ГРАЖДАНСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЖУРНАЛИСТА


Чем большей свободой действий (социально-творческой, юридичес­кой, экономической) располагает журналистика, редакционные коллек­тивы, отдельные журналисты, тем выше их мера ответственности за ха­рактер и последствия использования свободы. Не случайна закономерность: чем больше свободы, тем больше возможностей вли­ять на жизнь общества, а это неизбежно порождает вопрос (общества по отношению к журналистике и отдельным СМИ, редакции - к журна­листам, журналистов - к самим себе): правильно ли, в нужном ли на­правлении она использована?

Для журналистики и журналиста ответственность носит как объектив­ный, так и субъективный характер. С объективной стороны - это совокуп­ность требований, которые следует реализовать в соответствии с общест­венно-исторической необходимостью, с независящими от воли человека законами действительности; с субъективной - это понимание и готов­ность принять на себя журналистикой и журналистом совокупность обя­занностей, предписываемых законодательством, этическими кодексами, программами партий, в которых журналист состоит, направлением и ин­формационной политикой СМИ, сотрудником которого он является.

Ответственность - это проявление (осознание, принятие и мера выполнения) профессионального долга, способность соотносить свою позицию, деятельность и ее результаты с необходимостью. При этом возникает целый ряд коллизий, главная из которых - между объективны­ми требованиями жизни и их осознанием, между объективными обязан­ностями «перед историей» и субъективным пониманием долга. Поэтому журналист, ощущающий свою ответственность, находится в состоянии постоянного размышления и поиска такого характера деятельности в це­лом и конкретного поступка в ее рамках, которые были бы истинной реа­лизацией его социального долга.

Осознание ответственности, таким образом, проявляется в стремле­нии действовать ответственно. А результаты деятельности подлежат об­щественному суду: нарушение законодательства - судебному разбира­тельству, неэтичное поведение - «суду чести», отступление от программных требований или направления СМИ - обсуждению в кругу коллег, иногда (в зависимости от меры нарушения) с суровыми вывода­ми (вплоть до расторжения контракта). Конфликт между чувством долга и реальным поведением порождает у частного журналиста самоосужде­ние, внутренний разлад, результатом чего является либо возвращение на стезю ответственного поведения, либо движение во пути наименьшего сопротивления, ведущему к поведению «по обстоятельствам».

Проблема гражданской ответственности внутренне сложна. Суть ее в осознании и стремлении максимально эффективно реализовать общенаци­ональные интересы, настроенность на решение проблем региона, страны, мира в интересах всех граждан, всего человечества Но в силу социальных различий и в силу неодинакового понимания различными общественными силами, СМИ и отдельными журналистами сущности своего гражданского долга он осознается по-разному в конкретно-содержательном плане в ходе реальных журналистских акций. Однако при всех социально-политических различиях есть рамки гражданского поведения, требующие ответственного подхода. Суть их связана с гражданским самосознанием, требующим ответ­ственного поведения перед лицом и в интересах всего общества.

Прежде всего журналист ответствен за выработку своей гражданской позиции, системы социально-политических ориентиров, совокупности ус­тановок в сфере своей узкой специализации. Вопрос в том, какой будет эта позиция: максимально приближающейся к объективной или субъек­тивистски «обслуживающей» частные эгоистические интересы какой-ли­бо группировки, стоящей в стороне от общественного развития или даже мешающей ему? Разумеется, в условиях плюрализма, в идеологии, поли­тике, культуре, когда спектр мнений крайне широк, журналист вправе за­нимать любую позицию. Но ответственный выбор предполагает серьез­ное обдумывание позиции с точки зрения того, насколько она отвечает интересам народа и общегуманистическим требованиям социального развития, насколько защита нужд «части» сочетается с требованиями «целого». Иначе говоря, ответственность высока тогда, когда в пози­ции совместимы и совмещены эти две группы интересов.

В таком случае и полемика и дискуссии, какими бы острыми они ни были, должны вестись с позиций высокой гражданской ответственности: ведь различие взглядов имеет общую прочную основу - это забота о раз­витии страны и всего мира. Ответственно формируемая в таком ключе по­зиция при реализации имеет и еще одно важное следствие - в ходе сопо­ставления взглядов, в процессе полемики и дискуссий позиции и подходы, идеи и решения будут сближаться (не сливаясь в силу базисных социальных различий в обществе) и все в большей мере наполняться конструктивным содержанием на пользу и «части», и «целому» в перспек­тиве гуманистического развития общества как целого.

Следовательно, для журналистики и журналиста на первое место вы­двигается ответственность перед обществом за меру соответствия пози­ции и ее реализации объективным нуждам социального развития. Отсюда - ответственность журналиста за полноту осведомления аудитории отно­сительно происходящего в мире, за систему даваемых оценок и выводов. А поскольку в разных СМИ и у разных журналистов «картины мира» различны, то, разумеется, они несут ответственность ц за то, что и как со­общают об иных подходах и суждениях. Ответственное поведение - анти­под крикливости, фразистости, словесных ухищрений, замалчивания и уж тем более извращения иных позиций. Оно не допускает опоры на непро­веренные данные, слухи и сплетни; как у разведчика: одно дело «видел сам», другое - «слышал», третье - «предполагаю». Ответственное поведе­ние требует различения бесспорного и сомнительного, случившегося и ожидаемого, факта и мнения и т.д. В противном случае неизбежна явная или неявная дезинформация.

При необходимости давать «моментальные снимки», «останавливать» движение, оценивать находящиеся в процессе развития явления, создавать произведения, не имея полных данных, не зная часто глубинных причин со­бытий, журналист не застрахован от ошибок. При этом ответственное пове­дение заключается в том, чтобы эти ошибки обнаружить, указать на них и исправить в последующих публикациях. Нежелание исправлять ошибки имеет множество негативных последствий: это и укоренение ложных пред­ставлений в аудитории, и потеря доверия к СМИ, если на ошибке «поймали» (иногда с критическим или язвительным комментарием) другие СМИ, и раз­вращающее представление о вседозволенности в журналистике.

Гражданским долгом журналиста является и необходимость высту­пить против изданий и программ, если в них обнаружено отступление от правды, ложные «ходы» в аргументации и выводах и другие наруше­ния требований объективности. В данном случае важно соблюдать досто­инство и чувство меры, не допускать литературного наездничества и уж тем более не возводить мелкие ошибки в ранг принципиальных заблуж­дений, чтобы из критика во имя истины не превратиться в критикана, из ответственного политика - в дешевого политикана, когда место заботы об общественных нуждах занимает расчет на легкую популярность.

К сфере гражданской ответственности относится и выбор СМИ с их направлением и особенностями информационной политики. Журналист тогда работает плодотворно и ведет себя ответственно, когда находится «в своем кругу» коллег-единомышленников, когда не возникает коллизии между его убеждениями и направлением СМИ. Можно ли назвать ответст­венным поведение журналиста, если в своих произведениях он проводит линию, с которой внутренне не согласен? Именно согласие с редакцион­ным коллективом по принципиальным вопросам позволяет ему быть твор­чески независимым, работать без оглядки на возможное неприятие, не вы­ступать по отношению к принятому редакцией направлению конформистом или нонконформистом, а быть убежденным защитником принятой общей линии. Разумеется, при проведении выбранной линии могут возникать различные нюансы, предлагаться определенные «попра­вочные коэффициенты», появляющиеся как следствие самостоятельного незашоренного изучения жизни.

К своему личному поведению и творчеству журналист также обязан относиться с гражданской ответственностью. Ведь общество вправе ждать от него максимальной реализации творческого потенциала - спо­собностей, знаний, опыта. Кроме того, гражданскому суду подлежит не только сделанное, но и то, что не сделано - пассивность, умолчание, не­выполнение обязанностей. Ответственный журналист - журналист актив­ный, целеустремленный, ищущий профессионал, а не работник, лишь вы­полняющий задания. И если он сталкивается с ситуациями, требующими общественной огласки, журналистского вмешательства, - безответствен­но промолчать, какими бы соображениями это ни диктовалось.

Ответственное выполнение профессионального долга требует компе­тентности. Недостаток знаний затрудняет исследование сложного во­проса, ставит журналиста перед выбором: либо честно признаться в не­возможности решить задачу и отказаться от работы над данным вопросом, либо, взявшись за тему, активно пополнять недостающие зна­ния, консультироваться с коллегами и специалистами. Сокрытие неподго­товленности безответственно.

Журналист всегда должен быть готов к неожиданным профессиональ­ным трудностям, к долгой, сложной, а иногда и опасной непривычной ра­боте. Он обязан заниматься и «грязными делами», сталкиваясь с «дном» общества. Без этого невозможно обойтись, если желать принести пользу обществу расследованиями не только «подвигов».

Вместе с тем, обладая правом на публичное вмешательство в самые различные стороны жизни, журналист должен чрезвычайно серьезно подходить к решению вопроса о вынесении результатов своего расследо­вания на суд общественности. В основе его решения должно лежать про­думанное представление о возможных результатах публичного оглаше­ния, о том, каковы могут быть последствия, как это отразится на деле и на людях, чьи имена затронуты в произведении. Критерий ответственности здесь - социальная значимость, общественная необходимость, характер последействия публикации. Стоит помнить правило медиков: «Primum non nocere» («Прежде всего не вреди»).

Очень часто редакция не имеет возможности перепроверить факты, оценки и выводы журналиста, который привез материал не только «из дальних странствий», но и из «ближнего зарубежья», а то и вовсе с пресс-конференции, организованной мэром того же города. И это оправдано, если в редакции работают единомышленники, доверяющие своему со­труднику, достоверности собранных им данных, проницательности его трактовки, справедливости и дальновидности. Но в таком случае ответст­венность журналиста еще более высока - ведь он как бы одновременно выступает и следователем, и прокурором, и адвокатом, и судьей, что пред­ставляет чрезвычайную трудность, так как возникает опасность «переко­сов» (к тому же «дело» рассматривается «в последней инстанции», перед публикацией). Поэтому «приговор» журналиста должен отличаться все­сторонней взвешенностью, упором на факты, часто предположительнос­тью выводов и оценок. Тем более исключается односторонность, пристра­стность, «хлесткость» суждений.

Гражданская ответственность «нависает» над журналистом на всех стадиях работы - от решения выступить на заданную тему через все ша­ги по сбору, обработке и интерпретации сведений до публикации и ее ре­зультатов. Иногда возникает необходимость в многократном обращении к затронутой теме, дополнительном вмешательстве в ход событий, сообще­нии о переменах, а порой в исправлениях, дополнениях, изменениях в ха­рактеристиках и приговорах. Ответственность при этом обязывает журна­листа проследить, какие реальные плоды принесло выступление, какие возникли неожиданные отрицательные результаты, и решить, как отреа­гировать на них.

В рамках редакционного коллектива журналист, разумеется, несет строго определенную персональную ответственность. А на журналистов руководящего ранга ложится двойная ответственность - за себя и за воз­главляемый коллектив. Мера ответственности журналистского коллекти­ва складывается не из суммы персональных ответственностей каждого его члена - она измеряется силой творческого потенциала всего коллек­тива как единого целого.

 

ЖУРНАЛИСТСКАЯ ЭТИКА

Наряду с гражданской ответственностью как ее продолжение, конкре­тизация и регламентирование в журналистской среде формируются принципы, нормы и правила ответственности этической. Этика (греч. etos «обычай») - наука, изучающая и формулирующая теоретические основы и практические требования морали (лат. mores «нравы») как области профессионального сознания, отражающего и регулирующего нравы в практическом поведении людей. Требования морали как одного из регу­ляторов поведения в отличие от юридических норм не формулируются в законодательных актах. Они разрабатываются в ходе общественной прак­тики, а контролируется их выполнение общественным мнением, общест­венными (в журналистике - журналистскими) организациями, трудовыми коллективами, создающими порой «суды чести» или подобные органы, действующие на общественных началах.

Суть профессиональной этики - научное обеспечение морально бе­зупречного выполнения профессионалами своей роли в соответствии с общепринятыми в обществе этическими принципами. Так, наряду с «общей» этикой возникает врачебная, юридическая, педагогическая этика. Особой областью профессиональной этики является и журна­листская этика.

Профессиональная этика журналиста - это юридически не фиксиру­емые, но принятые в журналистской среде и поддерживаемые силой об­щественного мнения, профессионально-творческими организациями мо­ральные предписания - принципы, нормы и правила нравственного поведения журналиста. В их основе лежит представление о наилучшем с этической точки зрения выполнении профессионального долга в соот­ветствии с принятыми в обществе представлениями о добре и зле в их применении к журналистской деятельности.

На базе представлений о профессиональном долге и высоконравст­венных формах его выполнения складывается система взглядов на пове­дение журналиста, при котором блюдется достоинство профессии и честь профессионала. В профессиональной этике складывается некий свод принципов, норм и правил достойного поведения и запретов, квалифици­руемых как недостойное поведение, фиксируемых либо в «неписаных», либо в разработанных журналистскими организациями «писаных» (за­фиксированных) кодексах чести. Соблюдение этических норм контроли­руется как «изнутри», так и «извне». «Изнутри» - это совесть журналиста, которая в зависимости от характера поведения или заставляет его пере­живать стыд, унижение, самоосуждение, или вызывает гордость, удовле­творение. «Извне» действуют журналистские организации и их времен­ные или постоянные «суды чести». Существует и общественный контроль за соблюдением журналистами этических принципов.

Грубые и неоднократные сознательные нарушения требований журна­листской этики ставят нарушителя вне рядов журналистского корпуса. Вступающий же в Союз журналистов России обязуется соблюдать Кодекс профессиональной этики российского журналиста.

Этические кодексы прежде всего формулируют общие принципы нравст­венного поведения журналиста. «Писаных» кодексов в мире создано нема­ло, притом даже в одной стране их может быть несколько. Так, в США дейст­вуют «Каноны журналистики», принятые в 1923 году Американским обществом газетных редакторов, и «Кодекс этики» (1929) Национальной ас­социации владельцев радиовещательных и телевизионных станций, допол­ненный затем «Кодексом радио» и «Кодексом телевидения», и другие эти­ческие документы, действующие в соответствующих сферах. Но в целом принципы определяются в более или менее близких формулах. Например, Национальный союз журналистов Великобритании требует в своих этичес­ких правилах соблюдать точность, исправлять ошибочные сообщения, вы­ступает против искажений и замалчивания; отстаивает свободу точек зре­ния; настаивает на получении информации только честным путем; запрещает вторгаться в частную жизнь; указывает на сохранение конфи­денциальности источников информации; запрещает брать взятки, использо­вать журналистом информацию в личных целях; выступает против дискри­минации по национальным, расовым, религиозным и другим признакам.

В 1980-1983 годах представители международных и региональных журналистских организаций определили «Международные принципы профессиональной журналистской этики». С их учетом каждая регио­нальная или национальная журналистская организация разрабатывает свои этические кодексы. В нашей стране первый кодекс профессиональ­ной этики был принят Союзом журналистов в 1989 году. В основе его лежат принципы ответственности, правдивости, объективности, добросовестнос­ти, честности, уважения чести и достоинства личности, уважения общече­ловеческих ценностей, профессиональной солидарности и др. В 1994 г. разработан Кодекс профессиональной этики российского журналиста.

Общие этические принципы находят конкретное воплощение и стано­вятся правилами и запретами в тех ситуациях, которые обычны для прак­тической деятельности в журналистике: журналист - аудитория, журна­лист - источник информации, журналист - персонаж его произведения, журналист - автор, журналист - редактор, журналист – редакционный коллектив, журналист - коллеги по профессии.

Этические нормы в области отношений «журналист - аудитория» носят интегрирующий характер, т.е. здесь «итожится» мера нравствен­ности поведения журналиста во всех других сферах, наиболее полно и отчетливо проявляется морально-этический уровень, его сознания и по­ведения. Прежде всего, это нравственная обязанность, ясно представ­ляя себе «свою» аудиторию, выполнять свой долг перед ней по полному и эффективному удовлетворению ее потребностей и интересов в сфере информации. Памятуя, что журналист творит для аудитории, каждый раз важно решать этические вопросы: нужно ли это произведение аудито­рии; не впустую ли занимает он ее время и удовлетворяет ли ее дейст­вительные нужды; способно ли произведение заинтересовать аудито­рию; не отложит ли читатель номер; не выключит ли зритель телевизор; не переключится ли слушатель на другую волну? И соответственно, под­держит ли данное произведение ранее завоеванные доверие, престиж и авторитет?

При этом журналист, ощущающий свою нравственную ответствен­ность перед аудиторией, постоянно решает для себя также вопросы: пра­вильно ли будет воспринята информация аудиторией; адекватно ли будут поняты факты и суждения; как «сработает» аргументация; насколько продвинется аудитория в осознании действительности благодаря его уси­лиям? Ведь даже смещение акцентов, не говоря уже об «очернительстве» или «лакировке», является нарушением этических обязательств.

В этом же ряду этических обязанностей перед аудиторией выступает и товарищеское отношение к ней. Для журналиста исключена позиция высокомерного наставника, поучающего ментора, равно как и роль «вульгарного писателя», сюсюкающего и заигрывающего с аудиторией. Серьезный, честный, доступный разговор по самым сложным вопросам, умение вести за собой аудиторию, способствовать ее развитию и повышать уровень, ос­мысления окружающего - необходимое требование этики. Стремление быть понятым заставляет журналиста чутко прислушиваться к реакции ау­дитории, терпеливо работать в ней, отвечать на вопросы и возражения, вновь и вновь с привлечением нового материала возвращаться к важным, но еще не полностью освоенным идеям и выводам, опираясь при этом на простые и понятные факты, примеры и доказательства.

Если попытаться одним словом определить этическую норму в сфере отношений «журналист-аудитория», то, пожалуй, этим словом будет «до­бросовестность». При этом добросовестность этически разборчивого журналиста проявляется относительно как фактов, так и мнений. Относи­тельно фактов - требования, общие для всех журналистов: полнота, прав­дивость, доступность. Если у добросовестного журналиста остаются со­мнения в точности имеющихся у него сведений о фактах, их полноте, верности передачи деталей, то его обязанность честно указать на сомне­ния и возможную их недостоверность.

Намного сложнее с мнениями. Ведь интерпретация события или фак­та так или иначе связана не только с общечеловеческими, но и с группо­выми ценностями, стремлениями и идеалами. Поэтому существенно важ­но выявить, в чем особенность позиции журналиста, а при наличии или возможности иных мнений - честно указать на них или хотя бы только от­метить допустимость других позиций по поводу излагаемых фактов, сооб­щив, где можно с ними познакомиться. И это тем более важно, чем шире плюрализм мнений.

Множество этических норм регламентирует отношения «журналист-источник информации», определяющие формы получения и использова­ния сведений и материалов, которыми располагает частное или офици­альное лицо. При этом контакты журналиста с источником информации могут носить «открытый» характер (когда журналист предстает перед но­сителем информации как официальный сотрудник СМИ и сообщает о сво­их намерениях) или «скрытый» (скрытое наблюдение, когда «журналист меняет профессию», выступая в роли водителя такси, продавца, провод­ника и т.д., или когда о его присутствии не знают в то время, когда он ис­пользует скрытую камеру, скрытый микрофон и т.д.).

Открытый сбор материала обязывает журналиста представиться тем частным и должностным лицам, с которыми он вступает в деловой кон­такт, ознакомить их с намерениями редакции и кругом интересующих его вопросов. Для бесед с должностными лицами и получения от них доку­ментов обычно требуется согласие их руководителей, а для участия в официальных мероприятиях, деловых совещаниях и т.п., не носящих пуб­личного характера, - приглашение или разрешение присутствовать.

В процессе контактов с частными лицами стремление получить макси­мум информации не может переходить в развязную и безапелляционную требовательность, сопровождающуюся пренебрежением к интересам, же­ланиям и точке зрения собеседника. Отказ частного лица предоставить информацию и высказать суждение следует уважать. Ссылки в беседе на нужды редакции и журналистские обязанности не должны носить черты скрытого давления и могут быть только напоминанием о выполняемых журналистом обязанностях.

Иное дело при контактах с официальными лицами, обязанными по за­кону предоставить информацию или содействовать ее получению. Тут журналист вправе напомнить об их ответственности за точное и полное информирование по вопросам, находящимся в их компетенции.

Получая сведения, расследуя обстоятельства, изучая суть событий и поступков, необходимо вести себя беспристрастно, непредубежденно, не следует торопиться с выводами, высказывать свои суждения и давать оценку («за» или «против») до тех пор, пока не будет уверенности в том, что набрано достаточное количество доказательств. Поэтому в ходе сбора информации важно придерживаться правила, которое юристы называ­ют «презумпцией невиновности», т.е. исходить из представления о том что до тех пор, пока не доказаны та или иная идея, оценка, обвинение, вы­воды делать нельзя. При этом не следует требовать от лиц, деятельность которых стала объектом внимания журналиста, доказательств своей не­виновности в ответ на предположительные обвинения. Разумеется, в лю­бом случае исключается грубость и бестактность.

Такт (лат. tactus «прикосновение») - чувство меры, подсказывающее соответствующее ситуации поведение, умение держать себя подобающим образом, общаться с людьми, учитывая их положение, представление о должном, принятых нормах поведения и в то же время сохраняя собствен­ное достоинство и «оберегая» уважение общественности к профессии.

Соблюдение такта проявляется как в манере разговора, умении учесть состояние собеседника, заинтересовать и разговорить его, так и в умении слушать и вести себя в ходе беседы. Тактичный журналист не будет про­водить беседу, не собрав предварительно информацию о собеседнике (если это возможно), не станет спрашивать его о том, в чем тот некомпе­тентен, а следовательно, может дать лишь поверхностную или банальную информацию. При этом в процессе беседы важно выслушать все, что хо­чет сказать собеседник, не прерывая его, а лишь тактично направляя те­чение разговора. И важно понять, почему именно так, в такой форме, в та­кой последовательности и столько времени говорит человек, - от этого зависит дальнейшее использование полученных сведений.

Тактичный журналист не станет отрывать своего собеседника от рабо­ты, а предварительно договорится с ним о встрече в удобное время и в до­верительной обстановке, хорошо подготовится к беседе, съемкам или запи­си, постарается как можно меньше привлекать к себе внимание и не мешать людям своими занятиями. При необходимости наблюдать за информантом (интересующим объектом) или снимать его на кино- или фотопленку во время работы тактичность требует минимизировать вмешательство. Ведь суета фотожурналистов, скажем, во время «торжеств и горестей народных» бестактна (а вот съемка бесшумно работающей фотокамерой, притом без дополнительного освещения, во время музыкального конкурса - доказа­тельство тактичности). Такт, разумеется, проявляется и в манере одеваться в соответствии с ситуацией (как отнестись, например, к белой сорочке и галстуку у доменной печи или к джинсовому костюму на академическом со­брании?), и в манере говорить, задавать вопросы, возражать, т.е. в том, как ведет себя журналист в процессе работы «на людях».

Много этических сложностей возникает при решении вопроса, когда, в какой мере и форме можно использовать инсценировку - делать «по­становочные» кадры, «дубли» в документальных съемках, предварять до­кументальные кадры «поставленными» с участием тех же персонажей и т.д. Дело тут даже не в том, что инсценировка выдает себя (можно ведь и талантливо «поставить под документ»), а в этичности самого приема, в ос­нове которого - подмена или даже искажение документально «бывшего». Не исключая такого приема из журналистского арсенала - использовать «восстановленную документальность», следует указать на задачи и ха­рактер применения этой формы.

Скрытое наблюдение оправдано в двух случаях. Первый - когда важ­но увидеть «непотревоженную» жизнь (поскольку открытое наблюдение так или иначе меняет поведение людей в изучаемой ситуации), увидеть и понять ее в естественном течении и проявлении, «изнутри». Второй - когда надо получить сведения о сознательно скрываемых сторонах жиз­ни, секретных операциях, хранящихся в тайне документах (помня, что со­хранение тайны - дело тех, кому она доверена).

В первом случае важно продумать, правильно ли выбран объект на­блюдения (нужно ли, например охотиться за сведениями об интимных сторонах жизни), допустимо ли выступать в принимаемой роли (в частно­сти, нельзя представляться официальным лицом - работником органов милиции, следствия, контроля и т.д., выступать под маской преступника, симулировать болезнь и т.д., что либо запрещено законом, либо неэтич­но). Следует помнить, что организуя скрытое наблюдение, нельзя обой­тись без согласования акции с соответствующими представителями - ди­ректором завода, руководителем артели строителей и т.д.

При скрытом наблюдении важно вести себя в рамках и формах, свой­ственных обычному поведению «замененных» журналистом людей, и быть максимально нейтральным, чтобы не нарушить «чистоту» ситуации, не спровоцировать «нужные» поступки и высказывания.

Скрытое наблюдение - трудное и опасное дело, и решаться на него следует в исключительных случаях, соблюдая при этом права и законные интересы тех, кто становится объектом наблюдения.

При использовании полученной эмпирической информации также воз­никает ряд этических проблем. Нередко, сообщая сведения, собеседник предупреждает, что предоставляет информацию «не для публикации», или просит, чтобы публикуемые материалы были даны без ссылки на источник, в той или иной форме, только в извлечениях и т.д. Эти требования инфор­манта обязательны для исполнения, за исключением тех случаев, когда его показания имеют крайнюю общественную важность либо представляют интерес для органов правосудия.

И даже тогда, когда журналист располагает согласием информанта на публикацию сведений, он должен тщательно продумать, следует ли их публиковать и в какой форме (полностью или частично, указывая точные данные или меняя имена, географические названия и т.д.). Ведь согласие информанта может быть дано по беспечности или незнанию возможных негативных для него последствий. Журналист обязан обдумать последст­вия публикации, чтобы избежать нежелательных результатов. Это тем бо­лее касается сведений, полученных путем скрытого наблюдения.

Журналист должен быть крайне осторожным при вычленении из все­го объема сведений тех, которые войдут в публикацию, при монтаже фото- и кинокадров, магнитной (видео- и аудио-) пленки, чтобы не исказить смысла и характера полученных сведений и не вызвать в связи с этим об­винений со стороны информанта. Крайним нарушением этических норм является сознательное «выдергивание» фрагментов и сознательно из­вращающий истину монтаж высказываний и кадров. Точно так же серьез­ные этические сомнения вызывает использование сведений для критики, если сбор их объяснялся поиском «положительных примеров», и т.п. Журналист не имеет морального права публиковать полученные от друго­го лица сведения, выдавая их за свои; особенно недопустимо использо­вать самокритичные высказывания против того, кому они принадлежат, выдавать разработанные, но не принятые в тех или иных организациях решения за свои собственные предложения.

Готовя и публикуя очерк, интервью, фельетон, журналист должен ре­шать этические проблемы в системе «журналист - персонаж».

В большинстве случаев с этической точки зрения недопустимо в каче­стве персонажа (положительного или отрицательного) выбирать родных и близких, друзей или людей, с которыми журналиста связывают личные отношения (учитель, начальник и др.). Требуются веские причины обще­ственного порядка, чтобы в качестве персонажа выбрать такого челове­ка. При этом в публикации следует объяснить такое решение. И наоборот, этический долг повелевает выступить непременно в том случае, когда отмолчаться - значит нанести вред делу, которым занят этот человек. Эта нравственная обязанность распространяется и на положительных и на отрицательных персонажей. Ведь благотворным вмешательством в жизнь человека может быть и поддержка, и критика.

Имея дело с реальным человеком, приводя о нем документальные до­стоверные факты, журналист (в отличие от писателя или художника) обязан тщательно взвесить, что и как сообщать о своем герое, чтобы не на­рушить известное правило «прежде всего не навреди». Это вопрос о том, какие именно черты портрета, характера, подробности биографии, сторо­ны жизни, отношения с окружающими, будучи разглашенными, могут на­нести ущерб герою в его дальнейшей жизни, осложнить ее. Важно и то, как подать отобранные детали и подробности, чтобы не возникло нежелатель­ных оттенков и ассоциаций при восприятии произведения. Кино- и фото­журналисты знают, что «крупный план», снятый в моменты острых пере­живаний или трудового напряжения, порой оказывается малопригодным для публикации именно из этических соображений. И уж совершенно не­допустимо ироническое обыгрывание имен, фамилий, внешнего облика, физических несовершенств — того, в чем человек «не виноват».

Наконец, если какие-то трудные с точки зрения этики эпизоды, факты, черты, детали журналист считает все-таки нужным ввести в произведе­ние, ему приходится решать вопрос об их частичном или полном «раздокументировании», т.е. следует ли изменять названия, даты, имена и т.д.

Выступая в качестве редактора и критика произведений коллег, жур­налист вступает в область этических отношений «журналист - автор». За каждым письмом, материалом, заказанным или поступившим «самоте­ком», стоит человек, требующий к себе чуткого отношения (здесь мы не говорим о графоманах, это особый случай). Не обидеть молчанием или немотивированным, тем более написанным «под копирку» отказом, а во­время и по-деловому ответить, тактично дать совет по доработке или пе­реработке произведения, указать на возможные шаги дальнейшего со­трудничества с редакцией - во всем этом проявляется нравственная сторона взаимоотношений с авторами.

Заказывая материал или получив в редакции поручение по работе над «чужим» текстом, журналист тем самым берет на себя ответственность помогать автору. Но это вовсе не означает получения права на безапел­ляционное требование делать именно так, как хочет редактор, или, наобо­рот, соглашаться со всем, что предлагает автор. Нормой является уваже­ние к авторской мысли, аргументации, композиции, стилю. И если возникает необходимость в доработке или переработке произведения, важна четкая аргументация, исходящая из позиции редакции и возмож­ностей автора. Если в целом произведение редакцию устраивает и разногласия возникают лишь по отдельным вопросам, можно и нужно при публикации этого произведения во «врезке» или в примечаниях сделать оговорки от имени редакции.

При подготовке текста к публикации даже незначительные поправки желательно согласовывать с автором. Если это невозможно (что случает­ся при оперативной работе), стоит провести мысленно эксперимент: как бы отнесся автор к данным поправкам? А после публикации следует объ­ясниться с ним. С другой стороны, неверно поступает автор, который в расчете на редакторскую доработку оставляет материал сырым и считает его «доводку» делом редактора. Редактору приходится сталкиваться и с упрямыми авторами, несмотря ни на что настаивающими «на своем». Эти­ка требует терпения и откровенности в отношениях с такими авторами.

Грубым нарушением этических норм является «заавторство», когда журналист лишь на основе сырых исходных данных, предоставленных «автором», практически пишет произведение за него. К сожалению, это бывает нередко, притом автору, который «организовал и написал» произ­ведение, порой выплачивают часть гонорара. Нормой же в данном случае является либо выступление в соавторстве, либо указание на то, что дан­ный материал представляет собой литературную запись, либо подача его в форме интервью.

Этические вопросы возникают ив сфере отношений «журналист - ре­дакционный коллектив». Вступая в уже сложившийся редакционный коллектив с проявившимся направлением и характером реализации ре­дакционной политики, журналист становится составной частью этого кол­лектива и принимает на себя соответствующую долю ответственности за ее проведение. При этом от него ждут не просто слепого следования при­нятой линии, а - при единстве в принципиальных вопросах - творческой ее реализации, активного участия в развитии, уточнении и дополнении. Иначе он не творческая личность, а только исполнитель, простой служащий. Это особенно важно, если журналистский коллектив сам выступает учредителем издания или программы.

В случае возникновения серьезных разногласий в определении и про­ведении принятого направления или тем более отступления журналиста от идейно-политической позиции редакции неизбежным оказывается разрыв его отношений с коллективом и переход в другое СМИ (или же со­здание собственного). В условиях плюрализма как то, так и другое осуще­ствимо. Переходы бывают возможны и необходимы также, если возника­ют трудности в процессе адаптации к редакции или появляется ощущение неполноты самореализации.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь