День первый, понедельник. Неприятности со старта


День пятый, пятница: challenge?..

Солнце бьет в лицо нестерпимо. Окна моей спальни выходят на восток, поэтому обычно рассвет я встречаю радостно и экстремально светло, если забуду опустить жалюзи. И почему так холодно - колотит просто! Надо натянуть одеяло обратно...Бр-р...Боже, я никогда не смогу разлепить глаза...И что, черт возьми, стало с моей кроватью? Злая душа ночью поменяла начинку матраса на щебенку?.. Ох нет. Ох нет, Надо проснуться, иначе я возненавижу окружающий мир еще в полусне, а это определенно аномально.

Тр-р-р-р!

Господи и все твои ангелы. Пожалуйста. Пусть этот ужасный звук - только плод моего больного сонного воображения.

Тр-рр-р-р-р-р!!

Так, спокойно. Я сплю, я просто сплю...Черт!

Тр-р-р-р-р-р-р-р!!!

Где этот проклятый телефон???

А-а, он же у меня в руке. Интересно, когда, наконец, придумают универсальный транзистор мыслей собеседника, чтобы не надо было корчиться в бесплодной попытке издать хоть минимально понятную фразу в подобное этому утро?..

- Ал-ло?..

- О-о, привет, кисюня!!!

Мамин вопль чуть не снес мне полчерепа. Ох. Морщиться мне тоже больно, оказывается. Да что ж так твердо лежать, а...

- Привет, ма, - восемь букв дались мне почти как двухчасовой спич без перерыва на дыхание и питье.

- Ох, детка, разве можно так меня пугать! - мамин голос идеально фонил интонацией "ты-конечно-выросла-но-для-меня-ты-все-еще-дитя-неразумное-в-песочнице", - я тебе обзвонилась уже!

- Прости, не слышала, - невнятно пробормотала я, удивившись - хмм, надо же было так крепко спать! Звук у меня на мобильном громкий. И потом, сейчас-то я услыхала, как она тарабанит.

Но мамулек трудно сбить с пантелыку. Она продолжала укоризненно журчать, даже не различив моего ответа.

- ...что же это такое, я не понимаю. И не одобряю, если хочешь знать мое мнение. Ты, конечно, взрослая девочка уже, кисюня, но это абсолютно безответственно с твоей стороны и вообще, некрасиво. А вдруг я бы позвонила - что, кстати, и произошло, - а ты...

- Ма. Не тарахти, - взмолилась я, все еще лелея надежду избавиться от нее с наименьшими потерями для моей детской неустойчивой психики. - Ты о чем, не пойму? Что - "безответственно"?

В трубке послышался папин голос на заднем фоне: "Оставь ее в покое!" Бедный папа! И мамин: "Не говори глупостей, дорогой! Хорошее воспитание - вот чего ей не хватает!"

Да уж, хммм. Уфффф. Вовремя опомнились.

- МАМА!

- Извини, милая. Так о чем это я?..

Спокойствие, только спокойствие, как говаривал любимый персонаж моей детской книжки. Главное, выдержка. Я глубоко вдохнула-выдохнула.

- Я спросила, в какой еще "безответственности" меня обвиняют? - ух ты, я неимоверно шикарна. Мой голос - хотелось в это верить, по крайней мере, - звучал спокойно (ха!) и сдержанно (ха-ха!).

Мама таинственно замолкла, сгущая краски. Я терпеливо ждала, начиная потихоньку проваливаться в дрему. В трубке треснуло, потом звенькнуло.

-Как ты могла не ночевать дома, я тебя спрашиваю? - мамин голос снова ворвался в мою нервную систему. Ну что за глупости она говорит, где еще я могу быть, кроме как у себя в квартире... лежу себе мирно в кровати...



- ...неизвестно где, а ты знаешь, что в прошлом месяце днепровский маньяк трех девочек украл...

Откуда она вообще это взяла, что я не дома... Я уже почти спала. Попыталась умоститься удобней, не обращая внимания на зверский холод и странно затекшие мышцы, и тут телефон выпал из моей руки. Раздалось немелодичное "бах", и я, удивленная нехарактерным звуком, приоткрыла левый глаз.

О БОЖЕ!

Я подскочила на паркете, как безумная, и вскрикнула - по зажатым от длительного неестественного положения икроножным мускулам молнией пронеслась обжигающая судорога. Кое-как справившись с ногой, я в панике огляделась.

Ох нет, неееет!!!

И все вспомнила.

И неудачную тренировку.

И уходящего из зала Олега...

И как я фанатично гоняла пасик до полного коллапса...

Кстати, коллапс-обморок я тоже вспомнила.

Дрожащими руками нащупала внушительную шишку на затылке - похоже, счастливая звезда в очередной раз спасла мою думающую часть тела от серьезных травм. Вот уж точно - дуракам фартит. Грохнуться с высоты собственного роста, и отделаться малой кровью.

В общем, утро началось лучше некуда.

Подведем итоги. Я:

- не отдохнувшая и с гудящей головой;

- с шишкой (по ощущениям - больше самой головы, по размеру - надеюсь, меньше)

- с начинающейся простудой-гриппом и тд;

-с потекшей косметикой;

- в безнадежно измятом платье (говорила же "ангелам" - лучше не одевать!)

- экстремально голодная и вообще несчастная.

О Боже - ходики над зеркалом равнодушно натикали полдесятого утра. Надо собраться с силой воли, и смотать отсюда удочки, пока Олег не пришел. А то он меня точно убьет.

Мерно гудел оживленный проспект. По паркету неспешно скользили блестящие "зайчики", высокие ели, видимые из огромного, - в человеческий рост - окна были засыпаны искрящимся снегом. И только мне в это чудное утро меньше всего хотелось любоваться здешними красотами, особенно после неудачной попытки собрать то, что еще вчера было телом с, по крайней мере, минимальным набором рефлексов, в более-менее единую субстанцию.

Я обессиленно упала обратно на паркет и снова затряслась в ознобе. Мне уже все равно, подумалось вскользь, приди сейчас Олег, Брайан Уотсон, инопланетянин, хоть сам ангел-хранитель-, - только пожалуйста, заберите меня отсюда!..Обидно умирать перед самым турниром. Оххх...

Не поверите.

Я вяло повернула голову на звук открывающейся двери...

День первый, понедельник. Неприятности со старта

Полдень. Зал: середина тренировки. Черт возьми, нельзя так издеваться над людьми, даже если они танцоры! Я уже второй час бьюсь над локстепом, но движение все равно получается медленным и «смазанным», о чем мне не устает напоминать с нескрываемым ехидством наш тренер Женя. Впрочем, ехидство не мешает ему пялиться на определенную часть моего тела, обтянутую мини-мини (чтобы было видно работу колен) юбкой. Мой нанаглядный партнер стоит, подпирая барную стойку, и ведет глубокомысленную дискуссию с очередной пассией-овечкой. Я мысленно выругалась, воюя с непослушными локстепами и повторяя про себя «конструктивные отношения, конструктивные отношения»… Женя ткнул мне под ребра палец, так что я подскочила.

- Лопатки вниз, работай сторонами, - невозмутимо вскинул он брови на мой возмущенный взгляд.

Я послушно опустила лопатку, выпятила сторону и бросилась в бой с локами. Хватило меня на десять минут. После чего терпение лопнуло, а мантра «конструктивные отношения», повторяемая мной про себя, потеряла бывший энтузиазм и стала казаться бредом сумасшедшей. Я решительным шагом направилась к Андрею, намереваясь любыми, цензурными и не очень, способами оттащить его на паркет, и с ужасом увидела, что принятая мной за овечку танцовщица, с которой трепался мой нанаглядный, на самом деле оказалась Надей Бессоновой – они с партнером прочно занимали чемпионские позиции в Украине и за ее пределами последние два года. А она что здесь делает????? Вроде же должна была брать уроки в Англии, России, Германии и где еще черт носит этих чемпиков!

Я хотела незаметно ретироваться – особого желания глазеть на эту стерву не было, но Надюша уже подняла на меня фиалковые глазки и жизнерадостно (слишком жизнерадостно, актриса фигова, ф-р-р!) воскликнула голосом, которому мог бы позавидовать рождественский колокольчик:

- О-о, и ты здесь! Привееееет, чмок-чмок, - царственная особа осторожно, чтобы пудра не обсыпалась, облобызала меня в обе щеки, изображая искреннюю радость от встречи. Я криво ухмыльнулась в ответ, с ужасом и отнюдь не белой (да-да, честно признаюсь) завистью оглядывая ее внешний вид. Так, тренировочное платье от «Кризанн» стоимостью в месячный бюджет среднестатистической украинской семьи, босоножки «Супаданс» с пряжкой, усыпанной камнями Сваровски, если сказать, во что это вылилось – коллапс хватит в объятья, в ушках и на тонких пальчиках матово блестят известные белые камушки, и пахнет от нее новым «Элль» от Ив Сен Лорана. Надя со вкусом потянулась, так что тонкий шелк платья призывно облегла все изгибы ее изящной фигурки, и покосилась на застывшего в безмолвном восхищении Андрея. Интересно, ну почему, ПОЧЕМУ стоит только в радиусе 5 метров появиться длинноногой блонде, у повального большинства партнеров начинается обильное слюноотделение до колен? Примитивщина. О какой тренировке в принципе может идти речь?! Он же зальет слюнями паркет.

- Дорогая, ты прекрасно выглядишь! – умилилась Надежда, - так похудела! Тебе намного лучше. А то знаешь, на последнем турнире ты как-то тяжеловато смотрелась… а может, это платье неудачно пошили. Или макияж старил…

Полюбуйтесь. В этом вся Надюша. В одной тираде умудриться раскостерить на все корки и мое новое платье, и макияж, и сообщить, что я выглядела настоящей хрюшкой на танцполе (это танцорский аналог коровы на льду), и что вообще – такой старой кошелке, как я, пора уже только носочки перед камином внучкам вывязывать. На ее ремарки можно реагировать лишь двумя возможными способами: либо принимать их за чистую монету, и тогда никаких нервов не хватит, либо смеяться – иначе с ума сойдешь. Помнится, пару месяцев тому назад, во время нашей с ней последней встречи, после аналогичного комментария я торжественно пообещала себе достичь той нирваны, когда ее слова не будут достигать моих нервных окончаний. Пока я еще в процессе.

Кинула быстрый взгляд в зеркало, оно безразлично отразило мою красную физиономию с размазавшейся тушью, всколоченные неопределенными пучками волосы – мамочки! Контраст разительный, ничего не скажешь. Понятно, почему мой драгоценный так «торопится» стать в пару, прямо шнурки рязвязываются. Я раскрыла рот, чтобы достойно дать отпор, и тут затрезвонил мой телефон. Схватила трубку – мама. С трудом поборола искушение скинуть вызов. Удержал лишь инстинкт самосохранения – иначе бы она пиликала до тех пор, пока бедний Киевстар не заглючило бы.

- О, здравствуй, кисюня. Я звоню только чтобы узнать, что бы ты хотела получить на день рожденья.

- День рожденья?!

- Ну да, ты же хочешь получить сюрприз, правда?

- Нееееет, - взвыла я, наблюдая, как Надя тащит моего (пока еще) несопротивляющегося партнера в центр зала, - ох, то есть, извини. Я немного за….

- Я подумала, тебе захочется набор пен для ванной с клубничным вкусом? Знаешь, такой сладенький.

- Мам. Сейчас декабрь. До моего дня рожденья еще целый месяц. У меня тренировка. В самом разгаре. Я не принимаю ванну. Мне не нужна пена с клубничным вкусом.

- Но кисюня, Эллочка купила себе такую. Очень приятно принять ванну после долгого рабочего дня.

- Кто такая Эллочка?

- Ну Элла, кисюня. Ты ее знаешь – дочка Разумовченков. Эллочка! Она еще на радио работает!

- Мам…

- Она говорит, что пена с клубничным вкусом – замечательная вещь…

- Я не хочу пену для ванной.

- Послушай сюда. Мы с Разумовченкой старшей решили пойти и купить тебе чудесную пену для ванной, и к ней милую губочку розового цвета, как тебе идея?

Я в изнеможении прислонилась к стене и отвела трубку от уха, глядя, как Надя прижимается к Андрею, умело маскируя эту дилетантскую эротику под румбу. «Конструктивные отношения», пробормотала я, вновь прижимая трубку на место. Мама вещала:

- …будет здорово, ты сможешь поставить ее на полку в ванной рядом с молочком для тела и зубными щетками. А еще я хотела приехать к тебе на выходные и сварить овощной суп.

- Мама, у меня турнир на выходных. Я тебе триста раз уже говорила. Я не хочу суп и не хочу пену для ванны с розовыми губками. Мой партнер танцует с моей главной конкуренткой, на которую давно уже запал, - в отчаяньи завела я, нервно постукивая каблуком по паркету.

- Оххх. Я тебе давно говорила, бросай эти танцы и займись чем-то полезным! И вообще, не нервничай по пустякам, кисюня. Это вредно. О-о, и знаешь что?

- Что? – безнадежно выдохнула я, разрываясь между непреодолимым желанием кинуть трубку и запустить туфлей в этого кузнечика в кризанновском платье.

- Я все-таки приеду в субботу утром, чтобы сварить тебе овощной суп. Он очень питательный. И ты сможешь взять его с собой на турнир в термосе! У тебя ведь есть термос, да, кисюня?..

О Господи!...

День второй, вторник. Уф-ф-ф-ф-ф…

Утром встала на весы – 58 кг!!!! КАК??? ОТКУДА??? Вчера же было 57! Это аномально. Ну не может человек за ночь, во сне, набрать кило веса! Бред какой-то. Это весы сломались, не иначе. Электроника, то же мне!

 

Уфффф. Делается дурно от мысли, что сегодня эта каракатица Надя снова притащится в зал и будет снисходительно посматривать на мои жалкие потуги правильно развернуть бедра и стороны в самбе. Кажется, Андрей окончательно на нее запал. Наверно, спит и видит, как они с ней вертятся на паркете. Я как раз накладывала макияж, а эта мысль так меня взбесила, что я чуть не ткнула себе в глаз кисточкой для туши. Нет, ну что за вселенская несправедливость! Именно тогда, когда надо подтянуться, как тощая энергичная борзая, и вести уже и так неравный бой с собственной ленью и партнером-бабником, у меня:

- лишний килограмм (катастрофа!!!)

- прыщ на носу (прямо посередине, так что даже тоналкой не замазать)

- на новых колготках – дырка на большом пальце

- и еще я жутко хочу есть, но не могу, потому что тренировка

- и….

О Боже, неееет! Мама на линии.

- О, привет, кисюня, привеееет, - она зачмокала в телефонную трубку. Я села в рваных колготках прямо на пол и вытянула ноги.

- Я как раз звоню сказать тебе, что мы с твоим папой будем в городе сегодня, поэтому все вместе могли бы встретиться в центре и пойти по магазинам!..

- Ма…

- …а потом зайти куда-нибудь перекусить!

- Мама….

- О, и еще обязательно заглянуть с тобой к моей парикмахерше – а то на твою голову уже смотреть страшно! Сделаем что-нибудь миленькое – скромно и неброско. Например, каштановый и каре. Правда, будет мило? И еще можно….

- Мама! – рявкнула я в трубку, едва сдерживаясь, - извини, но у меня сегодня нет времени. И я не хочу каштановое каре!

- О, какие глупости, кисюнчик, - пырхнула мама, - конечно же, ты хочешь! Ты же не хочешь, чтобы твой партнер переметнулся к той девочке, правда?

Ф-р-р-р. Иногда мамина прозорливость ставит меня в тупик. Но как же это противно знать, что даже родная мать уверена в твоей непривлекательности! О Боже. Боже, БОЖЕ…. Ненавижу всех. Ненавижу людей. Ненавижу весь мир. Кроме танцев, разумеется.

- Мама, перестань….

- И разговаривай со мной нормальным тоном! – велела она. – Ты пойдешь сегодня с нами. И точка. Ты должна больше времени тратить на семью! Мы – это все, что у тебя есть! Ничего не случится, если проведешь денек с родными, а не со своими дурацкими танцульками!..

Я потянулась к столу и взяла из пачки сигарету. За чтоооо?... Так злилась, что начала прикуривать с фильтра.

- Кисюня, ты куришь?! – грозно вопросила мама из трубки.

- Нет, что ты! – испуганно оправдываюсь я, поспешно тыча окурком в пепельницу.

- О, детка, знаешь что? Мы чудесно проведем день! И ты пойдешь к своему партнеру уверенная, и с новой стрижкой! Слушай, а может, еще купим тебе джинсовую юбку? Знаешь, такую – короткую.

- Мама. Я не ношу короких юбок. У меня тренировка. До турнира осталось меньше недели. Если я сегодня пропущу занятие, моему партнеру в принипе будет все равно, с какой я прической и во что одета.

-Охх. Ну ладно. Тогда я приеду к тебе вечерком, и покрашу тебя сама! Знаешь, милая, эти белые полоски у тебя на голове – не знаю, как называется, - тебе совсем не идут! Ну все, пока. Краску я куплю. Целуююю! ..

 

Ох нет. Ох нет. Я не хочу никуда идти. Хочу остаться дома, лежать под пледом с коробкой шоколадок, и смотреть телек. Не хочу тащиться в зал и чувствовать себя полной дурой. Толстой. И прыщом. И комплексами. Даже родная мать, и та считает меня ужасной. Фрр….

Ох! Звонок. Лихорадочно хватаю трубку – Лиза.

- Он козеееел, - проблеял абсолютно овечий голос, - ыыыы…..

Бросая тревожные взгляды на часы, начинаю метаться по квартире, собирая сумку. Параллельно слушаю вполуха стенания Лизы о том, что ее партнер, на которого она уже давно и безнадежно имеет определенные виды, заставил ее прождать его в зале час, а когда она позвонила, с гордостью сообщил, что он не приедет, потому что….

- …потому что у него есть дела поважнее! – взвыла Лиза с новой силой. В трубку захлюпало. Она чихнула.

- Эээ, слушай, может, все не так серьезно? – предположила я, пытаясь достать ногой закатившуюся под кресло щетку. Черт, ну же… - Может, ему просто надо дать отдохнуть?

- У нас турнир! – взвизгнула она, - и он…. Да черт с ним, с турниром! Этот козел просто с той блондой перепихивается, я уверенаааа!

- Какой блондой?

- С которой в клубе познакомился, пока я болела, - зарыдала она вголос.

Я попыталась утешить ее. К тому времени, как были использованы все сподручные выражения типа «все обойдется», «не переживай», «все они сволочи», Лизок уже могла проикать целую фразу, ни разу не всхлипнув.

- Может, встретимся сегодня? – робко предложила она, - Вечерком! Пожаааалуйста! Я смогу надеть свое новое платье…

Назначили эктренный саммит на семь вечера. Прощаясь со мной, она явно повеселела. Хоть кому-то лучше……Пулей вылетела из дома, потому что опаздывала уже на двадцать минут. Так, отлично – теперь на метро я точно не успею, придется «грача» ловить. Я скособочилась возле бордюра попривлекательней, и навесила на лицо милую улыбочку. Мне повезло – животный магнетизм, наверное, а может, водителю понравился цвет моего пальто, - и через мгновение угнездилась на переднем сиденье старенького «Ланоса». Объясните мне загадку природы, которую я всегда пытаюсь разгадать, садясь в такси: почему, ну почему абсолютно ВСЕ водители мужского пола (женского мне пока – увы!- не попадались) уверены в своей неотразимости и желании клиента поговорить, пока машина движется в указанном направлении?! Не спорю, есть и те, которым жизненно необходимо болтать, как дышать. Но я отнюдь не отношусь к их числу. Нет, я не снобка, ничего такого – просто обсуждать с незнакомым человеком любые темы: начиная от политики и заканчивая цветом пеленок у его недавно родившейся дочки, мне, признаюсь, слабо. И надо же – сегодня мне конкретно не повезло. Водитель – такой себе краснолицый детина пятьдесят восьмого размера – довольно брезгливо взглянув на большую надпись «Galex» на моей сумке с тренировочной формой – процедил:

- Торгуешь, што ль?

- Нет, с чего вы взяли? – искренне удивилась я. Вот это заворот, за коробейницу меня еще никто не принимал! – Это просто логотип фирмы, которая одежду и туфли делает, - быстро пояснила я.

«Шумахер» недовольно насупился, будто я выдала ему в глаза личное оскорбление, и так рванул по тормозам на светофоре, что я чуть не вылетела через лобовое стекло.

- Танцооорша, - протянул он, пока я подбирала с пола выпавшие из сумки туфли, гетры и заколку для волос, и яростно запихивала их обратно, - я-а-а-сненько.

Сказать, что я поразилась – мало будет. С каких это пор водители такси – явно не проводящие все воскресенья в зале, обнимая жену медленным вальсом – узнают по латинским босоножкам, что я танцовщица?!. Водитель понимающе хмыкнул на мою перекошенную в немом вопросе морду лица, и пророкотал:

- Жена смотрит эти ваши…Танцы с известностями, что ли…

- «Танцы со звездами», - догадалась я. А-а, ну все понятно. Повальная Всеукраинская истерия. Нет, все таки наши люди – уникальные существа: пропустить в субботу Чемпионат Европы во Дворце Спорта, где выступают настоящие мэтры бального танца, и вместо этого приклеиться к экранам телевизоров, чтобы поглазеть на то, как Могилева и Подпаева повествуют о нелегкой жизни звезд, переделываемых в танцоров. Железная логика. Но реклама для только развивающихся в нашей стране спортивных танцев отличная, конечно. Теперь разве что младенцы-груднички не перечислят все танцы «десятки».

- А все из-за таких, как ты, бездельниц, - неожиданно разозлился водитель.

Я оторопела.

- Конечно, бездельниц, - сердито продолжал мужик, воюя с бедной баранкой – наверно представлял, что вместо руля выкручивает голову такой «бездельнице», как я, - занимаетесь ерундой, а потом народ неизвестно чем себе мозги забивает!.. Учились бы лучше! Куда страна катится…

Я вздохнула, и молча откинулась на спинку засаленного сиденья. Прекрасно. Мне попался брюзга, зануда и неудачник. Обожает всех поучать, и коптит небо по чудному принципу: «Есть два мнения – мое и неправильное». Тут главное - не реагировать на его бухтение. Я закрыла глаза и мысленно начала настраиваться на работу. Так, все просто замечательно, скоро буду в зале, с толком позанимаюсь, тресну туфлей Надю… - ой, не то! Только позитив. И конструктивные отношения. Повторяя про себя эти две фразы, как заклинание, я расплатилась и вылезла из «ланоса».

- До свиданья!

- Тьфу, бездельница, - в сердцах рявкнул водитель и так хряпнул дверью бедной малолитражки, что она ходуном заходила. Выпустив мне в лицо облачко бензинового дыма, «ланос» резво поплюхал переулком.

Приободренная этим милым напутствием, я влетела в зал. Так, картина маслом: Надя мило беседует в компании Жени – нашего тренера, моего ненаглядного партнера и еще одной пары. Сегодня на ней лосины и гольф «под леопарда», облегающие ее стройную фигурку, точно вторая кожа; босоножки на «десятке»-каблуке, руки в золотых браслетах, светлые (честное танцорское, красится! Хоть и утверждает, что нет!) волосы собраны в художественный беспорядок на затылке. Модель с картинки, вздохнула я, уныло натягивая форму в раздевалке. Смотрится просто звездой, да и танцует здорово. Я сердито заматывала колено эластичным бинтом – старая травма, снова ноет. Вообще, извечная проблема всех танцоров - колени и спина. Это только на паркете все так бело и пушисто – сияющие улыбки, стройные загорелые ножки, дорогие платья и прочая мишура. Ну кто скажет, что еще полчаса назад эта красавица была усталым бесцветным существом, судорожно размазывающим по бледной мордашке слезы боли и отчаянья – скоро выходить в свой заход, а она вывихнула ногу, и теперь хромает!!! Рядом беспомощно нарезает круги растрепанный партнер. Никого не волнуют твои проблемы. Хочешь танцевать? Вперед! Сцепи зубы, закуси губу, вылей на ноющую щиколотку полбаллончика «заморозки» и туго перетяни эластичным бинтом, соленые разводы замажь тоналкой, засыпь пудрой, красные глаза оттени густющими накладными ресницами, на пухло намазанные ярким блеском губки нацепи самую беззаботную ухмылочку, и выходи – танцуй!.. Ах, не можешь!.. Слабачка. От адреналина и аплодисментов, которые ты получишь там, на паркете, нога и без бинтов болеть перестанет.

…Как ни странно, тренировка прошла очень даже продуктивно. По крайней мере, начало. Я уж было уверовала в то, что мы не опозоримся на турнире. Андрей, конечно, все время стрелял пламенными взглядами в сосредоточенную на основном ходе румбы Надю (основной ход, как же! Кого она пытается обмануть?!), но это мелочи. Хотя я постепенно начала закипать. В конце концов, когда мой драгоценный партнер от невнимательности чуть не уронил меня в поддержке, я не выдержала и выпалила:

- Может, перестанешь смотреть на нее и хоть немного потанцуешь в моем астрале?

Андрей презрительно взглянул на меня, приподняв левую бровь – ненавижу, когда он так делает!

- А ты танцуй, как Надюша, тогда и партнеру будет приятно с тобой в паре стоять!

Он отбросил мою руку, развернулся и вразвалочку двинулся к Наде. Я замерла на месте, точно соляной столб, не в силах переварить это хамство. Надюша – видали! Кто дал ему право тыкать мне в нос тем, что она сильнее?! Можно подумать, он сам танцует на уровне ее партнера! Злые слезы запекли в глазах. Ну ничего, мы еще посмотрим!.. Я отвернулась к зеркалу, почти ничего не видя от слез и злости, и ринулась в бой с кубинскими брейками - ничто не отвлекает лучше, чем механическая отточка техники. А я, когда злюсь, работаю в пять раз сильнее. Так, схема проста: работа от колена, вывести бедро, не забыть о стороне, руки в объеме, голову наверх… Колено, бедро, сторона, руки, голова… Колено, бедро…

Танцевала упорно, не реагируя на внешние раздражители. Ног уже не чувствовала вообще. Постепенно зал опустел. Краем глаза я заметила, как мой партнер, чуть ли не приседая, открывает дверь перед Надей, даже не попрощавшись со мной. Дверь хлопнула. Я обессилено рухнула прямо на паркет, и зарычала. Я убью его, в бессильном бешенстве пронеслось в голове, я это непременно сделаю! Вот только оттанцуем на турнире, хотя нет – какой турнир, ведь на него надо готовиться, а вместо этого мой партнер развлекается с этой длинноногой блондой!!!! Я не заметила, как выкрикнула последний пассаж вголос. Сзади раздался сдавленный смешок, и я обернулась: возле барной стойки, куда мы бросаем свои мобилки, одноразовые платки, заколки, ключи от раздевалки, ставим бутылки с водой – непременные атрибуты тренировочного зала, - стоял Надин партнер, Олег. Надо же, а я и не заметила, что он здесь.

Олег подошел ко мне и, молча подав руку, помог подняться. Я неловко встала, отряхивая юбку. Натруженные мышцы противно дрожали – ох и крепатура у меня завтра будет!..

- Не обращай внимания, - невозмутимо сказал Олег, кивнув на дверь, куда вышла его партнерша с моим партнером. – Я Надьку давно знаю. Она Андрею быстро мозги вставит. С ней никто думающий долго не протягивает, - и он громко расхохотался.

«А себя ты к «думающим» не относишь, значит?» - проглотила я язвительный вопрос; кивнула, и поплелась в раздевалку.

 

… На экстренном саммите, который начался без меня, обсуждался вопрос с Лизиным партнером. Сама Лизок не знала, кого слушать, переводя недоуменный взгляд все шире открывавшихся глаз с Алины на Олю. Алина была в ударе: она яростно размахивала куском пиццы, зажатой в одной руке, и бокалом Каберне в другой, и поливала Лизкиного партнера такой амброзией, что даже привыкшие ко всему завсегдатаи «Паровоза» начали бросать на нее косые взгляды. Впрочем, никакого эффекта это не произвело – если Алишка входит в раж, она и «хаммер» на встречке остановит. А уж какие-то там нервные посетители – не стоят внимания вообще. Я рухнула на стул, блаженно расслабив мышцы, и, дождавшись короткой паузы в разговоре, выпалила все про Андрея, Надю и странного Олега. Оценив весь ужас моего положения, подруги кинулись на помощь быстрей Чипа и Дейла: Оля пододвинула пиццу и свое пирожное, Алинка ткнула мне в руку бокал с Каберне, Лиза прикурила мне сигарету, и вдруг брякнула:

- Слушай, а за каким чертом он тебе вообще нужен, а? Найди себе другого!

Паузе, которая воцарилась после этой гениальной фразы, позавидовали бы и МХАТовцы. День второй, вторник: надлом

Спустя энное количество времени, которое пролетело совсем незаметно в нашей дружной женской компании, когда была распита далеко не одна бутылка Каберне, я мельком взглянула на часы – почти полночь. Ого, задержались мы что-то. А завтра надо снова бежать в зал, еще и звонить Андрею, выяснять с ним отношения по поводу сегодняшней выходки… Так неохота, - я недовольно сморщила нос. Он, конечно, сделает из меня виноватую – как всегда – а я буду лепетать нечто невразумительно-оправдательное в ответ; в общем, жизнь хороша, господа танцоры. Конечно, с одной стороны – терпеть его фокусы мне отнюдь не улыбается, и, честно говоря, уже надоело до нервных колик, а с другой стороны – найти хорошего партнера, мягко говоря, нелегко. Спросите у партнеров, которые стоят в паре уже довольно долго, и, хотя отчаянно ругаются, тем не менее, продолжают танцевать вместе, – почему они сцепляют зубы, и упрямо терпят все капризы своей второй «танцевальной половинки», осуществляя своеобразный ритуал танцорского мазохизма? На самом деле, причин может быть несколько. Первая – амбиции и желание добиться успеха любыми способами, - в этом случае приготовься терпеть любые издевательства и часто скрещивать шпаги с партнером. У тебя есть цель, и ты к ней идешь. Вторая – сила привычки. Тяжело понять? Только представьте: вы вместе уже от трех до пяти лет, и ваши отношения очень смахивают на отношения среднестатистической семейной пары, когда любовь-морковь и все прелести медового месяца-года уже слегка померкли, и пошла каждодневная рутина. Вот партнер перед вами, такой знакомый и привычный. Вы знаете друг о друге разные серьезности и мелочи, которые кажутся такими же знакомыми и привычными: почему он любит галстуки в овальчиках и не пьет кока-колу; какими духами она пользуется, и почему не хочет тренироваться утром по субботам; что вместе вы обожаете медленный вальс, румбу и джайв, лояльны к танго и не перевариваете пасодобля; и что…

Философские раздумья прервала Лиза, помахав перед моим лицом пальцами, перемазанными в шоколаде. Мы расплатились, вышли из прокуренного «Паровоза» на морозный воздух, я попрощалась с девочками, увидела, как они садятся в такси – из нас только мне ехать в совершенно противоположную сторону – и подняла руку, чтобы поймать машину себе. В сумке затрезвонил телефон. Я мельком взглянула на дисплей – номер скрыт, с городского звонят –подняла трубку:

- Надежда Витальевна Бессонова вам кем приходится? – послышался далекий голос без эмоций.

Я не сразу поняла, о ком спрашивают, но потом в голове мелькнуло: Надя! Алкоголь испарился из крови мгновенно. Внутри похолодело. Я кожей почувствовала, что что-то не так.

- Можете приехать? – уже настойчивей продолжал безликий собеседник, - двадцать восьмая поликлиника, корпус пять, адрес…

- Я знаю! – я уже бросила трубку и выскочила на дорогу останавливать такси…

…Надя лежала в палате и спала. На бледных щеках – грязные потеки от слез и размазавшаяся тушь. Блестящие пряди потускнели и спутались на подушке вокруг ее худого лица. Меня кольнула острая жалость: ну как это могло произойти?..

Влетев в больницу, я выяснила, что Надя попала под машину. Документов у нее с собой не было, и дежурная из «Скорой» позвонила по первому номеру, который шел в мобильном пострадавшей. Им оказался мой. Замученная врач, которую я поймала в коридоре, отчиталась в раздраженно-грубоватой форме:

- Пусть твоя подружка свечку поставит, что жива осталась, - сказала она. – Мало того, что под кайфом была, так еще каблучищи нацепила – и под колеса! Совсем молодежь безголовая!

- Надя не принимает наркотики, - ошалело выдавила я.

Врачиня устало вздохнула.

- Девушка, - спокойно, как душевнобольной, втолковывала она мне, - в ее крови этого добра столько было, что как она вообще на ногах держалась до аварии – непонятно!

Я только моргала, не в силах выдавить даже слово. Мир просто кувыркался с ног на голову. Такое ощущение, что я сплю, и вижу гениальный по своей коматозности сон.

- Так что с ней? – услышала я чье-то хриплое карканье, и, спохватившись, поняла, что это мой родной голос.

- Легко твоя подруга отделалась, - в сердцах рявкнула врач, хмурясь, - могла ведь и шею к чертовой матери свернуть! А так – перелом ног у нее. На правой – закрытый, там ничего страшного. А вот на левой – хуже, - двойной со смещением. Повезло вам, что Сергей Федорович на дежурстве сегодня был, - золотые руки. По кусочкам собирали…

Я не могла поверить, что это происходит наяву. Слова долетали как сквозь вату. Я тупо кивала в ответ, не понимая, что она мне говорит. Потом в мозгу пронеслось – ноги! Я громко ахнула.

- Как ноги? – я вцепилась в белый рукав. Докторша встрепенулась, с опаской глядя на меня. Но мне было все равно. Это же ужас, просто катастрофа…

- Радуйся, что голова на плечах осталась! – вспылила врач, высвобождая свой халат из моих рук. – Полежит в гипсе несколько месяцев, и снова побежит…

//----//----//

- Месяцев? Несколько месяцев??? – закричала Надя, и расплакалась. Она рыдала взахлеб, и никак не могла успокоиться, а я неловко топталась возле ее кровати, пытаясь погладить ее по худеньким, истерично трясущимся плечам, и чувствуя себя полной дурой. Что тут скажешь? Какие можно подобрать слова, когда жизнь рушится в один ужасный миг?..Несколько месяцев – полгода: и не факт, что после восстановления она вообще сможет танцевать. Но даже если так, то это все равно семимильный шаг назад – тело забывает «втанцованные» навыки через пару-тройку недель без тренировок, ну месяц, максимум. Значит, о профессиональной карьере можно забыть. Придется начинать все практически с самого старта. Ну, а из ближайших проблем, конечно же…

- Турнир, - глухо застонала Надя в прижатые к лицу ладони, - мы так к нему готовились!.. Ну почему я не умерла вчера?..

- Не мели глупостей, - разозлилась я и слегка встяхнула ее. Она подняла на меня несчастные заплаканные глаза. В этот момент она вовсе не казалась мне дурочкой, которой я привыкла ее считать. Я внезапно обняла ее и прижала к себе. Надя заскулила мне в плечо, как щенок, и хлюпнула носом. Потом резко отстранилась и твердо сказала:

- Лучше бы я умерла вчера. Что делать??? Олег не переживет. Он с ума сходил, так хотел победить в этом чемпионате.

- Почему? – удивилась я. – Почему именно в этом?

Надя всхлипнула, но ответила:

- Потому что за выигрыш мы бы получили мастеров спорта. И блестящие шансы на финал Блэкпула. Олегу нужно это звание – очень. Для амбиций, и для работы тоже. Но теперь…

Она закусила нижнюю губу, явно готовясь зареветь снова, и ненавидяще уставилась на свои загипсованные, на растяжках ноги. Я ободряюще сжала ей ладонь и сгоряча ляпнула:

- Если Олегу это нужно, вот пусть и переживает, - Надя непонимающе воззрилась на меня, - в смысле, пусть ищет себе другую партнершу, раз такой умный, и с ней выигрывает чемпионаты хоть на Плутоне. Его больше должно твое здоровье волновать, чем…

Я осеклась, увидев, что меня не слушают. Надя неожиданно со свистом втянула в себя воздух, уставившись на меня круглыми, как блюдца, глазами, губы зашевелились без звука, будто она что-то обдумывала. Я вопросительно подняла брови, будучи озадаченной сверх меры.

В палату ворвался с перекошенным лицом заспанный Олег, и бросился к партнерше. Она захлюпала с новой силой, сквозь рыдания пересказывая свои горести. Я деликатно вышла из палаты, и поплелась, едва переставляя ноги, к выходу. В голове было пусто, мышцы дрожали от усталости и стресса. Ну и ночка…

Дома рухнула в кровать, не раздеваясь. За окном уже тускло серело рассветное зимнее небо. «Спать не буду», - подумала я, закрывая глаза. Веки, казалось, весили по тонне каждое. «Просто полежу так пару минут, и встану…»

Оххх, телефон.

- Алло-о? – я отчаянно пыталась понять, где нахожусь.

- Привет, это Олег, Надин партнер, - голос был усталый, но с ноткой тщетно скрываемого раздражения, – ты срочно нужна в зале. Одевайся и приезжай, сейчас.

- Но… - в трубку уже неслись частые гудки.

Я на реактивной тяге слетела с кровати, пытаясь одновременно расчесать спутанный ком на голове, влезть в колготки и запихать в сумку вещи. Боже, что еще случилось? Хватит с меня приключений!..









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь