Лекция 3. Золотой век Перикла


Предпосылки наивысшего подъем древнегреческой культуры. Афинская демократия. Историография и публицистика. Медицина и точные науки. Искусство классического периода. Философия. Олимпийские игры.
Временем расцвета древнегреческой культуры считается V в. до н. э. - век, называемый золотым веком Перикла. В научных исследованиях подчеркивается, что именно в эту эпоху наиболее ярко проявился феномен "греческого чуда". Он состоит в необычном расцвете среди древневосточных сакральных (священных) цивилизаций греческой культуры: эпоса (античные греки вроде бы не знали богатой древневосточной литературы), философии, театра, скульптуры. В основе уникальности греческого культурного "чуда" лежат следующие предпосылки: частная собственность, рабство, полисная демократия, сохранившиеся аристократические этические представления, отсутствие чиновничье-борократической элиты и жреческой касты, десакрализация политической и культурной жизни (специфически античное явление), возникновение греческого буквенного письма, идеал бескорыстного созерцания, исповедовавшийся людьми, которые занимались духовным производством, созданием высокоразвитой греческой культуры.
До сих пор привлекает к себе внимание афинская демократия, взлет и упадок которой ярко показывает позитивные и негативные стороны демократии вообще, показывают права и бесправие. Именно Перикл внес наибольший вклад в развитие афинской демократии, в расцвет политической мощи Афин (он удовлетворил требования средних и бедных афинских граждан в привлечении их к реальному управлению государством путем введения оплаты за должности, наделил землей обедневших граждан и пр.), и в конце его жизни началась ее деградация. Время его деятельности было самой блистательной эпохой в истории Афин ("пятидесятилетие"). "По названию -демократия, а в действительности Господство первого человека", - так оценил Фукидид положение Афин при Перикле.
И все-таки господство это обусловлено рядом его выдающихся качеств, а именно: прекрасное образование, пополняемое всю жизнь благодаря общению с самыми глубокими умами его времени, высокий уровень интеллекта, сочетаемый с мудрым подходом к жизни, великолепный ораторский дар, трудолюбие и выдержка, энергичность и гражданское мужество. Такой набор черт, редкий в одном человеке, который был отличным военным стратегом и политиком. Верный своим принципам, к преданный интересам государства, был равнодушен к похвалам и порицаниям толпы, сохранял трезвый взгляд в самых трудных ситуациях. Перикл не был диктатором, не имел в своем распоряжении материальной силы, которая давала бы ему власть; несколько раз он отстранялся от власти. Его повторяющийся успех - это триумф разума.
Афинская демократия была демократией свободнорожденных мужчин, чья численность составляла меньшинство населения. Все дела в государстве решало состоявшее из них народное собрание, должностных лиц избирали по жребию, причем считалось, что властные функции высшего уровня могут исполнять любые граждане, независимо от их имущественного положения. Чтобы предотвратить злоупотребления властью, закон запрещал повторно избирать одного и того же человека на ту же самую должность. Демократической чертой была также коллегиальность управления, исполнительная власть находилась в руках членов совета пятисот. Проекты постановлений последнего издавна обсуждались на народных собраниях, причем здесь строго соблюдался принцип "исегории" - свободы слова, который вместе с "исотимией" - равенством в занятии должностей и "истономией" - равенством перед законом составлял фундамент политических прав граждан.
Так как должностные лица в Афинах не располагали большой властью и авторитетом, то на передний план выходили зачастую люди, не занимавшие никаких официальных должностей, но умевшие говорить и убеждать народ принять или отвергнуть тот или иной закон. Таких людей в древней Элладе называли демагогами, не вкладывая в это слово никакого осуждающего оттенка: то были истинные вожди народа, в V в. до н.э. к ним относился Перикл. Он своей деятельностью способствовал громадному развитию торговли, флота, жизнь приобрела невиданные до тех пор масштабы. Во всем, чем жила тогда Греция, Афины заняли первое место: в архитектуре, философии, пластических искусствах, поэзии, риторике и т.д. Перикл превратил Афины в один крупный университет, давший возможность проявиться гениальным умам.
К этим умам относятся и два знаменитых историка: иониец Геродот из Галикарнаса и афинянин Фукидид. Значительное влияние на "отца историй" Геродота оказало пребывание в Афинах - дружба с Периклом и Софоклом, склонность к софистике и естествознанию. Геродот положил начало собственно греческой историографии, так как он обращался к центральным, политически значительным событиям современной ему истории, пережитым им самим. "Отец истории" стремился к достоверному изложению исторических событий, следовал их в совокупности, однако его труды характеризует вера в действие религиозно-этических сил в истории. Вместе с тем Геродот является историком, олицетворяющим переход от логографов к Фукидиду в рамках греческой описательной истории.
Иной подход у Фукидида, который не видел необходимости для объяснения хода истории прибегать к идее вмешательства. богов в жизнь людей. Он - основатель прагматической историографии, подобно тому как Демокрит выводит богов за пределы природы, Фукидид выводит их за пределы истории. В каждом его суждении видна его принадлежность к новому поколению, мыслящему критически и рационалистически. Историю направляют не боги, а люди, действующие в соответствии со своей «природой», т.е. со своими интересами. "Природа" людей оказывается всегда сильнее законов и договоров. Знания человеческой натуры и ее проявлений для Фукидида достаточно, чтобы постигнуть движение современного ему общества. Глубокое понимание природы человека сближает его с софистами, а высокий интеллектуализм его сочинений - с Сократом.
Бурные политические события в греческом мире и в самих Афинах V в. до н. э. нашли отражение в политической литературе, в публицистике. Беспощадная жестокость, с которой Афины обращались со своими союзниками в Пелопоннесской войне, заставила ионийца Стесимбота сочинить и распространить памфлет "О Фемистокле, Фукидиде и Перикле", где предводители афинской радикальной демократии были подвергнуты острой критике. Своего рода памфлетами, зеркалом социальных проблем и тенденций в самих Афинах служат комедии Аристофана. Получила распространение и антидемократическая "брошюра" "Об устройстве Афин", написанная неким сторонником олигархического правления, воспитанником советов. Также и "Лакедемонская политейя" Крития, одного из учеников Сократа, направлена против демократии, разъясняя и восхваляя принципы государственности и общественного устройства Спарты.
В золотом веке Перикла разворачивается деятельность Гиппократа, основателя научной медицины: с его медициной завершился переход от религиозно-мистических представлений о всех процессах, связанных со здоровьем и болезнями человека, к начатому ионийскими натурфилософами их рациональному объяснению. Медицина жрецов сменилась медициной врачей, основанной на точных наблюдениях. В приписываемом Гиппократу трактате "О священной болезни" оспаривается традиционное мнение, будто эпилепсию вызывают злые демоны, а сама эпилепсия рассматривается как болезнь мозга. Другое сочинение "О воздухе, водах и местах"' устанавливает связь между состоянием здоровья, в. том числе психического, отдельных людей и народов под влиянием климатических условий. Врачи школы Гиппократа были также философами. Их методы, основанных на опыте, наблюдениях, стремлении к быстрой и правильной диагностике, применении таких профилактических мер, как диеты и гигиена, были, несомненно, плодами того же интеллектуального течения, которое породило и философии Демокрита, и "Историю" Фукидида. Гиппократ, прозванный "отцом медицины", приобрел известность во всем греческом мире и на Востоке. До наших дней дошло его бессмертное правило для врачей: не навреди пациенту.
Если о медицинских знаниях судить благодаря "Гиппократову корпусу", содержащему 53 трактата, то о точных науках известно очень мало. Однако многочисленные имена математиков и астрономов того времени, сохранившиеся в античных сочинениях, свидетельствуют о том, что и эти науки развивались успешно, достижения греческой астрономии и космологии к концу V в. до н. э. были колоссальны и далеко превосходили все, что достигли другие народы древности.
Своей вершины достигло и греческое искусство, весь золотой век насыщен творческим гением Мирона, Поликлета, Фидия и других художников. Целое поколение звезд искусства причастно к рождению красоты, которая до тех пор и не снилась человечеству. Прежде всего следует отметить ансамбль Акрополя, в чьем создании деятельное участие принимали Перикл и крупнейший скульптор Фидий. Главное сооружение Акрополя - Парфенон, в его центре находилась сделанная из слоновой кости и золотых пластин на деревянной основе статуя Афины. Особое значение Парфенона состоит в том, что он - и памятник, признанный увековечить победу греков над персами, и символ славы и величия Афинского государства - главы морского союза Парфенон - одно из величайших творений мирового искусства; все сюжеты его объединяет единая идейная основа: борьба света, добра и цивилизации с силами тьмы, дикости и отсталости. После смерти Фидия недалеко от Парфенона был воздвигнут храм Эрехтейон, он завершил великолепный ансамбль Акрополя.
На значимость скульптуры в жизни греков обращает внимание Плутарх, подчеркивая, что в Афинах было больше статуй, чем живых людей. Наряду с нею ценилась и живопись, хотя подлинников дошло до нас ничтожно мало. Из источников известно о прославленных живописцах Полигноте, Апполодоре, Зевксисе, Апеллесе и о многих других. Полигнот, современник Перикла, расписывал стены общественных зданий фресками на темы эпоса и мифологии; не будучи уроженцем Афин, он получил за свои росписи афинское гражданство.
Расцвет переживает и греческая литература. Последний и самый выдающийся певец аристократии Пиндар слагал торжественные оды в честь победителей на всеэллинских спортивных состязаниях - Олимпийских, Пифийских, (в Дельфах) и др. Пиндар не описывает самих состязаний, победа его интересует как возможность для прославления доблести в лице победителя. Доблесть не есть личное качество победителя, она передается по наследству в знатных родах в силу из божественного происхождения. Его поэзия становится как бы исповеданием аристократического мировоззрения.
Золотой век Перикла - время расцвета драматического искусства. Важнейшими драматическими жанрами были трагедия, сюжетами которой служили мифы о богах и героях, и комедия, чаще всего политическая. Развитие древнегреческой трагедии связано с именами Эсхила, Софокла (творцов античной трагедии в ее классической форме) и Еврипида (он в своих произведениях отразил кризис традиционной идеологии города-государства и поиски новых основ мировоззрения).
Наиболее острым в политическом отношении жанром являлась аттическая комедия; крупнейший представитель этой комедии Аристофан, расцвет творчества которого падает на годы Пелопоннеской войны. Он дает смелую сатиру на политическое и культурное состояние Афин в то время, когда демократия начинает переживать кризис. В его комедиях представлены различные слои общества: государственные деятели и полководцы, поэты и философы, крестьяне и воины, городские обыватели и рабы. Аристофан достигает острых комических эффектов, соединяя реальное фактическое и доводя осмеиваемую идею до абсурда, этому способствует и его гибкий и живой язык.
И сегодня поражает необычайная изобретательность афинских комедиографов, богатство фантазии, сила язвительной сатиры постоянная острая политическая злободневность. Лирика, политика, грубый площадный юмор, непристойность, пафос - все смешивается в древнегреческой комедии, обеспечивая ей долгую жизнь в веках.
Древнегреческой театр, особенно афинский, был тесно связан с жизнью полиса, будучи по существу вторым народным собранием, где обсуждались самые животрепещущие вопросы. Сходство с народным собранием усиливалось благодаря тому, что театральные представления давались по праздникам.
В V в. до н. э. Афины являются центром греческой культуры, где находится сосредоточие интеллектуальной жизни. Это век Перикла, время мира и богатства, расцвета цивилизации, искусства и науки, время Софокла, Еврипида. и Аристофана, Фидия и Поликлета. Греческая ментальность в золотой век испытывает бурную перемену: она быстро избавляется от своей первобытности и наивности. Не только происходит резкое усиление интеллектуальной жизни, но и меняется ее направленность: если до этого предметом интереса и исследования для греков выступала в основном природа, то теперь им стал человек и его дела. вполне естественно, что данное изменение отразилось и на философии, которая теперь вступила в гуманистический период.
Первыми выразителям этого изменения ментальности были софисты и Сократ; только потом пришли профессиональные философы: Платон, Аристотель и другие. Софисты были почти исключительно гуманистами, Сократ тем более. Платон же под конец своей жизни, и особенно Аристотель, интегрируя философию человека со старой философией природы, полностью охватили все тогдашние философские проблемы; их труды составляет уже полную систему философии.
Это дало основание историкам философии для вычленения двух периодов философии: период гуманистического просвещения, к которому относились софисты и Сократ, и период систематики, главными представителями которого были Платон и Аристотель. Быстрота смены этих фаз и одновременность условий в них для развития философии позволяет трактовать их вместе как одно целое. Поэтому V-IV вв. до н. э. издавна считают классической эпохой древнегреческой философии, именно эта эпоха - время горячих споров и острой борьбы, время веских противоположностей и гениальных помыслов - оказала решающее влияние на развитие европейской и тем самым мировой философии.
Картина золотого века Перикла будет неполной, если ничего не сказать об общегреческих праздниках, самыми известными из которых являются Олимпийские игры. Последние проходили каждые четыре года на юге Греции, в Олимпии, причем с момента объявления сведенного месяца игр все враждующие стороны прекращали военные действия. К участию в них допускались только свободные греки, никогда не осуждавшиеся по суду и не уличенные в бесчестных поступках. Женщины не должны были во время игр показываться в Олимпии под страхом смерти. Правила запрещали убивать своего противника, прибегать к недозволенным приемам, спорить с судьями. Состязания включали в себя бега колесниц, пятиборье (бег, прыжки, метание диска, метание копья и борьбу), состязание мальчиков, кулачный бой, панкратий (представляющий комбинацию бокса и борьбы) и бег в полном вооружении. Бег на колесницах - самое популярное и опасное состязание.
Победители игр (олимпионики) награждались венками из листьев дикой сливы, росшей около храма Зевса. В последний день праздника устраивалась торжественная процессия в честь победителей, а возвращение олимпионика в родной полись превращалось в настоящий триумф. Весь город выходил ему навстречу, городские власти устраивали пир, на котором присутствовали все граждане, одну его статую ставили на городской площади, другую - в Олимпии. Олимпионик в течение всей жизни пользовался особым уважением - имел почетное место в театре, к нему обращались за советом и т.д.
Высочайший подъем греческой культуры в V в. до н. э. был, связан главным образом с расцветом классического полиса. Усиление демократии, участие в политической жизни большинства свободных граждан и в то же время ожесточенные политические и социальные конфликты, требующие самоопределения каждого индивида, прогресс позитивной науки, расширение географического кругозора, осознание превосходства своего образа жизни над иными - все это породило своеобразные черты культуры классической Греции - золотого века Перикла.

14)ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КОМЕДИИ ДО АРИСТОФАНА

1. Истоки комедии.

Греческая комедия возникает в VI в. до н.э. из следующих четырех элементов: а) шумные и веселые бытовые сценки пародийного и карикатурного характера (особенно распространенные среди дорийцев); б)драматизированные песни обличительного характера у селян, ходивших в праздники Диониса в город высмеивать тамошних жителей; в) оргиастически-жертвеннный культ Диониса; г) песни в честь богов плодородия на Дионисовых празднествах.

В результате объединения этих четырех элементов возникают веселые, буйные праздничные шествия и сцены карнавального типа, наполненные балаганным шутовством, остротами и даже непристойностями, с песнями, плясками, ряжением в разных животных (козлов, коней, медведей, птиц, петухов), любовными приключениями и пирушкой. Самое слово комедия происходит от комос, то есть празднично-веселая толпа, гулянка (или, по-другому, от соте - "деревня" и ос1е~ - "песня").

2. Социально-историческое значение комедии.

Эти необузданные игры переряженных свободных землевладельцев получили весьма острое социально-политическое значение в борьбе против богатевших городских предпринимателей, тянувших страну к новым завоеваниям, к морской экспансии и разорявших мелкого свободного производителя. Древняя аттическая комедия была острейшим драматическим памфлетом против заправил демократии и софистов и проповедью старинных землевладельческих и земледельческих идеалов.

Классическая комедия развивалась под сильнейшим воздействием растущего антагонизма между свободными частными мелкими землевладельцами (как крестьянством, так и консервативной аристократией), с одной стороны, а с другой - городской торгово-промышленной и воинственной демократией, возросшей в середине V в., после греко-персидских войн.

3. Отношение комедии к старинному жертвенному ритуалу и к трагедии.

От культа Диониса - в карикатурной и пародийной форме - в комедию перешли весьма многие существенные черты: а) хор, бывший когда-то неотъемлемым элементом ритуала; б) агон (спор) двух полухориев (по 12 человек), получивший теперь новое содержание (например, борьба старых и новых нравов в "Облаках" Аристофана, военных и антивоенных взглядов в его "Ахарнянах") вместо исконно дионисовской темы о борьбе старого и нового божества; в) парабаса (движение хора в сторону зрителей и обращение к ним от имени поэта, как остаток неполной отчлененности искусства и театральной иллюзии от чисто жизненного значения старинного ритуала); г) богатая маскировка ("облака", "осы", "птицы"), заменившая старые ритуальные маски; д) бомолох, "шут около алтаря" (обычно простак, крестьянин) и высмеиваемая им толпа "болтунов", всяких торговцев, лекарей, шарлатанов, которых он даже бьет,- аналогия жреца и народа; е) пир, любовные приключения (с большой свободой действий и слов), свадьба и заключительное шествие с факелами - аналогия старого жертвенного оргиазма.

В трагическом переживании основную роль играют, по Аристотелю, страх и сострадание к героям, а также то очищение, которое испытывается зрителем, отрешившимся от мелочей быта, после приобщения к суровым и возвышенным законам жизни. Комедия же утешает безболезненным смехом по поводу фиктивно страдающих героев, о гибели которых не ставится никакого вопроса. Но оба жанра все же связаны в основном с культом Диониса. Трагедия и комедия очень рано стали терять свой религиозный и ритуальный смысл и превращаться в художественное изображение самых актуальных идей рабовладельческого полиса, так что от прежнего ритуала в них оставалась едва заметная схема, о которой уже забыли и сами греки V в. до н.э. Зародившаяся в деревне комедия с самого начала находилась в резком антагонизме с городской культурой, так что ее демократичность была связана с деревенскими работниками и собственниками, и она ничего не имела общего с промышленной и торговой демократией города.

4. Мегары.

Имеются неясные сведения о Мегарах, где как будто бы уже в начале VI в. до н.э. была в ходу примитивная комедия, состоявшая, вероятно, из небольших шуточных сценок. Этот мегарский фарс был перенесен Сусарионом около 580-570 гг. в Аттику.

5. Сицилия.

В Сицилии развился так называемый мим, то есть шуточное воспроизведение в народных сценках обыденной жизни, с кривляньем и дурашливой жестикуляцией, который, по-видимому, и лег в основание сицилийской комедии.

Этот народный мим послужил почвой для позднейшего литературного мима, представителями которого были в V в. до н.э. в Сицилии Софрон и Ксенарх, создававшие, вероятно, небольшие остроумные сценки-диалоги в прозе, еще без развития драматической ситуации. О характере мимов Софрона (у него были "мужские" и "женские" мимы) можно судить по сохранившимся отрывкам и названиям бытового характера ("Рыбак", "Старики", "Штопальщицы", "Женщины, притягивающие луну", "Колдуньи" и т. д.), по идиллии Феокрита "Сиракузянки", явившейся подражанием одному из мимов Софрона, и по восторженным отзывам Платона, который сам подражал Софрону в своих диалогах.

Знаменитый сицилийский комик Э п и х а р м (род. 520-500) ввел в комедию фабулу, то есть превратил ее в развитое драматическое построение, причем он пользовался фабулами как бытовыми (например, "Надежда" с сохранившимся фрагментом о парасите), так и мифологическими ("Свадьба Гебы", "Бусирис" с карикатурой на Геракла):

"Прежде всего, если бы ты увидел, как он ест, ты б умер: глотка у него гудит, челюсти скрипят, зубы стучат, коренные зубы трещат, носом он шипит, а уши ходят ходуном". Имеются сведения о пифагорейской философии Эпихарма, которую, впрочем, чрезвычайно трудно объединить с его практикой комедиографа.

6. Аттика.

а) Только в Аттике комедия достигла полного развития, хотя, по свидетельству Аристотеля, об этом спорили мегарцы и сицилийцы. Здесь она, не без влияния трагедии, получила вполне развитую фабулу и структуру, разнообразные характерные маски, определенное число актеров. И наконец, здесь были учреждены (в середине V в. до н.э.) состязания на Дионисовом празднике ленеи (в конце греческой зимы, январь) трех комических авторов, причем хорегия проводилась так же, как и в трагедиях. Раньше комический хор составлялся более или менее случайно, из добровольцев. Комедия попала и на Дионисии, городские и сельские. Эта легализация укрепила комедию и придала ей официальный характер, хотя правительство не раз издавало ограничительные законы для комических авторов и выводимых ими героев.

б) Постановка комедии в общем мало отличалась от трагедии, но она была гораздо разнообразнее ввиду широты и бесшабашности самого жанра. Хор был больше трагического (24 человека), очень подвижным, причудливо кривлялся, вскакивал, прыгал, бурно, неистово и разнузданно плясал, хотя были телодвижения и спокойные, мерные - в зависимости от содержания пьесы. Актеров было не меньше трех, в чрезвычайно пестрых, кричащих костюмах, с гиперболическими частями тела и с масками-карикатурами на известных общественных деятелей. У хоревтов костюмы были ритуальные, ряженого характера (ряженье лошадью, птицей), у актеров ярко-полосатые, оранжево-зеленые и красно-желтые с полосатыми же длинными штанами, с колоссальным брюхом, горбом или задом. Комическая маска имела огромный рот, огромный, но голый лоб, приплюснутый нос, вытаращенные глаза. Декорации не менялись, но не было никакого единства действия и места, так что одна и та же площадка обозначала разные места.

в) Структура комедии несколько отличалась от трагедии. Вначале, как и в последней: 1) про лог (разъясняющий содержание и смысл данной комедии) и 2) п а р о д (первое выступление хора с лирико-драматической песнью или декламацией). Далее, в отличие от трагедии, 3) а г о н, или состязание между действующими лицами, среди которых победитель высказывает то, что в дальнейшем и проповедует данная комедия; потом 4) парабаса (хор, обращенный к публике), 5) ряд небольших сцен, где эписодии и стасимы чередуются по типу трагедии, и 6) эксод (заключительная песнь уходящего пляшущего хора). Большая часть комедии делилась на метрически соответствующие одна другой песни, а именно оде ("песне") соответствовала антода ("ответная песнь"), эпирреме ("присказке", слову предводителя одного полухория) - антэпиррема ("ответная присказка" другого полу-хория).

Полная парабаса (встречающаяся только в ранних комедиях Аристофана) состоит из 7 частей: комматий (краткий хор), анапесты (вроде речи корифея хора) и пниг ("удушие", длинная часть, произносившаяся скороговоркой), ода, эпиррема, антода, антэпиррема. В дальнейшем парабаса сокращается и сходит на нет. Кроме нее, были и другие, более мелкие хоровые интермедии.

г) Общий стиль древней аттической комедии - живой, легкий, остроумный, непрестанно все новый и новый, полный всяких неожиданностей балаган, содержащий в себе помимо увеселительных задач очень упорную антигородскую тенденцию, почему комедия эта не является ни комедией нравов, ни комедией интриги, но комедией общественно-политических идей, воплощаемых в том или ином карикатурно-сатирическом образе (облака, осы, птицы-и пр.), являющемся исходным для всей комедии. Для нее характерны неимоверное нагромождение всякой мелкой бутафории, постоянная клоунада, яркость и пестрота костюмов, наличие грубого, базарно-ярмарочного жаргона, пересыпанного ругательствами и нецензурными выражениями. Все же это не мешало древней комедии быть классической.

Наиболее известными среди доаристофановских аттических комиков являются Хионид, Магнет, Кратет и Ферекрат. О первых двух почти ничего не известно (о блестящей славе их и об упадке Магнета в старости сообщает Аристофан во "Всадниках", указывая также, что он и по-птичьи порхал, и пчелой жужжал, и веселой лягушкой квакал). Оставшиеся фрагменты из Кратета (расцвет творчества 450-423 гг. до н.э.) говорят о весьма заостренной сатире на Перикла (зато восхваляется Солон), софистов и все городское демократическое общество с его иноземными нововведениями, роскошью, изнеженностью, порочностью. Значение Кратета в комедии древние сравнивали со значением Эсхила в трагедии. Аристофан сравнивает Кратета (как и он сам себя) с бурным потоком. Древние критики обвиняли его в грубоватости, а его язвительность сравнивали с архилоховской. О Кратете Аристотель говорит, что он первый из афинских комиков оставил ямбы (то есть прямую и личную сатиру) и перешел к разработке диалога и мифов. Характерны мечты Кратета о земном рае в комедии "Дикие звери", равно как и надежды Ферекрата найти счастье среди примитивно живущих дикарей в комедии "Дикие".

<Сущность и совершенствование комедии.>
[а32] Комедия же, как сказано, есть подражание <людям> худшим, хотя и не во всей их подлости: ведь смешное есть <лишь> часть безобразного. [а34] В самом деле, смешное есть некоторая ошибка и уродство, но безболезненное и безвредное: так, чтобы недалеко <ходить за примером>, смешная маска есть нечто безобразное и искаженное, но без боли.

[а37] Итак, изменения в трагедии и виновники их нам известны, в комедии же неизвестны, ибо <на нее> с самого начала не обращали внимания: даже хор для комиков архонт стал давать <лишь> очень поздно, а <раньше он составлялся> из любителей. [49b2] Только когда она уже имела известные формы, начинают упоминаться имена ее сочинителей; но кто ввел маски, кто пролог, кто увеличил число актеров и т. п., остается неизвестным. [b5] Сочинять <комедийные> сказания стали Эпихарм и Формий — это <открытие> пришло сперва из Сицилии, а среди афинян первый Кратет оставил ямбический дух и стал сочинять речи и сказания общего значения.

Перевод В. Аппельрота

Комедия, как мы сказали, есть воспроизведение худших людей, однако не в смысле полной порочности, но поскольку смешное есть часть безобразного: смешное — это некоторая ошибка и безобразие, никому не причиняющее страдания и ни для кого не пагубное; так, чтобы не далеко ходить за примером, комическая маска есть нечто безобразное и искаженное, но без [выражения] страдания.

Изменения в трагедии и виновники их, как мы видели, нам известны, а история комедии нам неизвестна, потому что сначала на нее не обращали внимания: даже хор комиков только уже впоследствии стал давать архонт, а сперва он составлялся из любителей. Уже в то время, когда она имела некоторую определенную форму, упоминаются впервые имена ее творцов. Но кто ввел маски, пролог, кто увеличил число актеров и т. п., неизвестно. Обрабатывать фабулы стали Эпихарм и Формий; в таком виде [комедия] впервые перешла [в Грецию] из Сицилии, а из афинских комиков первый Кратет, оставив ямбические стихотворения, начал общую разработку диалога и фабул.

16)ГЛАВА II. НОВОАТТИЧЕСКАЯ КОМЕДИЯ

Наиболее значительным вкладом эпохи эллинизма в мировую литературу является так называемая «новая» комедия, последний литературный жанр, создавшийся в Афинах и завершающий развитие, которое комедия получила в IV в.. Термин «новая» комедия — античный; он создан был для того, чтобы отметить глубокие различия между типом комедии, установившимся ко времени Александра Македонского и его преемников, и «древней» комедией периода расцвета афинской демократии; в промежутке между ними лежала «средняя» комедия IV в. Для комедии IV в. были характерны две линии: пародийно-мифологическая и бытовая; эта последняя возобладала к началу эллинистического периода. С другой стороны, путь к бытовой драме был намечен и в трагедии Эврипида. Из слияния этих двух линий и создалась «новая» комедия.

Фантастические элементы и политическая злободневность, свойственные «древней» комедии, теперь отсутствуют. На политические события «новая» комедия реагирует изредка и мимоходом. В соответствии с типичным для эллинистического общества интересом к частному быту она разрабатывает темы любви и семейных отношений. До минимума сведена и личная издевка над согражданами. Пьесы Аристофана, неразрывно связанные с местной обстановкой и текущим моментом, могли быть понятны только в Афинах и быстро устаревали; «новая» комедия была доступна гораздо более широкому кругу зрителей и впоследствии попала в латинских переводах и переделках также и на римскую сцену. Носителем обличительного начала в комедии издревле был хор, аттический комос. На афинском празднестве Диониса хор не мог, разумеется, отсутствовать; но, принимая участие в представлении комедии, он выпал из ее действия. Хор исполнял свои песни в промежутках между актами («новая» комедия членится на акты, чаще всего на 5 актов), и песни эти, не связанные с фабулой пьесы, обычно не входили в литературно закрепленный текст комедии; при постановке в другом месте и в другое время хоровые партии могли как угодно обновляться или вовсе исключаться из пьесы.

Античная литературная теория определяет отныне комедию как «воспроизведение жизни», причем под термином «жизнь» понимается обыденная жизнь, частный быт в его противоположности как политическому, так и фантастическому. Как мы уже упоминали, Феофраст, ученик Аристотеля, видел в трагедии изображение «превратностей героической судьбы»; комедия соответственно получила другое определение: она — «изображение не связанного с опасностями эпизода из частного быта». Различие между комедией и трагедией устанавливают по составу персонажей; действующие лица трагедии — боги, герои, цари, полководцы, драма с бытовыми персонажами — комедия. Привычный в комедии момент смешного является с этой точки зрения уже производным, выводным, вытекающим из отношения к обыденности как к чему-то низменному; он может даже совсем отойти на задний план, уступая место моменту трогательного.

Итак, «новая» комедия — бытовая драма, по мнению некоторых буржуазных литературоведов, — даже «реалистическая» драма. Однако мы уже говорили о характере этого эллинистического «реализма». Углубление в частный быт знаменует здесь отход от проблем более широкого охвата. Из тематического круга оказывается устраненной не одна только политика, но вместе с ней устранены также мир труда и знания, даже литературные вопросы, которые так часто дебатировались у Аристофана. Поле поэтического зрения «новой» комедии — семейные конфликты в состоятельной рабовладельческой среде; даже в этой узкой области комедия оперирует лишь небольшим кругом мотивов и ситуаций и ограниченным рядом типических фигур, носителей определенных масок. И ситуации и фигуры отображают действительный быт, но материалы современного быта отбираются и располагаются по традиционным схемам без подлинно реалистического восприятия жизни. Важнейшие элементы структуры «новой» комедии остаются связанными со старыми фольклорными формами, хотя и получают новый смысл.

Так, любовь, исконный мотив карнавальной обрядовой игры, становится теперь, в новых общественных условиях, основной движущей силой комического действия: оно приведет к соединению влюбленных, к их свадьбе или — в наиболее серьезных и наименее банальных пьесах — к восстановлению нарушенного супружеского согласия. Преемственность с «древней» комедией, которая обычно заканчивалась свадьбой или любовной сценой, здесь очевидна.

Возьмем схему волшебной сказки: герой, при содействии чудесного помощника, освобождает героиню, находящуюся во власти какого-либо чудовища, и женится на ней. Если перенести эту схему в бытовую обстановку состоятельных кругов Афин, получится один из самых типичных сюжетов «новой» комедии.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь