за кольцевого синтеза буйных джунглей на том месте, где раньше находился центральный Мэн.

Все эти территории теперь в собственности Канады.

Что касается стаи такого размера, прошу, напрягите здравый смысл, который, если вдуматься, и так и так должен подсказывать неглупому человеку держаться от юго-запада Впадины подальше. Дикие хомяки – уже не домашние зверушки. Они шуток не шутят. Рекомендуется обходить стороной. Если окажетесь на пути дикой стаи, рекомендуется не иметь при себе ничего даже отдаленно овощного. Если все же оказались - двигайтесь быстро и спокойно в перпендикулярном направлении. Если вы американец - не рекомендуется север. Двигайтесь на юг, спокойно, но не мешкая, к какой-нибудь пограничной метрополии - скажем, Рим, штат Новая Новая Англия, или Гленс Фоллс, Новая Новая Англия, или Беверли, Массачусетс, или к пограничным КПП между ними, где на дугообразной защитной стене из анодированного люцита гигантские защитные вентиляторы ATHSCME сдерживают ползучий вал тератогенных облаков Впадины цвета мочи и отбрасывают его далеко назад, на север, прочь, рвано, над вашей предусмотрительно защищенной головой.

Акцентированный английский Стипли становился еще труднее для понятия, когда с сигаретой во рту. Он сказал:

- И ты, конечно, доложишь об этой нашей свиданке Фортье.

Марат пожал плечи.

- ’n sûr[69].

Стипли закурил. Он был дородный и мягкий человек, вида располневшего спортсмена какого-либо брутального сшайского контактного спорта. Марату он казался не столько женщиной, сколько извращенной пародией на женственность. На его брылях и верхней губе появились пятна с красными пупырышками от электролиза. Также он отставлял локоть руки со спичкой, а ни одна женщина не закуривает так, будучи привыкши к грудям и прижимая зажигающий локоть. Также Стипли неграциозно пошатывался на каблуках на неровной поверхности скал. Стоя на краю выхода породы, он ни однажды не обернул себя в полноте спины к Марату. А Марат теперь зафиксировал запоры колес коляски и крепко держал рифленую рукоятку пистолета-пулемета. Стипливская сумочка была маленькой и глянцево-черной, а очки на его личине были с женственной оправой с фальшивыми драгоценностями у висков. Марату казалось, что в какой-то части Стипли наслаждается собственным гротескным видом и жаждет унижения полевых маскировок, которые предписывало BSS.

Теперь Стипли, возможно, посмотрел на него из-за темных очков.

- А также о том, как я спросил, доложишь ли ты, а ты в ответ сказал «bien sûr»?

Смех Марата имел несчастье звучать фальшиво и наигранно, будучи или не будучи искренним. Он сделал одним из пальцев усы, по какой-то причине притворяясь, что подавляет чих.

- Ты уточняешь потому что из-за чего?

Стипли почесал под гранью светлого парика (глупо, опасно) большим пальцем руки с сигаретой.

- Ну, ты и так уже тройник, Реми, верно? Или это уже четверник. Мы знаем, что Фортье и AFR знают, что ты здесь, со мной.

- Но знают ли мои братья по колесам, что вы знаете, что меня прислали притвориться двойником?

Оружие Марата, девятимиллиметровый пистолет-пулемет Sterling UL35 с глушителем Mag Na Port, не мог похвастаться предохранителем. Толстая рукоятка с рифленой текстурой стала жаркой в ладони Марата, и, в свою очередь, вызывала пот на ладони под пледом. Стипливским ответом служило молчание.

Марат сказал:

- ...вдруг я только притворяюсь, что притворяюсь, что притворяюсь предателем…[70]

И свет сшайской пустыни погрустнел, когда больше чем половина круглого солнца скрылась за Тортолитами. Теперь только колеса коляски и толстые ноги Стипли бросали тень ниже границы сумерек, и тень становилась коренастей и приближалась к обоим двум мужчинам.

Стипли исполнил краткий чарльстон, играя тенью ног.

- Ничего личного. Сам понимаешь. Одержимость осторожностью. Кто это однажды сказал, что нам платят за то, чтобы мы сводили себя с ума, про осторожность? Взять вас и Тана – ваш Дюплесси всегда подозревал, что Тан был не до конца откровенным, когда сексуально сливал Лурии инфу.

Марат с силами пожал плечи.

- И как внезапно мсье Дюплесси без времени ушел из жизни. До при почти нелепого подозрительных обстоятельствах, - снова с фальшивым на слух смехом. – Некомпетентное ограбление и грипп, ну конечно.

Оба двое мужчин молчали. Марат заметил, что на стипливской левой руке были скверные царапины от мескита.

Наконец Марат окинул глазами свои часы, циферблат которых светился в тени его тела. Тени обоих двух мужчин теперь карабкались по крутому склону, возвращаясь к ним.

- Что до я – мне кажется, что мы решаем свои аферы в более простой манере, чем ваш офис BSS. Если бы предательство мсье Тана было неполным, мы из Квебека знали бы.

- От Лурии.

Марат притворился, что хлопочет с пледом, оправляет.

- О да. Осторожность. Лурия бы знала.

Стипли сторожко подступил к краю и вышвырнул быка сигареты. Ветер поймал быка и он взлетел из руки слегка ввысь, на восток. Оба двое мужчины молчали, пока бык не упал внизу на гору, став оранжевым всплеском. Их молчание стало созерцательным. Какая-то натянутость между ними ослабла. Марат больше не чувствовал пригрева солнца на черепе. Вокруг смерклось. Стипли обнаружил царапину на трицепсе и выворачивал мясо руки, чтобы изучить ее, округлив алые губки в знак озабоченности.





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.107.166 (0.013 с.)