Тире в бессоюзном сложном предложении


I. 1) Зайдешь в такую избушку зимой — жилым духом не пахнет. (В. Шукшин) 2) Ты лунной ночью в лес войди — не будет счета чудесам. (О. Константинова) 3) Наше счастье, дружок, как вода в бредне: тянешь — надулось, а вытащишь — ничего нету. (Л. Толстой) 4) О силе стоят толкуют, а столкни сейчас в воду любого — в одну минуту пузыри пустит. (В. Шукшин) 5) Чуть свет — уж на ногах! (А. Грибоедов) 6) Хочу к нему — вы тащите с собой. (А. Грибоедов) 7) Пофилософствуй — ум вскружится. (А. Грибоедов) 8) Раскланяйся — тупеем не кивнут. (А. Грибоедов) 9) Будь плохонький, да если наберется душ тысячки две родовых — тот и жених. (А. Грибоедов) 10) Хочу забыть — забыть нельзя. (В. Брюсов) 11) Раздался крик — все высыпали во двор. 12) Послышался треск — дерево рухнуло вниз. 13) Удар — мяч летит в сетку ворот.

II. 1) Кукушка станет куковать — мороза больше не видать. 2) Ласточки прилетели — скоро гром загремит. 3) Праздник придет — гостей приведет. 4) Радуга поперек реки — будет хорошая погода; радуга вдоль реки — будет сильный дождь. 5) Мало снега на ветках — летом в лесу делать нечего: ни грибов, ни ягод не найдешь. 6) Лопаются сережки у березки — время сеять хлеб. 7) Не теряй время попусту: весна придет — не воротишь. 8) Выросли шишки на ели низко — быть ранним морозам, а если наверху — настоящие холода будут в конце зимы. 9) Облака плывут низко — стуже быть близко. 10) Ласточки летают то вверх, то вниз — жди бури. 11) Если листья, осыпаясь, лягут лицевой стороной вверх — жди холодной зимы.

(Из «Собрания пословиц и поговорок русского народа»)

Знаки препинания в бессоюзном
сложном предложении

1) Погасло дневное светило, на море синее вечерний пал туман. (А. Пушкин) 2) И вспомнил я отцовский дом, ущелье наше и кругом в тени рассыпанный аул; мне слышался вечерний гул домой бегущих табунов и дальний лай знакомых псов. (М. Лермонтов) 3) Сад не только не обветшал, но разросся, сросся и теперь был весь в цвету; из-за забора видно было, точно белые облака, цветущие вишни, яблони и сливы. (Л. Толстой) 4) Самое главное было сделано: мы переправились через реку. (В. Арсеньев) 5) Свойство зеркальце имело: говорить оно умело. (А. Пушкин) 6) Небо, воздух и деревья по-прежнему хмурились и обещали дождь; было жарко и душно; громадные стаи ворон, предчувствуя непогоду, с криком носились над садом. (А. Чехов) 7) Над Герасимом, однако, глумиться не все решались: он шуток не любил. (И. Тургенев) 8) Погода стояла прекрасная: белые круглые облака высоко и тихо неслись над нами, ясно отражаясь в воде, тростник шушукал кругом, пруд местами, как сталь, сверкал на солнце. (И. Тургенев) 9) Я оглянулся: у дороги сидел старичок в изношенном сюртуке. 10) Чин следовал ему — он службу вдруг оставил. (А. Грибоедов) 11) Соловей в середине мая запел — весна пойдет дружно. 12) Вдруг дверь каморки распахнулась — вся челядь кубарем скатилась с лестницы. (И. Тургенев) 13) Дунет ветер — взметнется листва, с нежным шепотом дрогнет рябина, даже глазу глядеть нестерпимо. (С. Куняев) 14) Где-то собаки лают: должно быть, деревня близко. 15) Чиста небесная лазурь, теплей и ярче солнце стало, пора метелей злых и бурь опять надолго миновала. (А. Плещеев) 16) Он засмеется — все хохочут; нахмурит брови — все молчат. (А. Пушкин) 17) У зайцев шерсть побелела — зима близко. 18) Он поднял глаза: маленькое облачко неприметно неслось по небу. (С. Аксаков) 19) Полыхая, травы желтеют; над лугом стелется, беспокоя человека, тонкий аромат трав. 20) Вся разница между умным и глупым в одном: первый всегда подумает и редко — скажет, второй скажет и никогда не подумает. (В. Ключевский)

Контрольные диктанты

I

В Подмосковье есть у меня заветное место — лесная поляна вдали от дорог.
Особенно хорошо здесь ранней осенью. На рябину прилетают кормиться дрозды, в сухих листьях ежевики шуршат ежи, и самое главное — осенью сюда приходят лоси. Я не сразу догадался, почему под вечер почти всегда вижу тут двух-трех лосей. Однажды все прояснилось: они приходили пожевать яблоки. Поляна упирается в заполоненный рыжим бурьяном брошенный сад. Неизвестно, кто и когда забыл посаженный сад. Деревья в нем выродились, и плоды дают только растущие от корней ветки. Охотников до нестерпимо кислых яблок в лесу, кажется, не было, но однажды, присев на краю сада, я услышал: яблоки похрустывали на чьих-то зубах. Я приподнялся и увидел: один лось, задирая голову, мягкой губой захватывал яблоки, другой собирал яблоки, лежащие на земле.
Такие картины память наша хранит как лекарство на случай душевной усталости. Сколько раз после трудового дня я приходил в себя и, успокоенный, засыпал, стоило только закрыть глаза и вспомнить рябины со снующими в них дроздами, запах грибов и двух лосей, жующих кислые яблоки... (165 слов)

(По В. Пескову)

II

Стало свежо и сыро; мы плотнее закутались в плащи. Дремота начала одолевать нас, но слух оставался по-прежнему чутким: шевелился ли кто-нибудь из товарищей, гребцы ли сдержанным шепотом перекидывались словами — глаза тотчас же открывались, как будто сами собой.
С час мы плыли таким образом, как вдруг были выведены из полусонного состояния новым сильным ревом. Олень стоял на этот раз шагов за сто от нас, на самом берегу. Еще минута — он тяжело бухнулся в воду.
— Гребите, ребята! — шепнул Степан, и длинное весло его с силой погрузилось в воду, направляя лодку к правому берегу, куда должен был выйти олень.
Гребцы налегли на весла, и лодка полетела, а мы, схватив ружья, вперили глаза в темень, стараясь разглядеть что-нибудь. Но как ни старались гребцы, как неутомимо ни управляли тяжелыми веслами жилистые руки Степана, мы не поспели. Шагах в двадцати от нас олень с шумом выпрыгнул на берег, так что отбросанные его копытами куски земли попадали в воду и брызги полетели. И долго еще прислушивались мы к треску камыша, ломающегося под ногами скачущего животного... (167 слов)

(И. Бильфельд)

III

Однажды утром я вышел на крыльцо и в изумлении замер: вчерашняя черная земля за ночь стала золотой. Бледно-желтый свет поднимался от земли, засыпанной листьями.
Начиналось бабье лето. Дни как бы сделались светлее и чище. Воздух, трава, сухие ветки — все затянулось цепкой паутиной, которая тянулась с запада на восток (так дуют осенние ветры), и каждое утро тысячи маленьких паучков, как сказочные ткачи, покрывали всю землю своей пряжей.
Ледяное небо по ночам блистало созвездиями: Сириус сверкал в глухой воде озер, как синий алмаз; Сатурн подымался над безмолвием сосновых боров в осенние сумерки; Юпитер закатывался в лугах, за Окой, где уже вяли травы и почернели брошенные и ненужные осенью сенокосные дороги. Иногда в полночь робкий дождь перешептывался в саду с листвой. Я выходил на порог, прислушиваясь к сонному бормотанию дождя, и жалел милых друзей, оставшихся в Москве, потому что они не могли наслаждаться этой картиной.
Ночью мне снилась зеленая вода, покрытая листьями лип и берез. Внезапно листья оживали, превращаясь в золотых плоских рыб, и с плеском и брызгами разлетались по воде, испуганные отражением бледного солнца. (172 слова)

(По К. Паустовскому)

IV

Семья Раевских переживала счастливые моменты жизни: прославленный генерал Раевский, счастливый отец и обаятельный собеседник, был полон сил и энергии; сыновья, чьи имена прогремели на всю Россию, готовились к великому будущему; прелестные, хорошо образованные и умные дочери вносили атмосферу романтической женственности. То, что ждало семью в будущем: горечь от неудавшейся жизни баловня семьи — старшего сына Александра, героическая и трагическая судьба Марии, смерть самого генерала, не выпустившего до последней минуты из рук портрета дочери, уехавшей в Сибирь вслед за мужем-декабристом, — все это и отдаленно не приходило в голову участникам этого веселого путешествия. Здесь господствовала та обстановка взаимной любви, которой Пушкин, по его собственным словам, никогда не наслаждался и которой так жаждал. Пушкина приняли в этот круг как члена семьи, как своего. Девочки-дочери были моложе его и тоже рвались чувствовать себя взрослыми, да и в самом генерале было много той детской простоты, которая бывает в действительно умных людях. Мир Раевских привлекал Пушкина любовью и счастьем.
Пребывание поэта в семье Раевских, несмотря на его краткость (всего несколько недель), сыграло огромную роль в жизни и в поэзии Пушкина. (185 слов)

(По Ю. Лотману)

V

Густые тучи, скрывавшие небо, плыли так низко, что почти касались голов путешественников, которые двигались точно по невысокому, но широкому коридору с черными стенами и серым потолком. Везде, где уклон дна долины становился круче, поверхность дна превращалась в ледопад, разбитый многочисленными трещинами и представлявший нагромождение ледяных глыб, по которым приходилось перетаскивать нарты 3; люди и собаки выбивались из сил и в течение дня проходили какие-нибудь десять — двенадцать километров такого нелегкого пути. Погода становилась пасмурной. Южный ветер нес невысокие облака, скрывавшие гребни отрогов; их черные склоны окаймляли неровную поверхность ледника, по которой с трудом пробирались нарты. В трудных местах приходилось разгружать их и переносить багаж на руках.
Наконец к вечеру третьего дня выбрались на перевал, который достигал почти полутора тысяч метров над уровнем моря и представлял собой снежную равнину. Гребень хребта был сплошь покрыт серыми тучами, мчавшимися на север, и экспедиция двигалась все время в легком тумане, расстилавшемся по окрестным местам. Все были раздосадованы этим обстоятельством, потому что при хорошей погоде вид с хребта был бы превосходный. (164 слова)

(По В. Обручеву)

VI

Деревня была где-то за лесом. Если идти в нее по большой дороге, нужно отмахать не один десяток километров; если пойти лесными тропинками, путь урежется вдвое. Толстые корни обхватили извилистую тропу. Лес шумит, успокаивает. В стылом воздухе кружатся жухлые листья. Тропинка, петляя среди деревьев, поднимается на пригорки, спускается в ложбинки, забираясь в чащобу осинника, выбегает на зарастающие ельником поляны, и кажется, что она так и не выведет тебя никуда.
Но вот вместе с листьями начинают кружиться снежинки. Их становится больше и больше, и в снежном хороводе не видно уже ничего: ни падающих листьев, ни тропы.
Осенний день как свеча: тлеет-тлеет тусклым огнем и угаснет. На лес наваливаются сумерки, и дороги совсем не видно; не знаешь, куда идти.
Жутко и страшно в темноте, а Марина совсем одна. Идти дальше рискованно: осенью северные леса страшны волками. Марина забирается на дерево и решает переждать длинную ночь в лесу.
Мокрый снег напоил влагой пальто. Холодно, и ноют обмороженные ноги. Наконец в промозглом рассвете неожиданно закричали петухи. Деревня, оказывается, была совсем рядом. (168 слов)

(По Л. Фролову)

Знаки препинания в сложных предложениях
с различными видами связи

I. 1) Я совершенно не мог противиться его обаянию, и, когда он улыбался мне, я непроизвольно растягивал губы в ответной улыбке и чувствовал себя абсолютно счастливым. (А. Маринина) 2) Медвежонок, привыкший к жизни среди людей, немного поворчал, но, когда ему дали большую свежую рыбину, занялся лакомством и вновь перестал обращать внимание на собравшийся народ. (М. Семенова) 3) Внутри ателье оказалось вполне приличным, а если судить по количеству всяких грамот, развешанных аккуратно по стенам, то и просто выдающимся. (А. Адамов) 4) Глаза у нее были молодые, блестящие, и когда она во время работы надевала очки, то глаза становились совсем круглыми и даже чуть озорными, как у подростка. (В. Лидин) 5) Жар струился от камней, и, если смотреть вдоль пляжа, казалось, это не воздух колеблется над камнями, а шевелятся сами валуны. (А. Коновко) 6) Троица стала двигаться к выходу из зала, и, когда она почти приблизилась к дверям, в помещение вошли два человека в синей униформе... (А. Глебов) 7) Какой-то молодой человек без шапки, со свертком в руке стоял на тротуаре и, когда карета поравнялась с ним, вдруг бросил сверток под ноги лошади. (Ю. Трифонов) 8) Книг он, вообще сказать, не любил читать; а если заглядывал иногда в гадательную книгу, так это потому, что любил встречать там знакомое, читанное уже несколько раз. (Н. Гоголь) 9) Я задумался над ее словами и, когда снова хотел обратиться к ней с каким-то вопросом, увидел, что Таня тихо спит, склонив голову на плечо. (И. Ефремов)

II. 1) Давайте считать занимательной такую книгу, от которой невозможно оторваться, пока не прочитаешь ее от начала до конца, а прочитав последнюю страницу, до слез жалеешь, что книга кончилась, что нет и никогда не будет ее продолжения. (В. Солоухин) 2) Но интересно вот что: когда поднимаешься из долины к безлюдным заснеженным пикам, пересекаешь много природных зон и в какой-то момент замечаешь, что прямо у обочины шоссе начинается березовая роща, дальше растут березы и липы, кажется, что вот-вот в просвете между деревьями будут скромные домики обычного русского села, пара коров, пасущихся за околицей, и, конечно же, маковка маленькой бревенчатой церкви. (В. Пелевин) 3) Если разговор касался важных и благочестивых предметов, то Иван Иванович вздыхал после каждого слова, кивая слегка головою; ежели до хозяйственных, то высовывал голову из своей брички и делал такие мины, глядя на которые, кажется, можно было прочитать, как нужно делать грушевый квас, как велики те дыни, о которых он говорил, и как жирны те гуси, которые бегают у него по двору. (Н. Гоголь) 4) Солнце порядком пригревало, когда я закончил разработку этюда, впоследствии послужившего основанием для картины, и отодвинул мольберт, чтобы бросить последний взгляд на озеро. (И. Ефремов) 5) Он уже знал, что случилось, только не понимал почему, и он не удивился, когда увидел на том месте, где только что стоял корабль, клубящийся столб раскаленного дыма, гигантским штопором уходящий в небесную высь. (Стругацкие) 6) Когда экспедиция вышла наконец на тот горный узел, который искала, Арсеньев (видел бы его кто-нибудь из петербургских знакомых в эти минуты!) сам залез на высокое дерево, чтобы, осмотревшись, определить местоположение отряда. (В. Малов) 7) А между тем в хозяйстве доход собирался по-прежнему: столько же оброку должен был принесть мужик, таким же приносом орехов обложена была всякая баба, столько же поставов холста должна была наткать ткачиха, — все это сваливалось в кладовке, и все становилось гниль и прореха, и сам он обратился наконец в какую-то прореху на человечестве. (Н. Гоголь) 8) Упал в пруд камень — взъерепенилась от этого вода, полетела брызгами, и волны побежали кругами, но вскоре их бег замедлился, сник, и сравнялась гладь, снова уснула тихая заводь, хоть и долго еще выпрыгивали на поверхности звонкие пузырьки. (Б. Акунин) 9) Я сознавала, что этот туман скрывает нечто важное, и до боли напрягала глаза, пытаясь разглядеть, что там за молочно-белой пеленой, но тщетно: мгла упорно не хотела рассеиваться. (Е. Яковлева)

III. Для всех странников, для всех любителей ветра, неба, душистых трав и бездонной воды Паустовский открыл страну со сказочно древним названием Мещера.
Зимними вечерами, когда в окошко стучится колючий снег, на сон грядущий перелистаешь страницы, и сразу к лампе подступят ветки нагретого ельника, пахнет болотной сыростью, услышишь вдруг: падают капли с весел, от чавканья сапог по ковровому мху взлетают тетерева. Увидишь вдруг: стоят в поле копны сена, светятся на солнце болотные кочки с крупной дробью созревших ландышей; луна, разбитая на осколки рыбьим хвостом, отражается в реке; черного цвета озера, грибы с телячью голову, птицы, названия которых не знаешь. Тушишь лампу и даешь себе слово: вот как растает — сразу туда...

(По В. Пескову)









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь