ТОП 10:

Фокусировка на эмоциональных реакциях



Автор настоящей книги практически не имел личного опы­та исследовательской работы в сфере изучения эмоциональных реакций, поэтому этот вопрос будет изложен на основе лите­ратурных источников, главным образом по упомянутой выше книге Р. Мертона, П. Фиске и П. Кендалл. Следует подчеркнуть, что в данном разделе не ставится задача изложения содержа­ния указанной книги1'. Описанный в ней тип фокусированного интервью характеризуется здесь лишь с целью последующего сравнения с другими типами.

В начале книги Р. Мертон и соавторы приводят несколько примеров, в которых применение фокусированного интервью могло бы обладать высокой исследовательский эффективностью. Эти примеры таковы.

1. Исследование Розенталем2) воздействия «прорадикаль-ной» кинопропаганды на социоэкономические установки сту­дентов колледжа дало пример расхождения между ожидаемым и действительным воздействиями. Фильм носил пропагандист-

'' Объем книги Р. Мертона и соавторов «Фокусированное интервью» — около 10 авт. листов. Чтение приводимого в данном параграфе краткого изложения ни в коем случае не заменяет чтения оригинала.

2) Во всех примерах речь идет об американских исследователях, библио­графия работ которых имеется в рассматриваемой книге.


ский характер, и его авторы ожидали, что после его просмотра число лиц, поддерживающих радикальные взгляды, увеличит­ся. Действительный эффект оказался прямо противоположным. Процент зрителей, согласившихся с утверждением, что «радика­лы являются врагами общества» после просмотра фильма вырос. Как обычно бывает в ситуации, когда получаются кажущиеся парадоксальными результаты, последовало «объяснение»: «Этот отрицательный эффект пропаганды возможно связан с большим количеством сцен с ораторами-радикалами, маршами и демон­страциями». Очевидно, что такая интерпретация является не бо­лее чем предположением, которое можно изучить, подправить и развить при помощи фокусированного интервью. Такие ин­тервью показали бы, как аудитория на самом деле реагировала на ораторов, марши и демонстрации. Предположение авторов получило бы характер гипотезы и было бы либо подтверждено, либо опровергнуто.

2. Похожий эксперимент был проведен Петерсоном и Тер-
стоном, которые обнаружили неожиданно малые изменения
в установках старших школьников, просмотревших пацифист­
ский фильм. Исследователи сделали вывод, что фильм, возмож­
но, оказался слишком сложным для старшеклассников. Этот
вывод мог быть более убедительным, а с другой стороны, мог­
ли бы появиться совершенно другие гипотезы, если бы было
проведено фокусированное интервью. Как дети поняли фильм?
На что они реагировали в первую очередь? Что значит слово
«сложный» в понимании авторов? Ответы на эти и подобные во­
просы дали бы информацию, необходимую для интерпретации
неожиданных результатов.

3. Гонселл провел остроумный эксперимент по «стимули­
рованию голосования», в котором экспериментальным груп­
пам двенадцати районов Чикаго были разосланы «индивидуаль­
ные беспристрастные призывы пройти регистрацию и проголо­
совать». Приблизительно эквивалентные контрольные группы
не получили таких призывов. Оказалось, что в целом в экспе­
риментальных группах процент зарегистрировавшихся и прого­
лосовавших был значительно выше. Но что демонстрирует этот
результат? Оказали на него влияние беспристрастный характер
проспекта, ясные инструкции, которые он содержал, особые

16 Зак. 9



Глава 4. Принципы фокусировки интервью


§ 1. Фокусировка на эмоциональных реакциях



 


символы и обращения, использованные в тексте или что-то еще? Пользуясь высказыванием самого Гонселла, необходимо определить, что явилось стимулом, заслуживающим особого внимания и изучения?

В том же исследовании Гонселла были зарегистрированы и отдельные «отклоняющиеся случаи». Было обнаружено, что в целом большее число граждан зарегистрировалось и проголо­совало в ответ на извещение призывного характера, содержащее рисунок-карикатуру и несколько лозунгов, чем на информа­ционное извещение, в котором уделялось внимание правилам голосования.

Но был и ряд исключений, которые привели к появлению гипотез по этому поводу. В избирательном районе с преиму­щественно немецким населением информационные извещения возымели больший эффект, чем «рисованные», что застави­ло Гонселла предположить, что слово «slacker» (уклоняющийся от призыва) на рисунке вызвало воспоминания о войне и поме­шало поднять интерес к голосованию. Сходные эффекты имели место в итальянском и чешском кварталах. Но Гонселл дал им иные объяснения. Во всех этих случаях, не имея дополнительной информации, исследователь оказался вовлеченным в генериро­вание собственных предположений вместо того, чтобы получить экспериментально подтвержденные выводы на основе сообще­ний интервьюируемых о личном опыте.

Перечисленное выше можно дополнить и примером из оте­чественной практики. Так, вплоть до 1990 года социологические опросы, проводившиеся различными организациями, показыва­ли устойчивый положительный рейтинг КПСС, несмотря на то, что значительное большинство опрошенных выражало недо­вольство практически всеми аспектами социально-экономичес­кой жизни, а удельный вес лиц, веривших в возможность по­строения коммунизма, составлял не более 8 %. Для объяснения этого противоречия российский социолог Л. Вызов выдвинул гипотезу, что большинство населения отождествляет с КПСС свое стремление к социальной и экономической стабильности. Как гипотеза такое предположение правомерно, но не более чем другие гипотезы. Проведение глубоких фокусированных интер­вью могло бы внести ясность в этот вопрос, который доныне


так и не получил (и, видимо, уже не получит) эмпирически обоснованного объяснения.

Во всех перечисленных выше примерах ссылка на необхо­димость проведения фокусированных интервью обосновывается необходимостью получения информации об эмоциональных ре­акциях респондента. При этом речь идет не об информации, которая требует дополнительных интерпретаций со стороны исследователя, а о получении самих этих интерпретаций от ре­спондентов. Недостаточно узнать, как это бывает в случаях использования анкет с закрытыми вопросами, что респондент расценивает ту или иную ситуацию как «неприятную», «тревож­ную», «воодушевляющую» и т. д. Такие формулировки служат обобщающими суждениями, за которыми может скрываться масса интерпретаций. Цель состоит в том, чтобы более точно выяснить, что означает в исследуемом контексте слово «не­приятный», какие конкретно чувства испытывал респондент, и какие личные ассоциации у него возникали.

Р. Мертон и соавторы указывают, что в сфере изучения эмо­циональных реакций существует как минимум четыре напра­вления эффективного использования метода фокусированного интервью:

а) определение эффективных стимулов (рекламы, пропаганды
и т. п.);

б) интерпретация расхождений между ожидаемыми и реаль­
ными результатами воздействия;

в) интерпретация расхождений между преобладающим типом
реакции и несовпадающими с ним типами реакций в от­
дельных специфичных подгруппах;

г) интерпретация процессов, происходящих в эксперименталь­
ных ситуациях.

Добавим от себя, что практика фокусированных интервью, сконцентрированных на изучении эмоциональных реакций, по­зволила бы резко поднять качество социологической информа­ции, получаемой в ходе опросов общественного мнения, по­скольку очень многие получаемые в таких опросах результаты практически не находят адекватных трактовок. 16*



Глава 4. Принципы фокусировки интервью


§ 1. Фокусировка на эмоциональных реакциях



 


Важной особенностью разработанной Р. Мертоном и соав­торами методики является требование воссоздания перед ре­спондентом исследуемых элементов стимульной ситуации. Это воссоздание может осуществляться буквально, т. е. в виде по­вторного показа кинофильма или отдельных его кадров, ли­бо, к примеру, в виде показа виденной ранее респондентом листовки или рекламного изображения. Если такой показ не­возможен или затруднен, авторы считают приемлемой вторую возможность, а именно — воспоминание интервьюера, который должен быть знаком с исходной стимульной ситуацией, — при­чем на основе такого знакомства разрабатывается специальный вопросник, которому и следует интервьюер.

Авторы не дают каких-либо рекомендаций на тот случай, если изучаемая стимульная ситуация невоспроизводима, огра­ничиваясь указанием, что, если сообщение респондента осно­вывается лишь на его собственных воспоминаниях, то вполне вероятно, что степень детализации этих воспоминаний будет неодинаковой: в каких-то местах информация будет более скуд­ной, а в других более обширной. В другом месте авторами указывается, что воспоминания о пережитых чувствах пред­ставляют собой искаженное отражение чувств, переживаемых в момент участия в стимульной ситуации. Возврат к элементам стимульной ситуации, если не полностью, то в значительной мере способствует снятию таких искажений. Это достигается тем, что интервьюируемый припоминает свои непосредствен­ные прежние реакции, а не занимается их переосмыслением и выдачей своих теперешних реакций.

Комментируя данный методический принцип, мы можем сказать, что поддерживаем тезис о необходимости прямого воз­врата к значимым элементам стимульной ситуации во всех случаях, когда это возможно. При известной изобретательно­сти границы применимости этого принципа могут быть весь­ма широкими. Вместе с тем, существуют ситуации, вызываю­щие в психике людей сильные эмоциональные переживания, но принципиально невоспроизводимые. К их числу относят­ся, например, различные бытовые конфликты, которые обычно не фиксируются на аудио- или видеоносителях. Социолог обыч­но лишен возможности лично присутствовать на всех стадиях этого процесса. В этих случаях, вероятно, следует по памяти


респондентов восстановить хронологический ряд событий, вы­членяя из них ключевые моменты и задавая затем вопросы типа: «Что Вы чувствовали до того, во время того, после того?». Выявление эмоционально значимых элементов, концентрация на них внимания респондента и постоянные просьбы воссоздать в себе те чувства, которые респонденты тогда испытывали, могут хотя бы отчасти заменить непосредственный возврат к стимуль­ной ситуации в тех случаях, когда такой возврат неосуществим.

В качестве примера исследования, основанного исключи­тельно на мысленном возврате респондентов к стимульной си­туации, приведем известное исследование американского со­циолога Ф. Херцберга, посвященное анализу трудовых мотива­ций. В ходе интервью Ф. Херцберг и его сотрудники задавали респондентам два простых вопроса: «Припомните, при каких обстоятельствах Вам случалось переживать на работе исключи­тельный моральный подъем и при каких — моральный упадок?». После припоминания респондентами таких ситуаций интервью строилось на конкретизации элементов указанных обстоятельств и на чувствах, переживавшихся ими.

Обобщая опыт описанных выше двух исследований (Р. Мер-тона и Ф. Херцберга), отметим их общую методическую черту, которая может быть охарактеризована как «двухступенчатое фо­кусирование»: сначала выявляются элементы стимульной си­туации, значимые (или предположительно значимые) для ре­спондента, а затем фокус интервью направляется на изучение его переживаний. Необходимость использования двухступен­чатой фокусировки отражает свойства предмета исследования, а именно эмоций и аффектов, которые часто содержатся в пси­хике в латентной, неосознаваемой форме, и актуализуются лишь в момент переживания ситуации (хотя бы повторно предъявлен­ной или ретроспективно вызванной в памяти). Несоблюдение принципа «двухступенчатое™», т. е. ретроспективная беседа о событиях и о чувствах в целом, делает ответы респонден­тов более общими и менее содержательными. Кроме того, как указывают психологи, анализ нерасчлененной ситуации акти­визирует действие механизмов психологической защиты и спо­собствует замещению непосредственных реакций позднейшими психологическими наслоениями.



Глава 4. Принципы фокусировки интервью


§ 2. Фокусировка на когнитивных структурах



 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.120.174 (0.008 с.)