ТОП 10:

Оооооооооооооооооо оооооо оооооооооооооооооо



Один из участников — доброволец — выходит из комнаты. В это время группа договаривается о признаке, по которому она могла бы разделиться на две подгруппы. Сперва признак этот должен быть только визуальным. Скажем, в одном углу сидят люди, носящие очки, в другом — те, у кого очков нет. Или в одной группе — те, у кого на руке есть часы, в другой — участники без часов...

После того как разделение произошло, в комнату возвращается игрок, которому предлагается проанализировать «картинку» и на основании увиденного сказать, какой признак лег в основу распределения участников по группам.

На «продвинутом» этапе можно попробовать проводить разделение, основываясь на качествах характера, общности интересов...

83. «ОБРАЗ ЦВЕТА»

Один из участников группы выходит за дверь, остальные участники в это время загадывают какой-нибудь цвет.

Вернувшись в комнату, игрок обращается к участникам группы с просьбой образно передать их видение загаданного цвета. Важно в ответах-показах избегать прямой подсказки: не показывать на белую стену, не изображать рукой волны моря, не дотрагиваться до черного цвета волос... Образ может быть только пластичным, а может сопровождаться каким-то звуком, который ассоциируется у отвечающего с определенным цветом.

84. «ЛИЧНЫЙ БАГАЖ»

Группа уже немало времени провела вместе. Вы познакомились, узнали друг друга. Сейчас мы попробуем определить, насколько хорошо вы стали понимать товарищей, правильно оценивать их личностные качества. Представьте, что вскоре вам предстоит расстаться, и каждый готовит в дорогу свой рюкзак. Это его личный багаж. Что положит в рюкзак товарища группа?

От первого лица

оооооооооооооооооо оооооо оооооооооооооооооо

Мы будем собирать рюкзак вместе. При этом договоримся класть в него не вещи, а личные качества товарища, поровну: те, которые мы в нем полюбили, и те, которые, как нам кажется, могут ему в жизни помешать.

Есть у этой игры еще несколько правил.

Первое: мы кладем в рюкзак только те качества, свидетелями проявления которых мы стали во время совместной работы.

Второе: мы не можем положить в рюкзак качества характера, за которые не проголосовала вся группа. Даже один человек из вас обладает правом вето. Группе придется переубедить его, иначе спорное качество так и не попадет в личный багаж вашего товарища.

85. «ЦВЕТНОЙ СТУЛ»

— Здесь, в центре комнаты, я ставлю стул. Есть известное упражнение «Горячий стул», когда сидящий на нем выслушивает от товарищей далеко не всегда только приятные мнения о себе. Есть «стул золотой» — он предполагает выражение симпатии и комплименты в адрес сидящего. Наш стул — цветной. Тот, кто сядет на него, получит возможность услышать от любого из участников группы откровенное мнение о себе. Будьте готовы не только к «поглаживаниям», но и к нелицеприятным вещам, к сложным вопросам.

У сидящего в центре игрока тоже есть право на пять вопросов. Пять вопросов к товарищам — это немало. Стоит хорошенько подумать, чтобы максимально полно реализовать свое право не только на ответ, но и на попытку прояснить отношение к себе.

Было бы просто замечательно, если бы каждый из вас воспринял происходящее как серьезный откровенный разговор, а не как пустую болтовню. Вдумайтесь в то, что для вас действительно важно в сидящем напротив человеке. Что вы хотите узнать о нем, чем хотели бы с ним поделиться?

5- АКТ<1|Н'КИИ Т|И'НИНГ

«БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?», ИЛИ ДРАМА ВЫБОРА

так, «Драма-дилемма». Если со словом «драма» особых сложностей не возникает, то со вторым, определяющим словом в этой паре еще предстоит разобраться.

Дилемма — в традиционной логике одна из форм умозаключений, в котором существуют два крупных допущения, два противоречия: «или—или».

Британская энциклопедия

Сущ. ДИЛЕММА; затруднительное положение to resolve a dilemma = разрешить дилемму to be put into a dilemma, to be in a dilemma = стоять перед дилеммой to be on the horns of a dilemma ~ быть вынужденным выбирать из двух зол. Дилемма (тж. лог.); необходимость выбора — on the horns of a * перед необходимостью выбора — to be (put) in(to) a *, to face a * стоять перед дилеммой — to place smb. in a * поставить кого-л. перед дилеммой затруднительное или безвыходное положение — to be in a * быть в трудном положении; быть между молотом и наковальней.

'30

От первого лица

оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо

Англо-русский словарь,© www.geitransiation.comARR2007

ДИЛЕММА (от греч. di(s) — дважды и lemma — предположение) — в традиционной логике условно-разделительное умозаключение, т. е. умозаключение, посылками которого являются условные и разделительные суждения. Условно-разделительные умозаключения вообще называются леммами; если разделительная посылка содержит только два члена, то такое умозаключение называется дилеммой, если в нее входит три члена, то перед нами трилемма, и вообще полилемма, когда разделительная посылка содержит больше двух членов.

Сложная конструктивная Д. отличается тем, что условные суждения посылок имеют разные следствия, поэтому, утверждая их основания в разделительной посылке, мы утверждаем

оба следствия в заключении: если а, то Ь; если с то d.___

_а или с. b или d. Напр.: если пойдешь направо, коня потеряешь, если пойдешь налево, голову потеряешь. Но нужно идти направо или налево. Следовательно, придется потерять коня или голову.

В Средние века альтернативы леммы назывались «рогами». Какую бы альтернативу вы ни выбрали, обе они равно приводят к неприятным следствиям, и вы оказываетесь на «рогах» Д. Деструктивная Д. отличается тем, что разделительная посылка отрицает следствия условных посылок, а в выводе мы отрицаем основания условных посылок.

Простая деструктивная Д. имеет вид: если а, то Ь; если а,

то с. Не-b или не-с._________Не-а. Пример: Если мне

выплатят зарплату, я устрою вечеринку с друзьями. Если мне выплатят зарплату, то я приглашу свою девушку в театр. Но я не устроил вечеринки и не ходил со своей девушкой в театр. http://mirslovarei.com

ДИЛЕММА (от греч. dilemma — выбор из двух возможностей).

1. Альтернатива, перед которой поставлен герой, когда от него требуется сделать выбор между двумя противоречивыми и одинаково неприемлемыми решениями. Драматургия классицизма... особенно склонна к дилеммам. В семнадцатом и восемнадцатом веках дилемму называли ситуацией.

2. В дилемме часто противопоставляются долг и чувство, нравственные принципы и политическая необходимость, под-

Часть вторая

оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо

чинение двум противоречащим друг другу лицам и т. д. Герой выражает противоречие и в конце концов принимает решение, которое и разрешает тем или иным способом драматический конфликт. Дилемма — одна из возможных драматических форм трагического: она включает в себя две противоположные крайности... (Патрис Пави. Словарь театра. М.: Прогресс, 1991. С. 80).

Вот так всегда бывает, когда в угоду научности захочешь привести чеканные словарные формулировки, которые... порой исключают друг друга. По крайней мере, требуемой ясности не вносят.

Так дилемма — это альтернатива?

Толковый словарь Ушакова

АЛЬТЕРНАТИВА, альтернативы, ж. (от лат alternus — попеременный) (книжн.) — выбор одного из двух единственно возможных решений. «Перед ним стояла альтернатива: ехать в провинцию или оставить службу.

Необходимость выбрать одно решение ИЗ ДВУХ возможных...

Не об этом ли у нас пойдет разговор? Но каковы эти решения: одно — правильное, другое — нет? Оба ошибочны? Оба приведут нас к успеху? И с другой стороны, обязательно ли в дилемме положение, когда из любых вариантов решения «ни одно не приемлемо» для героя?!

Из вышеприведенных определений можно заключить одно: дилемма — ситуация выбора. А выбор всегда исполнен драматизма, связан с сильными страстями, требует решимости. Может быть, поэтому в разговорной речи дилемма трактуется как проблема, необходимость выхода из сложной ситуации со многими вариантами решения.

Во время встреч «Драма-дилемма» я порой прошу у зала помощи в определении смысла занимающего нас слова. В ответ, как правило, слышится: «проблема», «необходи-

От первого лица

оооооооооооооооооо оооооо оооооооооооооооооо

мость выбора, когда результат заранее неизвестен», «противоречивая ситуация, когда конфликт требует разрешения, но как переломить ситуацию — неизвестно». После подобных ответов я обычно привожу свой пример:

— В слове «дилемма» мне видится картинка перекрестка.

У светофора — мой старенький «Фиат», в котором сижу я и размышляю: как добраться до вашего города. Карты с собой нет. Прохожих — никого. Через секунду сменится свет светофора, и машины, стоящие за мной, начнут нервно сигналить, а я до сих пор не решил: продолжать движение вперед, свернуть налево или направо, а может, вообще развернуться и двигаться в обратную сторону?! Вот вам и конфликт, вот вам и драма выбора и личной ответственности!

Приведенный выше пример — это скорее проявление дилеммы (трилеммы, полилеммы) как внутреннего конфликта на бытовом уровне. Но что поделать, если, наряду с гамлетовским вечным «Быть или не быть?», существует сегодняшнее сиюминутное: «Идти в школу или поспать?», «Жить, чтобы работать, или работать, чтобы жить?», «Пойти на вечеринку к Майклу или провести вечер у телевизора?»...

В ходе подготовки этой книги я с интересом узнал, что существует особая литературная форма — «рассказ-дилемма». Это типичный жанр короткого африканского рассказа с открытым финалом и моральной амбивалентностью. Так слушатель втягивается в активную деятельность по комментированию и додумыванию услышанного,

реально участвует в принятии морального решения. К примеру: дилемма юноши — принять сторону отца-самодура или справедливого учителя-наставника.

Часть вторая

оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо

Или аллегория о Черепахе, которая мечтала сравняться в силе и власти со Слоном и Гиппопотамом. Когда те осмеяли ее притязания, она сумела натравить своих противников-великанов друг на друга, и те погибли в смертельной схватке. Вопрос: сравнялась ли Черепаха в силе с Гиппопотамом и Слоном, которых ей удалось погубить благодаря изворотливости и хитрости?..

В ходе вечера «Драмы-дилеммы» есть этап, когда группа «актеров» (я заключил это слово в кавычки потому, что зачастую актеры — это те же зрители, которые вышли на сцену, чтобы представить перед остальными участниками импровизированную сцену-конфликт) доводит дилемму до высшей точки накала и останавливается, чтобы устами главного героя попросить у зала помощи.

До сих пор в зале присутствовали как бы две категории публики: активные участники — играющая «базовая группа» и «наблюдатели» — зрители. Однако наблюдатели эти вовсе не пассивны, потому что отыгранная только что сцена — результат и их свободного выбора. Они вместе с «базовой группой» определяли тему вечера, голосовали, выбирая из множества дилемм одну, наиболее актуальную... Игра актеров позволила зрителям посмотреть на сцену, как в зеркало, отстраниться от знакомой ситуации, чтобы принять свободное решение.

Дело в том, что в состоянии аффекта, в разгар конфликта человек эмоционально несвободен. Вовлеченность в конфликт провоцирует скороспелые, излишне эмоциональные решения. Время, когда зритель наблюдает игру «базовой группы», — это процесс перехода к состоянию «над схваткой»: от конфликта — к дилемме, рефлексия «перевода» проблемы в задачу...

Увидев и оценив всю ситуацию со стороны («объекти-визировавшись»), наш зритель готов откликнуться на призыв главного героя (протагониста) и заменить его на сцене,

От первого лица

оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо

чтобы предложить залу свой вариант выхода из конфликта. Но перед этим придется задуматься над двумя глобальными вопросами: «Почему?» и «Зачем?».

Вопрос «Почему?» приведет его к размышлению над причинами конфликта. В чем корень проблемы, в чем основания поведения протагониста и других участников конфликта?

Вопрос «Зачем?» («Для чего?») определяет степень целесообразности данного действия. К какому результату я хочу прийти, ради чего я совершаю определенный поступок? Приведет ли в конечном итоге выбранное решение проблемы именно к той цели, которую я перед собой поставил?

Итак, отстраненность наблюдателя позволяет увидеть жизнь во всем ее многообразии, примерить на себя роль противоположной стороны, смоделировать ситуацию-перевертыш, прощупать сильные и слабые стороны собственного поведения... Эмоциональная горячность спора уступает место рациональному осмыслению. Именно уступает, а не освобождает территорию вообще. Ведь затем эмоциональная вовлеченность укрепит и проверит правоту рассудка силой и правдой испытываемых на сцене чувств.

ДРАМА-ДИЛЕММА -

ПОГРАНИЧНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ

Определившись более-менее со значением (термина «дилемма», отметим, что проблемой решения конфликтов занимаются множество различных областей теоретической науки и практической деятельности: от философии, психологии, педагогики... до судов, полиции, адвокатуры. Нам же, находящимся на территории иной — театральной, гораздо более интересен древний союз философии, психологии и искусства в изображении, анализе, поисках преодоления всяческого рода конфликтов, решении нравственных дилемм, над которыми издавна трудится человеческий дух.

Ближайшие «родственники» «Драмы-дилеммы» — театр и психология. Их симбиоз и взаимовлияние, по-видимому, наиболее ярко видны в древних ритуалах, мистериях, в драме классицизма, а в Новое время — в развитии психодрамы, различных форм социального и так называемого интерактивного театра.

О том, что значит для «ДИД» это пограничное между психологией и театром существование, мы и попробуем поговорить.

Психодраматические истоки

Безусловно, истоки «Театра-дилеммы» — в психодраме.

Психодрама как психокоррекционный метод групповой работы возникла около 100 лет назад. Отцом метода является профессиональный врач-психиатр Якоб Леви Морено. С тех пор имя Морено заняло свое место в ряду психологов и психотерапевтов, таких как 3. Фрейд, К. Юнг, К. Роджерс, чьи открытия вышли далеко за границы врачебного дела, изменив представление о человеке, повлияв в целом на всю современную культуру.

Психодрама возвращает нас к древнему театру с его «хором», ритуалом коллективного переживания и действия. Актер психодрамы — «человек спонтанный», умеющий в условном пространстве и времени сыграть реальные мысли и чувства. Он не должен владеть актерским мастерством, задача его иная — попытаться ощутить себя творцом жизни, а собственную жизнь — цепью событий.

Здесь важна возможность «исправить», «переиграть» жизнь по-новому. Актер психодрамы должен уметь видеть событие как результат многих субъективных и объективных сил-векторов. Поведение героя, взгляды, привычки, суждения, эмоции и действия делают его собственную жизнь такой, какова она есть. Научившись видеть эти причинно-следственные отношения, герой может воспользоваться возможностью, данной психодрамой, и попытаться изменить жизнь здесь и сейчас. Цель психодрамы — во многом дидактическая, связанная с коррекцией психологического состояния личности. От сильного переживания — катарсиса

Часть вторая

оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо

к озарению — инсайту ~ вот путь само- и взаимообучения, который проходит и протагонист, и другие участники психодраматического действия.

«Протагонист»(греч.) — он же «первый герой», он же в психодраматическом действии — клиент, — это центр психодрамы. Так или иначе участвуя в игре, группа включается в исполнение разнообразных ролей, но остается все же «хором», который лишь усиливает и «обрамляет» роль Героя.

Что взято «Драмой-дилеммой» из психодрамы?

Внимание к эмпатии, игре, спонтанности, к важности роли протагониста и необходимости групповой обратной связи, отдельные техники.

В чем отличие нашей методики, ее новизна в сравнении с ближайшим родственником?

«ДИД — не программа излечения, терапевтический эффект улучшения психологического самочувствия — это не самоцель, а положительный «побочный продукт» встречи.

Драма-дилемма — это не терапия, а способ самосовершенствования. В «ДИД» происходит не излечение клиента, а групповая работа. В арсенале ведущего этой встречи есть совокупность театрально-психологических приемов, ориентированных на «раскрытие» обычного человека — психологически здорового, но обремененного комплексом разнообразных проблем, забот, конфликтов. Участник вечера «Драма-дилемма», как любой нормальный человек, пытается скинуть этот груз или хотя бы облегчить, улучшить свою жизнь, снизить ее конфликтность, почувствовать себя в мире с окружением... В этом процессе он использует театральную игру как инструмент.

В методике театра-дилеммы нет роли постоянного протагониста в отдельных сценах-сюжетах. Его место может занять любой участник вечера. Сама роль, структурированный образ остаются, но исполнители меняются порой многократно, каждый раз беря на себя ответственность за

От первого лица

оооооооооооооооооо о о о о о о оооооооооооооаоооо

разрешение конфликта и развитие импровизированного действия. Другими словами, драма-дилемма акцентуирована не на герое, а на проблеме. В центре встречи находится всегда общая для группы дилемма. Зачастую в фокусе не эмоциональные реакции протагониста, а его поведенческие стереотипы, не тонкая материя субъективной рефлексии, а грубая ткань межличностного конфликта.

«Драма-дилемма» возникла как реакция на определенный социальный заказ. Методика должна была эффективно и практически работать над проблемами и конфликтами подростков-репатриантов. Так что времени на развитие теоретической базы не было. От высокой философии нужно было переходить к непростой жизненной практике.

Для детей и подростков, людей малознакомых, эмигрантов, сменивших культурную среду, да и просто для множества обыкновенных людей общение и самораскрытие связаны с массой психологических проблем: отчужденностью, страхом показаться смешным, беспокойством, застенчивостью...

И тут на помощь вместо маски, за которую почти всегда прячется человек в состоянии душевного дискомфорта, приходит театральная игра с ее двуплановостью. С одной стороны, разыгрываемая ситуация вполне конкретна, взята из жизни и требует немедленного практического разрешения, с другой — вся эта жизнь на сцене — условна, эмбле-матична, а потому безопасна возможностью возврата в реальность, правом на исправление допущенной ошибки.

Не будучи тогда дипломированным психологом (а потому являясь человеком профессионально абсолютно далеким от столь увлекающей меня психотерапии), я ощущал невольный страх при мысли о необходимости погружаться в будущем в глубины подсознания клиента во время психодраматических сессий, рассматривать, профессионально анализировать, а затем и проигрывать различные фобии, депрессии...

Часть вторая

оооооооооооооооооо оооооо оооооооооооооооооо

Одно дело выстраивать психологическую карту образа, заниматься личностью театрального персонажа из написанной кем-то пьесы, совсем другое — выводить из аффекта героя реального — протагониста психодрамы, разыгрывающего перед группой свою жизнь «здесь и сейчас».

У меня был неплохой опыт многолетнего молодежного лидерства, ведения различных подростковых групп, некий актерский и режиссерский багаж. Это заставляло искать возможность адаптации идей и техник психодрамы в применении к работе с группами физически и психически здоровых людей. Для них театральная игра должна была стать и удовольствием, и развлечением, а на самом деле — инструментом, способствующим взаимопониманию, самораскрытию, созданию атмосферы творчества, сплоченности, столь знакомым по молодежным театральным студиям, воспитавшим в свое время и меня самого.

Якоб Л. Морено называл созданную им технику «психодраматическим методом естественного излечения». Я же искал на стыке психологии и театра «психодраматический метод естественного улучшения»: изменения в поведении, отказе от стереотипов, в принятии идеи сотрудничества между членами группы.

Театр «ТТлейбек»

Психодрама — мать многих форм на стыке психотерапии, психологии и искусства. Неудивительно поэтому, что у «Драмы-дилеммы» существует кровный брат — театр «Плейбек».

В середине 70-х годов XX века один из учеников и последователей Я. Л. Морено — Джонатан Фокс — решил вернуться к идее театра спонтанности, соединив его с практикой введения в игру «вспомогательных Я».

В психодрамах эти участники встреч в роли «вспомогательных Я» играют различные состояния протагонистов, чтобы помочь главному герою увидеть себя со стороны, подтолкнуть его к большему самораскрытию или подвести к решению проблемы... В связи с тем, что «вспомогательные Я» использовались практически во всех психодраматических сессиях, были крайне разнообразны по своей сущности и очень важны для успеха встречи, от актеров, исполняющих эту роль, требовались определенные профессиональные навыки. Так внутри обычной группы участников психодраматических сессий стала возникать некая полупрофессиональная команда с определенным «амплуа».

Этих-то актеров и использовал Фокс в первых постановках по методике театра «Плейбек». Смысл заключался в том, что вместо активно действующего на сцене протагониста появлялся Рассказчик. На глазах у публики он делился с ведущим встречи историей из своей жизни, выбирал из специально подготовленной группы актеров — исполнителей ролей. Этим актерам и предстояло разыграть услышанную историю на глазах ее автора. Он же мог по ходу действия вмешиваться в спектакль: что-то изменять, уточнять, даже изредка оставлять место в зрительном зале, чтобы подняться на сцену и подключиться к игре. Эмоциональное переживание Рассказчика, связанное с просмотром «пьесы» своей жизни, потрясение от возможности менять элементы развития сюжета, заниматься коррекцией прошлого или проекцией фантазии в настоящее, являлись основой психотерапевтического эффекта «Плейбека». Заслужив популярность в США и Западной Европе, методика распространилась по всему миру...

Корни «Плейбека» — во «вспомогательных Я» и психодраматической технике «Зеркало». У Морено в «Зеркале» протагонист имел возможность воспользоваться ролями

Часть вторая

оооооооооооооооооо оооооо оооооооооооо оооооо

своих «вспомогательных Я», увидеть со стороны себя и рассказанный им фрагмент жизни, чтобы потом вернуться к активному лицедейству и опыт, полученный наблюдением со стороны, претворить на практике в развитии психодраматической сцены. Актеры «Плейбека» также «отзеркали-вают» Рассказчику его историю, практически не вовлекая его в активное спонтанное действие.

Актеры «Плейбека» профессионально-эмпатически включаются в историю Рассказчика, она не связана с их конкретным личным опытом. Для них ясна лишь наиболее общая канва истории, эмоциональное восприятие Рассказчиком события и его участников.

Подробности, оттенки чувств, причинно-следственные отношения в коротком рассказе не раскрываются. Обо всех этих деталях труппа участников «Плейбека» может только догадываться, потому спектакли, играемые в русле этой методики, отвлеченно-метафоричны даже тогда, когда в основе сюжета лежат реальные жизненные события.

В основе спектаклей «Плейбека» — метафоры жизни, а не «сама» жизнь. Это оберегает Рассказчика от чрезмерной обнаженности, ранимости, позволяет «спрятаться» за «чей-то» рассказ в большей степени, чем это дано протагонисту психодрамы.

В чем же отличия «ДИД» от «Плейбека»?

«Драма-дилемма» не перепоручает актерам ответственность за участие в событиях жизни протагониста. Тема вечера обсуждается и выбирается всеми участниками встречи, то есть для всех проблематика становится актуальной. Затем происходит обмен сюжетами из жизни, которые иллюстрируют выбранный для проработки конфликт. Здесь закладывается общее рационально-эмоциональное поле для игры. В качестве протагониста представление начнет один из участников встречи, основываясь на собственном рассказе (здесь совпадение с ролью протагониста в психодра-

От первого лица

оооооооооооооосооооооооооооооооооооооооооо

ме), а продолжат уже другие — зрители. Они поднимаются на сцену, заменяя главного героя, и пытаются вместо него привести конфликт к разрешению в ходе спонтанной импровизации с остальными участниками «базовой группы».

Для меня крайне важна именно эта возможность видеть во всех участниках встречи потенциальных протагонистов. Это обеспечивает необычайно высокую личную вовлеченность зрителей в разворачиваемое на сцене действие, понимание некоего общего жизненного опыта, высокую амбивалентность взаимоотражения функций зритель—актер...

Потому-то в «ДИД», когда герой обращается в зал за помощью, чтобы найти выход из тупиковой ситуации, не принимаются советы с мест. Необходимо не консультировать протагониста, оставаясь на безопасном расстоянии от конфликта в своем удобном зрительском кресле, а самому подняться на сцену, заменить героя в конфликтной сцене и попытаться продолжать сюжет до момента разрешения кризиса. Включенность в сцену-дилемму, активное проживание ситуации, ответственность за сделанный выбор — это в методике DID «ключ без права передачи».

Я помню, как однажды, выступая перед старшеклассниками, мы играли дилемму, связанную с конфликтом из школьной жизни. Один из зрителей проявлял заметное нетерпение, даже неудовольствие всеми предлагаемыми вариантами выхода из конфликта:

— Вы слишком серьезны, — обратился он к актерам, получив слово. — Нужно увидеть ситуацию с юмором, тогда станет понятно, что в данном случае вообще нет поводов для спора!

Не без труда мы уговорили нашего оппонента выйти на сцену и выступить в роли героя. Как принято, вернулись на несколько реплик назад, чтобы ввести нового протагониста в исходную ситуацию, и... Нужно было видеть, как буквально через минуту наш герой потерял самообладание в отчаянных попытках привлечь к себе внимание «одноклассников». Ни о каком чувстве юмора речи уже не шло, парень всерьез разгорячился и чуть не хватал партнеров за грудки.

Часть вторая







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.255.49 (0.019 с.)