ТОП 10:

Основные типы региональных промышленных структур, 1990



Советская и российская экономика на мировом фоне

А.И. ТРЕЙВИШ

Россия представляет собой громадный остров между востоком и западом, прошлым и будущим, а по сути, архипелаг культур, укладов и редких крупных центров в океане внутренней периферии. Страна испытала в ходе модернизации катаклизмы, как бы обозначившие содержательные рамки ХХ в. Первый — революция и социалистический эксперимент; второй — его крах и распад СССР с попыткой перехода к демократии и рынку. Как менялись при этом пропорции укладов и секторов, показывают схемы (рис. 1 и 2). Они дополняют друг друга.

На рис. 1 отражено изменение пропорций основных укладов экономики Российской империи — СССР — СНГ. После реформы 1861 г. рынок вклинился в феодальные уклады, но был подавлен национализацией и военным коммунизмом после 1917 г.; в ответ усилились натуральная и теневая экономики. Затем краткий возврат в годы нэпа и провал вплоть до горбачевской перестройки как очередной волны маркетизации (их было несколько с XVII в.).

Рис. 1

Изменение пропорций основных общественных
укладов экономики Российской империи—СССР—СНГ

На рис. 2 показаны сдвиги в составе занятых. Пережив промышленный переворот, построив 40 тыс. км железных дорог и заняв 5—6-е место в мире по индустрии и экспорту, Россия XIX в. все равно была аграрной. В 1897 г. 2/3 хозяев, а с помощниками (в семьях крестьян) 3/4 занятых относились к первичному сектору. Он постепенно сокращался, но это сокращение прервала Гражданская война, когда замерли заводы, многие рабочие разошлись по деревням. Сталинская индустриализация резко ускорила откачку ресурсов из сельского хозяйства. Его доля упала вдвое к концу 50-х годов и еще вдвое к концу 70-х. Индустриальный сектор в 30-х годах обошел сервисный, а в 50-х — и аграрный. Страна стала промышленной. И хотя вскоре стал выходить вперед третичный сектор, этот процесс был неуверенным и не очень желанным. Индустриализм ограничивал сектор услуг до 90-х годов, когда в условиях кризиса началась обвальная дезиндустриализация.

Рис. 2

Изменение основных секторов занятости населения
Российской империи—СССР—СНГ

Рис. 3

Основные типы региональных промышленных структур, 1990

Очередность перестроек в принципе та же, что в Европе, хотя в Англии индустрия лидировала лет сто, в Германии — 80, а в Польше, Венгрии и России — 15—20 лет. У США, Канады, а потом у азиатских и прочих «тигров» она так и не стала лидером (от аграрной экономики они шагали прямо к сервисной, не имея нужды в армии труда для более продуктивной индустрии). Западные республики СССР и Россия шли европейским путем, а восточные республики — американским, с развитием третичного сектора в обход индустриализации.

При Брежневе СССР был второй в мире промышленной державой и первой по добыче нефти, газа, железной руды, древесины, выпуску стали, удобрений, сахара, животного масла, обуви, тракторов, комбайнов, металлорежущих станков и, конечно, ряда видов оружия. В 1998 г. Россия — главная наследница союзной экономики — имела 1-е место по газу, 2—3-е — по бурому углю, нефти, серной кислоте, молоку и картофелю, 4—5-е — по электроэнергии, стали, минеральным удобрениям, зерну и хлопчатобумажным тканям.

В годы кризиса вклад продукции отраслей, производящих конечный продукт, упал вдвое, уступив место сырью, энергии и полуфабрикатам (рис. 4). Но если проследить сдвиги за столетие, и не по продукции, зависимой от скачков цен, а по занятым, то доля «конечных» отраслей за счет легкой и пищевой промышленности окажется выше в самом начале века. Машиностроение, включая оборонное, замещало легкую индустрию; среди базовых отраслей росла доля энергетики, металлургии и химии. Работники теперь распределены по отраслям равномернее, но 2/3 прибыли и 4/5 экспорта — это топливо и материалы.

Рис. 4

Основные типы региональных промышленных структур, 1995

Рис. 5

Рис. 6

Состав внешней торговли России по основным товарным группам и направлениям в ценах соответствующих лет, %

Советская и российская экономика на мировом фоне

А.И. ТРЕЙВИШ

Россия представляет собой громадный остров между востоком и западом, прошлым и будущим, а по сути, архипелаг культур, укладов и редких крупных центров в океане внутренней периферии. Страна испытала в ходе модернизации катаклизмы, как бы обозначившие содержательные рамки ХХ в. Первый — революция и социалистический эксперимент; второй — его крах и распад СССР с попыткой перехода к демократии и рынку. Как менялись при этом пропорции укладов и секторов, показывают схемы (рис. 1 и 2). Они дополняют друг друга.

На рис. 1 отражено изменение пропорций основных укладов экономики Российской империи — СССР — СНГ. После реформы 1861 г. рынок вклинился в феодальные уклады, но был подавлен национализацией и военным коммунизмом после 1917 г.; в ответ усилились натуральная и теневая экономики. Затем краткий возврат в годы нэпа и провал вплоть до горбачевской перестройки как очередной волны маркетизации (их было несколько с XVII в.).

Рис. 1

Изменение пропорций основных общественных
укладов экономики Российской империи—СССР—СНГ

На рис. 2 показаны сдвиги в составе занятых. Пережив промышленный переворот, построив 40 тыс. км железных дорог и заняв 5—6-е место в мире по индустрии и экспорту, Россия XIX в. все равно была аграрной. В 1897 г. 2/3 хозяев, а с помощниками (в семьях крестьян) 3/4 занятых относились к первичному сектору. Он постепенно сокращался, но это сокращение прервала Гражданская война, когда замерли заводы, многие рабочие разошлись по деревням. Сталинская индустриализация резко ускорила откачку ресурсов из сельского хозяйства. Его доля упала вдвое к концу 50-х годов и еще вдвое к концу 70-х. Индустриальный сектор в 30-х годах обошел сервисный, а в 50-х — и аграрный. Страна стала промышленной. И хотя вскоре стал выходить вперед третичный сектор, этот процесс был неуверенным и не очень желанным. Индустриализм ограничивал сектор услуг до 90-х годов, когда в условиях кризиса началась обвальная дезиндустриализация.

Рис. 2

Изменение основных секторов занятости населения
Российской империи—СССР—СНГ

Рис. 3

Основные типы региональных промышленных структур, 1990

Очередность перестроек в принципе та же, что в Европе, хотя в Англии индустрия лидировала лет сто, в Германии — 80, а в Польше, Венгрии и России — 15—20 лет. У США, Канады, а потом у азиатских и прочих «тигров» она так и не стала лидером (от аграрной экономики они шагали прямо к сервисной, не имея нужды в армии труда для более продуктивной индустрии). Западные республики СССР и Россия шли европейским путем, а восточные республики — американским, с развитием третичного сектора в обход индустриализации.

При Брежневе СССР был второй в мире промышленной державой и первой по добыче нефти, газа, железной руды, древесины, выпуску стали, удобрений, сахара, животного масла, обуви, тракторов, комбайнов, металлорежущих станков и, конечно, ряда видов оружия. В 1998 г. Россия — главная наследница союзной экономики — имела 1-е место по газу, 2—3-е — по бурому углю, нефти, серной кислоте, молоку и картофелю, 4—5-е — по электроэнергии, стали, минеральным удобрениям, зерну и хлопчатобумажным тканям.

В годы кризиса вклад продукции отраслей, производящих конечный продукт, упал вдвое, уступив место сырью, энергии и полуфабрикатам (рис. 4). Но если проследить сдвиги за столетие, и не по продукции, зависимой от скачков цен, а по занятым, то доля «конечных» отраслей за счет легкой и пищевой промышленности окажется выше в самом начале века. Машиностроение, включая оборонное, замещало легкую индустрию; среди базовых отраслей росла доля энергетики, металлургии и химии. Работники теперь распределены по отраслям равномернее, но 2/3 прибыли и 4/5 экспорта — это топливо и материалы.

Рис. 4







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.202.44 (0.007 с.)