Лекарства, вызывающие падучую.


 

 

В рубриках заболеваний головы мы уже упомянули и отметили лекарства, которые вызывают припадок у страдающих падучей и обличают [больного]. Таково, например, окуривание гальбаном, миррой, козлиным рогом, употребление в пищу печени козла и обоняние ее запаха, а также введение мирры [больному] в нос.

Лечение. Что касается падучей у детей, то ее следует лечить, улучшая пищу кормилицы и придавая ей нежную теплоту при хорошем химусе. Кормилица должна воздерживаться от всего того, что порождает водянистую, испорченную или густую кровь; ей возбраняется совокупление и зачатие. [Больного] ребенка нужно оберегать от всего того, что внезапно пугает и тревожит, например, от громких звуков и шума вроде грохота барабана или грома, [звука] трубы или колокольчиков, а также звука цимбал. Им следует избегать бессонницы, гнева, страха, сильного холода, сильной жары и расстройства пищеварения. Надлежит заставлять таких детей делать перед едой легкие физические упражнения, а после еды запрещать им двигаться. Если ребенок переносит опорожнение с помощью жидких лекарств, предназначенных для выведения слизи, то ему производят такое [опорожнение]. Полезно также время от времени вызывать у них рвоту медовой водой, поить их сахарным и медовым джуланджубином, давать им нюхать руту и другие разрежающие вещества; иногда для излечения достаточно давать детям нюхать упомянутые нами лекарства.

Далее, общим для всех страдающих падучей [правилом] является прием достохвальной пищи, обладающей свойством хорошо, но не чрезмерно, увлажнять. Они должны остерегаться переполнения и избегать расстройства пищеварения, что [достигается] удовлетворением [голода], не доходя до полного насыщения. Кто не привык есть раз в день, пусть делит количество пищи, не доводящее его до Насыщения, на три части и одну треть употребляет утром, а две трети вечером после легких физических упражнений. Им не следует злоупотреблять вином, ибо вино слишком наполняет мозг. Если употребление вина неизбежно, то пусть употребляют немного старого, процеженного и слегка терпкого вина. Нет для них ничего вреднее, чем питье после опорожнения, [вредно им] также и внезапное охлаждение; им следует оберегать голову от чрезмерного жара или чрезмерного холода и не задерживаться долго в бане. Страдающие падучей должны избегать всякого грубого и очень питательного мяса, всякой рыбы и даже мяса крупных четвероногих и ограничиваться [мясом] цыплят, куропаток, домашних и горных воробьев, жаворонков, горлиц, козлят, молодых газелей и кроликов.

Говорят, что мясо дикого кабана очень для них полезно, хвалят также и козлятину, ибо она обладает сушащим и слегка увлажняющим свойством. [С другой стороны], им не показаны сладости, жирное и тому подобное.

Страдающим падучей людям следует воздерживаться от всех плодов и овощей, даже от садовой лебеды и мари, не говоря уже о других, и особенно от сельдерея, ибо ему присуще особое свойство возбуждать падучую. А если употребления [овощей] уже не избежать, то пусть употребляют дымянку и цикорий. Им разрешается латук, но я особенно не хвалю его. Дозволено им также [употребление] кориандра, так как он не допускает пары к голове, однако я не одобряю этого и [не советую] употреблять его в большом количестве, разве только при кровяной и желтожелчной [падучей]. Что же касается свеклы, сваренной в воде и затем заправленной оливковым маслом, мурри и тому подобными [приправами], то если употреблять свеклу перед едой ради смягчения естества, это позволительно. Рута относится к числу полезных своим запахом овощей. Класть укроп и руту в пищу [больных падучей] полезно.

Следует воздерживаться также от грубых свежих плодов, за исключением некоторых плодов с вяжущими свойствами, которые употребляют в очень небольшом количестве после еды, чтобы укрепить устье желудка, спустить пищу, смягчить естество и подавить пары. Страдающий падучей должен также воздерживаться от всех тяжелых яств, [действующих] как репа, редька, капуста и морковь.

Надлежит ему воздерживаться и от всего острого и образующего пары. Горчица – одно из [веществ], причиняющих страдание [таким больным], ибо она образует пары и направляет и посылает в [мозг] излишки и поражает его. [Страдающему падучей] следует избегать опьянения, мест, где дуют ветры, и переполнения; ему необходимо полностью воздерживаться от омовения водой: горячей – потому, что она вызывает расслабление, и холодной, ибо она уплотняет и вызывает онемение ощущающей пневмы. Если у страдающего падучей случится переполнение пищей, ее нужно извергать и затем [соблюдать] облегченный режим. Следует воздерживаться от пищи, вызывающей спячку, тяжесть [в голове], онемение и образующей пары. Что касается вина, то переполнение им очень вредно, но небольшое количество его ободряет душу, укрепляет пневму и делает ее проникающей, а также избавляет от употребления большого количества воды. А употребление воды в большом количестве [при падучей] вреднее всего. Долго спать днем и вообще долго спать вредно [при падучей], особенно после чрезмерного переполнения [пищей]. Чрезмерная бессонница также ослабляет и рассеивает пневму и притом наполняет мозг парами.

Первое [правило] режима при падучей – это воздержание от вещей, возбуждающих падучую, о которых мы уже упомянули. Покой и неподвижность для [больного] всего лучше, но если возникнет необходимость проделать физические упражнения после опорожнения и очищения тела, о котором мы скажем ниже, то следует применять упражнения, не доводящие до изнурения, и притом не сразу после наполнения [желудка], и затем дать [больному] отдохнуть. Ему надо стараться держать голову прямо и по мере возможности не наклонять ее и не часто двигать ею, чтобы не привлекать к ней материи. Нижними [конечностями] следует двигать больше, чем верхними. К числу [способов] отвлекать материю книзу относится медленное растирание тела сверху вниз, начиная с груди и прилегающих к ней мест. Обтирают [тело] грубыми тряпицами, пока оно не покраснеет, затем постепенно спускаются к ногам. Каждое последующее обтирание должно быть сильнее предыдущего; голову при этом нужно держать прямо. Затем больного заставляют походить. Отдыхать ему следует там же, где он делает упражнения, чтобы к нему вернулось обычное дыхание и успокоилось его волнение; покидать это место [можно] лишь после отдыха. Когда вся материя будет оттянута вниз, ему разрешается растереть голову и причесать ее, чтобы она согрелась и изменилась ее натура. К числу полезных [от падучей] вещей относятся банки на голову и прижигание ее, чтобы согреть этим мозг.

После очищения [тела], послабления и отдыха в течение нескольких дней неплохо, если больной сходит в баню и если ему поставят банки под ребра и согреют голову с помощью средств, которые ты уже знаешь. Иногда во время припадка в рот больному между зубов кладут шарик, лучше всего из Мягкого волоса, чтобы рот у него оставался открытым. Следует начинать с опорожнения от материи, в соответствии с [ее качеством], а затем приняться за очищение головы с помощью полосканий, обладающих свойством притягивать [материю]. Если припадки бывают периодически [и учащаются] с увеличением количества соков, то нужно делать опорожнение весной из предосторожности и для того, чтобы вывести преобладающий сок, как мы [вскоре] скажем. Когда нет препятствий к кровопусканию, то [больному] пускают кровь, ибо кровопускание весной, особенно из обеих ног, приносит пользу при условии, если оно не доводит до охлаждения мозга, как мы тоже скажем в дальнейшем. Если при приближении времени припадка ты можешь вызвать у больного рвоту, введя ему в рот перышко, обмакнутое в масло лилового касатика, чтобы он изверг жидкость, особенно когда [к заболеванию] причастен желудок, то это сразу же приносит пользу, хотя часто прибегать к рвоте при мозговой падучей вредно.

К числу средств, вливаемых в горло во время припадка падучей и в другое [время], относятся камедь ферулы вонючей и бобровая струя в медовом сиканджубине, к вдуваемым в нос средствам против падучей принадлежат мякоть колоквинта и бешеный огурец, а также его выжатый сок, нашатырь, чернушка и тому подобное, качим, чемерица белая, перец, имбирь, мирра, фурбийун, бобровая струя и лаванда греческая, которые [можно употреблять] сами по себе или в смеси, а также зифт и китран. Из средств для окуривания [полезен] пион лекарственный, а из нюхательных – рута, которую употребляют во время [припадка] падучей и [после него] во время отдыха. Одно из средств, которые предпочитает Хунейн, это тапсия. Ее замешивают с ячменной мукой и винным уксусом, приготовляют из этого шарики и постоянно нюхают их.

Из напитков [полезен] сиканджубин из морского лука, особенно если пить его ежедневно, а также вино из горькой полыни и отвар иссопа с са'таром или сиканджубин, приготовляемый из этих двух [растений]. Сиканджубин из морского лука также дают пить зимой с горячей водой, а летом – с холодной. Хорошей мазью для таких больных [является], как говорят, костный мозг из голени верблюда с розовым маслом; ею смазывают виски, швы [черепа], позвоночник и грудь. Что же касается подвешивания лекарственного пиона, то это [средство] испытано древними, и оно предотвращает падучую. Возможно, что это больше относится к свежему румскому пиону. К числу лекарств, которыми нужно постоянно поить [страдающего падучей], принадлежит агарик, жабрица извилистая, дубровник чесночный, корень круглой аристолохии и пион лекарственный. Их принимают каждый день с водой.

Считают подходящим поить [больных] тийадаритусом, которого дают [в объеме] плода ююбы два раза в день – утром и [вечером] перед сном; от этого [средства] выздоровело много [больных]. А некоторые предпочитают поить [при падучей] морской пеной два раза в день, а также дубровником полиум из‑за его особого свойства и тимьяном. [Страдающим падучей] помогает лекарство, приготовляемое из морского лука по следующей прописи: берут морского лука и кладут его в глиняный сосуд, в котором был уксус. Горлышко сосуда затыкают пробкой и обвязывают сверху толстой кожей. Затем оставляют [сосуд] стоять на солнце сорок дней, первый из которых [начинается] за двадцать дней до восхода Сириуса. При этом сосуд ставят на солнце, обращая его на юг, и все время поворачивают, чтобы теплота одинаково достигала всех частей [содержимого сосуда. Через сорок дней] сосуд открывают, и морской лук оказывается как бы разварившимся и распавшимся. Его выжимают, берут сок, смешивают с медом и дают его пить ежедневно по ложке. А если время не терпит, то морской лук варят в воде с уксусом и приготовляют из него медовый сиканджубин. Вот [еще] хорошее лекарство [от падучей]: берут жабрицы извилистой три мискала, костянок лавра – три мискала круглой аристолохии – два мискала, корня пиона лекарственного – два мискала бобровой струи и лепешечек из морского лука – каждого по мискалу, замешивают все это. на меду, с которого сняли пену, и ежедневно употребляют с сиканджубином.

К числу полезных [при падучей мероприятий] относится перемена места. Поистине, для страдающих падучей путешествовать по разным странам, пока не найдешь [места] с подходящим, разрежающим и сушащим воздухом, полезно, ибо [перемена места подобна] переходу из детского возраста в юношеский. Если у людей, страдающих падучей, происходит сведение нерва и спазм какого‑либо члена, его выправляют, растирая с маслом и теплой водой, а также сильно разминая. Когда падучая связана с мозгом, то лучше производить опорожнение с помощью харбака и подобных ему [средств], мякоти колоквинта, смолы скаммония, ийараджа или отвара агарика, вызывая послабление за послаблением в течение [целого] года.

Если требуется кровопускание, [при наличии] любого сока, то этим не следует пренебрегать и [надлежит] пустить кровь даже одновременно из обоих кифалей. Затем пускают кровь из сосуда, расположенного под языком. Иногда для отвлечения материи от мозга неделю ставят кровососные банки на затылок, если этому не препятствует натура мозга и его слабость. Нередко приходится повторять кровопускание. Когда ты это сделаешь, то [больному] следует дать неделю отдохнуть, затем вызвать у него послабление с помощью лекарств для питья и сильных клизм из золототысячника, мякоти колоквинта, клещевины и тому подобного, потом опять дать отдых и после этого поставить банки между лопаток, на голову, на затылочную впадину и на голени. Затем [больному] опять дают отдохнуть, после чего снова вызывают послабление. Так продолжают, [чередуя] отдых и возобновление [лечения], пока [больной] не очистится, а после этого применяют полоскания, средства вызывающие чиханье, и лекарства, очищающие одну только голову, которые ты уже знаешь. Полезно также вводить в нос шалису, девясил и настой майорана.

Припадок нужно встречать с чистым желудком. Если удается вызвать у больного рвоту перед едой, особенно такими средствами, как соленая рыба и тому подобное, то будет хорошо. После этого изменяй натуру [мозга] с помощью укрепляющих и согревающих лекарственных повязок из горчицы и подобных ей [веществ], которые тебе известны, и давай [больному] нюхать руту. При этом не следует обременять больного [всеми] согревающими и изменяющими натуру средствами сразу, а надо делать это постепенно. Если это причиняет какой‑либо вред способностям мозга, то дай [больному] передохнуть.

Что же касается [падучей], возникшей от слизи, то наилучшее средство, которым слизь выводят, это ийарадж из мякоти колоквинта и ийарадж Гермеса. Если употреблять ийарадж Гермеса каждый день полдирхама утром и полдирхама вечером, то от этого будет большая польза. Если наряду с [избытком] слизи имеется также и общее переполнение, то полезно пустить кровь так, как описано [выше]. Столь же [полезно] опорожнение с помощью турбита, агарика, греческой лаванды и, особенно, ийараджа Руфа.

А при черножелчной [падучей] опорожняют такими лекарствами, как отвар повилики, харбак, ляпис‑лазурь, «армянский камень», лаванда греческая; полиподиум и миробаланы; из мазей употребляют мозг из верблюжьих ног с розовым маслом, которым [смазывают] позвоночник, виски и грудь. При желтожелчной падучей следует позаботиться об охлаждении и увлажнении, особенно с помощью клизм; если [желчь] сгоревшая, то [такая падучая] равносильна черножелчной или же стоит посередине между желтожелчной и черножелчной.

[Падучая], называемая умм ас‑сибйан, видимо, относится к желтожелчной, как думают некоторые [врачи]. Поэтому при лечении ее мы предписываем ванны, холодные увлажняющие] лекарства для введения в нос, выдаивание молока на голову и применение сильного увлажнения. Если [больной] еще младенец, то мы предписываем поить кормилицу [лекарствами], охлаждающими [натуру] ее молока, и приказываем поселить ее в прохладном подвальном помещении. По‑видимому, [упомянутые врачи] считают, что данное заболевание является падучей [вроде] субары или мании, однако это название не употребительно среди врачей‑исследователей. Когда в каком‑либо органе больного падучей возникает сведение и спазм, то помогает растирание его маслом и теплой водой, а также надавливание и разминание. Если падучая происходит от желудка, то наиболее подходящими лекарствами для опорожнения являются мякоть колоквинта и лаванда греческая; их употребляют несколько раз в год. После, очищения желудка следует позаботиться об его укреплении. В него следует вводить только быстро перевариваемую пищу с хорошим химусом и давать ее так, как мы указывали в своем месте; надлежит постараться добиться, чтобы [пища] хорошо переваривалась. Желудок надлежит оставлять пустым в течение продолжительного времени. Если от голода начинаются какие‑либо [болезненные явления], то их следует устранять с помощью средств, упомянутых в параграфе о головной боли и в других [местах].

При [падучей], обусловленной подъемом [материи] из какого‑либо органа, надлежит перед припадком перетягивать [тело] выше данного органа; это иногда препятствует припадку. Сок, находящийся в органе, выводят либо с помощью известных опорожняющих, если сила опорожнения доходит до данного [органа], либо вызывая в спокойное время изъязвление и нагноение изъязвляющими и вызывающими гниение средствами, либо, [наконец], путем сжигания материи, например, мазью из тапсии, фурбийуном и другими [лекарствами]; эти лекарства тебе известны из рубрик Книги второй. Иногда возникает необходимость доводить дело Де применения шпанских мушек, лютика, соколиного кала, анакар‑диума аптечного и тому подобных средств; если требуется сделать надрез на органе, то сделай его. Что же касается [падучей], поднимающейся из всего тела, то некоторые [врачи] говорят: «Если бы не опасность от кровопускания из сонной артерии, при котором кровь можно остановить, но возникает охлаждение мозга, прерывается [движение] пневмы и наступает сакта, то в нем было бы полное излечение больного падучей вследствие соучастия всего тела и поднятия из него [паров] в мозг». Мы же говорим, что если [такое кровопускание] невозможно, то при вскрытии одной из поднимающихся [в мозг] артерий такой опасности нет, и вполне вероятно, что прокол ее принесет большую пользу.

 

Сакта

 

 

Сакта – это утрата органами [способности] к ощущению и движению вследствие сильной закупорки, возникающей в желудочках мозга и в проходах ощущающей и движущей пневмы. Если при этом не действуют или ослабевают также и орудия движения и дыхания, то дыхание становится нелегким, [на губах] даже появляется пена и [больной дышит] с перерывами, как при «удущении матки», или появляется хрип. Это более тяжелый случай, указывающий и на ослабление силы, движущей органы дыхания. Тяжелей всего, когда не наблюдается ни дыхания, ни пены, ни хрипа. Если повреждение дыхания не [слишком] велико и то, что льют в горло [больного], проходит [внутрь] и не выходит через нос, то хотя это и больше обнадеживает, чем предыдущая [форма], но тоже не лишено большой опасности. Говорит Гиппократ: «Если сакта сильная, то больной не выздоровеет, а если она слабая, то вылечить его нелегко». Такие закупорки происходят либо от смыкания, либо от переполнения. Смыкание – это такое [явление], когда мозг достигает что‑либо, причиняющее ему боль или раздражение, и мозг совершает сжимающие движения, [чтобы уйти] от этого. А иногда качество, доходящее до мозга, по своей природе обладает сжимающим и уплотняющим свойством, каков, например, сильный холод.

Что же касается переполнения, то это либо переполнение, образующее опухоль, либо переполнение, не образующее опухоли. Переполнение, образующее опухоль, состоит в том, что [в мозгу] появляется материя, закупоривающая вследствие переполнения или вследствие растяжения. Это относится к тяжелым видам сакты, все равно, является ли материя горячей или холодной. А переполнение без опухоли встречается всего чаще; оно может иметь место либо в самом мозгу, либо поблизости от него – в путях [выхода] пневмы из мозга, либо в тех проходах, [по которым] пневма поступает в мозг.

При [переполнении], возникающем в проходах пневмы в мозгу, [их наполняет] либо кровяной сок, который внезапно изливается в желудочки мозга, или слизистый сок; это преобладает и встречается всего чаще. [Переполнение], имеющее место в проходах пневмы в мозгу, происходит в том случае, когда артерии и вены закупориваются от обилия крови и сильно переполняются ею, так что для пневмы не остается прохода. Тогда больной немедленно начинает задыхаться и [способность] ощущения и движения падает так же, как при перевязывании сонных артерий; если нечто [подобное] случается по какой‑либо телесной причине, это производит такое же действие. Вот каковы разновидности и причины сакты.

Иногда, говоря сакта, разумеют паралич, распространяющийся на обе половины тела, хотя части лица остаются [при этом] здоровыми, а иногда расслабление какой‑либо [одной] половины [тела] называют сактой данной половины. Это встречается в высказываниях Гиппократа. Бывает и так, что человека поражает сакта, и его нельзя отличить от мертвого. У него не наблюдается ни дыхания, ни какого‑либо другого [признака жизни], но потом он оживает и выздоравливает. Мы видели многих людей в таком состоянии: у них не замечалось дыхания и пульс полностью падал. По‑видимому, у таких людей прирожденная теплота не особенно нуждается для освежения и для изгнания дымного пара в усиленном дыхании, ибо в них возникает охлаждение. Поэтому предпочтительно откладывать погребение недостоверно мертвых, пока их состояние не станет ясным, [то есть] не меньше, чем на семьдесят два часа. В большинстве случаев сакта разрешается параличом. Это объясняется тем, что если естество бессильно изгнать материю из обеих половин [тела], оно изгоняет ее в более слабую и более поддающуюся недугу половину и посылает в полости проходов, удаляя ее от мозга и его желудочков. Свидетельством того, что при сакте закупорка охватывает [все] желудочки мозга, служит [следующее]: если бы [закупорка] имела место только в заднем желудочке, то передняя часть головы и лицо не должны были бы лишиться чувствительности.

Говорит Гиппократ: «Человек, который среди [полного] здоровья внезапно чувствует боль в голове и затем его на месте поражает сакта и появляется хрип, он умрет до [истечения] седьмого дня, если только не будет у него лихорадки. [При лихорадке] есть надежда [на выздоровление], ибо лихорадка растворяет излишки». Знай, что по большей части сакта поражает людей, возраст которых, телосложение и режим [предрасполагают] к влажности [натуры], особенно если наряду с влажностью наблюдается также и холодность. Если сакта случается у лиц с горячей и сухой натурой, то это тяжелый случай, ибо заболевание, противоположное натуре, возникает лишь от важной причины. Иногда натура тела [настолько] далека от нее, что не переносит [болезни]. Сакта редко случается от теплоты. Если материя паралича распространяется в обе половины [тела], то она вызывает сакту, так же как материя сакты, когда вытесняется в одну половину [тела], причиняет паралич. Причины сакты большей частью коренятся в обоих задних желудочках. Если при сакте появляется лихорадка, то в большинстве случаев имеется налицо опухоль. Люди, нуждающиеся в обильном кровопускании вследствие черножелчности крови и получающие пользу от такого кровопускания, в конечном итоге страдают от этого и заболевают сактой и тому подобными [недугами].

Предрасположение к припадкам сакты. Употребление острых лекарств ускоряет припадок, приводя в быстрое [движение] неподвижные соки. Мы уже говорили о предвестниках сакты; читай же о них там, [где это сказано].

 

 

Признаки.

 

Различие между сактой и спячкой состоит в том, что пораженный сактой хрипит, и дыхание у него повреждено, а при спячке этого не бывает, в спячку переходят постепенно из глубокого сна, а при сакте все происходит внезапно. Сакте в большинстве случаев предшествует головная боль, набухание шейных вен, головокружение, садар, потемнение в глазах, подергивания во всем теле, [больной] скрипит зубами во сне, [чувствует] вялость, тяжесть [в голове]. Моча у него часто цвета ярь‑медянки или черная и содержит осадок в виде пленок или отрубей.

Что же касается [сакты] вследствие повреждения [мозга], а также от удара или падения или же соучастия какого‑либо органа, то об этом ты узнаешь из основ, которые мы неоднократно тебе повторяли. Если же сакта возникает от опухоли, то она не обходится без некоторой лихорадки, и ей предшествуют признаки опухолей, о которых мы [тоже] говорили.

При [сакте] от [переполнения] кровью на это указывают многократно упоминавшиеся признаки [обилия] крови. Лицо при этом краснеет, глаза [тоже] очень красные, шейные вены и [другие] сосуды на шее переполнены и напряжены. [Признаком] служит и то, что [больному] давно не отворяли кровь, и он раньше принимал [пищу], порождающую [много] крови. Если [сакта] возникает от слизи, то признаком этого служит весь облик [больного], цвет глаз, влажность ноздрей и другое, о чем уже было сказано. Если у старика появляется постоянное или [часто] повторяющееся головокружение, то это предвещает сакту.

 

 

Лечение.

 

Что касается лечения [сакты], возникающей от повреждения извне, то оно состоит в принятии мер против этой внешней причины. Если же сакта вызвана соучастием [какого‑либо органа], то лечат соучаствующий орган [средствами], о которых тебе уже сказано в основных правилах, а также в других параграфах. При [сакте] от крови ее лечат, немедленно отворяя кровь и выпуская много крови; тогда больной сразу же приходит в себя. После кровопускания делают клизму с помощью известных тебе [средств], чтобы материя опустилась из головы. Больному назначают облегченный режим и ограничивают [питание] розовой водой, жидким отваром ячменя и соком [размоченного] хлеба, а также дают ему нюхать [вещества], укрепляющие мозг, но не согревающие его, которые тебе [тоже] уже известны.

Что же касается [сакты], возникающей от слизи, то если при этом имеются также признаки полнокровия, нужно пустить кровь, затем сделать сильную клизму и вводить [в задний проход] сильнодействующие свечки, в состав которых входят [различные] камеди и бычачья желчь. Затем [больному] дают пить что‑нибудь, легко проходящее в горло; из надежно [действующих] пилюль дают пилюли из фурбийуна. После этого на голову и на [другие] части тела [больного] усиленно прикладывают согревающие компрессы, а также поливают их водой, в которой варили такие согревающие травы, как укроп, полынь, майоран, листья цитрона, пулегиевую мяту, тимьян, иссоп, донник лекарственный, са тар и тысячелистник сантолиновый, или маслами, имеющими свойства этих трав, и маслом руты; иногда [поливают] маслом, в котором настаивали слюногон, бобровую струю, опопанакс и гальбан, и смазывают все тело оливковым маслом с серой. Если в компрессы входит гвоздика, мелегетский перец, мускатник, мускатный орех и аир – это хорошо. Ноги больного растирают горячим согревающим маслом и горячей водой с солью, а в [область] позвоночника втирают [смолу] май'а и масло белой лилии. К основанию спинного мозга прикладывают горчицу, сагапен, бобровую струю и фурбийун.

К числу хороших масел для таких больных относится масло бешеного огурца, масло руты и масло морского лука, приготовляемого со старым оливковым маслом либо путем размачивания в нем свежего [морского лука] в течение сорока дней, либо путем варки; при этом берут старого оливкового масла около куста и морского лука – две укийи и кипятят его в масле до тех пор, пока он не разварится. Также [хорошо] действует и масло слюногона, [приготовляемое] этими двумя способами. Какое бы масло ни употреблять, его лучше загустить воском, чтобы оно держалось [на одном месте] и не растекалось. Следует начинать с наиболее слабых втираний, а если они не действуют, их усиливают или переходят к более сильным. Неплохо, после опорожнения клизмами и другими [способами] подносить к носу [больного] качим, [средства], вызывающие сильное чиханье, сильные масла, или раскалить железо и держать его близ головы [больного], а также прикладывать известные тебе рассасывающие лекарственные повязки.

Если удастся вызвать у больного рвоту, вводя в горло птичье перо, обмакнутое в масло касатика или оливковое масло, особенно, если предполагается переполнение желудка и раньше имело место несварение желудка, то это приносит большую пользу. От рвоты есть и другая полезность: когда [больные] силятся и стараются, чтобы их вырвало, это согревает натуру головы тех, у кого сакта холодная и влажная. Следует облегчить [выход] ветров с помощью того, что их выводит; от этого [больные] испытывают облегчение; надлежит также поскорее положить [больному] в рот волосяной [шарик], упомянутый выше, чтобы не испортились зубы [от трения] друг об друга. Когда больного немного вырвет, нужно поить его маслом клещевины, сваренным с соком руты, сначала каждый день по два дирхама с настоем [известных] корней, затем постепенно увеличивают количество до пяти дирхамов в день. Если возможно, то после опорожнения нужно ввести в горло [больного] около одной бундуки терьяка, митридата, шалисы, анакардийи, шаджазанийи и тому подобных [средств], а из простых лекарств – мискал бобровой струи с подслащенной медом водой и медовым сиканджубином, или дают выпить сагапена в количестве одной бакиллы. Напитком для них служит подслащенная медом вода, чистая или с пряностями, [которой дают] сколько потребуется.

Когда увидишь, что [больному] легче, [назначай] полоскания, средства, вызывающие чиханье, и ставь банки на затылок и на затылочную ямку, с надрезом или без надреза в зависимости от материи. Затем [больного] качают на качелях. Через три недели выкупай его в бане, и в день купанья натри согревающими маслами. К полезным полосканиям, которые [следует применять] после общего очищения, относятся отвар тимьяна, пулегиевой мяты, са'тара, иссопа и тому подобных [лекарств] в уксусе с добавлением меда, а также свекольный сок, в котором варили слюногон, живокость, тимьян и сумах. Сильней этого [действует такое средство]: берут перца, длинного перца, имбиря, живокости, баврака, розы и сумаха, толкут их и замешивают на майбухтадже. Из этого [теста] приготовляют свечки и жуют их, или полощут им горло, [разведя его] в отваре иссопа с мастиксом. Близко к этому будет действие, если взять перца, майорана и горчицы, каждого в отдельности или вместе. К ним примешивают такие [лекарства], как роза и сумах, – это обязательно. Аир – одно из полезных в этом случае средств; он оказывает сильное действие.

[Страдающим сактой] помогает натирание горячими маслами, способными укреплять находящуюся в нервах пневму и вещество нервов и растворять излишки и действующими нерезко. Таковы, например,масло касатика, далее – масло майорана, ромашки, укропа и ситника ароматного; особенно [полезно] смазывать им голову, ибо в отношении головы следует полагаться на это. Лучше всего, если масло впитало силу иссипа, са'тара, пулегиевой мяты, тимьяна и тому подобных [веществ].

Пища страдающих сактой должна быть легче пищи страдающих падучей. Лучше всего ограничиваться по утрам одним только хлебом; [есть] хлеб с сушеным инжиром хорошо для них. Пить после еды вреднее всего. Когда им захочется поужинать, то неплохо сначала проделать легкие физические упражнения и немного подвигать расслабленными органами. После ужина нехорошо скоро ложиться спать; лучше подождать, пока [пища] спустится и несколько переварится.

[Страдающим сактой] не следует также проводить много времени без сна, так как [бодрствование] волнует мозг и поднимает от пищи непереваренные пары, ибо препятствует пищеварению. Некоторые считают полезным для таких больных ячмень с чечевицей, подходящей для них закуской служит изюм, миндаль и инжир. Молодое вино им не подходит, ибо в нем много излишков, а старое – потому, что оно быстро проникает в мозг и наполняет его; самое подходящее для них вино – среднее. Если пораженного сактой начинает лихорадить, то следует подождать, пока [дело] не выяснится: иногда это [признак] кризиса; ждать надлежит до семидесяти двух часов. Если это не так и лихорадка вызвана опухолью и загниванием, она смертельна. Знай, что сакта и паралич суживают проходы, поэтому опорожняющие лекарства почти не могут выводить материю, вызывающую именно эти заболевания.

 

 

Болезни нервов

 

Общее рассуждение

 

 

Что касается самих нервов, то ты уже знаешь, откуда они растут, как разветвляются, какова их форма, естество и анатомия, а что касается болезней [нервов], – знай, что с ними случаются разновидности всех трех родов заболеваний, то есть [болезни, обусловленные] натурой, [болезни] органов‑орудий и [болезни] от общего распада единого. Повреждение проявляется в естественных, ощущающих и двигательных способностях нервов.[51]Резкие движения имеют огромное значение, как причина заболеваний нервов, большее, нежели что‑либо другое, ибо [нервы] суть орудия движения. Резкие движения – это, например, натягивание веревки, поднятие чего‑либо тяжелого и все то, что вызывает сильное растяжение или, [наоборот], сжатие и сокращение.

О состоянии [нервов] судят по их способности к ощущению и движению, по мягкости или твердости на ощупь, по соучастию с ними мозга и позвонков,[52]по болям, по материи, имеющей, отношение именно к нервам, а также по большинству признаков, помогающих познать состояние мозга, исходя из нарушения его действия и того, [что дает] ощупывание.

Когда возникает сомнение, какова та или иная болезнь нерва, – влажная она или сухая, – то следует вдуматься, как она возникла если она возникла внезапно, то нет сомнения, что она влажная. Учитывают также, как данный орган впитывает в себя масло: если он впитывает [масло] быстро и притом не разгорячен посторонней теплотой, значит, [болезнь] несомненно сухая.

Физические упражнения после очищения – наилучшее средство изменить натуру [нервов]; для каждого органа есть свои [упражнения]. Начинать следует с самых легких [упражнений] и постепенно] переходить к движениям, требующим умеренного усилия.

Что же касается лечебных мер для очищения нервов и изменения их натуры, то [соки], от которых более всего необходимо полностью очистить [нервы], это соки холодные. Опорожняют от них] сильными лекарствами вроде мякоти колоквинта и харбака, особенно белого, если вызвать им рвоту, фурбийуна, ушшака, сагапена и других сильных смол, а также и сильными ийараджами; к легким опорожняющим относятся сухая баня и умеренные физические упражнения. А [средства], изменяющие натуру [нервов], – это средства, упомянутые в главе о мозге, и особенно те из них, которые маслянисты или представляют собой масло. Употреблять жир диких зверей и отстой масел с горячей [натурой], как например, отстой оливкового масла [или отстой] льняного масла, хорошо при холодных заболеваниях нервов, и это смягчает их твердость. Масло куста и клевера очень [полезно] именно для нервов.

[Различные] поливания и выжатые соки применяют в соответствии с натурой [нервов]. Однако они должны быть очень сильными и следует больше обычного стараться размягчить тело и раскрыть поры, чтобы эти средства проникли [к нервам].

 

 

Паралич и расслабление

 

 

Слово фалидж, [что значит паралич], иногда употребляется в общем смысле, а иногда в частном, определенном смысле. Фалидж в общем смысле означает то же, что расслабление в любом органе, а в частном смысле – расслабление, распространяющееся вдоль на одну половину тела. Такое [расслабление] может начинаться от шеи, причем лицо и голова остаются здоровыми, или же оно может охватить всю половину [тела] от головы до стопы. В языке арабов фалидж наводит именно на такое значение, ибо на их языке слово фалидж означает раскалывание и деление пополам. Когда же мы берем слово паралич в смысле расслабления вообще, то он может быть либо общим для обеих половин тела, кроме органов головы, – если бы он захватил их, это была бы сакта, – либо относиться, [например], к одному пальцу.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь