ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ЖУРНАЛИСТА


Профессия (лат. professio «официально указанное занятие, специаль­ность») - это возникший в условиях разделения труда особый род трудо­вой деятельности, требующий владения комплексом общих и специаль­ных знаний и практических навыков, закрепленных в опыте. В рамках профессии выделяется целый ряд специальностей. При этом по мере раз­вития форм массово-информационной деятельности количество специ­альностей и тем более специализаций в рамках единой журналистской профессии увеличивается. Но как бы далеко ни отстояли одна от другой специфические области труда репортера и ответственного секретаря, комментатора и режиссера, заведующего отделом писем и собственного корреспондента, сохраняется и, более того, становится все более значи­мой совокупность общепрофессиональных свойств, которые в особых проявлениях и своеобразных взаимодействиях составляют основу «структуры» личности каждого журналиста-профессионала.

Мир личности журналиста-профессионала складывается в соответствии с объективными требованиями его профессии. И эта совокупность профес­сиональных черт всегда привлекала к себе пристальное внимание. Не слу­чайно уже на заре российской журналистики первую сводку черт личности и правил поведения журналиста сделал М. В. Ломоносов в знаменитом сво­ем «рассуждении», известном как «Диссертация о должности журналиста». И в дальнейшем многие крупные журналисты писали о своеобразных чер­тах, особенностях труда, радостях и трудностях своей профессии.

Если попытаться в сводном виде при строгом разграничении особых областей описать мир личности журналиста, то в качестве «ядра» лично­сти как главные следует выделить мировоззренческие, социально-поли­тические позиции, соседствующие и взаимодействующие со сферой про­фессиональных склонностей, реализовать которые можно при наличии определенного рода и уровня способностей. Успешную деятельность, проявляющуюся как реализация позиций, склонностей, способностей, обеспечивают: совокупность личностных свойств, система освоенных знаний, полученные в практике навыки и опыт. «Внешний» слой, как бы скрепляющий весь мир личности журналиста, составляет область ответст­венности за профессионально-творческую самореализацию, за самосо­вершенствование и развитие личности, за самоотдачу в служении обще­ству. Схематически мир личности журналиста можно представить следующим образом:

Разумеется, между различными областями профессиональных качеств нет жестких границ. Более того, между ними существуют всесторонние взаимосвязи и зависимости. Ответственность, например, требует знаний в области права и этики, а опыт - осмысления с помощью теории. И как бы велики ни были склонности, реализоваться они могут, только будучи обеспеченными знанием и опытом (при этом в меру способностей и при ясной и твердо проводимой социальной позиции). Иначе говоря, журна­лист может «состояться» только при условии, если претендующий на эту роль человек обладает всеми названными качествами (хотя бы в мини­мальной степени). Ведь отсутствие или слабое развитие таких качеств, как, например, ответственность или способности, серьезно (а в крайнем случае и полностью) блокирует проявление других качеств, и журналист оказывается «несостоявшимся». Нельзя назвать журналистом человека, который не считает себя ответственным перед аудиторией за удовлетво­рение ее нужд, не считает себя обязанным «работать на нее», пренебре­гает этическими и правовыми нормами, если его знания, опыт и личност­ные свойства, вполне развитые для выполнения профессиональных обязанностей, «накладываются» на неразвитость социальной позиции или, более того, на политическую беспринципность.



Таким образом, в теории надо видеть единство этих качеств журналиста, а на практике - стремиться к максимально гармоничному их развитию. Недостаток развития тех или иных свойств и дисгармония между ними ве­дут к существенным нарушениям требований профессии в процессе фор­мирования работников СМИ. Так, например, доктринеров формирует жест­ко заданная, негибкая (хотя, может быть, и широко развитая) социальная позиция, почвой для которой являются слабые творческие способности, недостаток интеллекта, отсутствие смелости (так необходимой для изме­нения взглядов в связи с переменами в закономерностях действительнос­ти), слепая вера в однажды усвоенные идеи. А позиция журналистов-при­способленцев характеризуется слишком легким отношением (а иногда и полным пренебрежением) к тому, что называется принципами, циничным отношением ^идеалам и ценностям, желанием услужить очередному «хо­зяину» (при этом не всегда на первый план выступает материальный инте­рес). Парадокс заключается в том, что и догматик, и приспособленец при определенных обстоятельствах могут служить «добру, истине и справед­ливости». Но в любом случае в их произведениях будут ощущаться натяну­тость, искусственность, заданность, хотя при этом в них можно усмотреть ростки таланта, проблески ума, определенные способности, знания и т.д.

Творческих индивидуальностей, в которых более или менее сбалансированно проявляется вся совокупность необходимых качеств, может быть множество типов, в каждой отдельной творческой личности эта гармония нова и своеобразна. Но в любом случае какие-то отдельные черты и свойства проявляются ярче, чем другие. Так, одни больше опираются на рациональное, другие - на образное мышление; одни - на строгое дока­зательство, другие - на изложение деталей и подробностей; кто-то мо­билизует свои преимущества в прогностической сфере, а кто-то - в ис­торических аналогиях и т.д. и т.п.

Эти индивидуальные различия (при более или менее сбалансирован­ном проявлении всех качеств) не только неизбежны, но и необходимы для жизни редакционного коллектива как живого организма. Редакция тогда представляет собой подлинный коллектив, когда его отдельные чле­ны как оркестранты ведут свои особые «партии» на своих различных «ин­струментах» и под руководством редактора-дирижера создают «симфо­нию» номера или выпуска. В таком коллективе позитивные и уникальные свойства каждого усиливаются, проявляются максимально активно, а не­достатки и слабости купируются, восполняются деятельностью и индиви­дуальностью коллег.

Таким образом, каждый журналист должен стремиться видеть себя в коллективе (а не в «совокупности» сотрудников) и, формируясь как «про­фессионал вообще», особое внимание обращать на развитие своих инди­видуальных, уникальных возможностей и качеств. Так, например, каждый журналист должен уметь работать оперативно, но при этом один может и хочет работать «с колес», максимально быстро готовить материалы «в но­мер», другой предпочитает основательную работу над крупными, развер­нутыми материалами и потому выступает реже. Даже журналисты-оди­ночки, работающие вне коллективов («независимые», «фриланс» - от англ. free lance «нештатный журналист», букв. «вольный, свободный стре­лок»), так или иначе соотносят свои возможности с характером и нужда­ми определенных редакций СМИ.

Мир личности целостен, связи между его составляющими неразрывны, поэтому трудно отдельно характеризовать каждую из них. Этот факт надо учитывать при необходимости «поэлементного» изложения.

Склонности являются как бы «запускающим механизмом» при форми­ровании журналиста. Будучи характеристикой стремления, внутренней расположенности к сфере деятельности, они обладают определенной силой и мотивацией. Сила склонности может быть расположена в диапазоне от поверхностного, обусловленного какими-то внешними причинами желания оказаться «внутри» мира журналистики, до страстного стремле­ния, заставляющего преодолевать все возникающие на пути к овладению профессией препятствия, притом не только внешние, но и внутренние, вплоть до восполнения «недоданного» природой. Конечно, хорошо, если склонности «подтверждены» и способностями и соответствующими лич­ностными качествами, но и при нехватке природных задатков склонность может максимально купировать эти недостатки работой над собой. При этом чрезвычайно важную роль играют мотивации, внутренние «объясне­ния» склонностей. Тут тоже широк диапазон и велико разнообразие.

Условно можно выделить две группы мотивов - «для себя» и «для обще­ства». Первая проявляется в стремлении реализовать свои творческие спо­собности, найти способ самореализации (в увлечении «дальними странст­виями», в пополнении знаний о жизни, ведении расследований явлений действительности, в попытке самоутверждения и т.д.). Ни один из этих мо­тивов (даже стремление к материальному благополучию) не должен вызы­вать негативного отношения. Но только в прямой связи с мотивами «для об­щества» они приобретают реальный смысл и место в мире профессионалов. Мотивы служения обществу в этой трудной, а порой и опасной (хотя и оку­танной часто романтическим флером) профессии для настоящего журнали­ста являются доминирующими. Отсюда - прямая связь между мотивами и объективной ролью журналистики в обществе и способами ее реализации.

Стремление к максимально эффективной работе в массово-информа­ционной сфере, желание принести реальную пользу в избранном поле деятельности, забота о реализации представляемой журналистом соци­альной позиции, соединение познавательных усилий с практическим вмешательством в реальную жизнь, нацеленность на решение социаль­ных проблем, как бы остры и «неподъемны» они ни были, и т.д. - вот где лежит основная сфера мотиваций. При этом в рамках доминирующих мо­тивов «для общества» субординация конкретных стремлений (желание быть прежде всего «ловцом новостей», «разгребателем грязи», добиться конкретно-практических организационных результатов и т.д.) может быть разной в зависимости от индивидуальных особенностей журналис­та и, конечно, от нужд редакций. Последняя причина иногда заставляет «наступать на горло собственной песне» - ведь журналисту надо вести свою «партию» в рамках деятельности «оркестра» редакции.

Способности - это особенности личности, которые являются субъек­тивными условиями успешного осуществления выбранной деятельности. Они проявляются в степени быстроты, глубины и прочности овладения необходимыми умениями, характерными для конкретной деятельности, на основе освоения знаний и осмысления опыта (своего и чужого). Особенно благоприятна ситуация, когда векторы склонностей и способнос­тей однонаправленны. В этом случае они как бы помогают друг другу в саморегуляции, в развитии тех качеств личности, которые наиболее зна­чимы для максимального осуществления ее возможностей.

Способности бывают разного «ранга». Для большинства людей нор­мой являются средние способности. Если же они помогают созданию та­ких «продуктов» деятельности, которые отличаются новизной, ориги­нальностью, совершенством и эффективностью, то их называют талантом. Способности не только поддаются развитию, но и требуют совершенство­вания и шлифовки. Не случайно говорят, что у талантливого человека 5% данных от бога, а 95 % - от неустанной работы над собой. Важно, чтобы способности получили полное развитие и практическое применение.

Использование склонностей и способностей, их характер и направ­ленность во многом зависят от особенностей третьей составляющей «ядра» личности профессионала - его социально-мировоззренческой, общественно-политической позиции, системы установок и ориента­ции. Это своего рода «стержень» личности, «направляющая» при реали­зации его склонностей и способностей. Именно социально-мировоз­зренческая позиция определяет содержательный смысл деятельности, характер понимания журналистом действительности, его представление о «желаемом будущем», путях движения к нему и средствах достижения идеала. Журналист прежде всего должен «занять позицию» - вырабо­тать (и постоянно в процессе жизни «подрабатывать» или «перерабаты­вать») системы как ближних, так и перспективных ориентиров.

Позиция эта может быть самой разной как в мировоззренческих ком­понентах (материалистическая и идеалистическая, субъективистская и объективистская, марксистская и немарксистская, атеистическая и рели­гиозная, экзистенциалистская и позитивистская и т.д.), так и в социаль­но-политических составляющих, диапазон которых - от «ультраправых» до «ультралевых». Разумеется, ответственность журналиста за выбор вы­сока - ведь ни ему, если он стремится действительно способствовать со­циальному прогрессу, ни журналистским коллективам, ни аудитории не безразлично, каких взглядов он придерживается, на какие цели направ­лены его склонности и способности.

Социально-мировоззренческая устойчивость проявляется как прин­ципиальность журналиста, реализуемая открыто или латентно, «в подтек­сте». При этом принципиальность, как известно, вовсе не равнозначна догматизму, хотя и исключает бесхребетное приспособленчество. Следо­вание реалиям жизни, гибкость, умение пойти на компромисс - все это не исключает принципиальности, наоборот, принципиальность не исключа­ет и толерантности (терпимости) по отношению к коллегам-противникам, и умения вносить изменения в свою позицию по мере изменений, проис­ходящих в действительности.

Таким образом, выработка твердой позиции требует неустанной рабо­ты над собой: «ядро» личности профессионала состоит не из раз и на­всегда сложившихся качеств - они должны постоянно развиваться.

Этой работе над собой могут способствовать или препятствовать раз­личные личностные свойства и возможности журналиста. Интеллектуаль­ные качества занимают, пожалуй, ведущее место среди других его качеств, хотя и не менее важных. Интеллект (лат. intellectus «понимание, рассудок, разум») - система мыслительных способностей человека, уровень его ум­ственного развития. Поскольку главное для журналиста - разбираться в явлениях жизни, ум, ясность мысли, способность к рациональному пости­жению действительности оказываются ключевыми в его личностных каче­ствах. Конечно, для интеллекта важно накопление знаний, но главное - интеллектуальная активность, сообразительность, смелость мысли, умение оперировать знаниям и, «прикладывать» их к жизни, чтобы верно понимать и оценивать ее явления, вырабатывать представление о «необходимом» и «желаемом будущем», определять пути движения к нему. При этом для журналиста важно умещение искать и находить нужные сведения, опреде­лять их «приложимость» к рассматриваемым явлениям, проводить «интел­лектуальные операции» быстро, целостно, с учетом особенностей иных су­ществующих подходов.

Журналист должен быть осмотрительным в суждениях, открытым для поправок и дополнений, уметь выдвигать и обсуждать спорные вопросы и оценки, сохраняя при этом самокритичность и имея смелость отказаться от не выдержавших проверки идей. Он должен также владеть логикой, научным подходом, приемами эвристики. И все это - в условиях постоян­ного дефицита времени, толкающего к поспешности.

Для журналиста необходимо развивать также черты образного мыш­ления и видения явлений действительности. Ведь для того, чтобы пере­дать картину событий и запечатлеть облик персонажей текущей истории, важно замечать и фиксировать характерные детали и подробности. Ин­теллектуальный потенциал изложения необходимо дополнять красочно­стью, «живостью», приемами художественной образности. Для этого важ­но постижение законов художественного творчества, усвоение накопленного опыта, искусства, вообще художественной мысли.

Успех журналиста во многом зависит от особенностей эмоционально-психологического и волевого склада его личности. Характерной чертой журналиста является «любопытство», обращенность психики вовне (жур­налист - экстраверта а не интраверт), стремление расследовать события и факты. Желание докопаться до истины требует мужества - и не столько мужества мысли, сколько отсутствия боязни возможных преследований, угроз, опасностей в ходе поиска и после публикации информации.

Наряду с мужеством профессия журналиста требует (и в этом нет противоречия) наличия таких черт, как доброта, отзывчивость, чуткость» низкий «болевой порог», умение сочувствовать и встать на место своего собеседника, героя, и антигероя, памятуя, что «чистых» злодеев и анге­лов не бывает. Холодное равнодушие, безразличие, высокомерие, пре­небрежительное отношение к людям, конечно, несовместимы с журна­листской деятельностью. Очень важны общительность, стремление понять даже противника, быстрота реакции, умение сосредоточиться, работать в трудные условиях, собранность, находчивость, мобильность и вместе с тем - психологическая устойчивость в ходе «информационных столкновении» в полемике, дискуссиях, часто конфликтных и острых. Причем толерантность в ходе выяснения истины не исключает нетерпи­мости к извращению истины, решительности в отстаивании своей позиции. Говоря другими словами, профессия журналиста обязывает оттачивать, мобилизовывать и развивать качества бойца - одновременно решитель­ного и доброжелательного, терпимого и настойчивого.

Безусловно, журналист должен обладать и определенными физически­ми данными, выносливостью, работоспособностью, особенно необходи­мыми в экстремальных условиях, готовностью переносить лишения («трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете») и т.д.

Однако идеальный по «набору» и «интенсивности» спектр качеств встречается редко. Поэтому ощущение своих недостатков журналистом в результате постоянного самоанализа - отправная точка как для самораз­вития, так и для поиска в редакционной жизни такой «ниши», в которой наиболее полно проявились бы его наличные возможности и купировались бы слабые качества. И тут очень значимы подбор и уровень подго­товки (профессионализма) работников СМИ, характер их взаимоотноше­ний в редакции, мера коллективизма в сознании и поведении.

Система знаний, необходимых в профессиональной деятельности журналиста, с трудом поддается описанию, тем более составлению каких-либо перечней. Принципиально же важно выделить три области в «знаньевой» структуре личности журналиста.

Во-первых, это такая «обширность познаний» в самых разных облас­тях, которая обычно называется энциклопедизмом. Высокая общая куль­тура журналиста - это не только требование, предъявляемое специалис­ту профессией, и не просто свидетельство его интеллигентности. Конечно, требование профессии - прежде всего. В любой жизненной си­туации журналист должен разбираться как в целостном, и потому облада­ющем многими гранями явлении, а следовательно, и система знаний должна быть такой, чтобы можно было понять каждую из них в отдельно­сти и в системных связях и зависимостях. Поэтому журналист (как и по­литик) обязан владеть «универсальным ключом» в познании жизни, а это достижимо лишь при энциклопедической образованности.

Во-вторых, это область профессионально-журналистского знания. Ко­нечно, обладающий определенными склонностями и способностями человек может овладеть премудростями профессии в повседневной редакционной практике и в процессе самообразования. Но в современных условиях вслед­ствие трудности задач, решаемых журналистикой, в силу сложности самого журналистского труда, а потому повышенного требования даже к начинаю­щим журналистам возрастает «наукоемкость» журналистики. А это неизбеж­но ведет к необходимости обязательной специализированной подготовки, подготовки системной, включающей знания по теории, истории, социологии журналистики. Только серьезная профессиональная подготовка способна противостоять поверхностности, к которой толкают условия работы в журна­листике, и односторонности, когда в журналистику приходят люди с нежур­налистским образованием. Самой жизнью вызвана необходимость в расши­рении базового университетского, а также послеуниверситетского образования, различных форм повышения квалификации и т.д. При этом в журналистике работает все больше специалистов, получивших ученую сте­пень, - кандидатов и докторов наук.

В-третьих, это сфера специальных знаний, связанных с той областью жизни, которой непосредственно занимается журналист как узкий специ­алист. Следует учитывать, что область компетенции журналиста как узко­го специалиста требует специальной подготовки: с одной стороны, более широкой, чем, например, у инженера-механика или экономиста-междуна­родника, - надо быть инженером или экономистом в широком смысле; с другой - инженерные или экономические проблемы журналист рассмат­ривает под социально-политическим углом зрения, поэтому нужны и со­ответствующие акценты в специальной подготовке.

«Знаньевый» мир журналиста, как бы широк и объемен он ни был, все же в конкретных ситуациях часто оказывается недостаточным для успеш­ной деятельности. Причин здесь несколько. Во-первых, накопленные че­ловечеством знания огромны и одному человеку не под силу овладеть ими в большом объеме; во-вторых, в каждом конкретном случае все равно не­обходим «добор» сведений. Поэтому крайне важно уметь постоянно по­полнять знания, овладевать навыками уметь учиться. Только в этом случае мир знаний журналиста окажется уникальным. И если этой уникальности соответствуют своеобразные личностные черты и свойства, особенности склонностей и способностей при специфической социально-мировоззренческой позиции, то складывается неповторимая творческая личность. Все знания и качества журналиста закрепляются в опыте практичес­кой деятельности и проверяются на «работоспособность» в ходе профес­сиональной деятельности. Поэтому в системе журналистских навыков все составляющие мир журналиста профессиональные качества находят как бы интегральное выражение. Опыту нельзя научиться - можно учиться на опыте: своем и чужом, в процессе практической деятельности и через осмысленный и снятый в научном знании: «Учись, мой сын: наука сокраща­ет нам опыты быстротекущей жизни...» (Пушкин) - эту глубоко верную мысль стоит помнить постоянно.

В практической деятельности, основанной как на непосредственном личном опыте, так и на опыте, опосредованном знанием, проявляется ме­ра ответственности журналиста перед собой, редакцией, корпорацией журналистов, всем обществом, описываемая системой деонтологических принципов и норм. Деонтология (греч. deon «должное» + logos «учение») - система представлений, характеризующая профессиональный долг жур­налиста (как в других областях - медика, юриста, бизнесмена, служителя правопорядка и т.д., - где профессиональная деятельность связана с ши­роким общением с людьми) по всему спектру его свойств, проявляющихся в творческой деятельности. Само вступление в журналистский корпус предполагает, что он принимает на себя широчайший круг обязанностей.

Основой при этом является сознание своего долга перед обществом за максимально эффективное участие в информационном «обслуживании» аудитории, основанном на всей системе требований к современным СМИ.

Деонтологической нормой поэтому является ясное самосознание журналиста, что проявляется в самокритичной оценке всех «составляю­щих» его личности как профессионала, направленной на всестороннее самосовершенствование, начиная со склонностей и способностей и кон­чая формированием своего личностно-профессионального имиджа.

Нет ничего такого в облике журналиста, что не требует деонтологического анализа и принятия решений. Даже такие «мелочи», как манера оде­ваться, говорить, общаться с окружающими и т.д., поскольку они отража­ются на характере и мере выполнения профессионального долга, требуют деонтологической самооценки и в необходимых случаях «исправления».

Главное же - принципиальное - требование деонтологии касается формирования такой социальной позиции и такой ее реализации, чтобы творческая деятельность способствовала социальному прогрессу в рам­ках гуманистической направленности и достижению на этой базе соци­ального согласия.

Выработка гуманистической ориентации в том или ином ее варианте требует от журналиста активности в познавательной сфере. Его долг - знакомиться с различными социальными концепциями и ответственно выбирать и формировать свой взгляд на нужду общественного развития и пути достижения «желаемого будущего».

А все это связано с совершенствованием и развитием тех личностных качеств (интеллектуальных, волевых, нравственных и др.), которые обес­печивали бы успех деятельности. Разумеется, то же касается общегума­нитарных и специальных знаний, составляющих «знаньевую» основу и поддержку творческой деятельности.

Деонтологической нормой является также анализ собственного опы­та журналистской деятельности, равно как и деятельности журналистов других СМИ в перспективе совершенствования творческих навыков и умений по реализации осознанной социальной позиции.

Интегративным выражением деонтологического сознания и соответ­ствующего принятым деонтологическим принципам поведения является характер осознания своей ответственности - гражданской, этической, юридической - и уровень ее реализации в повседневной практике.

Деонтологические нормы и принципы живут не только в сознании журналистов и трудах ученых, но и фиксируются во многих документах -различного рода кодексах, актах, хартиях (кстати, кодекс чести рыцарей возник в XII в., позднее - кодексы офицеров, медиков, юристов, ремес­ленников, купцов, в наше время - практически во всех сферах обществен­ной деятельности). В силу различий профессиональных ролей (редакто­ров, владельцев, репортеров и т.д.) и социальных позиций различных СМИ таких документов существует множество. Но при всех различиях сущест­вуют и должны поддерживаться всем журналистским сообществом основ­ные деонтологические заповеди.

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь