Понятие научного метода. Соотношение методов правовых исследований и теоретико-понятийного аппарата правовой науки.


Понимание метода правовой науки как совокупности правил, принципов познания, определяющих рациональный путь движе­ния к достоверным знаниям о предмете и объекте правовой науки, разделяется не всеми российскими правоведами. В отечественной юридической литературе по этому вопросу излагаются различные воззрения. По мнению одних авторов, специфический метод пра­вовой науки может быть представлен только ее теоретико-поня­тийным аппаратом, а общие и специальные методы лишь приме­няются учеными-юристами, но не разрабатываются ими. Другие авторы полагают, что метод правовой науки составляют как пра­вила, принципы познания, так и ее понятийный аппарат: поня­тия, категории, принципы.

Попытки включить понятийный аппарат правовой науки в ее метод являются несостоятельными, поскольку не соответствуют действительному соотношению теории и метода науки. Метод теории государства и права представляет собой особый компонент правовой науки и имеет собственное, отличное от теории права, содержание. Он состоит только из правил, принципов познания. Категории и понятия, бесспорно, выступают действенным средст­вом научного познания, но они по сравнению с методом выполня­ют иную, только им присущую теоретическую функцию.

Категории и понятия применяются на всех этапах, стадиях науч­ного познания благодаря тому, что они отражают сущностные сто­роны политико-правовых явлений и процессов и тем самым воору­жают познающего субъекта достоверными знаниями об исследуе­мых явлениях и процессах. Опираясь на понятийный аппарат науки, исследователь освобождается от обязанности заново изучать то, что уже есть в науке в качестве достоверного знания, в частности выявлять сущность и форму исследуемых явлений, их элементы, связи, признаки, функции. Его внимание должно быть сосредото­чено на изучении тех сторон, связей, закономерностей исследуе­мых явлений, которые изучены недостаточно полно и знания о ко­торых являются дискуссионными, недостоверными.

Понятийный аппарат науки находит широкое и непосредст­венное применение в ходе исследования, в процессе получения, описания и объяснения новых явлений, их сторон, связей, а также при прогнозировании тенденций их дальнейшего развития. Полу­чаемые знания отражаются, фиксируются, по преимуществу, с применением имеющегося понятийного аппарата науки. Новые категории, понятия вводятся в научный оборот лишь в тех случа­ях, когда получены принципиально новые знания, которые не ох­ватываются имеющимся понятийным аппаратом науки. Равным образом объяснение выявленных в ходе исследования новых явле­ний и процессов, их отдельных связей, признаков осуществляют с применением наличного понятийного аппарата.

Следует, однако, учитывать, что использование категорий и понятий в познании, в процессе научных исследований осуществ­ляется не произвольно, по усмотрению исследователя, а в соответ­ствии с требованиями дедуктивного вывода, восхождения от кон­кретного к абстрактному, методами объяснения и прогнозирования. Словом, применение теорий и понятий для достижения нового знания есть творческий процесс, который подчиняется опреде­ленным правилам, и их соблюдение является обязательным уело- вием для получения объективно-истинного знания. Любое теоре­тическое положение, категория, теория при их неверном приме­нении не откроют новых истин, а, наоборот, станут источником заблуждений и ошибок.

Учение К. Маркса о государстве и праве не содержало и сотой доли ошибок, допущенных его адептами в лице советских ученых- юристов. Апология репрессий 1930—1950-х гг., оправдание культа личности И. В. Сталина, всех волюнтаристских решений партии по вопросам государства и права, трактовка сущности права в по­зитивистском духе как действующих в обществе законов государ­ства, излишняя идеологизация общей теории государства и права, пренебрежительное отношение к достижениям буржуазных юри­стов и некритичное отношение к собственным, не всегда верным положениям — таков далеко не полный перечень «достижений» советского правоведения. И все потому, что советские юристы не смогли не только творчески развить учение К. Маркса, отсечь от него все устаревшее и неприемлемое в новых условиях, но и верно использовать в научном анализе основополагающие принципы этого учения. Несмотря на ряд попыток не был освоен главный способ научного познания, использования научных теорий в рас­крытии предмета теории государства и права — метод восхожде­ния от абстрактного к конкретному.

Умение оперировать теоретическими знаниями, категориями и понятиями теории государства и права закрепляется в правилах, принципах, составляющих непосредственное содержание различ­ных общих и специальных методов. Но сами эти правила, прин­ципы формулируются не произвольно, а на основе и в соответст­вии с объективными закономерностями предмета исследования, отраженными в понятиях и категориях науки. И там, где теорети­ко-понятийный аппарат используется в качестве объективной ос­новы методов научного познания, он реализует свою методологи­ческую функцию.

Разработка правил, принципов познания осуществляется в хо­де специальных исследований. На основе познанных объективных закономерностей о праве и иных юридических явлениях формули­руются правила, принципы познания. Примером такого рода пра­вил могут служить принципы толкования права. Не представляет особого труда обнаружить обусловленность требований методов толкования права положениями общей теории права о правовой норме, ее структуре и формах выражения в нормативных актах, о правотворческом процессе.

Так, правило о том, что определение термина, данное в общей части кодекса, сохраняет значение для всех норм данной отрасли, есть не что иное, как методологическое выражение известного со­отношения общих и конкретных норм. В свою очередь, требова­ние при толковании норм права учитывать связи общих, специ­альных и исключительных норм, охранительных и регулятивных, бланкетных, отсылочных норм основывается на используемых за­конодателем способах изложения норм права в нормативных пра­вовых актах.

На основе познанных закономерностей функционирования и развития государства и права ученые-юристы разрабатывают ме­тод теории государства и права. При этом им приходится решать следующие задачи: 1) определять систему конкретных методов по­знания права; 2) систематизировать методы, выясняя их гносеоло­гическую природу и сферу применения; 3) конкретизировать об­щие и специальные приемы сообразно специфике предмета по­знания, разрабатывать частноправовые методы.

Любой метод, используемый в теории государства и права, со­держит требования, правила, учитывающие специфику государства или права. Так, в сравнительном правовом методе конкретизиро­ванное выражение получают общие принципы сравнения. Исходя из теоретических положений о праве как нормативном регуляторе общественных отношений, ученые-юристы вырабатывают специ­фические критерии, предъявляемые к объекту и основанию сравне­ния, а также определяют явления и их признаки, которые могут вы­ступать в качестве объекта или основания сравнения.

Разработка общих и специальных методов применительно к специфике политике-правовой материи является необходимым условием их успешного использования в теории государства и права и других юридических науках. Общая теория статистики, например, в настоящее время располагает довольно развитой сис­темой приемов изучения количественной стороны социальных яв­лений. Однако все эти методы пока что робко используются в пра­воведении, поскольку остаются нерешенными методологические вопросы, связанные с их адаптацией к познанию специфических закономерностей государства и права. Преодоление методологи­ческих проблем, препятствующих широкому использованию ста­тистических методов в правоведении, составляет первоочередную задачу ученых-юристов. Именно они знают специфику права, его закономерности и, следовательно, определяют конкретные сферы и пределы применения статистического инструментария в право­вых исследованиях, а также формулируют специфические правила статистического анализа правовых явлений.

По аналогичным причинам в правоведении не получают широ­кого применения методы математического моделирования, экспе­римента, получившие достаточно глубокую разработку в фило­софской литературе.

Таким образом, понятийный аппарат науки в познании выпол­няет две функции: теоретическую и методологическую. Понятия реализуют теоретическую функцию, если они используются для описания, объяснения и прогнозирования правовых или полити­ческих явлений. Когда же категории и понятия выступают в ка­честве основы методологических правил, принципов, то они реа­лизуют методологическую функцию. Но в этом случае результа­том познания выступают не новые знания о государстве или праве, их закономерностях, а правила, принципы познания, ко­торых нет в самом предмете исследования и отражающих его по­нятиях. Именно эти правила, принципы в совокупности и со­ставляют содержание такого компонента теории государства и права, как метод.

Интерпретировать категории и понятия в качестве специаль­ного или единственного метода теории государства и права на том основании, что они отражают сущностные, закономерные сторо­ны правовых явлений, — значит выдавать теоретическую функ­цию понятий и категорий за методологическую. Практически это превращало бы любое теоретическое исследование в методологи­ческое, а метод теории государства и права был бы сведен к логи­ко-гносеологическому анализу категорий и понятий. В конечном счете такой подход создает реальную опасность отождествления методологических проблем правоведения с теоретическими и подмены первых вторыми.

Как относительно самостоятельный компонент теории государ­ства и права метод имеет собственное содержание — определен­ный набор, систему правил, принципов познания, которые осно­вываются на познанных объективных закономерностях и ориенти­руют исследователя на получение новых объективно-истинных знаний.

Правила, принципы познания, применяемые на какой-либо одной стадии научного познания или для решения одной познава­тельной задачи, в совокупности образуют отдельный конкретный метод. Так, правила, используемые в процессе толкования норм права, в своей системе образуют метод толкования норм права, правила, регламентирующие процесс получения общих знаний из единичных фактов, — индукцию.

Методологический арсенал теории государства и права доста­точно сложен. Он включает различные по степени общности и по­знавательным задачам приемы, в том числе:

4) всеобщий философский метод. Его всеобщность выражается в том, что данный метод используется во всех конкретных науках и на всех стадиях, этапах научного познания;

5) общие методы — анализ, синтез, абстрагирование, системно­структурный подход, восхождение от абстрактного к конкретно­му, которые, как и философский метод, используются во всех конкретных науках, однако сфера применения которых ограничи­вается решением определенных познавательных задач;

6) специальные методы правовой науки. Их составляют способы, приемы, которые первоначально были разработаны представите­лями неюридических наук, а затем использованы юристами для познания политико-правовых явлений. Это статистические, кон­кретно-социологические, психологические, математические ме­тоды;

частные методы правовой науки. Они были разработаны юри­стами для познания политико-правовых явлений и могут приме­няться только в пределах правовой науки. К их числу относят ме­тоды толкования права, сравнительный правовой метод и некото­рые другие.

 

НЕТ СООТНОШЕНИЯ!!!!









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь