Текст с «дырками» про Чижикова.

«Если бы Каштанка была человеком то наверное подумала бы: «Нет, так жить (не)возможно! Нужно застрелит_ся!» Так писал Чехов о настроени_ своей героин_ в отчаян_ю минуту.

Чижиков чу_ствовал себя сегодня так(же)пр_скверно как и _еховская Каштанка. (В)течени_ трёх с лишн_м часов он пров_рял соч_нения своих оди_адцатикла_ников и всё (н_)как (не)мог отвлеч_ся. «Господи, зачем я так влюбился? — в который раз спрашивал себя Чижиков. – Жил бы себе как раньше и думал бы только о работе, — прод_лжал размышлять он проб_гая глазами строчки и и_правляя ошибки. – Ведь пр_бл_жаются экзамены, а я (н_) о чём другом кроме её пр_езда думать не могу».

Учебный год (во)всю бежал (на)перегонки с наступающ_й весной и уже (н_)раз в последние (пол)года чаще всего по суб_отам молодое пок_ление (в)продолжени_ двух часов трен_ровалось в написани_ работ за весь курс старшей школы. Вчера с утра (по)раньше вспом_нали например о «Евгени_ Онегин_». Чижикову к_залось что хороший курс литературы это (во)первых то, с чем человек идёт по жизн_ и (во)вторых книги это одно из (не_)многих удовольствий которое разв_вает и усл_жняет человека. Идёш_от книг_ к книг_, пок_ряеш_ одну вершину за другой и пост_пен_о пер_ход_ш_ в другое качество. И(так) и живёш_ в постоян_ом инт_л_ектуальном напр_жени_. А это превосходное сост_яние для тех кто пон_мает! Так по крайней мере думал Чижиков. Возможно его ученики думали (по)другому и пр_следовали сугубо прагматическую цель ведь книги (не)и_черпаемый источник аргументов к соч_нению, а на экзамен хотелось при_ти подготовлен_ым. Клас_но чу_ствовать себя спокойным и уверен_ым.

Чижиков с вел_чайшей ответствен_остью относился к подготовк_ таких м_р_фонов и (за)ранее д_г_варивался о перест_новк_ уроков с другими препод_вателями. С одной стороны он старался (н_)навл_кать на себя гнев ревнивых кол_ег с другой – пр_бавить себе лишний урок что(бы) _делать сочинение (двух)часовым. С учителями мат_матик_ ярос_ными покло_иками точных наук достич_ подобного согл_шения он (н_)пытался.

В вопросе делё_ки врем_н_ бедных своих учеников каждый препод_ватель становит_ся ра_св_р_певшим тигром. Если он конечно настоящий учитель – страс_но преда_ый своему предмету и бе_пр_дельно им увлечё_ый. Такой учитель бе_страшно требует отдать ему все имеющиеся в расписани_ «окна» и ещё хочет (н_)замедлительно занять всю вторую половину дня дополнительными занятиями исключительно (по)своему предмету. С такими препод_вателями обычно сол_дарны самые любящие родители. Каждый оди_адцатикла_ник знает что если родители видят его (в)течени_ хотя (бы) двадцати минут сидящ_м без дела они тут(же) находят своему чаду пр_мерно пятого реп_титора или ведут на бе_числен_ые подготовительные курсы.

 

К концу учебного года Борис Абрамович Годунов д_ректор гимнази_ где трудился Чижиков увид_в спешащего ему (на)встречу словес_ника или мат_матика или историка да впрочем (н_)важно кого а главное – того само_о, с г_рящ_м взором и страс_но увлечён_ого (в)миг скрывался в своем кабинете и просил (н_)беспокоить тем самым давая понять что встрече (н_)рад и (н_)чего обсуждать (н_)намерен. Уп_вал он лиш_ на Марину Георгиевну Прозорову завуча по учебной работе. Обладая бл_стящ_ми комб_наторными способностями Марина Георгиевна в_ртуозно сост_вляла расписание (как)будто имела (в)виду все жизне_ые ситуации сотрудников. (Не)близкая дорога бе_чётные просьбы подменить хоть на один урок когда забол_вал ребенок, а так(же) бе_числе_ые б_л_етени когда грип_ к_сил всех без разбора всё каким(то) образом уклад_валось в м_заичную п_н_раму расписания. В последние годы она (во)всю пользовалась компьютерными програм_ами, которые писали и пр_дст_вляли (в)виде курсовых (ученики)математики. Кроме того Марина Георгиевна была п_тологически (н_)конфликтным человеком и как(то) очень (по)женски то есть мягко и дел_катно гасила время от врем_н_ вспых_вающие инци_денты. Однако (н_)смотря на мягкость а_торитет ее был (н_)колебим и к ней пр_слушивались и т_нулись с бе_конечными просьбами. (Н_)вида_ое соч_тание в этой женщине стальной жёс_кости и сенной мягкости всегда пор_жало Чижикова. Надёжная Марина Георгиевна (н_)подв_ла и на этот раз. Едва увид_в рас_трое_ого Чижикова она с лёгкостью пр_од_лела все вид_мые и (н_)вид_мые суб_отние пр_грады и выкроила ему (н_)обходимые для соч_нения часы.



 

КЛЮЧ.

«Если бы Каштанка была человеком, то, наверное, подумала бы: “Нет, так жить невозможно! Нужно застрелиться!”» Так писал Чехов о настроении своей героини в отчаянную минуту.

Чижиков чувствовал себя сегодня так же прескверно, как и чеховская Каштанка. В течение трёх с лишним часов он проверял сочинения своих одиннадцатиклассников и всё никак не мог отвлечься. «Господи, зачем я так влюбился? — в который раз спрашивал себя Чижиков. — Жил бы себе как раньше и думал бы только о работе, — продолжал размышлять он, пробегая глазами строчки и исправляя ошибки. — Ведь приближаются экзамены, а я ни о чём другом, кроме её приезда, думать не могу».

Учебный год вовсю бежал наперегонки с наступающей весной, и уже не раз в последние полгода, чаще всего по субботам, молодое поколение в продолжение двух часов тренировалось в написании работ за весь курс старшей школы. Вчера с утра пораньше вспоминали, например, о «Евгении Онегине». Чижикову казалось, что хороший курс литературы — это, во-первых, то, с чем человек идёт по жизни, и во-вторых, книги — это одно из немногих удовольствий, которое развивает и усложняет человека. Идёшь от книги к книге, покоряешь одну вершину за другой и постепенно переходишь в другое качество. И так и живёшь в постоянном интеллектуальном напряжении. А это превосходное состояние для тех, кто понимает! Так, по крайней мере, думал Чижиков. Возможно, его ученики думали по-другому и преследовали сугубо прагматическую цель: ведь книги — неисчерпаемый источник аргументов к сочинению, а на экзамен хотелось прийти подготовленным. Классно чувствовать себя спокойным и уверенным.

Чижиков с величайшей ответственностью относился к подготовке таких марафонов и заранее договаривался о перестановке уроков с другими преподавателями. С одной стороны, он старался не навлекать на себя гнев ревнивых коллег, с другой — прибавить себе лишний урок, чтобы сделать сочинение двухчасовым. С учителями математики, яростными поклонниками точных наук, достичь подобного соглашения он не пытался.

В вопросе делёжки времени бедных своих учеников каждый преподаватель становится рассвирепевшим тигром. Если он, конечно, настоящий учитель — страстно преданный своему предмету и беспредельно им увлечённый. Такой учитель бесстрашно требует отдать ему все имеющиеся в расписании «окна» и ещё хочет незамедлительно занять всю вторую половину дня дополнительными занятиями исключительно по своему предмету. С такими преподавателями обычно солидарны самые любящие родители. Каждый одиннадцатиклассник знает, что, если родители видят его в течение хотя бы двадцати минут сидящим без дела, они тут же находят своему чаду примерно пятого репетитора или ведут на бесчисленные подготовительные курсы.

 

К концу учебного года Борис Абрамович Годунов, директор гимназии, где трудился Чижиков, увидев спешащего ему навстречу словесника, или математика, или историка — да, впрочем, неважно кого, а главное — того самого, с горящим взором и страстно увлечённого, вмиг скрывался в своем кабинете и просил не беспокоить, тем самым давая понять, что встрече не рад и ничего обсуждать не намерен. Уповал он лишь на Марину Георгиевну Прозорову, завуча по учебной работе. Обладая блестящими комбинаторными способностями, Марина Георгиевна виртуозно составляла расписание, как будто имела в виду все жизненные ситуации сотрудников. Неблизкая дорога, бессчётные просьбы подменить хоть на один урок, когда заболевал ребенок, а также бесчисленные бюллетени, когда грипп косил всех без разбора, — всё каким-то образом укладывалось в мозаичную панораму расписания. В последние годы она вовсю пользовалась компьютерными программами, которые писали и представляли в виде курсовых ученики-математики. Кроме того, Марина Георгиевна была патологически неконфликтным человеком и как-то очень по-женски, то есть мягко и деликатно, гасила время от времени вспыхивающие инциденты. Однако, несмотря на мягкость, авторитет её был неколебим, и к ней прислушивались и тянулись с бесконечными просьбами. Невиданное сочетание в этой женщине стальной жёсткости и сенной мягкости всегда поражало Чижикова. Надёжная Марина Георгиевна не подвела и на этот раз. Едва увидев расстроенного Чижикова, она с лёгкостью преодолела все видимые и невидимые субботние преграды и выкроила ему необходимые для сочинения часы.

 

Текст 2 про Чижикова

Три года подготовк_ к итоговому соч_нению не шутка. Чижиков (в)первые в своей препод_вательской практике (в)течени_ трёх последних лет вёл гум_анитарный класс и работал там с (н_)слыхан_ым для него самого энтуз_азмом. Он даже почу_ствовал свою (не)сомнен_ую пр_час_ность к (историко)литературному процес_у. История и литература с её зар_ждающ_мися и бе_пр_рывно разв_вающ_мися направлениями их нераст_ржимая связь вот то что всегда было интересно ему и о чём он хотел бы рас_казать своим слушателям.

Он с насл_ждением б_седовал с ю_ыми гум_анитариями которых он сам же и наб_рал в свой класс три года тому назад. Чу_ствуя их родствен_ые души и ут_пая в любимом предмете, Чижиков буквально гл_тал вместе с ними произведение за произведением. Каждый раз он открывал нечто новое и для себя хотя к_залось бы все в школьной програм_е было читан_ое-перечитан_ое.

Кроме гуманитарного Чижиков вёл еще мат_матический класс и был далеко (н_)уверен в том что всё делает прав_льно. Дело в том что Чижиков обладая ма_штабной эрудицией в област_ литературы глубоко уважал н_сителей другого знания. Непр_к_сновен_ость цен_остей мира ц_фры Чижиков свято поч_тал и только ужас_но волновался интересно ли его мат_матикам то что ему самому к_залось важным. Именно ему Чижикову от макушк_ до пяток человеку гум_анитарному. Иначе (н_)возникнет д_алога, той самой обратной связи без которой (н_)мыслим проце_с обучения.

(В)начале он был вполне удовлетв_рён если ему уд_валось хотя(бы) отвлеч_ их от решения задач_ по физик_ и мат_матик_ на уроках литературы. Потом как(то) сами собой закончились бе_конечные игры в морской бой или в шахматы по мобильникам. Сейчас же по прошестви_ врем_н_ он стал ч_резвычайно ценить их зар_ждающ_йся интерес к поэзи_ к красоте построения сюжетов и особен_остей комп_зиции. На погл_щенность п_р_петиями взаимоотношений героев рас_читывать (н_)приходилось, но ведь это (н_)главное.

А вот то ради чего созд_вался каждый роман любимого Чижиковым XIX века почему он становился событием это они схватывали (на)лету и если ему уд_валось зац_пить их привлеч_ к д_алогу распол_жить к б_седе они мыслили ярко бл_стательно (н_)орд_нарно.

Гум_анитариев и мат_матиков роднила общая беда (н_)возможность выр_зить словом то о чём они думали. Прекрас_ные мысли учеников страдали от их к_сноязычия. Еще хуже обст_яли дела с письменной речью. (Н_)кто (н_)умел написать мало(мальски) пр_личное сочинение. Чижиков учил их делать краткие пере_казы бес_чётных текстов, сост_влять бес_числен_ые тезисы. А потом с целью развития речи отвел пять минут (в)начале урока на ус_ные сообщения учеников – темы предл_жил выб_рать самостоятельно и был пор_жен как бл_стяще они рас_казывают о том что небез_нтересно им самим.

 

Драгоцен_ый обмен тем с чем предпоч_тали идти по жизн_ его соб_седники и он сам вот что ценил Чижиков. Он бывал очень тронут когда его посв_щали в красоту решения нетр_виальной задач_ по мат_матике или рас_казывали как было клас_но на эксп_р_ментальном туре облас_ной ол_мпиады по физик_ или просто держали в курсе своих (физико)математических побед и пор_жений на многочислен_ых мероприятих куда его ученики ходили (без)устали.

 

Ключ

Три года подготовки к итоговому сочинению не шутка. Чижиков впервые в своей преподавательской практике в течение трёх последних лет вёл гуманитарный класс и работал там с неслыханным для него самого энтузиазмом. Он даже почувствовал свою несомненную причастность к историко-литературному процессу. История и литература с её зарождающимися и беспрерывно развивающимися направлениями, их нерасторжимая связь — вот то, что всегда было интересно ему и о чём он хотел бы рассказать своим слушателям.

Он с наслаждением беседовал с юными гуманитариями, которых он сам же и набирал в свой класс три года тому назад. Чувствуя их родственные души и утопая в любимом предмете, Чижиков буквально глотал вместе с ними произведение за произведением. Каждый раз он открывал нечто новое и для себя, хотя, казалось бы, всё в школьной программе было читанное-перечитанное.

Кроме гуманитарного, Чижиков вёл ещё математический класс и был далеко не уверен в том, что всё делает правильно. Дело в том, что Чижиков, обладая масштабной эрудицией в области литературы, глубоко уважал носителей другого знания. Неприкосновенность ценностей мира цифры Чижиков свято почитал и только ужасно волновался, интересно ли его математикам то, что ему самому казалось важным. Именно ему, Чижикову, от макушки до пяток человеку гуманитарному. Иначе не возникнет диалога, той самой обратной связи, без которой немыслим процесс обучения.

Вначале он был вполне удовлетворён, если ему удавалось хотя бы отвлечь их от решения задач по физике и математике на уроках литературы. Потом как-то сами собой закончились бесконечные игры в морской бой или в шахматы по мобильникам. Сейчас же, по прошествии времени, он стал чрезвычайно ценить их зарождающийся интерес к поэзии, к красоте построения сюжетов и особенностей композиции. На поглощённость перипетиями взаимоотношений героев рассчитывать не приходилось, но ведь это не главное.

А вот то, ради чего создавался каждый роман любимого Чижиковым XIX века, почему он становился событием — это они схватывали на лету, и, если ему удавалось зацепить их, привлечь к диалогу, расположить к беседе, они мыслили ярко, блистательно, неординарно.

Гуманитариев и математиков роднила общая беда — невозможность выразить словом то, о чём они думали. Прекрасные мысли учеников страдали от их косноязычия. Ещё хуже обстояли дела с письменной речью. Никто не умел написать мало-мальски приличное сочинение. Чижиков учил их делать краткие пересказы бессчётных текстов, составлять бесчисленные тезисы. А потом с целью развития речи отвел пять минут в начале урока на устные сообщения учеников — темы предложил выбирать самостоятельно и был поражён, как блестяще они рассказывают о том, что небезынтересно им самим.

 

Драгоценный обмен тем, с чем предпочитали идти по жизни его собеседники и он сам, — вот что ценил Чижиков. Он бывал очень тронут, когда его посвящали в красоту решения нетривиальной задачи по математике, или рассказывали, как было классно на экспериментальном туре областной олимпиады по физике, или просто держали в курсе своих физико-математических побед и поражений на многочисленных мероприятиях, куда его ученики ходили без устали.

 

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь