Здесь также имеется большая священная платформа, покоящаяся на гигантских каменных блоках, высечь, переместить и уложить которые не мог ни один человек илимеханизм древности.


В библейской истории о том, как Авраам приходил на земли Ханаана, есть два совершенно необязательных на первый взгляд отступления, причём в обоих случаях события происходили на том месте, где впоследствии будет построен Иерусалим.

Первое отступление предстаёт перед нами в виде эпилога к рассказу о «войне царей». Догнав захватчиков неподалёку от Дамаска и разгромив их, Авраам вернулся в Ханаан с пленниками и трофеями.

Когда он возвращался после поражения

Кедорлаомера и царей, бывших с ним, царь

Содомский вышел ему навстречу в долину

Шаве, что [ныне] долина царская;и Мелхиседек, царь

Салимский, вынес хлеб и вино, – он был священник

Бога Всевышнего, – и благословил его, и сказал:

благословен Аврам от Бога Всевышнего,

Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний,

Который предал врагов твоих в руки твои.

Мелхиседек (его имя переводится с древнееврейского языка точно так же, как Шаррукин с аккадского – «справедливый царь») предложил Аврааму оставить себе десятую часть добычи. Царь Содома оказался более щедрым – попросил отдать ему лишь пленников. Авраам отказался и, воззвав к «Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли», заявил, что не возьмёт себе даже ремня от обуви (Бытие, глава 14).

(Библеисты давно спорят и, вероятно, ещё долго будут спорить, клялся ли он именем бога, которого считал всевышним Мельхиседек, или он имел в виду Иегову.)

Это первое упоминание в Библии о Иерусалиме, который здесь называется Салим. То, что речь идёт именно об Иерусалиме, подтверждается не только древними легендами, но и словами 76 псалма, где сказано, что название Иерусалим означает «город Салима», а Салим – это имя бога. Высказывалось также предположение, что «салим» это не имя бога и даже не существительное, а прилагательное, которое переводится как «совершенный» или «безупречный». В этом случае название «Иерусалим» может интерпретироваться как «совершенное место». А если «Салим» это всё-таки имя бога, тогда название звучит как «место того, кто совершенен».

Независимо от того, что означает название города (был ли он назван в честь бога, основан богом или представлял собой совершенное место), Иерусалим расположен в крайне необычном месте, не характерном для других городов, построенных людьми. Он находится среди бесплодных гор, вдали от пересечения торговых и военных путей, от источников пищи и воды. И действительно, в этом месте практически нет питьевой воды, и водоснабжение во все времена было главным уязвимым местом Иерусалима. Салим/Иерусалим не значится среди тех мест, где проходили скитания Авраама, пути захватчиков с востока или маршрут их преследования. Зачем же тогда для празднования победы над врагом отправляться в это – если можно так выразиться – «богом забытое место»? Разве что оно совсем не было «забытым богом». Именно в этом месте – единственном на территории Ханаана – жил священник Бога Всевышнего. Возникает закономерный вопрос: почему именно здесь? Что такого особенного было в этом месте?



Второе необязательное на первый взгляд отступление связано с проверкой истинности веры Авраама. К этому моменту Аврам уже выполнил свою миссию в Ханаане, и Господь пообещал ему «великую» награду и защиту. Чудо рождения сына и законного наследника у родителей преклонного возраста уже свершилось, и имя Аврам было заменено на Авраам, «отец многих народов». Аврааму и его потомкам уже была обещана земля, и это обещание было включено в завет, предполагавший магический ритуал. Содом и Гоморра исчезли с лица земли, и уже ничто не препятствовало Аврааму и его сыну наслаждаться миром и покоем, которые они, вне всякого сомнения, заслужили.

Но затем Библия вдруг сообщает нам, что «после сих происшествий Бог искушал Авраама», повелев ему пойти в указанное место и там принести в жертву своего любимого сына:

Возьми сына твоего, единственного твоего,

которого ты любишь, Исаака;

и пойди в землю Мориа и там принеси его

во всесожжение на одной из гор,

о которой Я скажу тебе.

В Священном Писании не объясняется, почему Бог решил испытать веру Авраама столь жестоким способом. Авраам, готовый выполнить приказание Господа, вскоре обнаружил, что это всего лишь проверка: Ангел Господень указал ему на овна, запутавшегося в чаще, и сообщил, что в жертву должно быть принесено животное, а не Исаак. Но почему эта проверка – если уж она была так нужна – не проводилась там, где жил Авраам, в окрестностях Беершевы? Зачем идти в тот район Ханаана, который Бог назвал землёй Мориа, найти там определённую гору – на которую укажет сам Бог – и только там подвергнуться испытанию?

Как и в первом случае, это место должно было быть особенным. В Библии (Бытие, 22:4) говорится: «На третий день Авраам возвёл очи свои и увидел то место издалека». В этом районе преобладали лишённые растительности горы, которые и вблизи, и тем более издалека, выглядели похожими друг на друга. Тем не менее Авраам узнал это место с большого расстояния. Вероятно, что-то отличало эту гору от других. Причём отличие это было таким явным, что Авраам впоследствии назвал её «горой, где виден Иегова». В Книге Паралипоменон (3:1) прямо указывается, что гора Мориа была той самой вершиной в Иерусалиме, на которой впоследствии возвели храм.

С того времени, как Иерусалим стал городом, он во брал в себя три горы. Это – если двигаться с северо-востока на юго-запад – гора Цофим («Гора наблюдателей», её современное английское название – гора Ско-пус), гора Мориа («Гора направления») и гора Сион («Гора сигнала»). Эти названия явно указывают на функции и напоминают города-маяки аннунаков, обозначавшие границы посадочного коридора и направление на Ниппур, когда космопорт находился в Месопотамии.

Еврейские легенды утверждают, что Авраам узнал гору Мориа издалека, потому что увидел над ней столб огня, достигающий небес, а также густое облако, через которое была видна Слава Господня, и это описание почти дословно совпадает с описанием того, как Бог спустился на гору Синай во время Исхода. Как бы то ни было, мы убеждены, что Авраам увидел то, что отличало гору Мориа от соседних – огромную платформу на её вершине.

Эта платформа хотя и была меньше платформы Бааль-бека, также входила в состав космических объектов аннунаков. Мы полагаем, что после Великого потопа Иерусалим (ещё до того, как он стал городом Иерусалимом) служил центром управления миссией.

Эта платформа, как и в Баальбеке, сохранилась до сих пор.

Таким образом, начинает проясняться причина (первого) и цель (второго) отступлений от последовательного повествования. Завершение миссии было отмечено официальным праздником, предполагавшим благословение Авраама церемониальным хлебом и вином в месте – единственном в Ханаане – непосредственно связанным с элогим. Второй эпизод был связан с необходимостью проверить, подходит ли Авраам для назначенной ему роли уже после разрушения космопорта и демонтажа оборудования в центре управления, а также для обновления завета в присутствии наследника Авраама Исаака. И действительно. Бог повторил своё обещание сразу же после испытания Авраама:

И вторично воззвал к Аврааму

Ангел Господень с неба

и сказал: Мною клянусь, говорит Господь,

что, так как ты сделал сие дело,

и не пожалел сына твоего,

единственного твоего,

то Я благословляя благословлю тебя

и умножая умножу семя твоё,

как звёзды небесные и как песок на берегу моря;

и овладеет семя твоё городами врагов своих;

и благословятся в семени твоём

все народы земли…

Повторение божественной клятвы в определённом месте и само это место – с тех пор ставшее священным – стали неотъемлемой частью наследия Авраама и его потомков.

Обещание, данное Аврааму Богом, исполнилось только по прошествии определённого времени и после четырёхсот лет рабства в чужой стране. Все сказанное сбылось через тысячу лет, когда потомки Авраама завладели священной горой Мориа. Придя в Ханаан после Исхода из Египта, израильтяне обнаружили, что к югу от священной горы поселилось племя иевусеев, но конфликта между ними не возникло, потому что ещё не пришло время завладеть этим священным местом. Обещанная награда досталась царю Давиду, который приблизительно в 1000 году до нашей эры – через тысячу лет после испытания Авраама – захватил поселение иевусеев и перенёс столицу в место, которое в Библии называется «городом Давида».

Очень важно понять, что поселение иевусеев, захваченное Давидом, и его новая столица не были ни Иерусалимом, каким он стал впоследствии, ни даже обнесённым стеной «старым городом». Местность, захваченная Давидом и впоследствии получившая название города Давида, находилась на горе Сион, а не на горе Мориа. Даже когда сын Давида царь Соломон расширил границы города на север, включив в него район Офел (рис. 74). Иерусалим все ещё вбирал в себя священную гору Мориа. Мы полагаем, что это обусловлено следующим обстоятельством: священная платформа, протянувшаяся на север до горы Мориа, уже существовала во времена Давида и Соломона.

Таким образом, поселение иевусеев находилось не на горе Мориа и платформе, а гораздо южнее. (Поселения людей рядом со священными территориями – а не внутри – были обычным явлением в «культовых центрах» Месопотамии, таких, как Ур (см. рис. 65) и даже Ниппур Энлиля, о чём свидетельствует карта Ниппура, обнаруженная на одной из глиняных табличек, рис. 75.)

Одним из первых действий Давида стал перенос Ковчега Завета из его последнего временного пристанища в столицу – в качестве подготовки к помещению его в храм, который собирался построить Давид. Однако пророк Нафан передал царю божественное послание: Давид пролил слишком много крови в войнах, и поэтому построить Дом Господа будет позволено только его сыну Соломону. Давиду разрешено лишь соорудить алтарь, точное место для которого ему указал мечом Ангел Господень. Давид также получил «тавнит» – масштабную модель – будущего храма и подробный план его постройки, который он затем публично передал своему сыну, сопроводив следующими словами:

 

Рис. 74.

 

Рис. 75.

 

Все сие в письмени от Господа,

[говорил Давид, как]

Он вразумил меня

на все дела постройки.

(О подробных чертежах храма и описании различной храмовой утвари можно судить по 1 Книге Парали-поменон, 28:11-19).

В четвёртый год своего царствования – по свидетельству Библии шёл 480 год с начала Исхода – Соломон приступил к сооружению храма на горе Мориа, на месте, указанном его отцом Соломоном. Кедровые доски доставлялись из Ливана, золото привозили из Офира, медь, необходимую для изготовления храмовой утвари, добывали и выплавляли в знаменитых копях царя Соломона, а для возведения самого здания использовались «камни большие, камни дорогие, для основания дома, камни обделанные».

Каменные плиты должны были обтёсываться до нужных размеров где-то в другом месте, потому что пристроительстве храма было строжайше запрещено использовать железные орудия и инструменты. Готовые блоки доставлялись издалека и лишь укладывались на месте. «Когда строился храм, на строение употребляемы были обтёсанные камни; ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его» (3 Книга Царств, 6:7).

На возведение храма и изготовление всей необходимой храмовой утвари ушло семь лет. Затем, во время празднования Нового года (на седьмой месяц) царь, священники и простой народ присутствовали на церемонии переноса Ковчега Завета из временного хранилища в Святая Святых храма. «В Ковчеге ничего не было, кроме двух каменных скрижалей, которые положил туда Моисей» на горе Синай. Как только Ковчег оказался под крылатым херувимом, «облако наполнило дом Господень» и священники были вынуждены спешно покинуть храм. Затем Соломон стал у сооружённого во дворе алтаря и обратился с молитвой к Богу, прося его поселиться в Доме Господа. Ночью Иегова явился к Соломону в вещем сне и пообещал божественное присутствие в храме: «…И будут очи Мои и сердце Моё там во все дни».

 

Восток

Рис. 76.

 

Рис. 77.

 

Храм был разделён на три части, и попасть внутрь можно было через большие ворота, обрамлённые специально изготовленными колоннами (рис. 76). Передняя часть называлась Улам («коридор»), а самая большая средняя часть получила название Экхал – это древнееврейское слово происходит от шумерского термина Э.ГАЛ («великая обитель»). Внутренняя часть храма, или Святая Святых, отделялась от остальных помещений перегородкой. Она получила название Двир – буквально: говорящий – поскольку именно там находился Ковчег Завета с двумя херувимами на крышке (рис. 77), через который Бог говорил с Моисеем во времена Исхода. Большой алтарь и умывальни располагались не внутри храма, а во дворе.

Приведённые в Библии и других источниках сведения, а также древние предания и археологические находки не оставляют сомнений в том, что построенный Соломоном храм (Первый Храм) стоял на огромной каменной платформе, которая и сегодня венчает гору Мо-риа (её также называют Священной горой, горой Господа или Храмовой горой). Принимая во внимание размеры храма и платформы, исследователи установили его точное местонахождение (рис. 78), а также пришли к выводу, что Ковчег Завета, хранившийся внутри Святая Святых, был установлен на выступе скалы, который получил название Священной Скалы и на котором по преданию Авраам хотел принести в жертву Исаака.

 

Рис. 78.

 

Рис. 79а и 79b.

 

В древнееврейских рукописях эта скала называется Эбен Ше-тиях – краеугольный камень – поскольку его считали «камнем, от которого был соткан мир». Пророк Иезеки-иль (38:12) называл скалу «пупом земли». Это название настолько укоренилось в сознании людей, что христианские художники Средневековья продолжали изображать это место в виде «пупа Земли» (рис. 79а) даже после открытия Америки (рис. 79b).

Построенный Соломоном храм (так называемый Первый Храм) был разрушен вавилонским царём Навуходоносором в 576 году до нашей эры и восстановлен 70 лет спустя израильтянами, вернувшимися из вавилонского плена. Этот восстановленный храм (Второй Храм) впоследствии был значительно расширен и перестроен царём Иудеи Иродом, правившим с 36 года до нашей эры по 4 год нашей эры. Тем не менее Второй Храм был построен в точном соответствии с первоначальным планом, а его Святая Святых находилась над Священной Скалой. Мусульмане, захватившие Иерусалим в седьмом веке нашей эры, стали утверждать, что именно со Священной Скалы пророк Мухаммед вознёсся на небо; они превратили это место в святыню, построив здесь Храм Скалы (рис. 80), чтобы защитить и возвеличить священный камень.

С точки зрения геологии священный камень представляет собой выход на поверхность естественной скальной породы, выступающей над уровнем каменной платформы на шесть-семь футов (поверхность его неровная). Тем не менее это в высшей степени необычный «выступ». Совершенно очевидно, что камень подвергался обработке, причём удивительно точной (рис. 81а), и в нём были вырезаны прямоугольные углубления различной глубины и размера. Эти искусственные углубления и ниши имели определённое назначение, вне всякого сомнения, известное тем, кто обрабатывал скалу. Предположения, высказанные много лет назад (например, Гуго Грессманом в работе «Altorientalische Bilder zum Alten Testament»), подтвердили современные исследователи (в частности, Линн Ритимейер «Locating the Original Temple Mount»): Ковчег Завета и стены Святая Святых располагались на месте длинной прямой выемки и других углублений в поверхности скалы.

Эти открытия свидетельствуют о том, что углубление и ниши в скале относятся, по меньшей мере, к эпохе Первого Храма. Тем не менее в соответствующих разделах Библии нет никаких упоминаний о том, что эти ниши сделаны по указанию Соломона, – да это было бы невозможно из-за строжайшего запрета использовать металлические инструменты на Священной горе!

 

Рис. 80.

 

Загадка Священной Скалы и стоявшего на ней предмета дополняется загадкой о том, что могло находиться подней. Дело в том, что это не просто выступ горных пород.Скала палая внутри!

Получив разрешение, можно спуститься по ступенькам, установленным мусульманскими религиозными властями в чьём ведении находится Храм Скалы, и попасть в похожее на пещеру помещение, потолком которого является выступающая верхняя часть Священной Скалы. Эта пещера – неизвестно, искусственного или естественного происхождения – тоже имеет глубокие ниши как в стенах, так и в полу (это можно было видеть до того, как пол был устлан молитвенными ковриками). В одном месте стенной проем напоминает вход в тёмный туннель, но сведения о том, что это за туннель и куда он ведёт, представляют собой тщательно охраняемую тайну.

Путешественники XIX века утверждали, что эта пещера не последняя полость, связанная со Священной Скалой, и что под ней находится ещё одно помещение (рис. 8lb). Израильские исследователи, которых с фанатичным упорством не пускают на это место, при помощи сонара определили, что под Священной Скалой действительно находится ещё одна каверна.

Эти загадочные пустоты породили слухи о существовании не только храмовых сокровищ, но и храмовых записей, которые могли быть спрятаны там непосредственно перед захватом и разрушением Первого, а затем и Второго Храма. Высказывалось даже предположение, что там может находиться Ковчег Завета, о котором в Библии не упоминается после рассказа о разграблении (но не разрушении) Храма египетским фараоном Ше-шонком приблизительно в 950 году до нашей эры. На данный момент все это только гипотезы.

 

Рис. 81а и 81 b.

 

Достоверно известно, однако, что библейские пророки и Псалмопевец упоминали о Священной Скале, употребляя термин «твердыня Израиля» как эвфемизм имени «Иегова». Пророк Исайя (30:29) предрекает, что все народы земли придут в Иерусалим, «на гору Господню, к твердыне Израилевой», чтобы воспеть хвалу Господу.

На вершине Храмовой горы располагается плоская каменная платформа, форма которой немного отличается от прямоугольной (из-за рельефа местности). Размеры вымощенной камнем площадки составляют 1600 на 900 футов, а площадь около 1 500 000 квадратных футов. Исследователи считают, что современная платформа содержит участки на крайнем севере и, возможно, на юге, достроенные в период между возведением Первого и разрушением Второго Храма, однако основная часть её гораздо старше. Это, вне всякого сомнения, относится к слегка приподнятой части, на которой расположена Священная Скала (и Храм Скалы).

Видимая часть опорных стен платформы и проведённые в последние годы раскопки показывают, что естественное каменное основание горы Мориа имеет значительный наклон в направлении с севера на юг. Сейчас никто не может точно сказать, каковы были размеры платформы во времена Соломона, а также оценить глубину склона, который следовало заполнить, но даже предположение, что площадь платформы составляла 1 000 000 квадратных футов, а средняя глубина равнялась 60 футам (гораздо меньше на севере и гораздо больше на юге), даёт цифру в 60 миллионов кубических футов грунта (земли и камней). Это была грандиозная задача.

Тем не менее в Библии нет даже намёка на сооружение этой насыпи. Инструкции по строительству Первого Храма занимают много страниц: в них описываются мельчайшие детали и приводятся удивительно точные размеры, указывается расположение того или иного предмета, предписывается нести Ковчег Завета на длинных шестах – и так далее. Но всё это относится к Дому Господа. Ни слова не говорится о платформе, на которой стоит храм, и это может означать только одно: платформа уже существовала, и в её строительстве не было никакой необходимости.

Разительным контрастом к полному отсутствию сведений об этих земляных работах выглядят многочисленные упоминания в 1 и 3 Книге Царств о Милло (буквально, «насыпи»), которая была начата Давидом и расширена Соломоном и предназначалась для того, чтобы выровнять склоны в юго-восточной части платформы, позволив «городу Давида» расширяться на север, ближе к священной платформе. Оба царя явно гордились своими свершениями и позаботились о том, чтобы о них остались записи в царских хрониках. (Недавние раскопки в этом районе показали, что на склоне горы были сооружены террасы, по мере подъёма постепенно становившиеся уже; насыпать их было гораздо легче, чем окружить площадку опорными стенами, а затем заполнить внутреннее пространство грунтом.)

Этот контраст, несомненно, подтверждает вывод о том, что ни Давид, ни Соломон не строили на горе Мо-риа огромную платформу с массивными опорными стенами и колоссальным количеством грунта. Все имеющиеся данные говорят о том, что в те времена, когда только планировалось сооружение Первого Храма, платформа уже существовала.

Кто же построил эту платформу и выполнил уникальные по своему объёму каменные и земляные работы? Наш ответ очевиден: те же искусные строители, которые соорудили платформу в Баальбеке (а также громадную и точно ориентированную платформу, на которой стоит Великая пирамида в Гизе).

Платформа, венчающая Храмовую гору, окружена стенами, которые одновременно выполняют две функции – опорных стен и фортификационных сооружений. В Библии говорится, что такие стены строил и царь Соломон, и последующие цари Иудеи. Видимые части стен, особенно с южной и восточной сторон, состоят из фрагментов, возведённых в разные эпохи. Однако нижние (и более древние) ряды сложены из более крупных блоков. Из всех сохранившихся стен только западная стена (что подтверждается как легендами, так и археологическими данными) почитается как фрагмент Первого Храма – по крайней мере, её нижние ряды с самыми крупными и искусно обтёсанными камнями. На протяжении почти двух тысячелетий, со времён разрушения Второго Храма, иудеи сохраняли верность этой стене, молились здесь Богу и обращались за помощью к Всевышнему, засовывая записочки с обращёнными к Богу просьбами в щели между камнями. У этой же стены оплакивалось разрушение храма и рассеяние еврейского народа по всему миру так сильно, что крестоносцы и другие завоеватели, в чьих руках оказывался Иерусалим, называли западную стену Стеной плача.

До объединения Иерусалима Израилем в 1967 году западная стена представляла собой лишь участок стены длиной около ста футов, зажатый между обычными домами. Перед ней оставили узкое пространство для молящихся, а на склонах священной горы теснились налезавшие друг на друга дома. Когда постройки убрали, перед стеной образовалась широкая площадь, а сама стена открылась на всём её протяжении, вплоть до южного угла (рис. 82). Впервые почти за тысячу лет стало очевидно, что скрытая под землёй часть опорных стен примерни равна той, что возвышается над поверхностью земли. Видимая часть Стены плача даёт основания предполагать, что нижние ряды кладки состоят из более крупных, тщательнее обработанных и, разумеется, более древних камней.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь