Синдром убийства королей и президентов


 

Нельзя оставить без внимания также и опыт мировой истории, ясно демонстрирующий, какую роль могут играть паранойяльные личности со своего рода геростратовым комплексом или стремлением отомстить обществу за свои личные неудачи. «Синдром убийства президента» особенно показателен в этом отношении. Как оказалось, почти у всех лиц, покушавшихся (успешно или безуспешно, но с безусловным наличием состава преступления) на жизнь президентов США, имелись совершенно объективные, бесспорные признаки психоза, предшествовавшие акции.

Ничтожная по своей сущности личность больного оказывает влияние на ход мировой истории. Пожалуй, это всего ярче проявилось на убийстве Авраама Линкольна и обоих Кеннеди. Демократическое общество оказалось бессильным и против убийств такого рода, и против гангстерства, и против террора.

Pellman (1920) в главе «Цареубийцы» рассматривает 197 покушений на чрезвычайно высокопоставленных лиц за 1800—1900 гг.

Объектами были 155 человек, из которых 89 было убито. Среди них 9 президентов республики, 2 короля, 1 император, 1 императрица, 2 князя, 1 султан и 1 шах. Во всех случаях убийцы шли на смерть, не думая ни о выгоде, ни о мести. Пельман начинает с убийства герцога Беррийского (1820) Лувелем, учеником кожевенника, яростным бонапартистом; он шесть лет следил за жертвой, выискивая удобный случай, когда ему, наконец, удалось всадить нож в грудь наследнику Бурбонов. Здесь налицо чисто политический мотив. Однако нередко основная цель покушения — геростратовское стремление к славе. Таково, например, покушение Е. Франсуа на французского президента Ф. Фора (1896), Мариотти на Фрейсине, Манкоу на короля Альфонса Испанского (1878), Хэдфильда на английского короля (1800). Во всех этих случаях речь шла о психопатах-кверулянтах, постоянно ссорящихся и жалующихся, которые стремятся не столько к убийству, как это видно из полной бесцельности и неподготовленности, сколько к славе. Поразительно многие из покушавшихся являются психически больными. Так, М. Никольсон пытается убить Георга III, потому что английская корона должна принадлежать ей (1882), Р. Маклин пытается убить королеву Викторию (1882), потому что его, Маклина, ненавидит английский народ. Д. Беллингхем застрелил лорда-казначея С. Парсиваляза отказ министерства удовлетворить какие-то его претензии. Аббат Верже убивает (1857) архиепископа Сибура из протеста против учения о непорочном зачатии и безбрачии духовенства. В этом последнем случае наследственный характер помешательства ясен, потому что его мать и брат ранее покончили с собой. В психиатрическую больницу были помещены Э. Оксфорд, пытавшийся убить королеву Викторию (1840), и Зефелоге, стрелявший в прусского короля Фридриха Вильгельма IV (1850). Психически больными оказались Пассананте, пытавшийся заколоть короля Гумберта (1878), и Казерно, заколовший президента Сади Карно (1894). Штепсу, пытавшемуся кухонным ножом убить Наполеона, являлся в видении сам Бог. Родные Штепса задолго до покушения считали его психически больным. О. Беккер стреляет в прусского короля Вильгельма (1861), Кульман стреляет в Бисмарка, а Гедель — бродяга, вор и нищий — перед покушением на императора Вильгельма заказывает множество своих фотографий в расчете на будущий интерес к его личности. Алибо (1836) стреляет в Луи Филиппа. Священник М. Мерино ранит кинжалом (1852) королеву Изабеллу Испанскую.



Дамьен, ничтожество, бродяга, воришка, слегка поранил перочинным ножом всем ненавистного Людовика XV (1757), надеясь получить таким образом популярность. Этот психопат расплатился за свою выходку трехчасовой казнью.

28 июля 1835 г. на бульваре Тампль в Париже взорвалась адская машина, ранившая короля Луи Филиппа, множество присутствующих и самого покушавшегося. Установил адскую машину Фиески, сын корсиканского бандита, ставший в Париже нищим и полицейским шпионом, причем не раз попадал в каторжную тюрьму. Он был в восторге, читая в газетах описание события, и наслаждался своей ролью цареубийцы. Вскрытие обнаружило у него четкие аномалии строения мозга.

Убийца президента Гарфильда (1881) плохо учился, принял участие в оргиях одной секты, жил бесплодно и бесцельно, в состоянии крайнего противоречия между явной бездарностью, графоманией и безгранично высокой самооценкой: «Издавать газеты, которые никто не читает, писать книги, которые никто не читал, говорить речи, которые заглушали смех немногих слушателей, таково было многие годы его дело, и он выныривал то тут, то там, то как коммивояжер, как проповедник, как странствующий апостол, причем он исключительно умело оставлял неоплаченными счета в гостиницах» (с. 79).

Убийца императрицы Елизаветы Австрийской, жены императора Франца-Иосифа (1898) Луччени, выросший в воспитательном доме, был бродягой, нищенствовал, пытался стать чиновником, подал прошение итальянским властям о получении какой-то службы и, не получив ответа, перешел к анархистам. По его словам: «Я хотел убить какую-нибудь высокопоставленную личность и так отомстить за свою жизнь». Его импульсивность проявилась, в частности, в попытке убить директора тюрьмы, в которую он попал после убийства императрицы.

В 1902 г. итальянец Рубино выстрелил в бельгийского короля. Ему пришлось отбыть до этого 4 года каторги за подделку, сменить множество профессий. В короля он выстрелил, чтобы отомстить за себя обществу. Г. Брези застрелил итальянского короля Гумберта (1900).

В трех последних случаях можно говорить о наличии анархических убеждений. Но в целом, по Пельману, эти «политические убийцы» или покушавшиеся на убийство обладают некоторыми общими свойствами: это либо наполовину, либо полностью невменяемые, неуравновешенные личности, неудачники, скитальцы, кверулянты, не имеющие ни квалификации, ни постоянной профессии, ни семьи, импульсивные, но самолюбивые и чрезвычайно тщеславные. Как правило, речь идет об отщепенцах-одиночках. Разумеется, они резко отличаются по своему психическому складу от убежденных революционеров, опирающихся на мучительно выработанное мировоззрение и самоотверженно прибегающих к террору как к последнему средству борьбы, как это произошло с народовольцами.

Совершенно особые типы периода религиозных войн — это религиозные фанатики, рассчитывающие получить воздаяние за убийство и на земле, и на небе. Вероятно, вовсе не все 18 покушавшихся на жизнь Генриха IV были психически ненормальны. Их прельщало и испанское золото, и посмертное блаженство, но добившемуся своей цели убийце Генриха IV Равальяку являлись видения. Религиозно-мистические мотивы побудили Д. Фельтона убить герцога Бекингемского (1628), Польтро де Мере — герцога Гиза (1563); католик Бальтазар Жерар убил Вильгельма Оранского (Молчаливого), доминиканец Жак Клеман убил Генриха III. В большинстве случаев здесь психоз отсутствовал, имел место религиозный фанатизм.

Между рядовыми уголовными преступниками и бесами-мегаломанами стоит группа, малочисленная, но очень информативная.

В книге «Параноид» указывается, что в восьми из девяти случаев покушений на президента или кандидата в президенты США покушавшийся оказывался клиническим параноиком. Р. Лоуренс, пытавшийся застрелить президента Эндрью Джексона в 1835 г., был сыном психического больного, а сам страдал «хронической мономанией», что соответствует понятию параноидная шизофрения. Он считал себя то Ричардом III, то каким-либо другим историческим лицом.

Джон Уилкс Бут, убийца Авраама Линкольна, во время спектакля перед входом в театр заявил: «Когда я уйду с этой сцены, я стану самым знаменитым человеком в Америке». По биографическим данным, у него были вспышки параноидного психоза.

У Чарльза Гито, убийцы президента Джеймса Гарфильда (1881), 5 родственников находились в психических больницах; заразившись сифилисом от проститутки, он болел шизофренией, бродяжничал, но собирался стать президентом США.

Леон Чолгош, убийца президента Мак Кинли (1901), страдал параноидной шизофренией. Джон Шенк, ранивший Теодора Рузвельта (1912), тоже страдал параноидной шизофренией. Джузеппе Зангара, 5 раз выстреливший в Ф. Д. Рузвельта (1933), убил одного и ранил четырех человек, промахнувшись все пять раз, болел параноидной шизофренией.

О. Коллинз и Гризелло Торресола, пытавшиеся убить Трумена (1950), были участниками подлинного заговора, и это — единственный случай покушения, произведенного заговорщиками, психически нормальными.

Ли Гарвей Освальд, убийца Дж. Кеннеди (ноябрь 1963 г.), перед этим пытался убить генерала Эдвина Уокера (апрель 1963 г.), но промахнулся. Судя по биографическим данным, он страдал параноидной шизофренией, что подтверждается результатами его психического обследования в 13-летнем возрасте, когда в нем выявилась шизоидная личность, мечтающая об убийствах.

Сирхан Сирхан, убийца Роберта Кеннеди (1969), который родился в Иордании, страдал паранойей, хотя и объяснял мотивы убийства более или менее логично.

Синдром убийства президента, избранного большинством голосов страны, — частная иллюстрация довольно широкого круга явлений, от которых вынуждено защищаться общество. Поэтому ни одно государство не обходилось, не обходится и не обойдется без полиции. Это — неизбежное зло. Беда начинается тогда, когда правительство теряет власть над полицией. «Бедлам» начинается тогда, когда охранка начинает считать себя самоцелью. Бедствие начинается тогда, когда охранка становится государством в государстве. Бедствие становится чудовищным, когда охранка начинает делать политику, внутреннюю и внешнюю. Бедствие становится и чудовищным, и беспредельным, когда охранка начинает управлять государством.

Но удержать охранку на своем подчиненном месте очень трудно, в особенности в условиях диктатуры, и Щедрин совсем не зря предусмотрел в системе «прохвоста» Угрюм-Бурчеева шпиона в качестве надсмотрщика за правителем.

Синдром убийства президентов обогатился еще одним случаем, необычайно иллюстративно освещающим и беспомощность демократии с ее гипертрофированной защитой прав человека, а также гуманность не по адресу, и происхождение массовой преступности в США.

5 сентября 1975 г. Лайонет Франк, дочь авиаинженера, бывшая студентка, пыталась застрелить президента США Форда, но была вовремя обезоружена охраной (Бульози В., Джентри К., 1975)..За ней уже числились многочисленные аресты по обвинению в грабежах и убийствах, но она отделывалась пустяковыми наказаниями. Существенно то, что она была участницей многочисленной шайки У. Мэнсона. Тот был сыном 16-летней проститутки, оставлявшей его «на часок» соседям, но исчезавшей на дни и недели, впоследствии она была арестована за грабежи. Мэнсон к 32-летнему возрасту имел полсотни преступлений и провел 17 лет в колониях для малолетних и тюрьмах за ограбления, гомосексуальные насилия и прочее. Выйдя на свободу, он начал вербовать себе молодых наивных поклонниц, число которых дошло до 18, затем стали присоединяться и юноши. Мэнсон преклонялся перед Гитлером, требовал уничтожения негров и проявлял яростный антисемитизм. Когда он снова попал в тюрьму за серию новых уголовных преступлений, его группа совершила налет на оружейный магазин и успела перетащить в автофургон почти полтораста штук оружия, прежде чем была захвачена полицией. Шайка запланировала захват самолета, чтобы, ежечасно убивая по пассажиру, вытребовать Мэнсона.

Нас здесь интересует то, что:

1) бесконечная рецидивирующая преступность Мэнсона в значительной мере вызвана безрадостным детством и постоянным преступным окружением с его специфическими ценностями и идеалами;

2) что ему легко удавалось вовлечь молодежь в шайку;

3) что он и его шайка отделывались пустяковыми наказаниями за «самые зверские» преступления;

4) что эта банда пыталась убить президента США, очевидно не боясь коллективной ответственности;

5) что преступность оказалась «заразной», демонстративной;

6) что большинство членов группы продолжает оставаться на свободе, якобы за отсутствием веских доказательств виновности, причем это отсутствие доказательств сильно смахивает на лицемерное смягчение большей части приговоров тем 80 тыс. осужденным в ФРГ нацистским преступникам, которые успели уничтожить миллионы потенциальных свидетелей в истребительных лагерях.

Последовательный социал-дарвинист Р. Дарт (Dart R., 1969, с. 160) пишет: «И вот в настоящее время на вершине американского триумфа над этим старым врагом, нуждой, он видит себя в тисках расового конфликта все возрастающей остроты, он устрашен подростковой преступностью, достигающей рекордных высот. Но не лучше себя чувствует и практичный скандинав. Он вынужден размышлять над своими небольшими, стабильными обществами, достигшими наилучшего равновесия между политической свободой и экономической справедливостью, наряду с некоторыми наиболее высокими цифрами алкоголизма, психического распада, самоубийств и абортов, до сих пор наблюдавшихся в современном обществе».

И все это якобы совершенно естественно: ведь человек — потомок кровожадного, плотоядного австралопитека, пробивавшего черепа себе подобных подходящей костью челюстей антилопы, которые австралопитек, по Дарту, накапливал в своих пещерах (там же, с. 201-203), и он — продукт еще 3 млн. лет естественного отбора на агрессивность, территориальность, стремление к господству и порабощению других людей. И совершенно естественно, что на всем протяжении предыстории и истории человечества, что бы ни случалось, совершенствовалось непрерывно только одно — оружие. И отсюда вывод — атомная война, уничтожив 80% человечества, и последующие беды, оставившие в живых только половину, наградят потомство выживших большим количеством благоприятных мутаций. Но, исходя из того, что естественный отбор шел гораздо более сложным образом, чем это представлялось социал-дарвинистам, нет ли возможности глубже заглянуть в истинные механизмы агрессивности человека?

Что под эмоции и влечения личности будет когда-либо подведена не только социальная, но и весьма материальная биологическая база, можно уже не сомневаться. Очень хорошо установлено, как меняется личность под влиянием «спонтанного» повышения или понижения уровня различнейших гормонов, да и роль тонких структур начинает раскрываться. Так, Г. Пауэр (Power G. Е., 1979) ясно установил снижение агрессивности после повреждения миндалины, снижение тревожности после повреждения cingulate (извилины пояска), снижение полового влечения после повреждения гипоталамуса.

Но главное значение в развитии негативных эмоций имеет, конечно, голод, порождающий раздражительность, вспыльчивость и злобность.

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь