Именно эта нить соединяла великих библейских пророков того времени: цикл завершался, и то, что было предсказано «в начале дней», должно было исполниться «в конце дней».


Человечеству давалась возможность раскаяться, восстановить справедливость и мораль, признать, что на свете есть только один истинный Бог – даже среди эло-гим. Каждое слово, видение или поступок пророков передавали следующее послание: время уходит, и грядут великие события. Иегова не стремится истребить грешников – он ждёт их возвращения на путь праведности. Человек не может изменить Рок, но он в состоянии управлять Судьбой; простые люди, цари и народы должны выбрать, каким путём идти дальше. Но если зло победит, в человеческих отношениях будет править несправедливость, а народы не перестанут воевать друг с другом, то их ждёт Божий Суд и гибель.

Сама Библия признает, что это послание было предназначено отнюдь не для восприимчивой аудитории. От евреев, окружённых народами, которые представляли кому они поклоняются, требовали строгого соблюдения законов, провозглашённых богом, даже облик которого был неизвестен. Истинные пророки Иеговы были вынуждены противостоять «лжепророкам», которые тоже заявляли, что они говорят от имени Господа. Жертвоприношения и дары Храму искупят все грехи, утверждали лжепророки, а Исайя возражал им, что Богу угодны не жертвы, а праведная жизнь. Нет, отвечали лжепророки, скоро на земле наступит мир.

Для того чтобы люди им поверили, библейские пророки совершали чудеса – подобно Моисею, который по научению Господа творил чудеса сначала для того, чтобы фараон отпустил народ Израиля, а затем с целью убедить израильтян во всемогуществе Бога.

Библия подробно описывает трудности, с которыми столкнулся пророк Илия во времена правления Ахава (в северном Израильском царстве), супруга которого была родом из Финикии и принесла с собой культ ханаанского бога Ваала. Илия к тому времени был уже известен тем, что умножил муку и масло у приютившей его женщины, а также оживил умершего мальчика, столкнулся с самым трудным из выпавших на его долю испытаний – он должен был противостоять жрецам Ваала на горе Кармель. Перед многочисленной толпой, которую возглавлял сам царь, требовалось доказать, кто является «истинным пророком». Приготовили жертвенный костёр, но огонь не зажигали – он должен был сойти с небес. «Пророки Вааловы» призывали своего бога с утра до полудня, но в ответ не раздалось ни звука (3 Книга Царств, глава 18). Насмехаясь над ними, Илия сказал, что их Бог, наверное, спит, и посоветовал кричать громче. Затем Илия взял камни и восстановил разрушенный алтарь Иеговы, уложил на него дрова и жертвенного тельца, а затем попросил залить алтарь водой, чтобы все убедились, что там нет огня. После этого он призвал имя Господа, бога Авраама, Исаака и Израиля, «и ниспал огонь Господень и пожрал всесожжение, и дрова, и камни, и прах, и поглотил воду, которая во рве». Получив подтверждение превосходства Иеговы, люди схватили жрецов Ваала и убили их.

После того как Илия был вознесён на небо в огненной колеснице, его ученик и последователь Елисей тоже творил чудеса, чтобы доказать, что он истинный пророк Он превратил воду в кровь, оживил мёртвого мальчика, наполнил пустые сосуды каплей масла, накормил сто человек одним ломтём хлеба и заставил железо плавать в воде.



Должны ли мы верить во все эти чудеса? Из Библии – из рассказов о временах Иосифа, а затем и Исхода – и из египетских текстов, таких, как «Рассказы магов», нам известно, что при дворе фараона имелись свои маги и предсказатели. В Месопотамии были жрецы-предсказатели, прорицатели и волхвы, толкователи снов. Тем не менее, когда в девятнадцатом веке в моду вошла научная дисциплина под названием «критика Библии», эти рассказы о чудесах лишь укрепили убеждение, что всё, о чём говорится в Библии, должно найти подтверждение в независимых источниках. К счастью, среди первых археологических находок девятнадцатого века оказалась стела моавитского царя Месы с надписью, в которой не только подтверждались сведения об Иудее той эпохи, но и приводилось полное имя Иеговы – крайне редкий случай в небиблейских текстах (рис. 87). И хотя надпись нельзя считать прямым подтверждением самих чудес, эта находка – как и последующие – позволила установить подлинность библейских событий и персоналий.

 

Рис. 87.

 

Найденные археологами тексты и артефакты не только подтверждали библейские истории, но и позволили пролить свет на разницу между библейскими пророками и предсказателями других народов. С самого начала еврейские «небиим» – этот термин обычно переводят как «пророк», но в буквальном переводе это «говорящий от имени Бога» – объясняли, что это не их чудеса и пророчества, а Бога. Чудеса творил Господь, а предсказанные события были лишь исполнением его воли. Более того, они никогда не выступали в качестве придворных предсказателей и часто критиковали и обличали власть имущих за творимое зло или неверные решения. Даже царь Давид подвергся осуждению за то, что соблазнил жену своего военачальника – хетта Урии.

По странному совпадению – если это действительно совпадение – в то же самое время Давид захватил Иерусалим и начал подготовку к возведению Дома Господа на священной платформе, а так называемая «старая Ассирия» окончательно пришла в упадок, и начался новый период в истории страны, который учёные называют неоассирийским. Как только был построен Иерусалимский Храм, город начал привлекать внимание правителей дальних стран. Прямым следствием этого процесса стало повышенное внимание пророков к другим государствам и народам, и они уже включали в свои пророчества предсказания, относящиеся ко всему миру, а не только к Иудее, отколовшемуся от Израиля северному царству. Широта охвата мировых событий и глубина их понимания просто удивительны – для пророков, которые до того, как их призвал Господь, были простыми земледельцами.

Такое знание дальних стран и народов, имён их царей (а в одном случае даже прозвища), торговли и торговых путей, армий и вооружений должно было производить сильное впечатление даже на царей Иудеи. Как минимум, в одном случае этому было дано объяснение. Пророк Анания (предупреждая иудейского царя, чтобы он не заключал мир с арамеями) пояснил царю, что тот должен опираться лишь на слово Божье, поскольку именно глаз Господа охватывает всю землю.

В Египте период раздроблённости также закончился, и новая Двадцать Вторая Династия, объединив страну, стала вновь играть активную роль в международных делах Первый фараон новой династии Шешонк стал первым из правителей одной из великих держав того времени, который силой захватил Иерусалим и его сокровища (правда, не разрушив и не осквернив Храм). Это событие, случившееся в 928 году до нашей эры и описанное в 14 главе 3 Книги Царств и в 12 главе 2 Книги Паралипоменон, было предсказано Господом заранее через пророка Самея, который рассказал о грядущем нашествии царю и вождям Иудеи. Кроме того, это один из немногих случаев, когда библейский рассказ подтверждается независимым источником – надписями, сделанными по приказу самого фараона на южной стене его храма в Карнаке.

Набеги ассирийцев на еврейские царства, точно зафиксированные в Библии, в первую очередь затронули северный Израиль. И в этом случае данные Библии полностью совпадают с анналами ассирийских царей; Сал-манасар III (858–824 год до нашей эры) даже изобразил склонившегося перед ним иудейского царя, причём над всей это сценой доминирует символ Нибиру в виде Крылатого Диска (рис. 88а). Через несколько десятилетий царь Израиля предотвратил военное столкновение, собрав дань для ассирийского царя Тилгат-Пилесера (745–727 годы до нашей эры). Но это лишь отсрочило события: в 722 году до нашей эры ассирийский царь Салма-насар V вторгся в северное царство, захватил его столицу Самарию (Шомрон, или «маленький Шумер», на древнееврейском языке), после чего отправил в изгнание царя и князей. Ещё через два года следующий царь Ассирии Саргон II (721–705 годы до нашей эры) выслал всё остальное население – отсюда загадка десяти потерянных колен Израиля, – положив конец независимому существованию Израильского царства.

 

Рис. 88а.

 

Каждую запись о военном походе ассирийские цари начинали словами: «По повелению бога Ашшура…» – тем самым придавая войнам религиозный характер. Покорение Израиля было для Саргона настолько важным событием, что надписи на стенах его дворца, повествующие о военных победах, начинаются так: «Саргон, покоритель Самарии и всей земли Израильской». Похваставшись этим достижением, венчавшим все остальные его завоевания, он заключает: «Я объединил земли, принадлежащие Ашшуру, царю богов».

 

* * *

 

Все эти бедствия обрушились на северное Израильское царство, потому что его вожди и народ не прислушивались к предостережениям и советам Господа. Цари расположенной на юге Иудеи были более внимательны к словам пророков, и поэтому какое-то время наслаждались относительным спокойствием. Но Иерусалим и его Храм неудержимо манили к себе ассирийских царей, и по каким-то причинам – они не приводятся в царских анналах – многие из их военных походов начинались в районе Харрана и имели целью средиземноморское побережье на западе. Примечательно, что в анналах ассирийских царей среди завоёванных земель и владений в окрестностях Харрана фигурируют города Нахор и Ла-бан – эти названия совпадают с именами брата и тестя Авраама.

Вскоре пришёл черёд Иудеи и Иерусалима подвергнуться нападению ассирийцев. Задача расширения империи и распространения «власти» бога Ашшура на Дом Господа в Иерусалиме выпала на долю Синаххериба, сына Саргона II, унаследовавшего престол в 704 году до нашей эры. Стремясь консолидировать завоевания отца и положить конец непрерывным восстаниям в ассирийских провинциях, он посвятил свой третий военный поход захвату Иудеи и Иерусалима.

События и обстоятельства этой попытки подробно описаны как в ассирийских анналах, так и в Библии, что является одним из ярчайших свидетельств исторической достоверности Священного Писания. Кроме того, этот эпизод демонстрирует точность библейских пророчеств, их ценность как руководства к действию, а также широту геополитического охвата.

Более того, существуют материальные свидетельства, подтверждающие и иллюстрирующие один важный аспект этих событий – каждый может увидеть их собственными глазами и убедиться в правдивости библейского повествования.

Рассказ об этих событиях мы начнём со слов самого Синаххериба. Следует отметить, что военный поход на далёкий Иерусалим начался с вторжения на «земли Хет тов" в районе Харрана, и войско отклонилось от прямого маршрута лишь один раз – на запад, к побережью Средиземного моря, где первым объектом нападения стал город Сион.

 

Рис. 88b.

 

В третьем моем походе я двинулся на страну

Хатти. Лули, царя Сидона, ниспровергли грозные

сияния моего величия, в даль посреди моря

он убежал и сгинул навеки.

Сидон большой… города его могучие, укрепления

в местах пастбищ и водопоев, оплоты его,

ниспроверг блеск оружия бога Ашшура, моего

владыки, и они склонились к стопам моим…

Что касается Минхиму самримурунайца,

Туба'алума, сидонца, Абдилити, арудайца,

Урумилки, гублайца, Метинти, агидодца, Пудуэля,

аммонитянина, Каммусунатби, моавитянина,

Айяраму, идумея, царей Амурру,

то все они подношения свои, дары знатные

пред меня принесли и облобызали стопы мои.

А Цидку, царя Аскалона… я забрал и переселил

в Ассирию.

Далее в царской надписи (рис. 88 b) говорится:

А Хизкию-иудея, который не склонился

под моё ярмо – 45 городов его больших,

крепости и малые поселения их окрестностей,

которым нет счёта…

я осадил, взял 200 150 человек, от мала до велика,

мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов,

верблюдов, крупный и мелкий скот без числа

из них я вывел и причислил к полону.

Несмотря на тяжёлые потери, Езекия не покорился – пророк Исайя посоветовал ему не бояться захватчика, передав слова Господа: «Вот Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою, и Я поражу его мечом в земле его. Тою же дорогою, которою пришёл, возвратится, и в город сей не войдёт, говорит Господь. Я буду охранять город сей, чтобы спасти его ради Себя и ради Давида, раба Моего».

Встретив отпор со стороны Езекии, Синаххериб так отразил это в своих анналах:

Самого же его, как птицу в клетке,

в Иерусалиме, его царском городе, я запер.

Укрепления против него я воздвиг,

выход из ворот его города сделал ему запретным.

«Города его. которые я захватил, отделил я от его страны и Метинти, царю Ашдода, Пади, царю Экрона, и Цилли-Белу, царю Газы, отдал и уменьшил его страну.

К уплате прежней дани ежегодную подать их, союзнический дар моему владычеству, я прибавил и наложил на них», – писал Синаххериб, перечисляя затем дань, которую ему прислал Езекия в Ниневию.

Таким образом, в царских анналах ничего не говорится ни о захвате Иерусалима, ни о пленении царя – только о том, что с него была получена богатая даны золото, серебро, драгоценные камни, сурьма, инкрустированная слоновой костью мебель, шкуры слонов и другое «знатное богатство».

Эта хвастливая надпись не рассказывает о том, что действительно произошло в Иерусалиме; более полно эти события нашли отражение в Библии. В 20 главе 4 Книги Царств, в Книге Исайи и в Паралипоменоне говорится: «В четырнадцатый год царя Езекии, пошёл Синаххериб, царь Ассирийский, против всех укреплённых городов Иуды и взял их. И послал Езекия, царь Иудейский, к царю Ассирийскому в Лахис сказать: виновен я; отойди от меня; что наложишь на меня, я внесу. И наложил царь Ассирийский на Езекию, царя Иудейского, триста талантов серебра и тридцать талантов золота». Езекия выплатил все, присовокупив позолоту с ворот дворца и храма.

Но ассирийский царь нарушил договор. Вместо того чтобы вернуться в Ассирию, он направил многочисленное войско к столице Иудеи; согласно принятой в ту эпоху тактике осад ассирийцы первым делом захватили источники водоснабжения города. Однако этот приём, показавший свою эффективность в других местах, не принёс успеха в Иерусалиме. Втайне от врага Езекия проложил водовод под городской стеной, направив воду из источника Гихон в купальню Силоам, расположенную в черте города. Этот тайный канал снабжал осаждённый город питьевой водой, нарушая планы захватчиков.

Разочарованный неудачей, ассирийский военачальник прибег к приёмам психологической войны. Он обратился к защитникам города на их языке, доказывая бесполезность сопротивления. Ни один из богов не смог защитить другие народы, и Господь тоже не сможет защитить Иерусалим. Это такой же ложный бог, как и все остальные…

Услышав эти слова, Езекия «разодрал одежды свои и покрылся вретищем, и пошёл в Дом Господень». Там он обратился к Господу: «Господи Боже Израилев, селящий на Херувимах! Ты один Бог всех царств земли…» Заверив царя, что его молитвы будут услышаны, пророк Исайя передал ему обещание Бога: ассирийский царь не войдёт в город, а вернётся домой и там будет убит.

Ночью свершилось чудо, и исполнилась первая часть пророчества.

И случилось в ту ночь:

пошёл Ангел Господень

и поразил в стане Ассирийском

сто восемьдесят пять тысяч.

И встали поутру, и вот все тела мёртвые.

И отправился, и пошёл,

и возвратился Синаххерим, царь Ассирийский,

и жил в Ниневии.

Четвёртая Книга Царств, 19:35-36

В постскриптуме этой истории Библия не забывает упомянуть об исполнении второй части пророчества: «И отправился, и пошёл, и возвратился Синаххериб, царь Ассирийский, и жил в Ниневии. И когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, то Адрамелех и Ша-рецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую. И воцарился Асардан, сын его, вместо него».

Этот посткриптум довольно долго вызывал удивление исследователей Библии, поскольку в ассирийских царских анналах ничего не говорится о смерти Си-наххериба. И только недавние археологические находки позволили установить, что Синаххериб действительно был убит (в 681 году до нашей эры) двумя своими сыновьями, а трон унаследовал третий – младший – сын Эсархаддон.

Мы тоже добавим постскриптум, свидетельствующий о достоверности сведений, приведённых в Библии.

В начале девятнадцатого века археологи, проводившие раскопки в Иерусалиме, установили, что туннель Езекии не миф – он существовал на самом деле. Подземный туннель действительно служил каналом для тайного снабжения Иерусалима водой, и пробит он был через естественную скалу, на которой стоит город, под крепостными стенами ещё во времена иудейских царей!

В 1838 году исследователь Эдвард Робинсон первым из наших современников прошёл туннель от начала до конца – все 1750 футов. В последующие десятилетия другие известные исследователи Иерусалима (Чарльз Уоррен, Чарльз Уилсон, Клон Кондёр, Конрад Шик) расчистили и изучили туннель и его многочисленные колодцы. Канал действительно соединял источник Тихон (за пределами крепостных стен) с купальней Сило-ам внутри города (рис. 89). В 1880 году игравшие в туннеле мальчишки обнаружили (примерно посередине туннеля) вырезанную на стене надпись. Турецкие власти (Иерусалим в то время находился под властью Османской империи) приказали вырезать кусок стены с надписью и привезти его в Стамбул. Впоследствии подтвердилось, что надпись, сделанная изящным древнееврейским шрифтом, действительно относится к эпохе иудейских царей, и оставили её в честь завершения прокладки туннеля, когда каменотёсы Езекии, пробивавшие скалу с двух сторон, встретились в том месте, где была найдена надпись.

 

Рис. 89.

 

Надпись (на куске скалы, вырезанном из стены туннеля), которая в настоящая время хранится в Стамбульском музее, сообщает:

[…] туннель. И это было так: туннель, когда […] кирка, друг навстречу другу. И когда три локтя (оставалось) про[битъ, и возопи]л глас каждого, воз[зв]ал к другому, ибо сделалась пробоина в (толще) камня справа и […]. И в день (пробития) туннеля ударили ка-меноломы друг навстречу другу, кирка навстречу [к]ирке, и пошли воды из источника к водоёму в двух-ста[х и] тысяче локтей. И с[т]о локтей возвышалось над головами каменолом[ов]

 

Рис. 90.

 

Такой же точностью и достоверностью, как рассказ о том, что произошло в Иерусалиме, отличается библейское повествование о событиях в далёкой Ниневии, связанных с наследованием ассирийского престола. Там разыгралась кровавая драма: двое сыновей Синаххериба пошли против отца, а трон достался третьему сыну, Эсархаддону. Все это описано в «Анналах Эсархаддона» (на артефакте, получившем название «призмы В»). Назначение его наследником престола в обход старших братьев он приписывает знамению, которое было дано Синаххерибу богами Шамашем и Ададом – то есть выбор одобрили великие боги Ассирии и Вавилона «и все другие боги, живущие на небе и на земле».

Ужасный конец Синаххериба стал всего лишь очередным актом драмы, связанной с ролью и положением бога Мардука. Попытка ассирийцев подчинить вавилонян и аннексировать Вавилон при помощи пленения Мардука и переселения его в Ассирийскую столицу, не привела к успеху. Через несколько десятилетий Мардук вернул себе высокое положение в Вавилоне. Древние тексты позволяют сделать вывод, что основной причиной возвращения бога была необходимость проведения новогоднего праздника Акиту, во время которого декламировалась эпическая поэма «Энума элиш» и разыгрывалась мистерия о воскрешении Мардука – только в Вавилоне, и нигде больше. К тому моменту, когда ассирийский престол занял Тилгат-Пилесер III, церемония помазания на царство требовала, чтобы царь пал ниц перед Мардуком и оставался склонённым, пока тот не брал его руки в свои (по выражению самого царя).

Чтобы утвердить Эсархаддона в роли своего преемника, Синаххериб назначил его наместником Вавилона. Эсархаддон принял торжественную присягу «в присутствии богов Ассирии: Ашшура, Сина, Шамаша, Нево и Мар-дука». (Отсутствующая в этом перечне Иштар упоминается в более поздних анналах.)

Тем не менее все эти усилия, направленные на поддержание религиозной терпимости, не принесли стабильности и мира. В седьмом веке до нашей эры беспорядки и волнения охватили великие столицы, распространяясь по всему Древнему миру.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь