ТОП 10:

Книга Притчей Соломоновых 27:1



Перефразируя поэта: к тому времени, как пройдет следующая тысяча лет, мы уже забудем наши нынешние невзгоды. Но пока что каждый прожитый нами день полон подъемов весьма высоких и спадов весьма низких. Мы читаем в газетах свои гороскопы, чтобы узнать, что принесет нам день завтрашний, — радость или печаль. И хотя мы знаем, что вкладыш из “печенья судьбы” был отпечатан в Нью-Джерси, мы все равно надеемся, что тот клочок бумаги, на котором было написано: “Удача подстерегает вас прямо за углом”, на самом деле предназначался только для нас и ни для кого больше. Но что в течение дня доставляет нам наибольшую боль? Это конфликты — полчища конфликтов, — которые внезапно возникают перед нами, словно мишени в тире.

Но это не должно быть так.

Теперь, когда мы познакомились с основами Айки-тактики, давайте посмотрим, как же мы можем их использовать. Вооруженные нашими новыми навыками, мы обратимся к одному дню из жизни, вашей жизни, и посмотрим, что происходит, когда вы сохраняете свой центр, подходите к конфликту как к данности и разрешаете его исходя из духа зашиты. Отдельные детали могут не совпадать с вашим личным образом жизни, работой и т. п., но помните, что конфликт всегда остается конфликтом, независимо от того, кто в нем задействован — мать и четырехлетний ребенок, начальник и подчиненный, учитель и студент или мужи жена. Вы должны быть в состоянии проводить параллели со своей собственной ситуацией.

Утра

Ваш будильник был выставлен ровно на семь часов утра, но без четверти семь вас будит телефонный звонок. Ошиблись номером. Самый знаменитый в мире специалист по розыгрышам как-то сказал, что тот, кто был настолько глуп, что набрал неверный номер, заслуживает всего того, на что нарывается. Но вы не поддаетесь искушению сказать человеку, попросившему к телефону-Гарри, что Гарри умер прошлой ночью, и просто говорите: “Вы ошиблись номером”. Вы не оказываете отпор, хотя и могли; вместо этого вы Ничего Не Делаете. Ваше время слишком ценно для того, чтобы начинать состязание по крику с кем-то, кто был настолько сонным, что не смог правильно набрать номер. Вы похлопываете себя по спине и поздравляете с тем, что в такую рань вы так легко овладели своим центром. Неправильно набранные номера, в любом случае, не являются соревнованиями выигрыша/проигрыша, так что вы просто присоединяетесь к потоку и в награду получаете дополнительные пятнадцать минут в душе.

Утра

У вас осталось всего четыре минуты, за которые вы должны спуститься вниз и сесть в машину, чтобы успеть на работу вовремя. Это ваше расписание, и оно вам вполне подходит. Но, в тот самый момент, когда вы выходите из дверей, звонит ваша мама и начинает говорить, прежде чем вы успеваете объяснить ей ситуацию.

Мама: Я надеюсь, что то, что я о тебе услышала, — неправда. Конечно, такого рода начала достаточно, чтобы возбудить чье угодно любопытство, если не вызвать гнев, но у вас просто нет времени продолжать разговор, а по прошлому опыту вы прекрасно знаете, что вашей маме очень нравится атаковать таким бесчестным образом. Но поскольку это невыигрышная ситуация и поскольку вы решаете, что работа значит для вас больше, чем перебранка с утра пораньше, вы выбираете Обман в качестве ответной реакции.

Вы: Мам, у меня назначена встреча с врачом, а если я опоздаю, то мы не встретимся.

Мама: Ничего серьезного?

Вы: Просто хочу провериться. Я тебе перезвоню позже.

Позаботившись об этом, вы готовы идти. Вы всего лишь час тому назад встали, а уже использовали Ничегонеделание в случае с неправильным номером и Обман и Уход в случае с вашей мамой. Вероятнее всего, что вы начинаете чувствовать удовольствие от собственной способности справляться с тем, что преподносит вам день. Вы чувствуете себя отцентрированным и сильным.

7:48 утра

На перекрестке какая-то машина подрезает вас. Вы бы могли прийти в ярость по этому поводу, но вы сохраняете центр, осознавая, что перебранка лишь задержит вас, что это может испортить вам машину и, кроме того, что жизнь слишком коротка, чтобы назначать самого себя инструктором-общественником по вождению. Вы выбираете Ничего Не Делать, и вы тем более счастливы, поскольку сегодня они к вам не лезут.

Утра

“Посмотрите, что за котяра притащился” — это излюбленный приветственный гамбит офисного болвана. Он всегда говорит что-нибудь вроде “Ты выглядишь как вчерашние объедки”, “Боже ты мой, с таким лицом, как у тебя, надо было оставаться дома”. В каком-то смысле, это атаки и не атаки одновременно. Это его способ сказать “Привет, я искренне надеюсь, что я тебе нравлюсь”. Насколько бы раздражающими ни были эти замечания, вы решаете, что гораздо забавнее присоединяться к ним, чем наезжать на него и ввязываться в словесную битву. Вы превращаете это все в свою собственную игру, вы находите различные Айки-ответы на каждую из его придирок. Вы не в состоянии вылечить его личность, но вы можете помочь ему, присоединившись к тому, что стоит за его атакой.

Болван: Посмотрите, что за котяра притащился.

Вы: Спасибо, что сказал. Я имею в виду, у меня вчера была та еще крутая ночка.

Болван: Противоположному полу нравятся такие лица, как у тебя?

Вы: Я тоже этого не понимаю.

И вы уходите на свой боевой пост, оставляя болвана с чувством, что он вам на самом деле не безразличен, что, возможно, в следующий раз он может рискнуть быть с вами немного более откровенным.

Утра

Ваш начальник, размахивая пачкой бумаг, входит в ваш офис и говорит: “Какого черта ты сделал это именно так!”

Не имеет значения, что подразумевается под “этим”. Каждую минуту каждого дня какой-нибудь начальник точно так же входит в чей-нибудь офис, и “это” может быть всем чем угодно, то ли настройкой аппаратуры, то ли аудиторскими отчетами, то ли размером обуви, а то и надгробными плитами. Большинство служащих делает одну из двух вещей: они съеживаются либо оскорбляются и обиженно говорят что-нибудь вроде: “Я сделал это так потому, что вы мне сказали так сделать — если вы припомните...” Но вы не собираетесь реагировать подобным образом — только не в этот раз!

Вы знаете, что стоите прямо посреди лобовой атаки; для того чтобы это понять, вам не нужен измеритель враждебности. Начальник, размахивающий бумагами у вас перед лицом, выглядит так, как будто его вот-вот хватит инфаркт миокарда: багровые вены, пульсирующие артерии бегают вверх-вниз по шее, дыхание больше похоже на агонию. И уж чего вы хотите меньше всего, так это стать его жертвой. Так что вы опять восстанавливаете свое ощущение центра. При этом медленно выдыхаете воздух.

Довод номер один проходит через ваше сознание: Это не соревнование. Если бы это было соревнованием, вы бы могли выйти на площадку, выбить разок мяч за поле и победно возвратиться назад. Тем не менее если вы забьете начальнику гол, то, вероятнее всего, на протяжении следующего энергетического кризиса вас будет согревать только сознание ваших спортивных успехов. Кроме того, для вас должно быть очевидным, что ему требуется помощь.

Затем вы спрашиваете себя: Подходят ли место и время для разрешения этого конфликта? У вас может не быть выбора, но все же стоит лишний раз убедиться в том, что у вас на самом деле его нет. Вы решаете, что должны реагировать немедленно и прямо здесь же.

По сути дела, вы уже начали реагировать: вы начали Ничего Не Делать. Вы не заснули, все это время вы были активным слушателем. Приняв форму квадрата, вы рассчитываете, что ваше равновесие и стабильность не дадут начальнику снести вас силой своей атаки. Вы активно высматриваете намеки и знаки, чтобы суметь отреагировать соответствующим образом. Более того, Ничегонеделание позволяет вам три или четыре раза передумать, прежде чем рискнуть, поскольку вы все же имеете дело со своим начальником.

Наконец-то вы делаете свой выбор. Разрешение, к которому вы стремитесь, гармония, вероятнее всего, заключается в Переговорах — в компромиссе. Большой проблемой будет заставить начальника отступить от треугольной формы атаки и стать округлым для того, чтобы стали возможными сами Переговоры. И пока он шумит по поводу неудовлетворительного качества вашей работы, вы вступаете в разговор.

Вы: Могу я взглянуть?

Ваше спокойное поведение уже формирует ответную реакцию, подходящую к данной ситуации. Ваша цель в том, чтобы заставить начальника сконцентрироваться на конкретной проблеме. Вы выжидаете. Затем:

Вы: В чем вы видите главное затруднение?

Начальник: Все совершенно нечетко, никто не в состоянии понять, о чем идет речь.

Вы: Что именно вы не понимаете?

Начальник: Да все!

Вы: Поскольку мы оба этим занимаемся, давайте посмотрим, настолько ли невозможно все прояснить. Я не хочу посылать нечетко сформулированные документы, но мне понадобится ваша помощь, чтобы подчистить его. Давайте начнем с первого параграфа. Что там не так?

Начальник: Что вы хотите сказать, мы готовы к сделке с компанией Гринфилд или мы не готовы?

Вы: Хорошо, я хотел сказать, что мы готовы, но я, кажется, понял, где это предложение было неверно составлено. Теперь вы полностью переходите в режим Переговоров. Вам не придется переписывать каждое слово, и если начальник откликнется на ваш гармоничный подход, то в результате вы получите гораздо лучший конечный продукт — который, как мы постоянно повторяем, гораздо более важен, чем разгром оппонента или взращивание это, рост которого зависит от разрушения.

В конце концов начальник покидает ваш офис — с извинениями за то, что он был так зол на вас. Вы же довольны тем, что ваше письмо (или докладная записка, или что бы то ни было другое, что его так расстроило) стало лучше.

Утра

Вам звонит тот, кого вы любите.

Вы уже отцентрированы, поскольку вы выработали у себя привычку никогда не отвечать на телефонные звонки, предварительно не напомнив себе о том, что необходимо восстановить контроль над своим центром. В прежние времена телефонные звонки всегда заставали вас врасплох; теперь же вы всегда расслабленны и готовы к действию.

Предмет вашей страсти начинает разговор довольно нормально, но вскоре затрагивает тяжелую тему: он или она чувствует себя скованно и хочет большей свободы, чтобы иметь возможность встречаться с другими людьми. Вместо того чтобы позволить своему чувству отрицания взять над вами верх, вы удваиваете свои усилия, стараясь оставаться в равновесии. Атака слишком серьезна для того, чтобы разбираться с ней в вашей старой манере. Первая важная задача состоит в том, чтобы распознать в этом атаку. Никто не звонит человеку, в которого он влюблен, чтобы сказать, что он будет встречаться с другими любовниками, не имея при этом по меньшей мере подсознательного желания причинить боль —независимо от того, сколько раз произносится слово “честность”. Трудность заключается в том, чтобы оставаться достаточно объективным для того, чтобы справиться с этой ситуацией.

Еще раз вы оцениваете место и время.

Очевидно, они не подходят. Ваш любовник поставил вас в абсолютно невыгодное положение. Вы не можете видеть его или ее лица, поэтому вы не в состоянии правильно судить о его или ее настроении или оценить вашу ответную реакцию на конфликт. Вы уверены только в одном: вы не можете продолжать эти взаимоотношения на только что предложенных вам условиях.

Вместо того чтобы обсуждать эту тему по телефону, вы Уходите, приберегая остальные возможности на потом.

Вы: Послушай, я не могу говорить об этом прямо сейчас. Ты ставишь меня в абсолютно невыгодное положение. Я бы хотел решить это вместе с тобой, потому что мне совершенно не все равно то, что происходит. Давай встретимся после работы и поговорим об этом.

Любовник: Я сказал(а)) все, что хотел(а) сказать.

Вы: В таком случае, у меня будет возможность сказать, что я чувствую.

Любовник: Это не будет иметь никакого значения.

Вы: Так я не заслуживаю даже шанса попробовать?

Любовник: Хорошо. Увидимся в пять тридцать у Барни.

Что же только что произошло? А произошло то, что вы стали треугольным для того, чтобы Уйти и определить другое время и место, и все равно в результате ваш любовник выбрал время и место:

сразу же после работы, в баре, в котором постоянно полно народу и очень шумно. Вам это не подходит. Конечно, вы можете воспротивиться и сказать, что вам не нравиться у Барни и т. д., но вы можете поступить лучше. Вы переходите в режим Обмана:

Вы: В пять тридцать я не смогу, я буду еще занят. Если ты не против, то я приглашаю тебя на ужин. Я заеду за тобой в семь.

Любовник: (Пауза.) Хорошо...

Уходить не всегда просто, но чего бы вы смогли достичь по телефону, да еще и в офисе, где у вас есть другие обязанности? К тому же вы дали обоим время подумать — положительный плюс в эмоционально напряженной ситуации.

Теперь ваша задача состоит из двух частей: не провести весь день в фантазиях по поводу предстоящей конфронтации. И хорошенько к ней подготовиться.

Второе намного легче первого. Все, что вам необходимо для того, чтобы приготовиться, —это определиться с приоритетами. Успокойтесь и не спеша оцените, насколько эти взаимоотношения важны для вас. Задайте себе определенные вопросы и ответьте на них, не позволяя своему эго представлять себе все происходящее игрой. Выясните, что может стоять за атакой вашего любовника. Является ли желание встречаться с другими искренней потребностью? угрозой еще крепче вас привязать? направленной не по адресу злостью по поводу какой-то другой проблемы? Как ваш любовник вел себя в отношении этого раньше? Что было причиной вашего последнего конфликта? Здесь не существует правильных или неправильных ответов; этот процесс должен помочь вам отреагировать наилучшим для вас обоих образом.

Противостоять потребности фантазировать гораздо сложнее. Уход дает нам время решить проблему спокойно, но он также дает нам и время повариться в собственном беспокойстве, в своих сомнениях и догадках. Здесь ключевое слово “концентрация”. Сконцентрируйтесь на своем центре и на своем дыхании. Всякий раз, когда фантазии или сомнения протискиваются в ваше сознание или уводят его от конкретной проблемы, восстанавливайте свой центр, дышите медленно и успокаивайтесь до тех пор, пока не сможете снова двигаться вперед.

Дня

Во время перерыва на ланч вы обдумываете конфликт с вашим любимым. Вы решаете, что вечером, при встрече, вы должны взять инициативу в свои руки. У вас по-прежнему в запасе остальные возможности, но вы чувствуете, что его или ее атака была не совсем откровенной, что это была попытка прозондировать, насколько глубока ваша привязанность. Вы также заключаете, что он или она стоит того, чтобы за него или за нее побороться.

Дня

Вы возвращаетесь с ланча и вспоминаете, что должны перезвонить своей маме. Вы совершенно об этом забыли! Напоминая себе о необходимости сохранять равновесие, вы набираете номер.

Вы: Привет, мам, что там была за проблема сегодня утром?

Мама: Как прошел твой осмотр?

Вы: Я во всех отношениях совершенно здоров(а).

Мама: Я рада.

Вы: Так что ты хотела мне сказать сегодня утром?

Мама: Да так, ничего.

Вы: Ну и хорошо, а вообще как дела?

Мама: На самом деле, конечно, кое-что было.

Вы: Тогда говори.

Мама: Я не знаю, как об этом сказать.

Вы: Говори как есть, я не обижусь.

Мама: Твоя сестра сказала, что ты спишь со всеми подряд. Я думала, что мы тебя этому не учили.

Вы: А как ты думаешь, почему она об этом сказала?

Мама: Я не знаю. Наверное, она подумала, что я смогу что-нибудь сделать...

Вы: И как ты себя чувствовала, когда она тебе это говорила?

Мама: Ужасно. Я расплакалась.

Вы: Поскольку мне она ничего не сказала, то я не почувствовал (а) ничего. А она тебе сказала, что значит “спать со всеми подряд”?

Мама: Ты сам (а) прекрасно знаешь, что это значит.

Вы: Пять любовников — это уже означает спать со всеми подряд? Или один? Или десяток?

Мама: Одного более чем достаточно.

Вы: Что ты хочешь, что бы я сказал (а)?

Мама: Что ты не спишь со всеми подряд.

Вы: Мам, почему это тебя так расстраивает?

Мама: Я не знаю. Я понимаю, что ты уже взрослый (ая), но помнить это сложно. Я не хочу, чтобы ты впустую потратил (а) свою жизнь.

Вы: А почему ты поверила моей сестре?

Мама: А зачем ей врать?

Вы: Я не думаю, что она врала. Я думаю, что она несчастлива, и еще я думаю, что она не очень хорошо меня знает. Я полагаю, что она очень тебя любит и хочет хорошо выглядеть в твоих глазах. Я не сплю со всеми подряд. И мне жаль, что она побеспокоила тебя, лучше бы, вместо этого, она побеспокоила меня,

Мама: Мне очень жаль.

Вы: Мне тоже.

Хорошо. Вы предпочли вести Переговоры со своей мамой в очень бережной манере. Вы не стали отстаивать свой образ жизни, поскольку, на самом деле, ее это не касается. Вы взрослый человек и не нуждаетесь в том, чтобы ваши родители одобряли ваш жизненный выбор. Вместо этого вы заставляете ее сфокусироваться на настоящей проблеме: на вашей сестре. Вы задаете своей маме вопросы и тем самым помогаете ей иначе посмотреть на то, что произошло, чтобы вы вместе потом смогли рассмотреть событие с общей точки зрения. Лучше всего, дождаться самого конца разговора, чтобы сказать, что вы не спите со всеми подряд, поскольку вы знаете, что если бы вы сказали это вначале, то ваша мама считала бы, что Переговоры окончены. Это, собственно, все, что она хотела услышать, но вам было необходимо, чтобы она также услышала и о другом. Большинство людей начинает защищаться: “Я не сплю со всеми подряд...” Заканчивают они тем, что теряют аудиторию, к которой хотели обратиться.

Дня

Вы звоните ей.

Вы: (В форме треугольника.) Почему, собственно, ты считала необходимым говорить маме, что я сплю со всеми подряд!

Сестра: Что? Я никогда этого не говорила. Ты знаешь маму. Может быть, я и сказала, что ты развлекаешься, назначая массу свиданий, но я никогда не говорила, что ты спишь со всеми подряд! Она меня спросила, как ты поживаешь, я ей и сказала.

Вы: Да брось.

Сестра: (Пауза.) Ну хорошо, черт побери, ты ведешь себя совершенно по-дурацки со всеми этими свиданиями. Люди начинают об этом поговаривать, и я не хочу иметь с тобой ничего общего, если ты будешь продолжать вести себя подобным образом!

Вы: (Переходя к Айки-слиянию.) Я понимаю, что тебя смущает.

Сестра: Это далеко не все. Я беспокоюсь о тебе. Я не хочу, чтобы ты закончил(а) на помойке.

Вы: Спасибо. Ты действительно обо мне заботишься, не так ли?

Сестра: Извини. Вместо того чтобы идти к маме, я должна была поговорить с тобой, но я была так расстроена.

Вы:Мне очень жаль, что ты так расстроилась, поскольку это неправда. За последние четыре месяца у меня были свидания только с одним человеком.

Сестра: Но... но Труди сказала...

Вы: Труди? А что Труди известно о моей личной жизни? Почему бы нам вместе не встретиться с ней по этому поводу?

Сестра: Нет, это я сделаю сама. Я не должна была слушать ее. Господи, мне так жаль.

Вы: Нас связывает слишком многое, чтобы таким образом испортить наши взаимоотношения. Если ты снова начнешь волноваться, зайди ко мне или позвони по телефону.

Сестра: Да, обязательно.

Вы: Спасибо за то, что ты так сильно меня любишь...

Вы сделали правильный выбор: вы вошли по прямой линии, чтобы спровоцировать открытую атаку со стороны сестры; когда вы этого достигли, вы приняли округлую форму и помогли ей вновь обрести свой собственный центр. Она осознала, насколько была неуравновешенной, и ваши взаимоотношения только укрепились, вместо того чтобы развалиться.

Дня

Примерно в это же время вы начинаете осознавать, что один из ваших коллег, человек, которого вы обошли в служебном продвижении, вас избегает или постоянно молчит, если вы оказываетесь поблизости. Подобного рода молчаливое отношение — это форма круговой атаки, и вы должны решить, хотите вы с ней разбираться или нет. Если не так уж много поставлено на карту в отношении этого человека, то вы решаете переждать, Ничего Не Делать до тех пор, пока он не станет действовать более прямо.

Дня

Вы начинаете беспокоиться о предстоящем этим вечером столкновении с вашим любовником. Вы вновь овладеваете своим центром и фокусируетесь на своем дыхании, чтобы вновь вернуться к работе.

Дня

Вы решительно входите в кабинет одного из ваших непосредственных начальников, вы по-настоящему возбуждены тем проектом, который вы разработали, планом, над которым вы так долго работали, чем-то, что вы сами создали. Вы думаете, что он превосходен. Вы описываете его или наглядно демонстрируете, а ваш начальник говорит: “Забудьте об этом. Это просто глупо. Как только вы могли подумать, что это сработает?”

Атака, но такая, на которую вы сами нарвались, подобно бревну, двигавшемуся навстречу пилораме. Уже слишком поздно оглядываться назад, чтобы понять, что вы потеряли свой центр в тот самый момент, когда вошли в его кабинет. Также поздно осознавать, что вы забыли о личных чертах характера этого начальника — он панически боится новых идей.

Но вы с минуту размышляете об этом и понимаете, что это не ситуация победы/поражения. Ваша идея не мертва только потому, что кто-то ее ненавидит. У вас все еще есть шанс. Вы вновь овладеваете своим центром.

Вы оцениваете дух вашего начальника. Много ли энергии стоит за его атакой? Направлена она больше на вас, чем на саму идею, или наоборот? Какие взаимоотношения существовали между вами до этого? Ваше разочарование может быть следствием того, что до сих пор он относился к вам очень хорошо.

Затем вы задаете себе все те же решающие вопросы: подходящее ли это время или, может быть, другое время сыграет в мою пользу?

Оценив его как можно лучше, вы решаете перейти в режим Переговоров. Если вам придется, вы готовы выйти на ковер побороться по этому поводу, но если вы собираетесь драться, то сначала вы хотите узнать как можно больше о противнике. В Переговорах же он может раскрыть большинство своих карт.

Вы: В чем вы видите его наибольший недостаток?

Начальник: Послушайте, просто забудьте об этом. Никакая пустая болтовня не заставит его работать.

Вы: Хорошо, но я должен(на) знать, где я ошибся(лась), думая, что это сработает.

Начальник: Его уже испробовали до того, как я перешел на это место. Он не сработал тогда и не сработает сейчас.

Вы: Есть ли еще какие-нибудь данные, на которые я мог(ла) бы взглянуть?

Начальник: Откуда я знаю?

Вы: Вы можете пойти мне навстречу? Мне по-прежнему нравится эта идея. Я знаю, что она несовершенна, и я хочу, чтобы вы мне протянули руку помощи. Объясните мне, где я ошибся(лась). Я не хочу впредь приходить с тем, что не будет работать, так помогите мне немного. Вы согласны?

Начальник: 0'кей, оставьте мне все это — я вернусь к этому позже.

Теперь Уходит он. Это может быть уловкой — лишь бы избавиться от вас — или он может на самом деле еще раз взглянуть на вашу работу. Если вы будете искушать судьбу, это вам ничего хорошего не даст, поэтому вы соглашаетесь и возвращаетесь в свой кабинет. Вы делаете себе пометку о том, что необходимо закончить это дело завтра или послезавтра, если вы не получите ответа. На протяжении всего этого непредвиденного осложнения вы обращались к лучшей стороне личности своего начальника. Возможно, порой он был придирчивым, грубым или неотзывчивым, но вы продолжали представлять ему ту цель, которую его лучшая часть оценит. Помогите мне, и мы все сможем быть более эффективными. Помогите мне, и всем будет лучше. Помогите мне, и вы станете лучшего о себе мнения. Безусловно, вашу идею могут отклонить, но вы пытались, как только могли. Вы не позволили своему эго обрушить бомбовый удар на своего атакующего и сфокусировались на проблеме. Слишком многие ставят знак равенства между просьбой о помощи и выбрасыванием белого флага. Человек, который искренне просит помощи, редко проигрывает в конфликте.

Дела вяло текут весь остаток дня, а в 5:00 вечера вы собираетесь с духом и идете домой.

Вечера

На стоянке вы замечаете, что машина вашего молчаливого коллеги припаркована рядом с вашей. Сам же он направляется к ней, и вы решаете, что незачем оставлять на завтра дополнительные проблемы. Вы наблюдаете за тем, как он подходит ближе, и видите, что он тоже вас заметил. На какое-то мгновение кажется, что он сейчас свернет в сторону, но он знает, что его уже заметили.

Вы: В чем проблема, Фред?

Фред: Что?

Вы: На что ты злишься?

Фред: Я не злюсь. С чего это я должен злиться?

Вы: Хорошо, в таком случае, злюсь я.

Фред: А?

Вы: Ты весь день относишься ко мне с пренебрежением.

Ваша стратегия направлена на то, чтобы заставить эту круговую атаку стать более явной.

Фред: Ну и что!

Вы: Я ценю твою дружбу, и, если я сделал что-то, что тебя взбесило, я хотел бы выяснить, что это было.

Фред: Черт, ты ничего не сделал. Я злюсь потому, что ты получил продвижение, а я нет. Я злюсь на самого себя. Похоже, я не люблю проигрывать.

Вы: А что ты проиграл?

Фред:Работу!

Вы: А я выиграл ее?

Фред: Конечно.

Вы: Но именно твоя конкуренция помогла мне. Я тебя не побеждал, а ты не проигрывал. Мы оба помогали друг другу достичь лучших результатов в том, что мы делаем.

Фред: Но с этим по-прежнему сложно смириться.

Вы: Покажи мне пункт в нашем контракте, где сказано, что все будет легко.

Фред: Да, ты прав.

Многим очень тяжело “выигрывать”. Они чувствуют вину и ответственность за “поражение” другого. Но вы сохранили свой центр и осознали, что это не было ситуацией выигрыша/проигрыша, хотя и было всего одно вакантное место. Вы сфокусировались на том, что было важно: что конкуренция возникает не ради самой себя, она делает людей лучше в том, чем они занимаются. В каком-то смысле, Фред проиграл возможность служебного продвижения, но вы показали ему, что он не проигравший. От треугольника к кругу...

Вечера

Вы останавливаетесь в супермаркете, чтобы кое-что купить — всего десять вещей. Магазин переполнен людьми, а вы устали и к тому же вы не самый крупный специалист по подсчитыванию предметов в магазинных тележках, поэтому вы идете к экспресс-кассе — только девять предметов — и терпеливо ожидаете своей очереди.

И тут мужчина, который стоит за вами, начинает обычную процедуру с тяжелым дыханием и вздохами. Сперва вы предполагаете, что у него какие-то проблемы со здоровьем; затем вы понимаете, что он начал бормотать что-то насчет того, что у вас в тележке десять предметов. Он пересчитал их все через ваше плечо и решил, что вы, по крайней мере, негодяй, если не осквернитель национального флага. Пока что, несмотря на все его стоны и вздохи, его атака круговая, направленная за вас, а не на вас. Вы слегка смущены, даже немного раздосадованы, но вы не собираетесь выходить из этой очереди и становиться в конец другой из-за одной лишь упаковки Гав-бургеров. А еще нечто оберегающее вас говорит вам, что в этом мире на свободе гуляет столько сумасшедших, что их бы хватило для того, чтобы наполнить все тюрьмы и исправительные заведения. Людей превращали в калек и за меньшее, чем лишняя банка собачьего корма.

Вывести его из круговой атаки? Подождать, Ничего Не Делая и надеясь, что все обойдется? Уйти в другой проход, который, по сути дела, ваш? Развернуться и изо всех сил оказать Отпор? Попробовать Обмануть его, объяснив, что дома вас ждет больной ребенок? Вступить в Переговоры, пойти на компромисс и пропустить его перед собой со всеми его восемью пакетами мороженного картофеля фри? Или попытаться применить какой-либо способ слияния?

Ваша быстрая оценка говорит вам, что второй вариант самый лучший: Ничегонеделание. Вы решаете позволить ему бредить дальше. Если он начнет вас оскорблять или угрожать вам, вы всегда можете переключить режимы, но сейчас вы становитесь квадратом. Ваш центр не дает вам почувствовать себя оскорбленным, а с другой стороны, он позволяет вам понять, насколько болезненной должна быть жизнь для этого человека, для которого один лишний предмет превращается в такую трагедию.

Вы платите свои 7.85, забираете свою зелень и уходите, ничего не выиграв и ничего не проиграв.

Вечера

Вы стоите перед входной дверью своей любовницы. Вы центрируетесь, проверяете свое дыхание. Вы знаете, что это единственный способ справиться с волнением, которое хочет вас полностью захватить. Это единственный способ не превратить сегодняшний вечер в ситуацию выигрыша/проигрыша. Центрирование будет ключевым ингредиентом вашей атаки. Оно не позволит тому ребенку, который все еще живет в вас, кричать от боли. Оно удержит вас от нечестной схватки.

Входя в квартиру возлюбленной(ого), вы обнаруживаете, что вы двигаетесь из центра. Вы не входите надутым, еле переставляя ноги и разыгрывая из себя бедного маленького ребенка, которого оскорбили в лучших чувствах. Но вы и не строите из себя наемного убийцу из Нью-Джерси. Вы входите готовым ко всему и расслабленным, подыскивая предложение, которое свяжет вас с человеком, которого вы любите.

После того как заканчивается обычная приветственная болтовня, вы концентрируетесь на духе: на духе вашего(й) любимого(ой). Вы проверяете выражение лица, позу и так далее. Вы также воспринимаете те “сообщения”, которые посылает вам ваш центр, — те неопределенные намеки и смутные ощущения, которые вам передаются. Вы не хотите начинать Отпор только для того, чтобы выяснить, что за это время ваш(а) возлюбленный(ая) передумал(а) и стал мягким, как ириска.

Но ничего не изменилось. Вы становитесь треугольником.

Вы: Послушай меня. Я не хочу встречаться с другими, я хочу быть с тобой. Ни к кому больше я не испытываю никаких чувств. Ты мне не безразличен (а). Я люблю тебя, но я не могу согласиться с тем, чтобы ты встречался(ась) еще с кем-то.

Любовник: Я чувствую себя скованной(ым).

Вы: Но почему?

Любовник: Из-за тебя.

Вы: Ты меня любишь?

Любовник: Да.

Вы: И я по-прежнему тебя сковываю?

Любовник: Я чувствую себя скованной(ым).

Пока что ваши дела идут не так уж плохо. Ваш(а) любимый(ая) признал(а), что по-прежнему вас любит и что эта скованность, возможно, имеет какой-то другой источник. Этот источник, как вы предполагаете, находится в нем самом или в ней самой, но вам придется помочь ему или ей раскрыть его.

Вы: Помоги мне понять, почему ты чувствуешь себя связанным(ой).

Вы перешли к Айки-слиянию. Теперь вы двигаетесь к гармонии, сопереживанию, приближаетесь к самым корням проблемы.

Любовник: Я чувствую, что у меня нет выбора.

Вы: Мне знакомо это чувство. А что бы ты хотел(а) делать?

Любовник: Больше куда-нибудь выбираться. Больше делать.

Вы: Что конкретно?

Любовник: Путешествовать. Поехать куда-нибудь.

Вы: А куда ты хочешь поехать?

Любовник: Я не знаю. В Мексику... на Виргинские Острова, может быть.

Теперь ваша проблема в том, чтобы не поддаться моментальному порыву включить себя в фантазии своей любимой (своего любимого) и сказать: “Хорошо, я свожу тебя в Мексику”. Это бы решило сиюминутную проблему, но не устранило бы гораздо большего затруднения.

Вы: Звучит неплохо. Ты думаешь, если ты возьмешь неделю отпуска и съездишь в Акапулько, это решит твои проблемы?

Любовник: (Пауза.) Я не знаю. Думаю, нет. Я не знаю, чего я хочу.

Вы: Мне легче. Я знаю, чего хочу. Я хочу быть с тобой. Поэтому тебе должно быть намного труднее.

Любовник: Ты говоришь так уверенно...

Вы: Это от меня не зависит. Я не пытаюсь тебя любить. Послушай, я не хочу связывать тебя. Я оставлю тебя в покое настолько, насколько смогу выдержать. Мне бы очень не хотелось, чтобы ты в это время встречалась с другими, но я не могу заставить тебя этого не делать. Если ты так будешь себя чувствовать менее связанной, менее ограниченной в своей свободе, то это и будет то, чего ты хочешь. Если нет, я буду здесь.

Любовник: Я не думаю, что хочу этого.

Вы: Я знаю, что не хочу этого. Но ты волен (вольна) попробовать.

Любовник: Я не хочу... Я тебя люблю. Я не хочу, чтобы ты уходил(а) от меня, и мне все равно, поедем мы в Мексику или нет. Я хочу, чтобы ты был(а) со мной... всегда.

Вы: Я бы тоже этого хотел.

Таким образом, сцена между вами и вашим любовником разрешается в результате своевременного перехода от Отпора к Переговорам и дальше к Айки. Вы начинаете с Отпора потому, что вы хотите создать крепкую основу, четко продемонстрировать свои намерения и, в определенном смысле, “потрясти” равновесие своего партнера. В тот момент вы этого еще не знаете, но ваша воинственная реакция дает вашему любовнику необходимое ему или, ей “доказательство” вашей страсти. Используя Айки, вы многим рисковали. Если бы ваш партнер на самом деле хотел всей этой свободы, то в результате вы бы могли разойтись на месяц, а то и навсегда. Но вы взяли инициативу в свои руки, и ваше предложение расстаться на некоторое время заставило вашего любовника столкнуться с реальностью разрыва. А это уже было слишком.

То, что произошло, скорее типично, чем необычно. Когда вы начинаете использовать Айки, вы начинаете понимать, что очень часто высказываемые людьми потребности и желания абсолютно противоположны тому, что они хотят на самом деле. Часто мать, которая просит своих детей оставить ее в покое, на самом деле хочет их внимания. Часто работник, который говорит об уходе с работы, хочет больше работы, больше признания. Но если вы будете оспаривать чьи-то высказанные вслух чувства, рассказывая людям, что в действительности они не хотят делать того, о чем сами говорят, то в девяти случаях из десяти они таки пойдут до конца и сделают это. Если вместо этого вы будете использовать Айки, позволяя им приходить к своим собственным выводам, то в конце концов настоящая скрытая потребность выплывет на поверхность. Они прямо здесь же на месте развернутся и признают, что хотят ребенка, вас или что угодно еще. Мы уверены, что каждый день сотни тысяч “неправильных” выборов делаются только потому, что люди чувствуют, что их к этому подталкивает противостояние друзей, коллег и любимых.

Вот это был день! Всего лишь один день из жизни. Если рассматривать таким образом, высвечивая все ежедневные конфликты, то ваша жизнь будет похожа на эпизод из мыльной оперы. Нам пришлось высветить примеры конфликтов, чтобы продемонстрировать то, как работает Айки-тактика, но теперь давайте посмотрим на позитивную сторону того, что произошло с вами за последние двадцать четыре часа.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.038 с.)