ТОП 10:

Никогда не забывай, что Каратэ начинается и заканчивается уважением.



Человек должен уважать учение, своих товарищей-учеников; человек должен обладать почтением и уважением к жизни. "Уважение" является одним из тех качеств, которые отличают человеческое существо от грубого животного.

 

В Каратэ нет первой атаки.

Этот широко известный афоризм Фунакоси высечен на его надгробии. Этот принцип следует понимать как в буквальном ("При необходимости сражаться блокируй удары своего противника, но не атакуй в ответ; пусть он сразит самого себя" Г. Фунакоси), так и переносном смысле ("Терпение и сила духа - признаки настоящего мастера Каратэ" Г. Фунакоси).

 

Каратэ воспитывает справедливость.

Когда человек честен перед собой, это приносит благо всему обществу.

 

Познай сперва себя, затем других.

Фунакоси научился этому правилу у мастера Адзато (1828 - 1906): "Секрет победы заключается в познании самого себя и своего противника при помощи тщательной подготовки и внимательных наблюдений. Тогда тебя никогда не застанут врасплох".

 

Важна не столько техники тела, сколько техника разума.

Фунакоси говорил: "Не техника создаёт человека, а человек создаёт технику".

 

Позволь своему разуму странствовать свободно.

Этот совет мастер Дзэн Такуан (1573 - 1645) дал фехтовальщику Ягю Мунэтори (1571 - 1646). Если человек позволил своему разуму остановиться, то он теряет способность реагировать. Идеалом является свободный, широкий и подвижный разум.

 

Невнимательность и небрежность приводит к неудачам.

Большинство несчастных случаев в жизни происходит из-за недостаточной наблюдательности или из-за лени. Поэтому занимающийся Каратэ должен быть бдительным. Фунакоси рекомендовал развивать осторожность, приближаясь к углам и подворотням, открывая двери и даже используя палочки во время еды, никогда не опускать сигнального флажка своего внимания.

 

Никогда не считай, что Каратэ занимаются только в до-дзё. Весь мир - огромный до-дзё, и подлинные занятия Каратэ протекают двадцать четыре часа в сутки.

 

Каратэ занимаются всю жизнь.

К концу своей жизни восьмидесятилетний Фунакоси сказал, что совершенствовал некоторые движения Каратэ в течении шестидесяти лет: "И только тогда мне наконец-то удалось уловить их основную идею!" Говорят, что даже на смертном одре Фунакоси продолжал прогонять перед своим внутренним взором ката, пытаясь улучшить их выполнение.

 

Всё, с чем ты сталкиваешься, есть аспект Каратэ; найди в нём изумительную истину.

Вторую часть правила можно перевести и так: "Каратэ есть острие жизни."

 

Каратэ подобно кипящей воде: если ты не поддерживаешь сильный огонь, она становится прохладной.

Фунакоси говорил своим ученикам: "Каждый пропущенный день занятий перечёркивает положительные результаты трёх дней тренировок."

 

Не думай о победе; думай о том, чтобы не потерпеть поражение.

Существует огромная разница между желанием победить любой ценой и нежеланием потерпеть поражение. Первое стремление приводит к опрометчивым поступкам и самоуничтожению; второе воспитывает здравый смысл и осмотрительность действий.

 

Действуй согласно действиям противника.

 

Проводи поединок в соответствии с естественной стратеги ей.

Это означает, что, сталкиваясь с атакой, занимающийся Каратэ должен действовать естественно, изменяясь и приспосабливаясь к своим противникам и никогда не позволяя им приспособиться к себе.

 

Считай свои руки и ноги острыми мечами.

Это означает не только то, что их следует превратить в смертельное оружие; практикующий Каратэ должен осознавать свои поразительные потенциальные возможности.

 

Выйди наружу - и ты встретишь десять тысяч врагов.

Ещё один афоризм, подчёркивающий необходимость постоянной бдительности, при которой ничто не воспринимается как данность.

 

Начиная обучение, осваивай различные стойки, но затем полагайся на естественные позы.

Для новичка очень важно овладеть различными стойками - они являются "кирпичиками" Каратэ. Однако, в конце концов опытный ученик должен превзойти любые традиционные стойки и использовать ту позу, которая наиболее удобна и естественна для него.

 

Ката всегда нужно исполнять правильно; реальный поединок - совсем иное.

Ката возникли как средство развития различных мышц тела, определённых рефлексов и выносливости. Многие - быть может, большинство - из движений ката никогда не применяются в реальном поединке, но именно упражнения в выполнении ката помогают в таком поединке.

 

Никогда не забывай о своих сильных и слабых сторонах, ограничениях своего тела и относительности качества своей техники.

Это ещё раз напоминает о том, что хорошее знание себя прокладывает путь к настоящей победе.

 

Постоянно оттачивай свой разум.

"Оттачивание" означает здесь непрерывный поиск природы вещей; такое стремление захватывает человека целиком и представляет собой сосредоточенное усилие, устраняющее любые умственные и физические препятствия, встречающиеся на пути.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

КАТСУ

Катсу - специфический японский методвозвращения пострадавшего в сознание из обморочного состояния; метод, который с успехом применяется в период тренировок и соревнований по различным видам восточных единоборств. Во многих странах мира спортсмены, занимающиеся бу-до-спортом (Бу-до-спорт - комплекс восточных видов единоборств, в который входят дзю-до, каратэ, дзю-дзюцу, Айки-до, кэн-до, кью-до, у-шу и т. д.) и сдающие экзамен на звание мастера, обязаны владеть приёмами катсу и уметь оказывать помощь своим товарищам в случае необходимости.

Желательно помнить, что катсу нельзя применять, если причиной обморока является повреждение позвоночника, мощные удары в голову, состояния нокаута, сотрясения мозга после падений, повреждение внутренних органов. В этих случаях необходимо вызвать врача.

Большинство способов катсу выполняется с помощью приёма катсу-цубо, основанного на воздействии между 6-м и 7-м грудными позвонками. Практический способ быстрого нахождения точки “цубо” состоит в следующем: поместить конец безымянного пальца на самый выступающий позвонок в области шеи, когда голова несколько наклонена вперёд, - это 7-й шейный позвонок, располагающийся в середине, между плечами, затем выпрямленную ладонь положить на позвоночник: точка “цубо” находится в основании ладони (рис. 1).

С человеком, находящемся в обморочном состоянии, необхо-димо обращаться предельно осторожно. Если пострадавший находится в положении стоя, что случается при удушении или при ударе без падения, его необходимо поддержать и использовать катсу в позиции стоя. Если пострадавший лежит, то катсу выполняется в положении лёжа или сидя. После прохождения обморочного состояния необхо-димо ещё некоторое время оставить пострадавшего в положении лёжа или сидя, не позволяя ему резко менять положение, так как это может вновь привести к потере сознания. Если состояние пострадавшего остаётся неудовлетворительным, необходимо срочно вызвать врача.

Время возвращения в сознание не должно превышать 5 минут.

В этот отрезок времени человек, оказывающий помощь, должен быть максимально собран, не должен нервничать, ибо выполнение только усложнит выполнение катсу.

 

Обморочные состояния могут встречаться на тренировках и соревнованиях (да и просто в быту) в результате получения ударов, особенно в шокогенные области, ушибах после падений или бросков, резкого проведения болевых приёмов или удушающих приёмах, особенно в шейную артерию. В каждом случае применяется определённый приём катсу. Ниже описываются основные приёмы системы катсу.

Кин-катсу. От удара в пах.

Удары в пахдостаточно часто могут вызвать шокоподобную реакцию, а подчас и шок от болевого воздействия. В большинстве случаев боль можно перенести с помощью подскоков и приземления на выпрямленные ноги, на пятки, что заметно устраняет боль. В случае более сильного удара применяются два основных варианта кин-катсу: а) посадить пострадавшего на пол, ноги выпрямлены в коленях, встать у него за спиной, подпирая его сзади в спину своими коленями. Взять пострадавшего за подмышки и, двигаясь назад, приподнимать и опускать пострадавшего на пол с высоты 15-20 см (рис. 2); б) второй вариант кин-катсу применяет-ся, если первый способ не дал достаточного результата, т. е. пострадавший после выполнения первого способа кин-катсу остаётся бледным, горбится от боли, опускается на пол. В этом случае пострадавшего надо положить на пол, стоя справа от него.

Левой рукой поднять его правую ногу, выпрямив её в коленном суставе. Положить правую ногу пострадавшего на своё левое бедро, стопа вашей левой ноги должна быть под правой ягодицей пострадавшего. Ребром правого кулака многократно и сильно ударять по середине свода подошвы пострадавшего (рис. 3). Результатом успешности ваших действий будет уменьшение бледности пострадавшего и его болевых ощущений.

Если эти способы не дали эффекта, надо выполнить приём сасои-катсу, но в случае удара в пах всегда необходимо начинать именно с первых двух способов и переходить к сасои-катсу, одновременно вызвав врача и продолжая проведение восстановительных мероприятий до его прихода.

Сей-катсу.

 

Располагаем пострадавшего в положении сидя, приставив к его позвоночнику где-то в районе 6-го и 7-го грудных позвонков своё правое колено. Свои ладони кладём на грудь пациента. Выполняем нажим коленом вперёд с одновременным нажимом руками назад кнаружи. Движения выполняются ритмично, с частотой 18 движений в минуту, до полного приведения пострадавшего в чувство.

Одним из вариантов данного приёма катсу предусматривается размещение рук не на груди пострадавшего, а на его плечах так, чтобы пальцы ваших рук обхватывали ключицы пострадавшего. Во время выполнения движения колено надавливает на позвоночник вперёд, а руки разводят плечи назад в стороны.

Сей-катсу.

 

В случаях тяжёлых удуший или при сильных ударах в область желудка или почек рекомендовано применять сей-катсу. Пострадавшего усаживаем так, чтобы его спина опиралась на ваше левое колено и бедро, своей левой рукой поддерживаем пострадавшего под левую подмышку, правую ногу ставим на колено для устойчивости, а пальцы своей правой руки располагаем на уровне 5-го грудного позвонка пострадавшего, и быстрыми ритмичными движениями производим удары в области этого позвонка.

Если пострадавший находится в положении лёжа на груди, то необходимо положить руки одна на другую и, расположив их на точке “цубо” (см. выше), выполнять ритмично надавливающие движения, помогая себе весом собственного тела, при каждом движении как бы вдавливая ладони и несколько поворачивая их в сторону от себя. Обычно 4-6 таких движений оказывается достаточно для приведения пострадавшего в чувство (рис. 5).

 

 

Со-катсу - общее оживление.

 

Если пострадавший находится в глубоком нокауте или после достаточного длительного удушья, его необходимо осторожно положить на спину, выпрямив руки вдоль тела и разогнув ноги в коленных суставах. Опуститься над пострадавшим, сев на колени в области его бёдер, положить обе свои ладони (пальцы выпрямлены) на живот пострадавшему так, чтобы оба ваших больших пальца были расположены на области пупка пострадавшего. Затем обеими ладонями выполнять сильные нажимы на живот пострадавшего вверх к диафрагме в ритме дыхания с частотой 18 раз в минуту до приведения пострадавшего в чувство (рис. 6).

Но при возникновении вышеописанной ситуации до начала выполнения приёма со-катсу необходимо вызвать врача и проводить восстановительные мероприятия до его прихода.

Любой тренер или опытный спортсмен должен уметь выполнять катсу на достаточно высоком уровне, чтобы в случае возникно-вения критической ситуации иметь возможность до прихода врача оказать первую эффективную помощь, так как иначе риск неблагоприятного исхода резко возрастает.

Приведенные выше упражнения относятся к японской традиционной системе оживления или приведения в чувство. В Китае система подобных мероприятий имеет несколько видоизменённый способ. Наиболее простыми из приёмов китайской системы приведения в чувство являются следующие:

- жёсткий пальцевый массаж точки жень-чжун, расположенной в верхней трети носогубной складки. Массаж производится надавливающими движениями. Это упражнение вызывает активизацию дыхательного центра при очень сильных ударах или падениях с рефлекторным затруднением дыхания;

- постукивание кончиками пальцев по жёсткой поверхности. Этот приём рекомендуется проделывать в течении одной-двух минут после восстановления более-менее нормального состояния с целью предупреждения развития повторной шокоподобной реакции. Приём способствует активизации основных центров жизнедеятельности.

 

Значение специальных приёмов оживления и приведения в чувство поможет вам не только в случае возникновения непредвиденной ситуации при занятиях каким-либо видом восточных единоборств, но и при возникновении подобных травм во время занятий любым видом спорта или в случае возникновения любой катастрофической ситуации.

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

 

АННИ БЕЗАНТ

“Исследование сознания”

 

В этом приложении мы даём отрывок из книги Президента Теософического общества Анни Безант, в котором рассмотрена сущность эмоции, природа её возникновения, механизм действия эмоции при общении человека и методы её регулирования.

Рождение Эмоции.

Эмоция - это не простое или первичное состояние соз­нания, а сложное, образуемое взаимодействием двух аспектов "Я" - Желания и Интеллекта. Воздействие Интеллекта на Желание порождает Эмоцию; она является их совместным детищем и проявляет некоторые характеристики как своего отца - Интеллекта, так и своей матери - Желания.

В развитом состоянии Эмоция кажется настолько отличной от Желания, что их фундаментальная тождествен­ность является несколько завуалированной, но мы можем видеть эту тождественность либо проследив развитие желания в эмоцию, либо изучив их, сопоставляя друг с дру­гом и обнаруживая при этом одни и те же характеристики, присущие обоим, те же самые деления и то, что одно фактически является усовершенствованной формой другого, причем это усовершенствование обусловлено присутствием в последнем интеллектуальных элементов, отсутствующих или не так явно выраженных в первом.

Давайте проследим развитие желания в эмоцию на одном из самых общих человеческих отношений - сексуальных. Здесь желание выступает в одной из самых своих прос­тейших форм; желание пищи и желание полового слияния являются двумя фундаментальными желаниями всех живых организмов: желание пищи необходимо для поддержания жизни, а желание полового слияния - для продолжения жизни. В обоих случаях возникает чувство "прибавления" или, если выразится иначе, ощущается удовольствие. Желание пищи остается желанием; пища добывается, усваивается, теряет свою обособленную сущность и становится частью Меня. Продолжающегося взаимоотношения между едоком и пищей, которое давало бы возможность для развития эмоции, не существует. В сексуальных взаимоотношениях дело обстоит иначе. С эволюцией индивидуальность они склонны становиться все более и более постоянными.

Два дикаря сближаются привлекательностью секса; в каж­дом из них возникает страсть обладания другим; каждый желает другого. Это желание такое же простое, как и желание пищи, но оно не может быть удовлетворено в такой же мере, потому что никто из них не может полностью овладеть других и ассимилировать его; каждый из них до некоторой степени сохраняет свою обособленную личность и лишь частично становится "Я" другого. Здесь действительно имеется расширение "Я", но оно происходит посредством включения. а не самоотождествления. Наличие такого устойчивого барь­ера является необходимым для трансформации желания в эмоцию, это делает возможным соотнесение памяти и пред­восхищения к одному и тому же объекту, а не к иному объекту такого же рода - как в случае пищи. Устойчивое желание единения с одним и тем же объектом превращается в эмоцию, и таким образом мысли сливаются с первичным желанием обладать. Барьер, который сохраняет взаимно притягиваю­щиеся объекты как два, а не один, который предотвращает их слияние и кажется разбивающим, на самом деле является увековечивающим: если бы он был сметен, то исчезло бы как желание, так и эмоция, а Два, превратившиеся в Одно, должны были бы искать иной внешний объект для дальнейшего расширения "Я", приносящего удовольствие.

Давайте вернемся к нашим дикарям, объединенным желанием. Женщина заболевает и на некоторое время перестает быть объектом сексуального удовлетворения. Но мужчина помнит прошлое и предвидит будущее удо­вольствие, у него зарождается чувство сострадания к ее слабости, сочувствия ее мучениям. Сохраняющееся вле­чение к ней, обусловленное памятью и предчувствием, превращает желание в эмоцию, а страсть - в любовь, и первым проявлениями этого являются сострадание и сочувствие. Это, в свою очередь, ведет к самопожертвованию ради нее, к появлению побуждений заботиться о ней, когда ему хочется спать, прилагать усилия ради нее, когда ему хочется отды­хать. Эти спонтанные проявления эмоции любви в нем позд­нее утвердятся в добродетелях, то есть станут постоянными чертами его характера, проявляющимися в ответ на призыв к человеческой помощи со стороны всех людей, с которыми он контактирует, независимо от того, привлекают они его или нет. Позднее мы увидим, что добродетели - это просто пос­тоянные проявления правильной эмоции.

Однако, прежде чем перейти к отношению между этикой и эмоцией, мы должны подробнее рассмотреть фундамен­тальную тождественность Желания и Эмоции, отметив их характеристики и подразделения. Сделав это, мы обна­ружим, что эмоции представляют собой не просто джунгли, а все они берут начало от одного корня и подразделяются на два основных ствола, которые опять-таки подразделяются на ряд ветвей с растущими на них листьями пороков и доброде­телей. Такое образное представление, позволяющее прев­ратить изучение эмоции в науку, а из нее вывести понятную и рациональную систему моральных принципов, принадлежит индийскому автору, Бхагаван Дасу, который впервые внес порядок в эту прежде запутанную область сознания. Изучающие психологию найдут в его работе Science of the Emotions (Наука об эмоциях) ясный трактат, излагающий эту схему, который сводит хаос эмоций к космосу и формирует в нем упорядоченную мораль. Общие направления изложения, представленного здесь, взяты из этой работы, к которой читатели могут обратиться за более подробными деталями.

Мы видели, что желание имеет два основных выражения; желание притягивать - для того, чтобы овладеть или снова вступить в соприкосновение с любым объектом, который прежде доставил удовольствие; желание отталкивать - для того, чтобы отстранить подальше или избежать соприкосно­вения с любым объектом, который прежде причинил боль. Мы видели, что Влечение и Отвращение являются двумя формами желания, раскачивающими "Я".

Эмоция, будучи Желанием, проникнутым Интеллектом, неизбежно имеет такие же два подразделения. Эмоция име­ющая характер Влечения, привлекающая объекты друг к другу посредством удовольствия, объединяющая энергии вселенной, называется Любовь. Эмоция, имеющая характер Отвращения, отталкивающая объекты друг от друга посред­ством боли, разрушающая энергии вселенной, называется Ненависть. Это два ствола, идущие от корня Желания, и все ответвления эмоции могут быть прослежены к одному из них.

Отсюда тождественность характеристик Желания и Эмоции: Любовь пытается приблизить к себе привлекательный объект или устремиться за ним - для того, чтобы объединиться с ним, овладеть им или отдаться ему. Она, как и Желание, связывает удовольствием и счастьем. В действительности, ее узы более долговечны, более сложны и состоят из большего числа более тонких нитей, перепле­тенных в более сложный узор, но сущность Желания-Вле­чения, связывание двух объектов вместе, является сущностью Любви, Эмоции-Влечения. Также и Ненависть стремится отвести от себя отталкивающий объект или уйти от него - для того, чтобы обособиться от него, оттолкнуть его или быть отраженным им. Она разделяет болью и несчасть­ем. И, таким образом, сущность Желания-Отвращения, отталкивание двух объектов, является сущностью Эмоции ­Отвращения, Ненависти. Любовь и Ненависть являются усо­вершенствованными и проникнутыми мыслью формами простых Желаний обладать и избегать.

 

Действие Эмоции в семье.

Человека называют "общественным животным". Это биологический способ выражения того, что лучше всего чело­век развивается не изолированно, а в контакте со своими собратьями. Его определенно интеллектуальные черты тре­буют для своей эволюции социальной среды, а его самые острые удовольствия - а отсюда неминуемо и его самые острые боли - рождаются во взаимоотношениях с другими представителями его вида. Только они могут вызвать у него реакцию, от которой зависит его дальнейший рост. Вся эво­люция, все проявление скрытых способностей являются ответом на раздражители извне, и когда достигается стадия человека, наиболее острые и действенные раздражители могут исходить лишь от контакта с людьми.

Первые социальные узы обусловлены сексуальным вле­чением, а дети, рожденные у мужчины и женщины, образуют вместе с ними первую социальную единицу, семью. Длитель­ная беспомощность и зависимость человеческого младенца дает время, необходимое для того, чтобы физическая страсть родителей созрела до эмоции материнской и отцов­ской любви и таким образом придала семье стабильность, в то время, как сама семья представляет собой поле, на кото­ром неизменно действуют эмоции. В ней впервые уста­навливаются определенные и постоянные взаимоотношения между людьми и от гармоничности этих взаимоотношении, от тех благ, которые они приносят каждому члену семьи, зависит счастье каждого.

Мы можем с пользой для себя изучить роль Эмоции в семье, так как в ней мы имеем сравнительно простую социальную единицу, которая позволяет нам представить миниатюрную картину общества в целом. Здесь мы можем наблюдать зарождение и эволюцию пороков и добродете­лей, видеть значение и цель морали.

Мы уже видели, как сексуальная страсть под давлением обстоятельств развивается в эмоцию любви, как эта любовь проявляется в нежности и сострадании, когда жена из равной партнерши становится беспомощной и зависимой в состо­янии временной физической неполноценности, обусловлен­ной, например беременностью. Точно также, когда в подобном состоянии временной физической неполноцен­ности, вызванном, например, болезнью или несчастным слу­чаем, окажется муж, со стороны жены его будут окружать нежность и сочувствие. Но такие проявления любви со сторо­ны более сильного не могут не вызвать ответных проявлений любви со стороны более слабого; эти проявления в состо­янии слабости будут характеризоваться доверием, надеж­дой, благодарностью и в равной мере являются эмоциями любви, имеющей отпечаток слабости и зависимости. В отно­шениях родителей к детям и детей к родителям, где физичес­кое превосходство и неразвитость в физическом плане выражены намного сильнее и сохраняются в течение длительного периода времени, эти эмоции любви проявля­ются постоянно с обоих сторон. Родители будут постоянно проявлять по отношению к детям нежность, жалость, защиту, а постоянным ответом детей будет доверие, уверенность, благодарность. Разнообразие выражения эмоции любви будет обуславливаться разнообразием обстоятельств и включать в себя великодушие, поощрение, терпимость и т. д. со стороны родителей: послушание, почтительность, покор­ность и т. д. со стороны детей. Рассмотрев эти два класса эмоций любви, мы видим, что общей характеристикой перво­го класса является благожелательность, а второго ­почтительность: в первом случае любовь обращена вниз, на более слабых и менее приспособленных, во втором - любовь обращена вверх, к более сильным и превосходящим. Таким образом, мы можем обобщить и сказать: Любовь, обращен­ная вниз, является Благожелательностью: Любовь, обращен­ная вверх, является Почтением: эти представленные характеристики Любви превосходящих к нижестоящим и нижестоящих к превосходящим являются универсальными.

Нормальные взаимоотношения между мужем и женой, между братьями и сестрами предоставляют нам поле изучения проявлений любви между равными. Мы видим лю­бовь, проявляющуюся как взаимная нежность и доверие, как внимание, уважение и желание доставить удовольствие, как интуитивное понимание желаний другого и стремление их исполнить, как великодушие и снисходительность. Здесь мы встречаем элементы эмоций любви превосходящего к нижес­тоящему, но во всех них выражена взаимность. Поэтому мы можем сказать, что общей характеристикой любви между равными является Желание Взаимной Помощи.

Таким образом, мы имеем Благожелательность, Желание Взаимной Помощи и Почтение в качестве трех основных подразделений Эмоции любви, к которым могут быть отнесе­ны все остальные любовные эмоции. Ибо все человеческие взаимоотношения можно обобщенно разделить на три клас­са: отношения превосходящих к нижестоящим: равных с рав­ными и нижестоящих к превосходящим.

Подобное изучение Эмоции Ненависти в семье даст нам подобные результаты. Там, где между мужем и женой существует ненависть, временно превосходящий партнер будет проявлять грубость, жестокость и притеснение по отношению ко временно уступающему ему, который будет отвечать проявлениями ненависти, характерными для слабости, такими как: мстительность, страх и предательство. Это будет в большей степени выражено во взаимоотношениях между роди­телями и детьми, если в их отношениях будут преобладать Эмоция Ненависти, так как неравенство здесь еще большее, а тирания порождает целый ряд дурных эмоций: обман, раболепие, трусость, пока ребенок беспомощен; непослу­шание, бунт и мщение, когда он становится старше. Здесь, снова отыскивая общие характеристики, мы находим, что Ненависть, обращенная вниз, является Презрением: а обращенная вверх - Страхом.

Подобным образом Ненависть между равными будет про­являться в гневе, воинственности, неуважении, ожесточен­ности, агрессивности, зависти, пренебрежении и т. д. Все эти эмоции отталкивают людей друг от друга, в том случае, когда они как соперники обращены лицом к лицу, а не стоят рука об руку. Таким образом, общей характеристикой Ненависти среди равных будет взаимное Оскорбление. А тремя основ­ными характеристиками Эмоции Ненависти будут: През­рение, Желание Взаимного Оскорбления и Страх.

Любовь во всех своих проявлениях характеризуется симпатией, самопожертвованием, желанием давать, это ее основные черты, независимо от того проявляется она как Благожелательность, Желание Взаимной помощи или Поч­тение. Ибо все они служат притяжению, вызывают единение и являются самой сущностью Любви. Поэтому Любовь Духов­на, так как симпатия - это чувство к другому как к самому себе; самопожертвование - это признание требований друго­го, как своих собственных; отдача - это условие духовной жизни. Следовательно, мы видим, что Любовь относится к Душе, к одухотворенной стороне вселенной.

Ненависть, с другой стороны, во всех своих проявлениях характеризуется антипатией, самовозвеличиванием, жела­нием брать; это ее основные черты, независимо от того, проявляется она как Презрение, Желание Взаимного Оскор­бления или Страх. Все они прямо служат Отвращению, отталкиванию друг от друга. Поэтому Ненависть Мате­риальна, подчеркивает множественность и различие, является по своему существу обособленностью и относится к той стороне вселенной, которая характеризуется формой.

Таким образом, мы рассмотрели действие Эмоции в семье, потому что семья является обществом в миниатюре. Общество представляет собой всего лишь объединение мно­жества семейных единиц, но отсутствие кровного родства между этими единицами, отсутствие общепризнанных взаимных интересов и целей делает необходимым на­хождение какой-либо связи, которая заняла бы место естес­твенных уз семьи. Внешне семейные единицы кажутся выступающими в обществе, скорее, как соперники, чем братья и сестры: поэтому более вероятным является возникновение Эмоции Ненависти, а не Эмоции Любви, и необходимо найти какой-то путь поддержания гармонии; это делается путем превращения эмоций любви в добродетели.

 

Рождение добродетелей.

Мы видели, что когда члены семьи выходят за рамки узкого круга родственников и соприкасаются с людьми, инте­ресы которых либо безграничны, либо противостоят им, между ними и этими другими людьми нет взаимного действия Любви. Скорее, проявляется Ненависть, колеблющаяся от позиции настороженной подозрительности до разрушитель­ной ярости войны. Как же тогда может общество состоять из отдельных семейных единиц?

Это возможно в том случае, если все эмоциональные проявления, исходящие от Любви, станут постоянными, а обусловленные Ненавистью - будут искоренены. Постоян­ное проявление эмоции любви по отношению в живому су­ществу является Добродетелью; постоянное проявление ненависти к живому существу является Пороком. Такое превращение осуществляется посредством интеллекта, который наделяет эмоцию постоянством характера, стремясь к гар­монии во всех взаимоотношениях, результатом которой может быть счастье. То, что спонтанно возникает из Любви и способствует гармонии, а следовательно, и счастью в семье, практикуемое ко всем во всех взаимоотношениях в жизни, является Добродетелью. Добродетель возникает из Любви, и ее результатом является счастье. А то, что спонтанно возникает из Ненависти и способствует разладу, а следова­тельно страданию в семье, практикуемое ко всем во всех взаимоотношениях в жизни, является Пороком.

Против этой теории о том, что постоянное проявление эмоции любви является добродетелью, выдвигается возра­жение, заключающееся в том, что супружеская измена, воро­вство и другие пороки могут быть обусловлены эмоцией любви. Здесь находим анализ элементов, вступающих в занимаемую разумом позицию. Такой анализ довольно сло­жен. Адюльтер мотивирован любовью, но не только лю­бовью. Здесь вступает также презрение чести другого, безразличие к счастью другого, эгоистичное преследование личного удовольствия ценой социальной стабильности, ува­жения и приличия. Все это исходит из эмоции ненависти. Единственным оправдательным фактором во всем этом пос­тупке является любовь, единственной добродетелью в связ­ке грязных пороков. Подобный анализ будет показывать, что в случае, когда проявление эмоции любви оказывается порочным, эта порочность обусловлена не самой эмоцией любви, а связанным с ее проявлением пороком.

 

Добро и зло.

Теперь давайте на некоторое время обратимся к вопросу Добра и Зла и посмотрим, какое отношение они имеют к счастью и горю. Ибо существует довольно широко распростра­ненная точка зрения, заключающаяся в том, что есть что-то низкое и материалистическое во взгляде на то, что доброде­тель является средством достижения Счастья. Многие считают, что такое представление умаляет добродетель, ставит ее на второе место там, где она должна занимать пер­вое, и из конечной цели превращает ее в средство. Давайте же посмотрим, почему добродетель должна быть дорогой к счастью и каким образом это присуще природе вещей.

Когда интеллект изучает мир, то видит установившиеся в нем бесчисленные взаимоотношения и замечает, что гар­моничные взаимоотношения приводят к счастью, а диссонансные - к страданию. Он принимается за работу по отысканию пути к созданию всеобщей гармонии, а следовательно, все­общего счастья. Далее он обнаруживает, что мир движется по тому пути, которому ему предназначено идти - по пути эволюции, и он открывает закон эволюции. Для части единицы, подчинение закону целого, к которому она относится, означает мир и гармонию, а следовательно счастье, тогда как следование наперекор этому закону означает разногласие и дисгармонию, а следовательно - страдание. Значит, Добро - это то, что, будучи в гармонии с великим законом, приносит счастье, а Зло - это то, что будучи в противоречии с великим законом, приносит страдание. Когда интеллект, озаренный Душой, увидит природу как выражение божественной Мысли, закон эволюции ка выражение божественной Воли, конечную цель как выражение божественного Счастья, тогда гармонию с законом эволюции мы сможем заменить гармонией с божественной Волей, Добро станет тем, что находится в гармонии с Волей Господа, а мораль будет проникнута религией.

 

Добродетель и блаженство.

Совершенство, гармония с божественной Волей, неотделимо от блаженства. Добродетель - это путь к блаженству и все, что к нему не ведет, не является добродетелью. Совершенство божественной природы выражается в гармонии, когда разрозненные "божественные фрагменты" приходят в гармонию, они вкушают блаженство.

Этот факт иногда оказывается завуалированным другим, то есть тем, что проявление добродетели при определенных обстоятельствах приводит к страданиям. Это верно, но стра­дания являются временными и поверхностными, а равновесие между таким внешним страданием и внутренним блаженством, возникающим в результате добродетельного поведения, оказывается на стороне последнего. Кроме того, страдание обусловлено не благодетелью, а обстоятельствами, не благоприятствующими ее проявлению, разногласием между хорошим организмом и плохим окружением Так, когда среди массы диссонирующих аккордов звучит один гармоничный, на какое-то время этот диссонанс увеличивается. Добродетельный человек ввергается в конфликт со злом, но это не должно закрывать от нас тот факт, что блаженство всегда неразрывно связано с добром, а горе - со злом. Даже если праведнику приходится временно страдать, ничто, кроме праведности не может привести к блаженству. И если мы рассмотрим сознание праведника, то увидим, что он счастливее тогда, когда делает добро, несмотря на то, что это может приводить к внешней боли, чем тогда, когда дела­ет зло, которое нарушает внутреннее спокойствие. Свер­шение злонамеренного поступка вызовет у него внутреннюю боль, превосходящую внешнее удовольствие. Даже в случае, когда праведность приводит к внешнему страданию, это страдание меньше того, которое было бы вызвано не­честивостью. Мисс Хелен Тейлор хорошо сказала, что для человека, умирающего за правду, смерть легче, чем жизнь во лжи. Для праведного человека легче и лучше умереть мучеником, чем жит







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.021 с.)