Состояние сурдопедагогики в середине XX века

В середине 50-х годов XX века в буржуазной педагогике все более обнаруживались кризисные явления. Сложной и крайне противоречивой структуре самого капиталистического общества соответствовали плюралистические, внутренне противоречивые педагогические концепции. В начале 50-х годов XX века про­грессивный английский ученый Дж. Бернал при оценке состоя­ния буржуазной педагогики замечал: «Будучи неспособной или не желая признать изменяющийся характер общества или его классовую структуру, теория педагогики сознательно, так же как и бессознательно, считала это общество неизменным и стремилась найти способы приспособить к, этому обществу уча­щихся. Это неизбежно делало такую теорию догматической и апологетической»7.

Главное назначение буржуазных педагогических концепций середины XX века заключалось в том, чтобы завуалировать классовую сущность буржуазной школы и системы народного образования, в которой процветала расовая и национальная дискриминация учащихся, все более усиливалось влияние рели­гии, распространялись версии о врожденной, наследственной интеллектуальной неполноценности детей трудящихся. Однако под влиянием научно-технической революции, под давлением прогрессивных и демократических сил, массовых выступлений трудящихся против буржуазной политики и за демократизацию школы сфера народного образования расши­рялась.

Развитие сурдопедагогики в середине XX века имело в своей основе те же социальные причины и факторы. Характе­ризуя состояние обучения глухих и сурдопедагогики западно­европейских стран и США в этот период, мы остановимся на проблемах классификации и дифференцированного обучения глу­хих детей, связи глухих учащихся с семьей, вопросах общей орга­низации учебно-воспитательной работы в специальных школах. Мы также остановимся на вопросах содержания деятельности благотворительных организаций, международных сурдопедаго­гических конгрессов и Всемирной Федерации глухих (ВФГ).

Классификация и дифференциация глухих детей. Исследо­вания в области оториноларингологии, технический прогресс в области электроакустики и электроники в период после второй мировой войны привели к тому, что с середины XX века стала уточняться классификация детей с недостатками слуха и речи. Подход к глухим стал более дифференцированным. Так, термин «глухонемой» теперь применяется в более конкретном и точном значении. Например, в Бельгии дети с недостатками слуха диф­ференцируются по трем группам: 1) глухонемой — потеря слу­ха 90 децибел и более (в сфере речи); 2) полуглухие — потеря слуха в сфере речи от 60 до 90 децибел; 3) слабослышащие — потеря слуха от 30 до 60 децибел. В Бельгии принято объеди­нять глухих и полуглухих в одной школе для глухих. Здесь создаются отдельные классы или школы для слабослышащих.

В Дании классифицируют детей на глухих (когда речь не развивается естественно) и слабослышащих (когда речь ограни­чена или искажена). Дети этих двух групп обучаются в отдель­ных школах. Дети со слабой потерей слуха — слабослышащие — проходят программу народной школы с необходимой дополни­тельной педагогической помощью.



В Англии глухими считают тех учеников, которые практиче­ски не имеют слуха или остатки слуха у этих детей настолько малы, что они могут обучаться лишь методами, предназначен­ными для глухих детей. К слабослышащим ученикам относят тех, кто имеет некоторую естественно приобретенную речь, но нуждается в специальных методах обучения. В Ирландии и Шотландии используют те же самые определения. Степень поте­ри слуха здесь измеряется в децибелах. При этом большое вни­мание обращается на общее состояние ребенка, уровень его раз­вития.

Таким образом, по отношению к глухим теперь осуществля­ется более дифференцированный подход. Учитывается связь глухоты с состоянием речи ребенка. Кроме того, принимается во внимание возможность использования речи в процессе даль­нейшего обучения.

В капиталистических странах аудиологическое определение глухоты используется в качестве средства ограничения приема детей в школы для глухих из-за недостаточного количества мест. Так, Институт имени Родригеса Перейра в Португалии принимает только тех детей, потеря слуха у которых свыше 80 децибел.

Глухие дети поступают в школу в возрасте от 5 до 7 лет; продолжительность обучения колеблется от 7 до 11 лет.

С середины XX века в некоторых странах усиливается тен­денция отделять глухих от слабослышащих. Более совершен­ным становится учет глухих детей соответствующими органи­зациями. В ряде стран Западной Европы считается обязатель­ным сообщать в соответствующие инстанции о случаях глухоты. В Дании, например, врачи, школьная администрация должны докладывать Центральному совету глухих о всех случаях глу­хоты у детей до 16 лет. При этом должна быть указана степень глухоты: абсолютно глухие; имеются остатки слуха; остатки слуха так малы, что дети не в состоянии учиться в народной школе или в школе для слабослышащих. Эти данные поступа­ют в Министерство просвещения. В Финляндии о случаях глу­хоты местные власти обязательно докладывают только в том случае, если ребенок нуждается в особой помощи. В странах, где отчеты о случаях глухоты не составляются, сведения о них поступают из разных источников. Например, в Бельгии потеря или отсутствие слуха могут быть обнаружены во время осмот­ра младенца в клинике обязательной вакцинации оспы для младенцев и т. д.

В некоторых странах проводятся специальные обследования в каждом из районов и домов. Эти обследования составляют основу для общей статистики и учета детей с недостатками слуха в масштабе всей страны.

По данным супругов Тейлоров, в четырнадцати странах За­падной Европы обучение глухих детей является обязательным. В Дании оно стало обязательным с 1817 года, в Норвегии — с 1881 года, в Англии — с 1893 года. В таких странах, как Гре­ция, Ирландия, Португалия и Испания, не требуется обязатель­ного посещения школы глухими детьми. Нет ничего удивитель­ного в том, что обучение детей с физическими недостатками не является обязательным там, где еще не обеспечено обязатель­ное обучение нормальных детей. Например, в конце 1958 г. 800 000 нормальных испанских детей не могли посещать школу либо из-за отсутствия нужного числа классных комнат, либо из-за нехватки учителей. Ведь глухой ребенок нуждается в бо­лее длительном обучении. Обучение речи и чтению с губ, по­пытки использовать сохранный анализатор взамен дефектного, дополнительное профессиональное обучение — все это требует большего времени и больших материальных средств.

Практически все школы для глухих стали интернатами. Лишь Англия и США в этом отношении представляют собой исключение. В Англии и США обнаруживается тенденция соз­давать преимущественно дневные школы для глухих и слабослы­шащих. Следует подчеркнуть, что поступление детей малоимущих родителей в школы-интернаты и даже в дневные школы или в специальные классы в народных школах, а также и в обычные классы, где ведутся дополнительные занятия по обучению чте­нию с губ с использованием звукоусиливающей аппаратуры, является весьма затруднительным.

Связь глухого ребенка с семьей. Начиная с 50-х годов все большее значение в капиталистических странах придается про­блемам связи с семьей, влиянию семьи на обучение глухих де­тей. В тех случаях, когда это возможно, глухие дети живут до­ма и посещают дневные школы. Например, 60% детей, обучаю­щихся в Копенгагенской школе глухих, живут в своих семьях. В других странах допускается, чтобы дети жили в чужих семьях, вне школы. Считается желательным, чтобы глухой ребенок, живя либо дома, либо у приемных родителей, посещал специальную школу. Однако есть в этом, по признанию учителей, и недоста­ток: учитель при этих условиях не оказывает ребенку должной помощи в обучении и воспитании.

В этом отношении представляет интерес опыт одной из швейцарских школ. Эта школа обращается за помощью к мест­ным жителям, в семьях которых дети могли бы проводить сво­бодное от школьных занятий время. В семьи местных жителей определяются те дети, родители которых проживают слишком далеко, для того чтобы их дети могли бывать дома, в родной семье чаще, чем только во время школьных каникул. Подоб­ные опыты показывают положительное влияние семейной об­становки на развитие способности глухих к общению с окружа­ющими. Вместе с тем они разрушают традиционную изоляцию глухих в закрытых учебно-воспитательных учреждениях.

В настоящее время все большее значение придается диаг­ностике раннего выявления глухоты и организации возможно более раннего обучения глухих детей. Детский сад в отдельных странах Западной Европы становится неотъемлемой частью учебно-воспитательных учреждений для глухих. Детские сады для глухих детей постоянно связаны со школой. Такие детские сады часто посещают также и слабослышащие дети. Но все это требует оплаты со стороны родителей или привлечения средств частной благотворительности.

Существуют и другие формы медицинской и педагогической помощи глухим детям и их родителям. Специально для того определенный сурдопедагог или медицинская сестра следят за тем, чтобы родители глухих регулярно посещали те учрежде­ния, где им дают необходимые консультации.

В Дании глухих и слабослышащих детей дошкольного воз­раста родители обучают по программе, составленной государст­венной экспертизой и руководством клиник в сотрудничестве с преподавателями школ глухих. Специальный преподаватель посещает глухого ребенка в семье раз в неделю в течение двух месяцев. С этой же целью учителя большинства школ для глу­хих детей побуждают родителей посещать школы для консуль­таций у опытных сурдопедагогов. Для родителей публикуется специальная литература, которая издается Министерством про­свещения, благотворительными обществами или специальными школами. Ассоциации родителей и учителей организуют об­суждение проблем обучения и воспитания глухой молодежи, С этой целью созываются конференции для родителей по воп­росам обучения и воспитания глухих детей.

Лечебные мероприятия и учебные занятия иногда проводят­ся с родителями во время каникул. Подобная работа прово­дится, например, в клинике Д. Трейси в Лос-Анджелесе.

В некоторых странах организуются короткие летние курсы для родителей глухих детей. В Дании такие курсы проводятся в пансионатах для глухих под руководством государственной исследовательской клиники для матерей. Эти курсы посещают матери со своими маленькими детьми. В Финляндии проводит­ся двухнедельный курс обучения глухих учащихся чтению с губ. Эти курсы устраиваются каждый год без какой-либо субси­дии от государства. В Швеции центральные и местные ассоци­ации глухих детей организуют летние курсы для родителей. В Дублине (Ирландия) есть постоянный специальный класс для матерей глухих детей дошкольного возраста (класс Трейси). Организатором этого класса является филантропическая ассо­циация учителей.

Организация учебно-воспитательной работы и подготовка учителей для школ глухих детей. Электроакустическое обору­дование школ для глухих детей имеется в каждой стране, хотя в ряде стран такого оборудования недостает. Даже отделение глухих от детей, имеющих остатки слуха (слабослышащих), во многих странах задерживается из-за недостатка аудиометров. Южные страны Западной Европы испытывают затруднения в оказании помощи детям с дефектами слуха. У них не хватает электроакустической аппаратуры любого типа.

Обычно количество детей в классах сравнительно невелико.

Например, во Франции в таком классе обучается 12 детей (наполняемость классов обычной школы примерно 45 учащих­ся). В Нидерландах в этих классах обучается по 8—9 учащих­ся, тогда как наполняемость классов обычной школы 38 чело­век. В действительности количество детей в классах часто бы­вает больше принятых норм. Так, например, в Англии в классе для глухих должно обучаться по 10 детей, но на практике эта норма превышается на 13%. Самые немногочисленные классы для глухих детей в Швеции; среднее количество учащихся в классах 6 человек.

Школы глухих в западноевропейских странах пользуются «устным методом» обучения. Этот метод применяется здесь более широко, чем в США.

Школы некоторых стран Западной Европы нередко допол­няют систему «устный метод» системой буквенных знаков — дак­тилологией, предназначенной для того, чтобы придать видимую форму тем звукам, которые невозможно отличить при чтении с губ. Однако эта система используется только как вспомогатель­ное средство. Во многих специальных школах (особенно госу­дарственных) США сравнительно чаще применяют письмен­ную и жестовую речь.

Школы для глухих в крупных городах (особенно в Дании и США) хорошо оборудованы электроакустической аппаратурой. В них имеются киноустановки. В школах организуются поездки глухих учащихся в театр, работают драматические кружки, ор­ганизуются походы и экскурсии.

В соответствии с главными целями буржуазной педагогики в школах капиталистических стран для глухих детей ведется и воспитательная работа. Важнейшим орудием воспитания в ду­хе буржуазной идеологии здесь выступают организации бой­скаутов.

Бойскаутские организации почти во всех буржуазных стра­нах играют главенствующую роль в проведении досуга детей.

В некоторых странах, например в Бельгии, подросток или юноша имеет возможность присоединиться либо к группе только глухих, либо к группе своих нормальных сверстников. Смешан­ный тип группы обычно встречается только в больших городах. Кроме того, дети поддерживают между собой связь посредством переписки.

В последнее время в учреждениях для глухих детей все большее внимание уделяется занятиям в спортивных секциях. В той же Бельгии в рамках спортивных федераций ежегодно проводятся соревнования по футболу, баскетболу, волейболу, теннису и т. д. Глухие дети участвуют в организуемых для них международных Олимпийских играх. Спортивная федерация глухих во Франции уделяет особенное внимание футболу, бас­кетболу и теннису. В Федеративной Республике Германии су­ществуют особые спортивные организации для глухих.

Профессиональное обучение глухих и слабослышащих осу­ществляется во всех европейских странах. Оно обычно ведется параллельно с усвоением обязательной элементарной программы или является ее продолжением. В последнее время усиливается тенденция к отделению профессионального обучения от общеобра­зовательного. Профессиональное обучение глухих осуществляет­ся после окончания общеобразовательной школы.

Общим методом профессионального обучения является систе­ма ученичества со сроком от 3 до 6 лет. Глухие иногда обучаются профессии вместе с нормальными детьми. Так происходит, напри­мер, в Португалии. Но во многих странах, например в Швейца­рии, профессиональное обучение происходит в разных группах. После завершения курса профессионального обучения проводятся испытания, обычно такие же, как и для учащихся с нормальным слухом. Однако в некоторых случаях, как это делается в несколь­ких учреждениях Франции, глухим учащимся предлагается облег­ченный по содержанию комплекс заданий.

В большинстве капиталистических стран, в том числе и в США, обычными занятиями глухих и слабослышащих являются шитье, вышивание, различные домашние работы. Домашние рабо­ты выполняются с целью заработать на жизнь или просто помочь своим близким.

В связи с прогрессом техники в большинстве стран появляют­ся новые возможности для использования труда глухих в произ­водстве. В связи с этим признается необходимым осуществлять новые исследования профессиональных способностей глухих.

В некоторых странах глухие вяжут на машинах, точат ножи, переплетают книги, ретушируют фотографии, делают игрушки. Мальчики могут заниматься садоводством, сапожным делом, плотничать, обивать мебель, заниматься выделкой кожи, выпеч­кой хлеба, лесными работами, могут быть каменщиками, водо­проводчиками, кузнецами.

В ряде стран Западной Европы руководство профессиональ­ным обучением глухих осуществляют специальные учреждения. В некоторых из этих стран разрабатываются программы обуче­ния, инструкции и пособия по профессиональному труду. Все эти учебные материалы бывают далеко не совершенными. Специ­альные школы сотрудничают с правительственными комиссиями или филантропическими организациями, что обеспечивает более рациональное размещение глухих вместе с другими группами молодежи с теми или иными физическими недостатками в раз­личных отраслях производства. Такое сотрудничество более ха­рактерно для северных европейских стран. Ставятся вопросы о создании специального находящегося в ведении государства коор­динирующего центра по профессиональному обучению глухих. Посредством такой организации предполагается обеспечивать глухих устройством на работу в годы массовой безработицы в капиталистических странах.

Устроить на работу глухих бывает легче, чем людей с какими-либо другими физическими недостатками. Так, в Северной Ирлан­дии считается, что глухие могут успешно трудиться на больших ткацких предприятиях. В Португалии глухих охотно принимают на работу, потому что они хорошо работают и легко приспосаб­ливаются к трудовой жизни. Здесь глухие пользуются теми же правами, которые имеют рабочие без физических недостатков. Однако массовая безработица в капиталистических странах соз­дает трудноразрешимые, а часто и вообще неразрешимые пробле­мы для трудоустройства глухих.

В большинстве стран Западной Европы ведется специальная подготовка учителей для школ глухих и слабослышащих. Потреб­ность в учителях глухих возрастает. Формы сурдопедагогического образования могут быть очными и заочными. Подготовка учи­телей для школ глухих длится от одного года до пяти лет. Считается, что учителя слабослышащих должны иметь такую же основательную подготовку, как и преподаватели школ глухих.

При очной форме обучения период подготовки специалиста бывает сравнительно короче. Например, в Англии учителя про­ходят трехгодичную подготовку или даже годичную специали­зацию непосредственно в школе для глухих.

Во Франции продолжительность обучения зависит от того, где учителю глухих предстоит вести практическую работу. Пре­подавателей частных учебных заведений готовят по специаль­ности в течение трех лет. Для получения права преподавать в государственных учреждениях требуется дополнительно прора­ботать три года в качестве ассистента учителя после сдачи кон­курсных экзаменов. Специалисты, преподающие во французских государственных учреждениях для глухих, должны иметь также и диплом на право обучения умственно отсталых детей.

В некоторых из западноевропейских стран иногда обраща­ется внимание на наличие дополнительной подготовки учите­лей глухих по логопедии. Так, в Бельгии считается желатель­ным, чтобы учитель глухих имел еще и диплом логопеда.

Как правило, учителя специальных школ получают более высокую заработную плату, чем преподаватели народных школ. Однако, несмотря на этот материальный стимул, во мно­гих западноевропейских странах ощущается недостаток в учите­лях глухих детей. Соответствующие ведомства многих стран, например Италии, заявляли, что больше всего таких препода­вателей не хватает в сельской местности. Следует отметить, что и для тех стран, которые не заявляют о недостатке специалис­тов, проблема подготовки сурдопедагогических кадров являет­ся не менее острой.

Благотворительные организации и печать. В одиннадцати странах Западной Европы публикуется литература по дефекто­логии. Кроме того, издаются специальные журналы для глухих, тематика которых связана с их жизнью. В Бельгии, Дании, Финляндии и Франции имеются общие для глухих и слепых журналы. Один из двух финских специальных журналов изда­ется ассоциацией учителей слепоглухонемых. Два журнала в Англии, один в Федеративной Республике Германии и один в Швеции издаются союзами учителей глухих. Все остальные спе­циальные журналы издаются частными учреждениями или ор­ганизациями, которые в силу тех или иных причин интересуют­ся жизнью глухих.

В отдельных случаях людям с физическими недостатками предоставляются некоторые льготы. Например, в Португалии проезд глухих учащихся в школу и обратно оплачивается Ми­нистерством социального обеспечения.

В каждой из западноевропейских стран все еще существуют благотворительные организации. В ряде стран наблюдается боль­шое разнообразие таких обществ. Иногда они имеют и религи­озную основу, например Национальная федерация глухонемых католиков в Бельгии. Особенно большое разнообразие всякого рода ассоциаций для глухих имеется в Федеративной Республи­ке Германии.

Примером координации деятельности различных союзов мо­жет служить Франция, где создан Национальный комитет ко­ординации обществ глухих во Франции и за рубежом, основан­ный и руководимый глухими. Этот комитет официально приз­нан Министерством здравоохранения Франции.

Международные конгрессы сурдопедагогов. Целью междуна­родных конгрессов деятелей в области сурдопедагогики явля­лась борьба за улучшение социального положения глухих и со­вершенствование методов их обучения и воспитания.

Одним из представительных и важных для развития сурдо­педагогики был состоявшийся в 1925 году Лондонский конгресс. В центре внимания этого конгресса стояли вопросы о положении глухих в обществе. От Советского Союза на этом конгрессе выс­тупил с докладом Л. С. Выготский. Исключительно большой ин­терес участников конгресса вызвало сообщение о системе госу­дарственного обучения и воспитания глухих в первом в мире го­сударстве рабочих и крестьян — Советском Союзе.

После 1925 года длительное время международные встречи сурдопедагогов не проводились. Лишь в 1950 году в г. Гронин­гене (Голландия) был созван первый в послевоенный период конгресс ученых и сурдопедагогов из 22 стран мира. Его зада­чей было подведение итогов развития теории и практики обуче­ния глухих в послевоенный период.

Во многих докладах западноевропейских и американских представителей указывалось на самый серьезный недостаток в сурдопедагогической практике буржуазных стран — обучение и воспитание глухих в этих странах не является полностью го­сударственным, а большую долю средств на содержание, обу­чение и воспитание глухих все еще вносят организации частной и общественной благотворительности. Что касается содержания обучения, то эти вопросы рассматривались представителями буржуазной сурдопедагогики с позиций прагматизма. На этом конгрессе довольно отчетливо обнаружился кризис «чистого устного метода».

Следующий конгресс учителей и ученых состоялся в Манчес­тере (Англия). При университете этого города уже много лет ве­лась подготовка сурдопедагогических кадров. Этот конгресс тоже проходил под влиянием американской прагматической пе­дагогики, что ярко проявилось при обсуждении вопросов реа­билитации глухих, методов их обучения и использования тех­нических средств.

На Международном конгрессе сурдопедагогов, который был проведен пять лет спустя в Вашингтоне, обсуждались методы обучения глухих, широко используемые в Соединенных Шта­тах Америки: «устный», «чистый устный метод» и «ротчестерский метод». Не меньшее место на конгрессе занимали вопросы дошкольного воспитания глухих и использования технических средств.

На Международном конгрессе в Стокгольме в 1970 году боль­шой интерес со стороны его участников вызвал доклад советско­го ученого С. А. Зыкова, в котором были изложены система на­чального обучения речи по принципу речевого общения и прак­тика предметно-практического обучения глухих в Советском Со­юзе. На этом конгрессе обсуждалась проблема использования в процессе обучения глухих технических и визуальных средств. На конгрессе были поставлены следующие вопросы: акустичес­кая аппаратура для глухих и плохо слышащих, аппаратура, перерабатывающая акустическую информацию в зрительные сиг­налы, учебное телевидение и кинофильмы, программированное обучение.

В секциях конгресса подробно обсуждались вопросы профес­сиональной подготовки глухих учащихся, формирования их речи, сурдопедагогической диагностики. Обсуждались также вопросы организации жизни глухих детей в интернатах и их интеграции со слышащими.

Участники конгресса ознакомились с выставкой акустичес­кой аппаратуры индивидуального и коллективного пользования, аппаратами трансформации звуковых сигналов в зрительные, аудиометрами различных типов, аппаратами тактильно-вибраци­онных ощущений.

Всемирные конгрессы по обучению и воспитанию глухих сы­грали важную роль в развитии теории и практики сурдопедаго­гики. Они способствовали обмену информацией о достижениях в области обучения и воспитания глухих в разных странах.

В международных конгрессах все более активным становит­ся участие советских ученых-сурдопедагогов. Советские ученые знакомят международную общественность с достижениями сур­допедагогики в нашей стране, с теорией и практикой обучения глухих детей в условиях развитого социалистического общества.

Всемирная федерация глухих (ВФГ). В 1950 году в значи­тельной мере под влиянием успехов социалистических стран в области сурдопедагогики, общественной активности глухих, до­стижений в технике и отоларингологии при ООН была создана Всемирная федерация глухих (ВФГ). Организационное офор­мление федерации состоялось на первом конгрессе глухих, ко­торый проходил в сентябре 1951 года в Риме. На этом же кон­грессе был принят и Устав федерации. В состав Всемирной фе­дерации глухих вошли национальные ассоциации глухих, ре­гиональные общества глухих и другие аналогичные органи­зации.

С течением времени ВФГ охватила все большее количество национальных и региональных ассоциаций. В задачи ВФГ вхо­дят: осуществление международного сотрудничества глухих в целях улучшения их социально-правового положения в обществе, пропаганда в различных странах мира успехов в организации жизни глухих. В 1975 году ВФГ объединяла 56 национальных обществ глухих пяти континентов.

Каждые четыре года ВФГ проводит конгрессы. До 1977 года таких конгрессов было проведено семь: в Риме (1951), Загребе (1955), Висбадене (1959), Стокгольме (1963), Варшаве (1967), Париже (1971), Вашингтоне (1976). Обсуждавшиеся на конгрес­сах вопросы касались медико-аудиологических, психолого-педаго­гических, социальных и культурных проблем. На конгрессах 1971 и 1976 годов много внимания было уделено состоянию сурдопеда­гогических проблем в развивающихся странах.

В различных секциях конгрессов ВФГ рассматривались са­мые разнообразные вопросы, представляющие интерес для ре­шения главной проблемы сурдопедагогики — интеграции глухих в обществе слышащих.

Всемирная федерация глухих способствует изданию в отдель­ных странах законов, обеспечивающих те или другие права глу­хих. Благодаря содействию ВФГ расширяются возможности включения глухих в промышленное производство, умножается перечень профессий, которые могут получать глухие.

На конгрессах ВФГ были широко представлены доклады со­ветских ученых и деятелей сурдопедагогики. Опыт решения про­блем сурдопедагогики в СССР и научные достижения в области специальной педагогики вызывали неизменный интерес со сто­роны участников конгрессов.

Всемирная федерация глухих издает журнал «Голос молча­ния», публикует материалы своих конгрессов в виде отчетов.

Заключая общий обзор состояния сурдопедагогической тео­рии и практики в середине XX века, можно сказать, что орга­низация обучения глухих в капиталистических странах мало чем изменилась. К этому времени основным типом общеобра­зовательного учреждения для глухих оставались институты. Возросло число школ и классов для глухих. Однако содержание образования в них не расширилось.

Новым в этот период являлось усиливавшееся стремление дифференцировать обучаемых на глухих и слабослышащих. Од­нако такая дифференциация не везде была осуществлена из-за недостатка средств на обучение всех глухих и слабослышащих детей. Старый филантропический принцип финансирования уч­реждений для глухих и слабослышащих серьезно задерживал развитие учреждений с дифференцированным обучением.

В середине XX века усилилось внимание к вопросам влия­ния семьи на обучение и воспитание глухих детей с раннего детского возраста, а также к вопросам связи с семьей в период школьного обучения. На практике эти вопросы решались путем усиления связи с семьей и так называемых «приемных родите­лей».

В это же время практикуется и ранняя подготовка детей в условиях детских садов, которые создавались при некоторых школах. Особое внимание было обращено на специальное оборудование школ аппаратурой для исследования слуха и обучения глухих и слабослышащих. Однако это делалось также далеко не во всех школах и странах.

Наполняемость классов в это время колебалась, как прави­ло, в пределах 10—12 человек, но нередко эта норма превыша­лась.

Для буржуазной сурдопедагогики середины XX века остро стоял вопрос о будущем трудоустройстве глухих, что обуслов­ливалось растущей безработицей во всех капиталистических странах Западной Европы и США.

В этот период обнаруживалась тенденция к отделению про­фессиональной подготовки от общего образования и проведению ее после окончания школы. Для глухих профессиональное об­разование заканчивалось испытаниями по тем же критериям, что и для слышащих. Вместе с тем в большинстве стран Запад­ной Европы и США до последнего времени сохранялись ремес­ленная подготовка и применение труда глухих в мелком произ­водстве и в условиях домашнего хозяйства.

В 50-х годах система «устный метод» широко использовалась в странах Западной Европы в процессе общеобразовательного обучения глухих; что касается США, то там продолжали при­менять «комбинированную систему».

В странах Западной Европы и США в этот период было про­ведено несколько всемирных сурдопедагогических конгрессов. Содержание работы этих конгрессов определялось стремлением выявить наиболее рациональный опыт и методики обучения и воспитания глухих. Преимущественно речь шла о методах обу­чения словесной речи, профессиональной подготовки и изуче­ния психологии глухих.

В этот же период была организована ВФГ, которая призвана координировать общественные силы для отстаивания социаль­ных прав глухих в Западной Европе, Америке и в развивающих­ся странах.

 

 

Вопросы

1. В чем заключалось своеобразие развития сурдопедагоги­ки в середине XX века по сравнению с предыдущим периодом?

2. По каким показателям определялась глухота у детей в странах Западной Европы?

3. Почему в капиталистических странах обращали особое внимание на семью глухого ребенка и вели с ней специальную работу?

4. Каким было в середине XX века материальное положе­ние учреждений для глухих?

5. Какие основные вопросы обучения и воспитания глухих решались на всемирных конгрессах в послевоенные годы?

6. В чем состояло содержание деятельности ВФГ в этот пе­риод?

 

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь