Кораблёв и Самолётовы. Эпизод 5. Купание в море.


(В)начале июня что(бы) увидеть ра_свет на море надо встать в (пол)шестого. В шесть часов солнце укрытое рван_ым одеялом из серых туч_ уже в_сит (низко)низко над морем. Минута и тучи ра_ходят_ся и солнце стр_мительно подн_мает_ся. Кораблёв подождал пока море подож_ён_ое встающ_м светилом вспыхн_т яркими красками от клюквен_ой до золотой и (с) разбегу прыгнул в воду. Солнечный свет остался (на)верху и стало холодно. Из ран_их пл_вцов в море были только Коля да (жемчужно)серые рыбки бл_стающи_е в воде как серебрян_ые м_нетки. Едва Кораблёв вынырнул он увид_л как бл_стящий луч_ солнца к_сается то одной г_рбатой спинк_ волны то другой и волны тут(же) заг_рают_ся разн_цветными бликами син_ми голубыми зелёными. Когда Коля заплыл уже далеко в море п_слышался шум мотора рыба_кой лодочк_ и через (пол)минуты с ним пор_внялась м_торка. На её корме разв_вался какой(то) в_сёленький флаж_к. «Привет!» - закричал Кораблёв почти выпрыг_вая из воды и пом_хал м_торке заг_релой рукой. Но бе_чу_ствен_ая м_торка задрала нос и ун_слась ра_брызг_вая пену. Коля (не)много пок_чался на подн_тых ею волнах и (не)спеша поплыл к берегу. Он п_дплыл к камен_ому парапету и схв_тился за заделан_ые в стену п_рил_а отлак_рован_ые сотнями рук которые их к_сались и вышел на берег. Огл_нувшись назад он увид_л как дует ветер и гон_т рябь по воде и наб_гают волны. Как красиво - п_думал Коля - когда волны накатывают на камешки и мокрая галька становит_ся разн_цветной. На у_кой лес_ничке в_дущей к морю (по)прежнему (н_)кого (не)было. Кораблёв п_днялся по ступенькам и пош_л по пе_чаной дорожк_ к ещё (не)вид_мому за горами дому.

Кораблёв и Самолётовы. Эпизод 5. Купание в море. Ключи.

 

В начале июня, чтобы увидеть рассвет на море, надо встать в полшестого. В шесть часов солнце, укрытое рваным одеялом из серых туч, уже висит низко-низко над морем. Минута – и тучи расходятся, и солнце стремительно поднимается. Кораблёв подождал, пока море, подожжённое встающим светилом, вспыхнет яркими красками – от клюквенной до золотой, и с разбегу прыгнул в воду. Солнечный свет остался наверху, и стало холодно. Из ранних пловцов в море были только Коля да жемчужно-серые рыбки, блистающие в воде, как серебряные монетки. Едва Кораблёв вынырнул, он увидел, как блестящий луч солнца касается то одной горбатой спинки волны, то другой и волны тут же загораются разноцветными бликами – синими, голубыми, зелёными. Когда Коля заплыл уже далеко в море, послышался шум мотора рыбацкой лодочки и через полминуты с ним поравнялась моторка. На её корме развевался какой-то веселенький флажок. «Привет!» - закричал Кораблёв, почти выпрыгивая из воды, и помахал моторке загорелой рукой. Но бесчувственная моторка задрала нос и унеслась, разбрызгивая пену. Коля немного покачался на поднятых ею волнах и не спеша поплыл к берегу. Он подплыл к каменному парапету и схватился за заделанные в стену перила, отлакированные сотнями рук, которые их касались, и вышел на берег. Оглянувшись назад, он увидел, как дует ветер и гонит рябь по воде и набегают волны. «Как красиво, - подумал Коля, - когда волны накатывают на камешки и мокрая галька становится разноцветной». На узкой лестничке, ведущей к морю, по-прежнему никого не было. Кораблёв поднялся по ступенькам и пошёл по песчаной дорожке к ещё не видимому за горами дому.

 

Чижиков. Эпизод 6.

 

В этот вечер солнце став_ло сп_ктакль о зареве пожарищ_ в близлежащ_х окрес_ностях. Ра_калён_ый б_гровый шар множа отр_жения бил в окна колос_ального здания что гр_м_здилось (на)против дома Чижикова. Дом насчит_вал двадцать два этажа. Однако под_ездов было всего три и все с какими(то) дурацк_ми колон_ами. Дом строили (с)размахом, нав_ротов в нём была (тьма)тьмущая. Многомес_ные подземные г_ражи и непр_мен_ые лоджии оп_ясывающ_е каждый ярус и бе_числен_ые магазинч_ки на первом этаже словом чего _десь только (н_)было. На втором этаже распол_жили пару уютных кафешек, а так(же) баров вел_чиной с к_морку. Чижикову дом (н_)слишком нравился. Уж слишком он был навороч_н_ый. Тем более что безобразный до_атый забор окружающ_й стройку так и остался до конца (н_)разобран_ым, а близл_жащ_е подступы к под_ездам (в)место ухожен_ых п_л_садников укр_шали (н_)убран_ые дворн_ками свалки.

Но солнце (не)обращало на такие мелочи (н_)малейшего вн_мания. Оно к_залось сг_рало от желания нак_лить стены новостройк_ (до)красна, а потом сжеч_ меж_этажные перекрытия. Одним словом испыт_вало дом на прочность. Крепко, мол, стоиш_ на месте? (Н_)сгориш_ подож__н_ый жарк_ми лучами (н_)развалиш_ся? А если я в твои окна зал_ю коктейль из ра_плавлен_ого золота (по)полам с пылающ_м клюквен_ым соком? (Н_)горячо?

 

Однако (бело)снежная гр_мада новостройк_ неж_лась себе в огн_дышащих об_ятиях и отвечала (н_)чем (н_)нарушаемой тиш_ной. «Напрасно ты скрываеш_ что нежной страстью сама ко мне пылаеш_», — (не)громко а_комп_нировал закату хрипловатый голос какой(то) музыкальной волны с соседне_о б_лкона. На прощанье солнце блес_нуло отр_ж_н_ым светом в окнах Чижикова облив пожаром его самого. Заг_релось в стёклах его очков и осл_пив на мгновенье (н)спеша уд_лилось проч_ и погасло на чуть видневш_мся г_р_зонте. Согретый закатным б_грянцем Чижиков почу_ствовал себя польщ_н_ым. Теперь и он (н_)кто иной как полноправный учас_ник солнечного действа. (Сорок_)минутный сп_ктакль закончился торжествен_ым шес_твием гиган_ских сумрачных теней (не)спеша как при замедлен_ой с_ёмке та_вших на (в)миг почерневш_м асфальте. «Так бы и жить (в)дали от суеты, (н_)торопясь писать трактаты о закатах и восходах, а жизнь посв_тить например изучению конф_гурации отбрасыва_мых теней», — размечтался Чижиков и взд_хнул вспомнив о (н_)прочитан_ой работе семиклас_ника Федюшкина. Федюшкин пос_щал все факультативы Чижикова и давно гр_зился написать повесть или даже роман. Чижиков проб_вал увлеч_ Федюшкина малыми формами и уг_варивал попроб_вать начать например с ра_сказа, но Федюшкин на все уг_воры отвечал уклонч_во и судя по всему вынаш_вал в голове грандиозные планы.

 

Ключ

В этот вечер солнце ставило спектакль о зареве пожарищ в близлежащих окрестностях. Раскалённый багровый шар, множа отражения, бил в окна колоссального здания, что громоздилось напротив дома Чижикова. Дом насчитывал двадцать два этажа. Однако подъездов было всего три, и все с какими-то дурацкими колоннами. Дом строили с размахом, наворотов в нём была тьма-тьмущая. Многоместные подземные гаражи, и непременные лоджии, опоясывающие каждый ярус, и бесчисленные магазинчики на первом этаже —словом, чего здесь только не было. На втором этаже расположили пару уютных кафешек, а также баров величиной с каморку. Чижикову дом не слишком нравился. Уж слишком он был навороченный. Тем более что безобразный дощатый забор, окружающий стройку, так и остался до конца не разобранным, а близлежащие подступы к подъездам вместо ухоженных палисадников украшали не убранные дворниками свалки.

Но солнце не обращало на такие мелочи ни малейшего внимания. Оно, казалось, сгорало от желания накалить стены новостройки докрасна, а потом сжечь межэтажные перекрытия. Одним словом, испытывало дом на прочность. Крепко, мол, стоишь на месте? Не сгоришь, подожжённый жаркими лучами, не развалишься? А если я в твои окна залью коктейль из расплавленного золота пополам с пылающим клюквенным соком? Не горячо?

 

Однако белоснежная громада новостройки нежилась себе в огнедышащих объятиях и отвечала ничем не нарушаемой тишиной. «Напрасно ты скрываешь, что нежной страстью сама ко мне пылаешь», — негромко аккомпанировал закату хрипловатый голос какой-то музыкальной волны с соседнего балкона. На прощанье солнце блеснуло отражённым светом в окнах Чижикова, облив пожаром его самого. Загорелось в стёклах его очков и, ослепив на мгновенье, не спеша удалилось прочь и погасло на чуть видневшемся горизонте. Согретый закатным багрянцем, Чижиков почувствовал себя польщённым. Теперь и он не кто иной, как полноправный участник солнечного действа. Сорокаминутный спектакль закончился торжественным шествием гигантских сумрачных теней, не спеша, как при замедленной съёмке, таявших на вмиг почерневшем асфальте. «Так бы и жить вдали от суеты, не торопясь писать трактаты о закатах и восходах, а жизнь посвятить, например, изучению конфигурации отбрасываемых теней», — размечтался Чижиков и вздохнул, вспомнив о непрочитанной работе семиклассника Федюшкина. Федюшкин посещал все факультативы Чижикова и давно грозился написать повесть или даже роман. Чижиков пробовал увлечь Федюшкина малыми формами и уговаривал попробовать начать, например, с рассказа, но Федюшкин на все уговоры отвечал уклончиво и, судя по всему, вынашивал в голове грандиозные планы.

Чижиков 7.

Чижиков ра_стегнул пласт_ковую папоч_ку и пол_жил перед собой ра_печатку работы Федюшкина его ученика из седьмого «А». (На)верху крупным кеглем было набран_о: «Мой Пушкин». Название работы было красиво по_чёркнуто. (По)перек титульной страниц_ почему(то) от руки (не)брежным по_черком автора было написан_о «Фант_смагорическая повесть». Чижиков перелис_нул страницу и с уд_влением проч_тал что в повест_ Федюшкина Пушкин едет во дворец в серебристом автомобиле с крепос_ным шофёром Савельич_м. Чижиков решил что проверка бе_числен_ых тетрадей (на)столько обессил_ла его что он просто обезум_л. Изумлён_ый он стал быстро листать работу ск_льзя глазами по строч_кам. На пят_десят пятой странице которую он открыл (на)угад за креслом Петра Великого стоял (н_)кто иной как седой арап Ганнибал в изобр_жени_ Федюшкина очень похож_й на постаревш_го Пушкина. Чижиков снял очки и стал в полном недоумени_ прот_рать их носовым платком. Тем временем царь которого Федюшкин (н_)долго думая одел в л_ловый к_фтан с брызнувш_м из рукава гол_андск_м кружевом прин_мал поэта что(бы) дать направление образу бунтовщ_ка Пугачёва. На странице восем_десят трет_ей царь предл_жил Пушкину виски с содовой и тот (н_)отк_зался (н_)смотря на покашл_вание старого эфиопа. «(Н_)ожидан_ый пов_рот», — засмеялся Чижиков и стал (н_)спеша читать дальше. «(Не)без_нтересно чем (же) закончит_ся неждан_ое-негадан_ое ст_лкновение Федюшкина с минувш_м временем», — рас_е_нно б_рмотал он себе под нос перев_рач_вая страницу за страниц_й.

Пр_хотливая фантазия Федюшкина на глазах ра_цветала пышн_м цветом и дальнейш_й сюжет разв_вался следующ_м образом: ««Что же ты, мин херц?» — сказал царь пяля рыжий зрачок и п_дергивая левой щекой. «Вот моё последнее тв_ренье государь», — и Пушкин прот_нул Петру стихи, нач_нающиеся словами: «На берегу пустын_ых волн». Царь проб_жав начало произнес с ук_ризной: «Пишеш_ (н_)дурно, ведёш_ себя дурно». И снов_ пр_целив в поэта рыжий зрач_к добавил: «Ужо тебе!..»»

Далее царь отпустил Пушкина жестом и тот выск_чил из кабинета и легко прол_тел по паркетам смежного зала чуть к_внувши Дантесу дежурному офицеру.

«Он чуть с ума (н_)св_ротил или (н_)сделался поэтом, пр_знаться, то-то б од_лжил!» — озабочен_о подумал о своем ученике Чижиков и взгл_нул на часы. Чтение повест_ заняло (н_)больше (полу)часа. Интересно сколько времен_ посв_тил работе сам автор? (Н_)исключен_о что (н_)одну ночь. А может (н_)один урок физик_ или математик_. Да и как подсч_таеш_ сколько времен_ работает автор над своим произведением отразивш_м может быть настроение целого пок_ления? Кто знает может речь идет о буду_щем гени_ который взял и позволил себе для спрес_овки сюжета (н_)большие сдвиги во времени — лет на сто или на двести? Ведь нельзя же утверждать что рас_казан_ая история полностью выдуман_а. Может Федюшкин — писатель буду_щего? Ведь его современ_ики читатели трет_его тысяч_летия живущие в обществе (н_)хранящ_м традиции откроют повесть с тем(же) отреш_н_ым вниманием, с каким мы рас_матриваем евангельские сюжеты мастеров Возр_ждения.

 

(По мотивам стихотворения Д. Самойлова «Поэт и царь»)

 

КЛЮЧ

 

Чижиков расстегнул пластиковую папочку и положил перед собой распечатку работы Федюшкина, его ученика из седьмого «А». Наверху крупным кеглем было набрано: «Мой Пушкин». Название работы было красиво подчёркнуто. Поперёк титульной страницы почему-то от руки небрежным почерком автора было написано «Фантасмагорическая повесть». Чижиков перелистнул страницу и с удивлением прочитал, что в повести Федюшкина Пушкин едет во дворец в серебристом автомобиле с крепостным шофёром Савельичем. Чижиков решил, что проверка бесчисленных тетрадей настолько обессилила его, что он просто обезумел. Изумлённый, он стал быстро листать работу, скользя глазами по строчкам. На пятьдесят пятой странице, которую он открыл наугад, за креслом Петра Великого стоял не кто иной, как седой арап Ганнибал, в изображении Федюшкина очень похожий на постаревшего Пушкина. Чижиков снял очки и стал в полном недоумении протирать их носовым платком. Тем временем царь, которого Федюшкин недолго думая одел в лиловый кафтан с брызнувшим из рукава голландским кружевом, принимал поэта, чтобы дать направление образу бунтовщика Пугачёва. На странице восемьдесят третьей царь предложил Пушкину виски с содовой, и тот не отказался, несмотря на покашливание старого эфиопа. «Неожиданный поворот», — засмеялся Чижиков и стал не спеша читать дальше. «Небезынтересно, чем же закончится нежданное-негаданное столкновение Федюшкина с минувшим временем», — рассеянно бормотал он себе под нос, переворачивая страницу за страницей.

Прихотливая фантазия Федюшкина на глазах расцветала пышным цветом, и дальнейший сюжет развивался следующим образом: ««Что же ты, мин херц?» — сказал царь, пяля рыжий зрачок и подёргивая левой щекой. «Вот моё последнее творенье, государь», — и Пушкин протянул Петру стихи, начинающиеся словами: «На берегу пустынных волн». Царь, пробежав начало, произнёс с укоризной: «Пишешь недурно, ведёшь себя дурно». И, снова прицелив в поэта рыжий зрачок, добавил: «Ужо тебе!..»»

Далее царь отпустил Пушкина жестом, и тот выскочил из кабинета и легко пролетел по паркетам смежного зала, чуть кивнувши Дантесу, дежурному офицеру.

«Он чуть с ума не своротил или не сделался поэтом, признаться, то-то б одолжил!» — озабоченно подумал о своем ученике Чижиков и взглянул на часы. Чтение повести заняло не больше получаса. Интересно, сколько времени посвятил работе сам автор? Не исключено, что не одну ночь. А может, не один урок физики или математики. Да и как подсчитаешь, сколько времени работает автор над своим произведением, отразившим, может быть, настроение целого поколения? Кто знает, может, речь идет о будущем гении, который взял и позволил себе для спрессовки сюжета небольшие сдвиги во времени — лет на сто или на двести? Ведь нельзя же утверждать, что рассказанная история полностью выдумана. Может, Федюшкин — писатель будущего? Ведь его современники, читатели третьего тысячелетия, живущие в обществе, не хранящем традиции, откроют повесть с тем же отрешённым вниманием, с каким мы рассматриваем евангельские сюжеты мастеров Возрождения.

 

Чижиков 8.

«Р_вняйсь! Смирно! Р_внение на знамя! Выр_вняйте наконец ряды!» — услышал Чижиков и вздрогнул. Он взгл_нул (в)низ с балкона и увид_л что на (густо)заселён_ой детьми песча_ой площадк_ окруж_н_ой (н_)высок_м до_атым заборч_ком было очень ож_влён_о. Сосед Чижикова по лес_ничной клетке (семи)летний Гоша и его закадычный друг и одноклас_ник Жорик уже выстроили полки. В составе полков были все их друзья и приятели. (Н_)посредствен_о под б_лконом Чижикова распол_жился по всей вид_мости артил_ерийский ра_чёт. А вот и к_валерия готовая (без)устали проск_кать много часов. Чижикову хорошо были видны стрелки прит_ивш_еся (по)одиночке на газонах и (не)много (по)одаль — п_хота (на)спех ок_павшаяся в кустах. Все мес_ные жители и дети и взрослые считающие своим долгом дать мелким хорошее образование жили (не)под_лёку от Бородинской п_н_рамы и (н_)раз её посещали. (Н_)случайно обитатели микрорайона ход ср_жения знали чуть ли (н_)наизусть. Гоша и Жорик, кроме того, были страс_ными поклон_иками всех музейных экспозиций посв_щён_ых воен_ой тематике. Казалось, (не) было такого _осковского музея где бы они (н_)побывали! В проведени_ подобного рода игр с ними мало кто мог ср_внит_ся. Минут пятнадцать — и они уже рас_тавили войска уд_влетв_рившись ср_внительно (н_)большой площадкой родного двора. А ведь действие ср_жения под селом Бородином произошло на гр_мадной тер_итори_!

Ср_жение нач_лось, как и положен_о, к__нонадой с об_их сторон. Использовали очевидно п_тарды. Затем в ход пошли дымовые шашки и дым сл_ваясь с рас_т_лающ_мся туманом заст_лил всю площадку. Огл_шая криками окрес_ности войска двинулись (на)встречу (друг)другу. (С)права шли д_визии Жорика, (с)лева — полки Гоши. «Уланы с пёстрыми значками, драгуны с конскими хвостами, все пром_лькнули перед нами, все побывали тут», — (н_)вольно вспомн_л Чижиков _ермонтовское «Бородино». Тем временем дым ра_ст_лился над флешами и то к_залось что дым двигался то к_залось что войска двигались. Зах_дящее солнце било бл_стящими к_сыми лучами прямо в лицо Жорику смотревш_му (из)под руки на флеши. Изредк_ он ост_навливался пр_слушивался к выстрелам и вгляд_вался в поле ср_жения. Чижиков мгновен_о узнал Наполеона. Это (н_)мог быть (н_)кто иной кроме него. (В)продолжени_ (не)скольких минут среди (н_)смолкаемой стрельбы, ружейной и пушечной, появлялись то п_хотные то артил_ерийские солдаты. С поля ср_жения бе_пр_стан_о ск_кали к императору послан_ые им ад_ютанты и орд_нарцы его маршалов с докладами об обст_ятельствах ср_жения. Бл_жайшие с_ратники (главно)командующ_го видимо маршалы и г_н_ралы так(же) как император (н_)уча_ствующ_е в ср_жении тихо рас_уждали о ходе к_мпании. Самого же императора (н_)что иное кроме сражения (н_)интересовало а советов он (н_) от кого (н_)когда (н_)ожидал. Когда к нему приск_кал ад_ютант с прос_бой о подкр_плени_ он сказал: «У вас в руках (пол)армии направлен_ой на слабое (н_)чем (н_)укреплен_ое крыло рус_ких!» Император подозвал к себе г_н_ралов и стал разговаривать с ними о делах (н_)к_сающ_хся ср_жения.

Чижиков вн_мательно осм_трел п_нораму боя. (Н_)только с его б_лкона (н_) только с пр_горка на котором распол_жились г_н_ралы но и с самих флешей нельзя было понять того что творилось на этом пят_чке.

Гоша же сидел на накрыт_й вязан_ой бабушкой шалью садовой ск_мейке и (н_) делал (н_)каких ра_поряжений а только соглашался или (н_)соглашался с тем что предл_гали ему. Он выслуш_вал пр_возимые ему дон_сения и отд_вал пр_казания. «С_езди голубчик посмотри», — обращался он к подч_нён_ым. Это был (н_)сомнен_ый Кутузов. Именно он под_ерживал в арми_ одно и то(же) настроение называем_е духом арми_ и сост_вляющ_е главный нерв войны.

И тут вдруг с ок_упирован_ой пож_лыми дамами скамейк_ подн_лась Гош_на бабушка и позвала внука домой. Гоша вышел (н_) на кого (н_)глядя и (н_) с кем (н)простившись. Но Чижиков знал что и (н_)смотря на сражавш_хся он знал обо всем что происходило на поле. Чижиков спешно вышел на лес_ничную площадку поприветствовать фельдмаршала так (н_)вовремя взятого бабушкой в плен. «Я всегда знал что вы настоящий вое_начальник и (н_)кто иной! Победа будет за нами!» — искрен_е сказал он рас_троен_ому Гоше выходящ_му из лифта в к_мпани_ бабушк_. «Да, дело это (в)следстви_ (не)успеха предст_вляется мне ужас_ным и (не)нужным», — сумрачным голосом человека раздр_жён_ого бе_пр_стан_ыми помехами отвечал Гоша. «Изведал враг в тот день (н_)мало что значит рус_кий бой удалый?» — сочу_ствен_о проц_тировал Чижиков. «Два дня мы были в перестрелк_ что толку в этакой безделк_?..» — под_ержал беседу Гоша и горько добавил: «Были все готовы заутра бой затеять новый и до конца стоять…» Тут голос его пр_дательски задр_жал. «Но ведь долголетн_м воен_ым опытом мы с вами знаем что рук_водить сотнями тысяч_ человек борющ_хся со смертью нельзя одному человеку, — очень серьёзно сказал Чижиков своему соседу. — Знаем так(же) что участь ср_жения решают (н_) распоряжения главнокомандующего, (н_)место, где стоят войска, (н_) количество пушек и убитых людей, а та (н_)уловимая сила называемая духом войска. Повер_те мне, вы следили за этой силой и руководили ею, (на)сколько это было в вашей власти».

 

(По мотивам романа Л. Н. Толстого «Война и мир».)

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь