День третий, среда: форменный коллапс


В зале. Олег и я пытаемся изобразить радость от встречи, но безуспешно – мешают а) бессонная ночь; б) неприятность с Надей; в) тот факт, что сейчас восемь утра, а мы топчем паркет, не особо понимая смысла в движениях, точно ополоумевшие хоббики. Я устало опустилась на ступеньку лестницы, ведущей в раздевалку, и вопросительно подняла глаза на Олега. Он с маниакальным выражением лица крутил в пальцах щетку для обуви. Если бы я была фрейдисткой, я бы уже сделала определенные выводы, или хотя бы насторожилась. Но я не фрейдистка, а всего лишь усталая танцовщица. В старых трениках. И без косметики. Нет, все-таки я не настоящая танцовщица. Быть настоящей – это стиль жизни, обязывающей тебя всегда – ВСЕГДА – быть на высоте. Вот Надя ни за что бы ни позволила себе так выглядеть.

- Я попросил тебя приехать, - начал наконец Олег, еще яростней накручивая бедную щетку, - э-э-э….по неотложному делу…

Так, стоп. Какие еще могут быть неотложные дела у него – ко мне – в такой час, когда все нормальные люди в лучшем случае здороваются с чашкой кофе???

О, боже.

Сейчас он будет допрашивать меня насчет Нади.

Или скажет, что это я виновата.

Или решит поплакаться в жилетку?...

Ох, нет. Ох, нет.

- Мы так подумали, и…в общем, Надя меня попросила, чтобы я…- прозаикался Олег, просительно уставившись на меня, словно ожидая подсказки. Я ответила еще более озадаченным взглядом, искренне недоумевая.

Он выразительно вздохнул, и кинулся с моста в карьер:

- В общем, она считает, что мы должны стать в пару на этот турнир.

Восхищаюсь своей выдержкой – после этих слов я не грохнулась со ступеньки, а всего лишь скромно уронила на пол челюсть. Потом до меня дошло, что это шутка – причем весьма глупая – и я с облегчением рассмеялась:

- Шутни-и-ик, - протянула я, больше сердясь, чем смеясь, все-таки, - но можно было и по телефону так схохмить. А что еще Надя посоветовала? Полететь на Луну и там станцевать в скафандрах?

Олег молча смотрел на меня. Я поднялась со ступеньки, уже начиная испытывать легкое душевное беспокойство. Ну ладно Надя, на нее так наркоз плохо повлиял, но Олег-то ведь не может принимать этот бред всерьез? Или временное помешательство передается воздушно-капельным путем?.. Нет, не-е-е-ет!..

- Ты ведь пошутил, да? – осторожно и успокаивающе, как малыша в песочнице, спросила я Олега. Он молча поднял бровь.

- Но это же…абсурд! – взорвалась я, не в силах дольше не признавать тот факт, что этот глупый сон – оказывается, коматозная действительность. – Если даже и принять серьезно то, что ты говоришь, - это нереально! Ни физически, ни технически! До турнира …

- До турнира – четыре с копейками дня, - перебил меня Олег, мрачно разглядывая носки своих лаковых туфель, - я помню. Но Надя считает…

- Я не собираюсь танцевать с тобой только потому, что Надя «считает»! - не выдержала я, - мне, конечно, очень жаль, что у вас так получилось, но не надо из меня делать жертвенную овечку!.. и если это все, то я еду домой – спать!.. а потом приеду сюда тренироваться – со СВОИМ партнером!..



Вне себя от злости, я подхватила со ступенек сумку и решительно двинулась к выходу, не глядя на Олега. И как только этот подкаблучник и эгоист мог казаться мне симпатичным?..

Он схватил меня за руку.

- Я уважаю любое твое решение, - начал он ровным тоном, - но сначала заедь к Наде и поговори с ней. Ты поймешь, почему она просит нас....

Я вырвала руку и выбежала из зала.

- Я буду ждать тебя здесь, - донеслось вслед.

\\----\\----\\----\\

- …А почему ты так сопротивляешься? – спросила Надя, полусидя в кровати, и наблюдая, как я нарезаю круги по палате, точно голодный еж-акселерат. – Со своим партнером ты, честно говоря, даже в финал бы не попала – причем, не по своей вине, - она сделала эффектную паузу, но я отмахнулась. – А так – будешь чемпионкой, - тоном змеи-искусительницы продлолжала она, - сорвешь кубок и призы, и все эти дела типа интервью в журналах, цветочки-медали-конфеты от спонсоров… всеобщее восхищение и дальше по тексту, - она откинулась на подушку и взяла с тумбочки большое яблоко. Мы с Олегом ей на год витаминов натащили. После сна и когда болевой шок немного прошел, выглядеть она стала намного лучше. На бледных щеках заиграл румянец, а еще она смыла с лица потекшую косметику и умудрилась расчесать спутанные волосы. Так что сейчас это была вполне узнаваемая звезда Ближнего и Дальнего Запаркетья, так сказать. Только вот говорила она уже совсем не как блонда.

Я перестала нарезать круги и плюхнулась на стул возле ее кровати. В голове была каша. Знаете, такая – овсянка, размазня по тарелке. Уф-ф-ф-ф…Я с ними точно с ума съеду.

- Ну хорошо, - выдохнула я, ощущая внутри приятную пустоту, - допустим, я поверю в этот приступ внезапного альтруизма с твоей стороны, и попытаюсь понять, зачем тебе все это надо. Хотя это сложно, знаешь. Но Олег??? С какой стати он согласился???

- Во-первых, это не альтруизм, - спокойно ответила Надя, догрызая яблоко, - я себе тоже рекламу обеспечиваю, поверь. Во-вторых, я очень подвела Олега. Я себе не прощу, если он пропустит этот турнир. Ты – то, что надо: сильная, способная, трудолюбивая, амбициозная – скажи, что я не права! – и выиграете от этого сотрудничества вы оба. Я виновата перед ним – и хочу как-то искупить вину.

- Все это очень мило, - язвительно заметила я, - прям разрыдаешься. Вот только одна маленькая поправочка – у меня уже есть партнер! И никаких перестановок я делать не собираюсь – ни для этого чемпионата, ни для следующих. Мне жаль, что у вас с Олегом так вышло, но…при чем тут я? И кроме того – извини, конечно, но раз уж так жестко пошел разговор, - с каких это пор ты принимаешь наркотики?..

Надя замолчала, худые пальцы с элегантным «френчем» нервно затеребили край футболки. Она прерывисто вздохнула и сказала, не поднимая на меня глаз:

- Знаешь, как я здесь оказалась?

Я промолчала, не сильно понимая, к чему она клонит.

- Я не хотела тебе рассказывать…но иначе ты будешь винить во всем меня, а я не хочу, чтобы ты так плохо обо мне думала. Веришь, или нет, но мне важно твое мнение. Сама не знаю, почему. Я бы хотела, чтобы мы стали подругами…

Признание явно давалось ей нелегко, но я видела, что Надя говорит правду.

- Вчера вечером, - заговорила она снова, словно выталкивая из себя слова через силу, - когда мы уехали из зала с…Андреем…он повез меня в клуб - сказал, его любимый. Там была компания его друзей. И…потом он предложил мне…

- Нет, - резко оборвала я ее, - этого не может быть!..

Она всхлипнула.

- Я…я не знала, что это, - голос снизился почти до шепота, и я видела, как больно ей это рассказывать, - он сказал, это что-то вроде энергонапитка…ничего противозаконного, - она снова всхлипнула, но заговорила громче, - а потом…потом мне стало плохо, и я выбежала на улицу…дальше был такой странный свистящий звук…ужасно больно…и провал – потом ничего не помню. Очнулась уже в машине, когда меня везли сюда.

Я почувствовала, что больше никогда не вернусь к нормальной – в контексте привычной для меня – жизни. Ужасно захотелось оказаться дома, завернутой в одеяло и мирно смотрящей какой-нибудь детский сон с одуванчиками под солнышком, а не сидящей здесь с неэстетично разинутым ртом и выпученными глазами, как у морского окуня. Я хлопала глазами и пыталась хоть как-то успокоиться… О боже, что меня ждет?..

\\---\\---\\

-…Ты понимаешь, что наделал? – я напрыгивала на Андрея прямо в метроградовском «фаст-фуде», и судя по его мерзким бегающим глазкам и затравленному выражению лица, Надя все-таки говорила правду. Ее правота разозлила меня еще больше. – Как ты мог предложить ей наркотики??? Ты же мог ее убить! Ее травма – на твоей … идиотской… совести! – в перерыве между словами я злобно штрыкала в него пальцем, стараясь попасть в солнечное сплетение. Он схватил меня за руки, чуть не сломав пальцы, и приблизил свое лицо к моему.

- Да что ты можешь понимать! – прошипел он зло. Я видела, как сузились его зрачки – до черных точек. Даже немного испугалась. – Ты же только и знаешь, что тренировки, вариации, тренировки, тренировки!... как ты мне надоела! Что ты можешь знать о настоящем жизни!

Он отбросил мои руки. Я стояла, не в силах поверить тому, что видела. Человек, с которым я связывала свое будущее – а будущее я вижу только в танцах, о котором думала, что знаю все (ну ладно, почти все!), в миг превратился в чужака. Холодного и злобного незнакомца. Труса, который боялся признать свою вину. Ничтожество. И с ним я собиралась сделать так много?..

- Только попробуй еще раз появиться в зале, - холодно припечатала я, неловко задирая голову, чтобы видеть его глаза, - и я расскажу даже уборщицам, какой ты… и …!

Непечатные выражения мне никогда особо не удавались, но здесь лягли, как по маслу. Наверное, надо очень сильно захотеть употребить их истинный смысл, только тогда удается выжать весь «смак».Я отвернулась, и, не оглядываясь, ушла.

- Ты ничего не докажешь! – крикнул Андрей.

Я махнула рукой, не оборачиваясь. Посмотрим, подонок.

…Олег отрабатывал «дверцы» в румбе, когда заметил в зеркале мое отражение. Он обернулся.

- Надеюсь, ты понимаешь, во что ввязываешься, - предупредил меня.

Я обреченно кивнула. Хуже уже быть все равно не может… Бросила взгляд на «ходики» на стене – только полвторого, а такое чувство, что я постарела лет на двадцать. Может, поискать седые волосы?..

День третий, среда: в полете над гнездом кукушки...

Хуже быть не может?..

Я – наивна, как младенец.

…Вот я уже переодета в тренировочную форму и туфли, мы стоим друг напротив друга на паркете, испытывая легкий дискомфорт. Ну, насчет «легкий» - это я погорячилась, говоря, по крайней мере, за себя. Сердце колотилось как безумное. Я вообще не представляла, чем весь этот сумасшедший сон закончится.

Олег покачался с пятки на носок, не глядя на меня, а потом, очевидно придя к решению, поднял голову и сказал:

- Ладно, начнем. Первым делом - вариации, да?

Я кивнула. Он указал на ДВД-проигрыватель, и продолжил:

- Я подумал, что лучше будет тебе выучить наши с Надей связки, чем нам сейчас ставить новые.

Я опять кивнула. Ну что ж, это резонно – таким образом уйдет намного меньше времени на постановку других связок. К тому же, Олег уже хорошо знает свою хореографию, поэтому он не будет тратить лишнюю энергию на разучивание чего-то совершенно постороннего. Вместо этого он сможет сконцентриваться на отрабатывании своих композиций. Что касается меня…

- Кстати, наш тренер уже в пути, - сообщил мне Олег, включая видео, - будет здесь через два-три часа. Из Москвы летит.

- Как ты только успел? – искренне удивилась я. Вот это скорость! Еще не знал, стану ли я с ним в пару, а уже все продумал!..Или знал?..

- Я позвонил ночью, - невнятно пробормотал Олег, отматывая на нужный кусок, - так что…пока тренера нет, ты ознакомишься с вариациями, хотя бы глянешь…

- До этого времени я уже их все запомню, - перебила я его. Обычно я не рассказываю никому об этом, но сейчас явно было не время скромничать.

Олег повернулся от телевизора и вскинул на меня недоумевающий взгляд.

- Послушай, ты не поняла, да? – четко и медленно, точно у ребенка-дауна, спросил он у меня, - это не тренировочные связочки – на них, честно говоря, времени нету, - это сразу наши с Надей вариации! Турнирные!

- Я поняла, - осторожно заверила я. Ну вот, сейчас начнется…Почему все, черт возьми, так реагируют?!.

- «S» класса, - добавил он, насмешливо уставившись на меня. Олежка явно думал, что я не понимаю разницы между набором фигур для Ювеналов и Любителей.

Мое терпение лопнуло.

- Не веришь – не надо, - резче, чем требовалось, буркнула я . – Хочешь долбать со мной полдня то, что я могу повторить за один раз? На здоровье!

- Постой, постой, - он махнул на меня дистанционным пультом, который сжимал в руке, - Надя мне что-то об этом упоминала…. – он нахмурился, словно вспоминая, и тут его лицо просияло, - ну да, точно! Она говорила, что у тебя редкая особенность – можешь повторить любую связку, которую видела хотя бы однажды! – он щелкнул пальцами, в уголке насмешливых губ заиграла ироничная ухмылка. – Это что, правда?

Я молча взяла у него из рук пульт и нажала на «играть». На экране замелькали пары – это была запись их последнего турнира в Голландии. Я внимательно следила за Надиными движениями. Здесь понятно, здесь тоже, тут сомневаюсь…

Досмотрев до конца самбу, я нажала на паузу и вышла на середину паркета. Олег поудобней скрестил ноги на полу, и жестом показал мне – мол, начинай!

Я закрыла глаза, восстанавливая в уме общую картинку, и попросила:

- Если я ошибусь, исправь меня, ладно? Я буду танцевать и диктовать по движениям, чего делаю.

- Валяй, - лениво разрешил Олег и зевнул, всем видом показывая, что я выпендриваюсь и трачу его драгоценное время.

Я встала в начальную позировку и завела руку за голову, как Надя на видео.

- Так…баттокадо…два, три четыре…поворот на трех шагах, выпад семь-восемь…

Я продвигалась по паркету.

- …Вольта, вольта…крузадо, лок…поворот, смена, свивл-свивл… - я краем глаза видела, как Олег привстал, пристально уставившись на меня и раскрыв рот, но упрямо продолжала, - здесь «бегущие», дальше «зигзаг», выпад…

Я сделала выпад на согнутую ногу и одновременно вывела в сторону левую руку.

- …потом «кубинские брейки», поворот…раз-два… позировка… дальше баттокадо, семь-восемь, раз… «ролл»…

Олег стоял, внимательно наблюдая за моими шагами.

- …а потом «лок», и смена, и…- я забыла движение и остановилась в задумчиовости.

Олег дал руку и повел меня в поворот.

- Дальше у тебя двойной поворот, «виск», и баттокадо, - сказал он, ведя меня. Я быстро подстроилась.

- Теперь сначала, - он остановил меня.

…Через час я уже примерно ориентировалась во всех вариациях. Еще через полчаса – могла станцевать и его партии. Олег уже перестал презрительно фыркать, и полностью сосредоточился на танце, как и я. Я вначале не знала, куда себя деть от смущения, и отчаянно путала ноги, как распоследняя хоббитша. Кошмар. Олег насмешливо хмыкнул, понимающе кивнув на мои жалкие старания хоть на 20 процентов скопировать Надину технику, и изрек тоном мыслителя под пальмой у оазиса:

- Слушай, может попробуешь танцевать себя, а не Надю, а?

Я удивленно уставилась на него, закусив губу от усилий.

- Губу не прокуси, - посоветовал мне новоиспеченный партнер.

Облизнула – солоно. Надо же, давно у меня этого не было. Всегда, как сильно напрягаюсь или нервничаю, прокусываю до крови. А сейчас я не могла себе места найти. Успокойся, дура несчастная, сердито велела я. Уже ввязалась в авантюру, значит иди до конца, и хотя бы пытайся позориться с достоинством.

Я пожала плечами, и только раскрыла рот, чтобы ответить, как вдруг дверь в зал широко хряпнулась о стенку с глухим стуком, и на паркет влетело – иначе не скажешь – нечто, откровенно напомнившее мне сказку о незабвенном колобке. От паркета – метр со шляпкой и в полете, замотанное по самое некуда в красно-желто-зеленый с «махрушками» шарф, конкретно немаленькую филейную часть плотно обтягивают рваные джинсы с кучей разноцветных прищепок, разнокалиберных булавок и пуговиц, заправленные в армейские сапоги на «тракторной» платформе. Картину кистями органично дополняет сумка цвета хаки с веселенькой надписью черной краской «I’m with stupid» на боковом кармане. Существо неопределимого пола бодро подкатилось к нам и с радостным взвизгом подпрыгнуло на шею Олегу. Тот вернул обьятия, и мягко, но решительно развернул пришельца ко мне, глазевшей на эту семейную идиллию с вполне понятным недоумением.

Существо рывком размотало свой очуменный шарф и блеснуло на меня веселыми зеленющими глазами. Под шарфом оказалась пышная грива интенсивно рыжих кудряшек ниже плеч, и лучисто ухмыляющееся на все тридцать два круглое румянощекое лицо. По виду этому чуду природы было лет от силы двадцать пять, не больше.

- Познакомься с нашим тренером, - гордо представил Олег, сияя как начищенный лаковый стандартный туфель. Моя челюсть начала упорно съезжать вбок, и я ничего не могла с этим поделать. Вот ЭТО??? Этот хиппи-недоросток и есть тренер всех таких гениальных из себя Олега с Надей?! Бре-е-ед!

«Хиппи» тем временем протянуло мне руку и затрещало приятным сопрано с такой скоростью и такой текст, что я всерьез стала опасаться за психическое здоровье Олега и Нади, которые тренировались у нее:

- Привет, а ты новая партнерша Олежки, да? Я знаю, он про тебя по телефону рассказывал. Он мне тебя точно описал, да? Тебя как зовут? Меня – Лина. Но все зовут меня Энерджайзер, - это потому что у меня батарейка в голове, как моя мама говорит. Коротко можно Джаззи. Да? А ты давно танцуешь? О, симпатичный топик! А я вот не люблю обтягивающих шмоток! Хотя ты такая худая, что тебе пойдет, да? А мне партнер всегда говорил, что хорошего человека должно быть много! Правда, остроумно, да? Ой, а почему ты молчишь? Ты же не немая, да? У тебя босоножки на «пятерке» или на «семерке»? В «пятерке» ноги такими лыжами смотрятся – ты явно на «пятерке», я смотрю. А ты хорошенькая, жаль только, что не красишься, да? А мелирование – это у вас так модно? Да? Но ничего, разберемся. Да? А ты вариации уже выучила, да? А то у нас работы – немеряно…. Ой, а почему ты все-таки молчишь? Ты точно не немая?

- Как же ей отвечать, когда ты тарахтишь без остановки? – тепло обнимая ее за плечи, ответил за меня Олег. Он улыбнулся и подмигнул, глядя на мое ошалевшее выражение лица.

- Ой, точно, - гостья подпрыгивала на месте, продолжая тараторить и трясти мне руку. Паркет жалобно скрипел и попискивал под ее армейскими подошвами. – Я всегда так быстро говорю, что никак не могу остановиться. Вот Надюша тоже всегда начнет меня слушать, слушает-слушает, а потом махнет рукой и говорит: «Тебя, Джазка, дольше пяти минут невозможно слушать, не отключаясь. Хотя в танцах ты просто бриллант». Это она меня бриллиантом называет! Представляешь, да? Смешно! Да? – она в упор уставилась на меня своими зелеными глазюками.

Сначала мне хочется рассердиться, потом засмеяться, но я не успеваю ни того, ни другого. Это просто невозможно. Слова из этой чокнутой Джаззи выскакивают, опережая мысли.

- Ну ладно, девочки, я побежал, - я испуганно вскинулась на Олега, который явно собрался ретироваться. Не хватало мне еще только с этим кадром вариации долбать! Он что, совсем с ума сошел? У нас так мало времени, а он мне какую-то ненормальную подкидывает! Нет, у меня точно с ними со всеми крыша поедет. Мало мне обесбашенной мамочки, так еще теперь и ЭТО! О Боже…

…- Знаешь, - выпалила Джаззи через три с половиной часа моих бесплодных усилий выдавить из себя хоть какую-то мало-мальски пристойную технику в самбе, - мне кажется, мы намного удачней вольемся в ритм латины, если сделаем перерыв и сьедим пиццу и по мороженому в кафешке за углом…

Я как раз хотела согласиться с этим рационализаторским предложением – сил уже не оставалось даже на правильную стойку, а натруженные мышцы предательски дрожали, - как дверь в очередной за сегодняшний день раз гостеприимно шандарахнулась о стену, и в проеме материализовались, точно Ангелы Чарли, три высоких стройных силуэта. Я услышала, как сзади застонала с неимоверным отчаяньем-разочарованием в голосе Джаззи, и прищурилась, глядя на входящих девушек. А это еще кто?..

День третий, среда: начало...

Я прищурилась, глядя на троицу, весьма решительно марширующую к нам. Джаззи, которая до этого спокойно прихлебывала кофеек с шоколадками, сидя на барной стойке и болтая коротенькими ножками в своих душещипательных ботинках, нервно отставила в сторону чашку и неуклюже сползла на пол. Выдавила гримасу, очевидно пытаясь продать ее за жизнерадостную ухмылку.

- Кто это? – шепотом поинтересовалась я, пока они приближались.

- Тяжелая артиллерия, - послышалась загадочная ремарка.

Не успокоенная, а скорей озадаченная ответом, я перевела взгляд на вошедших. Первому «ангелу» - я уже так их про себя назвала – на вид столько же лет, сколько и мне: короткая растрепанная стрижка, обтягивающие леггинсы и стильный кожаный пиджак. Независимый вид подчеркивал маленький рюкзачок на спине и черные солнечные очки. Вторая – худощавая сероглазая блондинка довольно миловидного типа, в зеленом брючном костюме и строгом черном пальто под пояс, которое сейчас было расстегнуто. Она неуверенно шла на высоких каблуках, словно первый раз в жизни их надела, и сильно сутулилась. Явно не танцовщица. Длинные, пшеничного цвета волосы уложены в аккуратный узел на затылке. Словом, образец элегантности и приличных манер. Бр-р-р… Третья…

- О-о, Джазовка, и ты тут? – лениво перекатывая во рту жвачку, насмешливо-удивленно протянула брюнетка, по стилю одежды напоминающая Джаззи, как близнец. Почти одинаковые «вездеходы» на тракторной подошве, сбоку болтается большая холщовая сумка цвета хаки со всевозможными брязкальцами, нашитыми разноцветными пуговицами, булавками и плетеными фенечками на всех карманах и застежках. В руках третья из новоприбывших держала папку, в которой обычно носят эскизы. Девушка по-свойски хлопнула явно скисшую Джаззи по плечу. Та поморщилась – судя по звуку, приветственный жест был даже слишком теплым.

Блондинка по-хозяйски включила свет в зале – мы с Джаззи так заработались, что и не заметили, как улицу стали заливать густые, точно молоко, сумерки – и, сняв пальто, повернулась ко мне.

- Меня зовут Даша, - она протянула руку царственным жестом, будто мы с ней мирно пили шампанское в бальных платьях на приеме у английской королевы, а не топтали потрепанный паркет в зале за…мамочки!!!...за совсем уже мало дней до турнира. Я дала свою, удивленно ощутив отнюдь не эфемерное прикосновение, которого ожидала от этой хрупкой, точно крыло у бабочки, ручки, а крепкое, почти мужское, рукопожатие. Ого, одни сюрпризы. Ну ладно, Даша ее зовут. Приятно познакомиться, хорошая погода сегодня и бла-бла далее по тексту. Можно подумать, это что-то в принципе объясняет. Хороша Даша, да не наша. Даша она, подумаешь. Дальше что?..

- Я буду твоим консультантом и имидж-мейкером на чемпионате, - невозмутимо продолжала блондинка, не обращая внимания на убийственные взгляды, которые метала в нее Джаззи. Я попыталась что-то сказать, но, похоже, голосовые связки окончателььно парализовало. Кем-кем она будет?.. О боже. О БОЖЕ, лучше убейте меня сейчас. Чисто из чувства вселенского милосердия. Только имидж-мейкеров мне не хватало для полного танцорского счастья. Олег что, в нирване был, когда вызывал этих «ангелов»?..

- Настя, - блондинка указала рукой на коротко стриженую шатенку, которая успела скинуть свой ультрамодный рюкзак и кожаный пиджачок и уселась на диване, скрестив ноги по-турецки и устремив на меня взгляд узко посаженных внимательных глаз. Услыхав свое имя, она коротко улыбнулась одними губами и приветственно махнула рукой, - Настя поможет отработать технику в вариациях и вообще расскажет все, что нужно именно по танцевальной части. Аля, - блондинка кивнула на меланхолично выдувающую розовые пузыри из жвачки брюнетку в «тракторах», - поможет тебе продумать костюмы.

- Костюмы? – только и сумела выпалить я первое, что пришло в голову. От полученной информации крыша ехала с пронзительным свистом. – Их что, много надо?

- Конечно, - блондинка вскинула брови, безмолвно выказывая элегантное удивление моей пещерной неосведомленности. – Вы, скорей всего, начинаете с четверть-финала, это значит, что всего станцуете минимум три круга – одну четвертую финала, полуфинал и финал. Плюс еще и показательные выступления, конечно. Ты же не можешь выйти в разных кругах в одном и том же платье? Это неприлично, - последние слова она произнесла чуть ли не благоговейным шепотом.

- О-о-о, куда уж там, - пробурчала Джаззи, и фыркнула, вновь взбираясь на барную стойку и свешивая короткие толстые, точно у Карлсона, ножки. Сходство со всем известным «мужчиной в самом расцвете сил» придавали зеленые в желтую полоску носки, выглядывающие из-под ее джинсов. Она сердито воззрилась на новоприбывших и снова забурчала, - куда нам, селу неасфальтированному, такие тонкости знать!.. Кстати, чего это вы приперлись, а? Мы тут и без вас неплохо справлялись!

- Джазовка, ты решила ей сама связки чистить, что ли? – Настя пружинисто встала с дивана, и подошла к нам, потягиваясь. – Респект тебе. Ну, так в чем проблема? Одна голова хорошо, а…

- А две – уже толпа с избытком серых клеток, - сердито отозвалась Джаззи.

- Да ладно тебе, Джазовка, - вновь хлопнула ее по плечу Аля, - веселей будет. Ра-а-асслабься, и лови ка-а-айф, - мелодично пропела она, роясь в своей папке. Я прищурилась – там действительно оказались рисунки, много. Но я не разобрала, что именно на них было. Наброски костюмов, наверное. Это же она мой «костюмер»? Или вон та, как ее…Настя?... Ох, нет. Ох, нет. Какой, к черту, костюмер!!! Можно подумать, мы кино снимаем! И есть у меня платье на выступление!.. Я не нищая!..

 

…- Здесь по ритму – быстрее, - посоветовала Настя, - акцент сделай на «четыре», и на «раз» дожми бедром. Только не проваливайся, бедра высоко, и активная сторона - левая. Плечи направлены к партнеру, - комментировала она, выходя в «веер» и показывая, что делать, - и не забывай о руке, да? Здесь все внимание – на пальцы. А ты их скрючиваешь, - она продемонстрировала мои «ужасные скрюченные пальцы».

Я закатила глаза. Ну что я, виновата, что ли? Попробуй не скрючь! Я же не специально! Просто если сосредоточиться на работе стоп и колен, бедра пропадают. Если о бедрах думать – сторон нету. Только выпятишь сторону – снова разваливаешься по всем фронтам. Замкнутый круг получается. А еще надо при этом держать спину, растягивать позвоночник, не забывать про красивую линию рук… Кто скажет, что танец – это «словили кайф перед зеркалом под приятную музычку», пусть попробует показать качественный бейзик в румбе. Именно основные ходы, потому что на поддержках и всех остальных подобных красивостях «выехать» на турнире намного легче, чем на обычных «нью-йорке»-«алемана»-«веер-клюшка». Проще – потому что интересней смотрится со стороны. И для судей – хотя они должны, вроде бы как, объективно оценивать технику исполнения в большей мере, но поскольку они тоже люди, то объективность получается довольно кривоватая. И для зрителей – тут уж тем более понятно: была бы охота полторы минуты глазеть, как пары занудничают одни и те же «шаг в сторону – шаг вперед – раскрытие – поворот». Скучно. А так – шпагат-выпад-прогиб, туфельки в камушках Сваровски, платье как рождественская елка, и прочие благоглупости, которые создают эффектное шоу. Ты можешь быть хоть триста раз чемпионом всех ближних танцевальных галактик, но если рискнешь высунуться среди всех этих расфуфыренных пар в любимых трениках, повседневном макияже и с одними основными ходами, тебя в лучшем случае - не поймут, в худшем – покрутят пальцем у виска, процедив «еще и выпендривается». Причем просудят в обоих случаях. Так человек устроен – при всех правилах и установках, визуальное восприятие пары тянет 58-60 процентов от общего результата. Для сравнения – идеально исполенной техникой вы заработали бы себе только семь процентов. Вот и приходится делать выводы.

Настя помахала перед моим лицом растопыренной пятерней с аккуратно подпиленными гелиевыми ногтями. Я от неожиданности вздрогнула.

- Слушай внимательно, - велела она, - времени слишком мало на то, чтобы отвлекаться каждую минуту. Еще раз сначала.

Я безропотно встала в позицию. Так, бедра не разваливать, колени до боли выпрямляем – «выключаем»- и растягиваем в разные стороны; активная сторона; голова высоко, широкая линия спины, руки в объеме… черт, я при этих темпах до турнира вообще не доживу!..

- Кстати, у меня к тебе серьезный разговор, - вскользь заметила Аля, с дивана, где она меланхолично что-то наштриховывала на своих листках уже второй час подряд. - И у Даши, думаю, тоже....

Я машинально кивнула, ощутив, как что-то скользкое и холодное словно ворочается внутри. Сейчас они скажут, что со мной при таком слабом уровне Олегу на чемпионате лучше не показываться. О боже. Ну почему? Почему я такая бездарность?..

День третий, среда: между строк - ...

Неимоверным усилием воли приказала сердцу не колотиться, как безумному. Ну скажут, что я ничтожество, подумаешь. Первый раз, что ли. Андрей вообще это как «Отче наш» гонял по десять раз на дню. Даже почти убедил. А тут – как-никак крупный турнир, да еще и партнер хай-класса, который для «ангелов» является близким другом …я бы на их месте тоже не стала рисковать, а высказала бы все по полной программе. Так, надо собраться. Ох нет, неееет! Я уже настроилась, как полная дура. Уже почти поверила в то, что смогу всем доказать, что чего-то стою. Нет, мама все-таки права – у меня даже в переплет попасть, и то нормально не выходит. Ненавижу всех. И ненавижу себя за доверчивость. Как же, распустила розовые слюни – турнир, партнер, благородный жест и бла-бла… Бр-р-р…

- Слушай, у тебя что-то болит? – встревожено спросила Даша, подходя ко мне. Мимолетным движением прислонила к моему лбу ладонь, параллельно что-то втолковывая невидимому собеседнику по телефону, - нет-нет, это я не тебе. Ну да, конечно…Да. Да. Да. Хорошо. В зале. О-о-о, все отлично…. Разберемся, не переживай. Ну давай, пока-а-а, - пропела она в трубку. Крышка новой нокиевской «раскладушки» хлопнула с мелодичным звоном. Даша повернулась ко мне. – Что-то болит?

- Нет, а почему ты спрашиваешь? – удивилась я.

- Да у тебя просто такое… м-м-м…, ну, такооое выражение лица, - она озадаченно округлила глаза. Ух ты, очень определенно. Она мне уже нравится за ясность формулировок.

- Какое? – поинтересовалась Джаззи, подкатываясь к нам с очередной чашкой кофе и конфетиной в руках. Наверное, двадцатой за сегодняшние полвечера.

- Как будто ее на турнире дисквалифицировали в первом туре, - заржала Настя, но осеклась под укоризненным Дашиным взглядом, - а я что, я ничего… уже и пошутить нельзя…

- Я просто задумалась, - пояснила я, еле сглатывая ком, стоящий в горле. – Так о чем вы хотели поговорить?

- Ах да, - спохватилась Даша, жестом подзывая Алю с рисунками. – Я хотела обсудить с тобой расписание, которое я составила – так, примерно: время для тренировок, примерки, работа в паре, плюс щадящее меню для турнирного дня и на оставшиеся для подготовки рабочие сутки… и еще я записала тебя к парикмахеру и маникюрше… И еще нужно купить новые туфли…И срочно проговорить с Алей костюмы, и еще…

- Так я все-таки иду на турнир с Олегом? Вы не скажете ему, что я не подхожу? – вырвалось у меня. Невероятная сказка, похоже, не заканчивалась. Я скрестила пальцы, вновь обретая возможность дышать.

Четыре пары разнокалиберных глаз уставились на меня с одинаковым выражением в них: «Она на самом деле такая чокнутая, или виртуозно прикидывается»?..

Первой отмерла Даша. Она ободряюще приобняла меня за плечи, и мягко подытожила:

- По-моему, на сегодня достаточно. Отбой, едем отдыхать. У всех был сложный день… Особенно у тебя. Завтра будет еще напряженней. Поехали.

 

…Я уже попрощалась со всеми и почти вылезла из машины, как вдруг Настя лениво заметила с водительского сиденья:

- Одна просьба вместо «спокойной ночи», - она обернулась и проницательно уставилась на меня умными глазюками.

Я кивнула.

- Доверяй нам, - просто сказала она. – Мы теперь в одной лодке, и будем за тебя бороться и переживать в любом случае. ЛЮБОМ, понятно? Ты уже для нас родная. Даже если сама еще этого не осознала. Принимай это как факт…

Я попыталась придумать в ответ что-то остроумное, но в горле – второй раз за вечер! - почему-то плотно засел сухой ком, а в глазах предательски-влажно запекло. Боясь, что разревусь, как распоследняя слабачка, я судорожно дернула головой, пытаясь выдать это за жизнерадостный кивок. Джаззи, сосредоточенно пыхтевшая на заднем сиденье в поисках чего-то в своем необъятном рюкзаке, ободряюще улыбнулась и ткнула мне в руку липкий комок. Я машинально взяла протянутое. Машина, взвизгнув тормозами – Настя, по ходу, в школе подготовки агентов нацбезопасности курс экстремальной езды прошла – развернулась и бодро усвистела проспектом. Я умиротворенно вздохнула и подняла глаза на необычайно яркое, усыпанное блестящими, точно кристаллы, фосфоресцирующими звездами, небо. Фу-у-ух, ну и денек… Разжала кулак, в котором был прощальный презент от Джаззи. Не веря глазам, увидела – конфета в липкой розовой обертке. И расхохоталась, как безумная.

У меня все получится.

С такими «учителями» просто не может не получится.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь