СМИ КАК «ЧЕТВЕРТАЯ ВЛАСТЬ». ДОСТИЖЕНИЕ


ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Власть - это проявление способности какого-то субъекта (челове­ка или организации) доминировать в отношениях с другими социаль­ными субъектами, возможность проводить свою волю, воздействуя на «контрагентов» в своих интересах теми или иными способами. Суть власти - способность прямым или косвенным путем добиться подчи­нения людей для реализации поставленных задач. Для этого необхо­димо обладать неким «могуществом», «силой», использование кото­рой приводит к реализации потенциальной возможности оказывать эффективное воздействие на поведение «подвластных» объектов, в результате чего они меняют свое состояние и деятельность. Властные воздействия различны: господство, командование, руководство, регу­лирование, контроль, влияние и проч.

Различают и типы власти - государственное политическое регулиро­вание, экономическое стимулирование, идеологическое воздействие. При этом властные решения государственных институтов (законодатель­ных, исполнительных, судебных) обязательны и подкрепляются возмож­ностью принуждения. Власть негосударственных институтов, во-первых, имеет ограниченную сферу действия (внутрипартийная, внутриорганизационная - власть лидера, власть дирижера) и, во-вторых, «слабее» - тре­бует подкрепления убеждением, не распространяется на покинувшего партию и т.д. Неинституциональная власть - власть денег, власть автори­тета, власть общественного мнения (вообще духовная власть). Следова­тельно, надо отметить, прежде всего, что властей много больше, чем четы­ре; а затем - есть множество вариантов властного воздействия. Властные отношения «разлиты» по всем структурам общества.

СМИ как «власть» также располагают «властными полномочиями» разного характера и силы, поэтому представления о СМИ как «четвертой власти» без детализирующих характеристик страдают неточностью.

Государственные СМИ, транслируя обязательные для исполнения до­кументы (законы, постановления, судебные решения), выступают как !i официальные издания, как органы (от греч. organon «инструмент») соответствующих институтов государства и в этом смысле оказываются инструментом власти (без кавычек), как бы «продолжением» трех первых. Од­нако надо учитывать, что эти документы - не собственно журналистские произведения. Материалы журналистов, публикуемые в государственных СМИ, носят характер официоза - не будучи официальным выражением позиции властей, они тем не менее реализуют информационную полити­ку своего учредителя и по характеру близки официальной позиции. То же можно сказать и о «властных полномочиях» официальных органов пар­тий, союзов, ассоциаций и др. институтов гражданского общества при трансляции ими своих документов и публикации материалов, подготов­ленных в редакциях.

Реализуя свои непосредственно-организаторские функции, все СМИ оказываются как бы инструментом дополнительного (по отношению к специальным органам) контроля. Закон о СМИ не содержит обязывающе­го требования рассматривать эти материалы СМИ и принимать по ним ре­шения, хотя по одному Указу Президента выступления СМИ по органам федеральной и местной власти должны рассматриваться обязательно и о решениях требуется сообщать в Контрольное управление Президента. И в этом своем качестве (хотя речь идет только о контроле деятельности госструктур) СМИ также оказываются помощником государственной вла­сти. Однако чтобы более полно и последовательно использовать потенци­ал СМИ в реализации ими социально-контрольных задач в связи с выпол­нением непосредственно-организаторских функций, требуется соответствующее положение в государственной политике в сфере СМИ и дополнительные законодательные решения. Тогда будет полно реализо­вано закрепленное Конституцией право граждан на участие в делах госу­дарства как норма непосредственной демократии.



Применительно к двум другим социальным типам журналистики – СМИ гражданского общества и государственно-общественным СМИ сле­дует говорить о властных воздействиях как о деятельности именно как «четвертой власти». При этом кавычки обозначают вовсе не ироничес­кое употребление термина, а лишь указывают на то, что термин «четвер­тая власть» - многозначная метафора. В связи с этим важен вопрос об отношении «четвертой власти» к трем ветвям государственной власти. В принципе они равны, стоят «рядом», поскольку каждая олицетворяет одну из равноправных форм демократии: три государственных - пред­ставительную, а «четвертая» - непосредственную. При нормальном Функционировании общественного организма их отношения взаимодо­полнительны и не могут быть иными, как партнерскими, что, разумеется, не исключает, а предполагает и контроль со стороны СМИ, и критику по­ртики и действий властей, и поддержку предпринимаемых ими шагов -все зависит от того, каковы результаты мониторинга и анализа, публич­но обсуждения на «сайтах» народной журналистикой. И государственная власть, если она действует как институт народной демократии, вправе делать то же. Таковы проявления реализации принципа дополнительности в этой сфере, что образно называется системой «сдержек и противовесов» в системе демократии.

Конечно, СМИ юридически ни в коем случае не являются «продолже­нием» представительной власти. Специфика и могущество «четвертой власти» - не в принятии обязательных решений политического или эко­номического характера. Ее сила - в духовно-идеологическом воздейст­вии, в формировании массового сознания и направленности воли, что проявляется прежде всего через состояние массового сознания и прежде всего общественного мнения во всем его идейном наполнении, во всех его «знаньевых» (d, v) и «деятельностных» (n, p) компонентах.

В связи с этим важен вопрос о характере и пределах «властных пол­номочий» СМИ. В том случае, если СМИ (их владельцы, руководители, со­трудники) видят свою роль инструмента непосредственной демократии, представительства интересов народа в его различных слоях, передавших им часть своего суверенитета, то именно «из рук народа» они получают необходимые для реализации непосредственной демократии «властные полномочия». Если речь о народной журналистике, действующей от име­ни и в интересах народа и при его активном участии в целях реализации народного суверенитета, то «пространство» ее активности, «вмешательст­ва» СМИ в дела общества широко и многообразно.

Прежде всего журналистика по природе своей ведет всесторонний мониторинг всех сфер жизни и через эту органичную для себя роль наблюдателя и обозревателя определяет, как принято говорить, «пове­стку дня» - представляет общественности от имени представляемых СМИ сил совокупность тем, проблем, суждений, то есть всестороннюю информационную картину всего актуально значимого в действительно­сти. Без знания того, что происходит в жизни, притом в разных вариан­тах осмысления в различных слоях общества, нет базы для демократи­ческих решений. Широкая и многовариантная картина жизни реализует право знать - «естественное право», без обеспечения и за­щиты которого граждане не могут быть хорошими хозяевами страны. Мониторинг необходим для определения того, к чему во имя обеспече­ния нужд народа надо привлечь внимание и добиваться необходимых изменений в обществе.

Вместе с тем журналистика оказывается трибуной разнообразных мнений по широкому кругу вопросов (поставленных жизнью, выдвинутых журналистами, заявленными общественностью) во имя реализации права граждан на информацию. На плечах СМИ - организация общественных дискуссий, полемика, критика, обсуждение всего важного в жизни обще­ства. СМИ тем самым выступают как vox populi - «нация, разговариваю­щая сама с собой». Но поскольку нация - не монолит, а структурно слож­ное сообщество множества групп, каждая из которых занимает свою социальную «нишу» и, соответственно своему положению в обществе, от­личается от других интересами, запросами, стремлениями, то СМИ долж­ны «докладывать» информацию об этом разнообразии. И в результате через диалог вести дело к выработке единых подходов и решений на базе компромисса, движения к консенсусу по общезначимым вопросам бытия.

Представляя и обсуждая явления жизни, журналисты - явно или ла­тентно - выступают в роли общественного эксперта, формируют отно­шение, представления, мнения, взгляды, стремления. «Хождение во власть» для СМИ проявляется в связи с этим и как роль общественного консультанта для всех социальных субъектов. Как врач, журналистика (материалами своих сотрудников и общественности) держит руку на пульсе жизни, ставит свой диагноз, предлагает, если считает необходи­мым, стратегию и тактику «лечения» тех или иных «органов» общества (вплоть до хирургического вмешательства), необходимого для поддержа­ния и/или восстановления общественного «здоровья». А прислушивают­ся ли к этим советам, зависит от верности диагноза и доверия к суждени­ям и предложениям журналистики.

Благодаря этому СМИ участвуют в создании духовной атмосферы в об­ществе через участие в формировании массового сознания во всех его сторонах и формах (мировоззрения, миросозерцания, исторического со­знания и особенно общественного мнения), притом в духе гражданствен­ности, заботы об «общем благе», как его видят различные стоящие за СМИ силы, реализуя свои возможности организатора сотрудничества во имя становления духа согласия и определения вектора движения по пути ус­тойчивого развития всего общества при многообразии его составляющих.

Пассивное «право знать» в народной журналистике не может не допол­няться активным правом высказаться для граждан - заявить свое мнение и о том, что сообщают СМИ, и о том, с чем сталкивается гражданин в жизни, обнародовать свою позицию по актуальным вопросам, поставить волную­щие проблемы. Тем самым журналистика аккумулирует и делает гласным жизнь массового сознания и, прежде всего, общественного мнения (через обобщенные характеристики обращений в редакции и материалы социоло­гических служб). Делая публичным достоянием «глас народа», СМИ прямо проявляют себя как институт непосредственной демократии.

Впрочем, реализация права высказаться сталкивается с немалыми трудностями. Если высказывания резонируют с позицией СМИ, направ­лены на ее поддержку, проблем чаще всего не бывает. Когда же гово­рят «несогласные», велик соблазн оставить их мнения без внимания. Это недемократично, и требуются меры по обеспечение права на вы­сказывание. Кто и каким образом гарантирует гражданам это их право? Ответ требуется искать в ясно определенных нормах деятельности «четвертой власти».

Но «право высказаться» бессодержательно без обеспечения права быть услышанными. Обеспечивается это право и представлением результа­тов опросов общественного мнения в разных его секторах, и публикацией писем, обращений, реплик, предложений и др. материалов «из аудитории» и от граждан с непременной реакцией СМИ на услышанное - согласием и не­согласием, ответным вопросом, репликой, замечанием, альтернативной по­становкой вопроса и приглашением обсудить его в СМИ с участием разных «сторон». Причем высказанное мнение должно быть учтено в ходе дискус­сии (что вовсе не значит принято к исполнению). Тем самым СМИ оказыва­ются организаторами социального диалога, существенно важного для со­здания информационного климата в обществе.

Итогом всех этих взаимосвязанных направлений деятельности СМИ оказывается информационное (а потому властное) воздействие на граж­дан, определение направленности и стимулирование их социальной ак­тивности. При этом из двух направлений - интегрирующего и дезинтегрирующего - активации поведения различных групп предпочтительным оказывается организация социального взаимодействия на основе «пере­говоров» и «консультаций» во имя снятия напряженности в обществен­ных отношениях, достижение социальной стабильности.

Результативность разных векторов социального диалога (СМИ - СМИ, СМИ - институты гражданских, экономических, государственных структур, или «тел», общества и различных его инфраструктур, СМИ - аудитория) проявляется также как форма реализации органичной для народной жур­налистики роли социального контролера деятельности социальных ин­ститутов (государственных и негосударственных), официальных лиц са­мых разных сфер жизни общества. Чаще всего средством для этого являются журналистские расследования. Разумеется, от имени народа и во имя его интересов.

Не должны ли пресс-службы соответствующих институтов аккумули­ровать касающиеся их материалы СМИ, а призванные к тому структуры институтов выступать с разъяснениями, оценками и ответами, отмечая все конструктивно полезное и пригодное для использования на практике? И гласно оповещать о результатах, отчитываясь перед общественностью и ее представителем - журналистикой. Это и демократично, и вместе с тем повышает авторитет институтов и доверие к журналистике как «четвер­той власти». Наоборот, «молчание» в ответ на выступления СМИ и пред­ставляемые ими суждения общественности губительно для авторитета «затронутых» институтов, лишает их общественной поддержки и неиз­бежно сказывается, в частности, на судьбе партий или на результатах вы­боров, по итогам которых может произойти замена сил, стоящих у власти. Такова сила общественного мнения, аккумулированного и оглашенного через СМИ как институты «четвертой власти». Действие по принципу - СМИ свободны писать, а мы свободны не читать - политически небезопас­но и вместе с тем свидетельствует о нормативных лакунах. Между тем нормативное закрепление правил реакции на выступления СМИ кажется необходимым в соответствии с демократическими правами и свободами, провозглашенными Конституцией.

Благодаря всем этим объективным возможностям, предоставляемым журналистике ее собственной природой, ее издавна называют «цепным псом демократии», несколько мягче - «глазами и ушами демократии», инструмен­том, гарантом, стражем демократии. Одни их этих характеристик слишком резки и односторонни («цепной пес»), другие преувеличены («гарант»), тре­тьи недостаточны («глаза и уши»). Но в совокупности, если найти общий зна­менатель, они дают представление о властных полномочиях СМИ как «чет­вертой власти». И очень немалых. Народная журналистика - эксперт, защитник и двигатель демократического прогресса, его «общественный страж», по определению Европейского суда по правам человека.

В силу огромных возможностей СМИ как «четвертой власти» каждая социально-политическая сила (партия, движение, фронт, союз) стремит­ся «присутствовать» в системе СМИ непосредственно (создавая свои «официальные» органы или близкие к ним «официозы», а также и кос­венно влияя (политически, экономически, идейно) на формально «неза­висимые» СМИ, распространяя информацию для СМИ через свои пресс-службы, службы связи с общественностью и т.д.

Зависящие от сформированности гражданского сознания, в т.ч. обще­ственного мнения «властные полномочия» СМИ как «четвертой власти» не следует преуменьшать. Если выступления СМИ доказательны, убеди­тельны, конструктивны, а к тому же и подкреплены доверием аудитории к этому каналу и/или авторитетом учредившего его института, активно сформированное общественное мнение становится важной силой в об­щественной жизни. К нему не могут не прислушиваться облеченные вла­стью государственные и общественные институты, рассматривая и прини­мая решения с учетом требований общественного мнения. Это вовсе не означает, что принимаются все рекомендации «от имени» общественного мнения: ведь оно не едино и его суждения вовсе не обязательно верны. Поэтому «учесть» - не обязательно принять, но обязательно серьезно от­нестись и высказать полное или частичное согласие или несогласие, при­том с обязательной ссылкой на «источник» данных о мнениях и необхо­димой аргументацией принятого решения. Ведь игнорирование общественного мнения ведет к снижению авторитета пренебрегающего мнением института, возрастанию критицизма по отношению к властям, что неизбежно сказывается затем на электоральном поведении тех слоев, чье общественное мнение игнорировалось. А это может повести к таким результатам выборов, когда к власти придет оппозиция (особенно если она общественное мнение знает и учитывает в своей предвыборной дея­тельности). Таким образом, «четвертая власть» - это реальная, хотя и не институционализированная и «всего лишь» идеологически проявляюща­яся, власть, своеобразная в силу особенностей «властных полномочий» СМИ. СМИ как «четвертая власть» оказываются могущественной силой и в сфере деятельности негосударственных институтов.

Однако представительная власть, когда она находится под присталь­ным и требовательным вниманием «четвертой», нередко стремится раз­личными средствами ограничить ее влияние, неверно понимая идею «единовластия». Возможны и прямое давление, и ограничение допуска к источникам информации, и угрожающая реакция на выступления, и по­пытки судебного преследования, и ужесточение законодательства, и стремление сделать СМИ «подручными» власти, сузить ее деятельность до нейтральной событийно-информационной и т.д. Все это нередко приво­дит к тому, что и сами СМИ снижают свою активность, ограничиваются ро­лью «полу-» или «недовласти».

Все это требует мужества и постоянного отстаивания возможностей СМИ как «четвертой власти» адекватно ее истинной роли в демократиче­ском обществе в соответствии с требованиями «информационного поряд­ка».

Вместе с тем, не преуменьшая возможности «четвертой власти», не следует и преувеличивать «властные полномочия» СМИ, считая и стре­мясь сделать их «сверхвластью». Такая опасность идет с двух сторон. Во-первых, от противопоставления непосредственной демократии (а СМИ действуют в этой сфере) демократии представительной (избранным ин­ститутам власти), тогда как они взаимодополнительны. Это не значит, что недопустимо критическое отношение к государственным институтам, их официальным лицам, принимаемым решениям и действиям властей. Иное дело - пренебрежительное, уничижительное отношение, что свидетель­ствует о неуважении к воле избирателей (тем более, что на их поведение на выборах так или иначе повлияла журналистика ранее). Во-вторых, от неадекватных, преувеличенных представлений о роли и значении в жиз­ни общества той группы, интересы которой представляет СМИ, от непони­мания (нежелания, неумения - все равно) необходимости соотносить эти интересы с общенациональными и даже общечеловеческими нуждами, от стремления «во что бы то ни стало» добиться своего. Возможность пре­вращения в «сверхвласть» особенно велика у тех СМИ, которые связаны с «большими деньгами» (крупным капиталом, коррумпированными чи­новниками, преступным миром).

СМИ, стремящиеся обрести «сверхвласть», превращаются из инстру­мента информационного обеспечения демократии в орудие олигархии, автократии, меритократии, плутократии или других способов не -, лже-, антидемократического властвования. Mediademokratia в таком случае стремится стать mediakratia.

В результате возникает угроза для информационной безопасности демо­кратического общества. Информационная безопасность является составной частью национальной безопасности (в ряду с военной, экономической, про­довольственной и т.д.) и требует всестороннего обеспечения. Следует иметь в виду, что в концепции национальной безопасности имеется раздел по информационной безопасности, а в Совете безопасности РФ - специальная Межведомственная комиссия по информационной безопасности. В 2000 г. разработана Концепция информационной безопасности.

Чтобы добиваться повышения уровня информационной безопасности общества, групп, личности, нужна система четких критериев для оценки реального состояния безопасности и определения путей ее укрепления. При этом надо отказаться от представления о том, что безопасность - это сохранение status quo (наличного положения) и отражение угроз сло­жившемуся положению изнутри и извне.

Забота о массово-информационной безопасности - это формирование такой концепции и создание таких условий функционирования СМИ, при которых гарантирован нормальный информационный порядок, достигает­ся максимальная информированность граждан, благодаря чему достигает­ся высокий уровень информационного обеспечения демократии. Соответ­ственно отсутствие или нарушение информационного порядка, плохая информированность (тем более дезинформированность) создают затруд­нения в информационном обеспечении демократии, что следует опреде­лить как разного рода угрозы информационной безопасности.

Поэтому, если говорить коротко, состояние информационной безо­пасности определяется тем, насколько

• все социальные силы имеют возможность «выйти» на аудиторию («свою» и «чужую») с полным изложением взглядов, позиций, предло­жений. Если при этом кто-то не располагает необходимыми средства­ми, им должна быть обеспечена помощь;

• каждой социальной группе доступна необходимая ей информация (до­ступность при этом определяется и экономическими возможностями аудитории, и наличием каналов массовой информации, и способностью освоить информацию в соответствии со своими потребностями);

• достигнуто в СМИ сопоставление позиций, проведена оценка полноты и весомости аргументов, а также соответствия нуждам представляемых сил и общества в целом позиций различных СМИ;

• целеустремленно и последовательно идет сближение позиций СМИ, по­иск приемлемых для всех (или, по крайней мере, для большинства) ре­шений, ориентированных на развитие всего общества;

• успешно ведется борьба с односторонностью и недобросовестностью в СМИ, сильно противодействие демагогии и популизму, манипулятивным приемам информирования, ведущим к дезинформации. Эти и другие меры по созданию, укреплению и развитию информа­ционного порядка и, соответственно, по достижению информационной безопасности требуют активных усилий государственных органов, за­действованных в сфере массовой информации институтов гражданско­го общества, в т.ч. журналистских объединений, работников СМИ. Раз­работка и утверждение в сознании и поведении всех причастных к журналистской деятельности норм функционирования «четвертой власти» (как требований к «информационному порядку» в целях информационного обеспечения демократии в меру объективно присущих СМИ «властных полномочий») требует привлечения всех социальных сил, их толерантного сотрудничества в целях достижения согласия по принци­пиальным вопросам.

В результате формируются основы общенациональной политики в сфере СМИ, важнейшей составляющей которой является государственная политика (реализуемая в законодательстве о СМИ и др. нормативных ак­тах, затрагивающих СМИ, и контроле за исполнением законодательства). Для координации деятельности различных государственных институтов по развитию и совершенствованию законодательной базы функциониро­вания СМИ нужен специальный орган, создаваемый всеми ветвями влас­ти с привлечением представителей различных политических сил, журна­листских организаций и коллективов, научно-учебных структур. Предложения по созданию такого органа высказаны Президентом РФ, но пока что реализованы лишь частично через организацию Палаты по ин­формационной политике.

Важную роль в системе институтов, задействованных в области укреп­ления информационного порядка, сыграла Судебная палата по информа­ционным спорам (СПИС) при Президенте РФ, деятельность которой прекратилась в июне 2000 г. В ее состав входят профессиональные юри­сты, специализирующиеся по СМИ, и привлеченные опытные журналисты. Рассматриваются проблемы и споры, связанные с обеспечением прав и свобод в сфере массовой информации, соблюдением объективности и достоверности, принципа равноправия и плюрализма. При этом в своих решениях, рекомендациях, экспертных заключениях СПИС исходит не только из норм права, но также и из этических принципов, «обычных» правил поведения в сфере СМИ. Хотя документы, принимаемые СПИС, не являются «судебными приговорами», их авторитет в журналистских кру­гах высок. Разборы сложных конфликтных ситуаций имеют характер важ­ных прецедентов, активно сказываются на формировании правового, эти­ческого, профессионального сознания журналистов. СПИС вправе выносить предупреждения учредителям и редакциям, замечания журна­листам, ставить вопрос о необходимости судебного разбирательства и об­ращаться в органы прокуратуры и в суды по рассмотренным «делам». СПИС участвует в экспертизе и разработке законодательства о СМИ. Еже­годно СПИС представляет доклады Президенту о состоянии дел с соблю­дением свободы массовой информации, в которых затрагивается широ­кий круг вопросов нормализации функционирования СМИ. Документы СПИС широко публикуются. 4

Активно участвуют в различных акциях по широкому кругу проблем укрепления информационного порядка различные негосударственные организации. Значительна роль Союза журналистов России, журналист­ских организаций в крупных городах и регионах страны. Обобщая и си­стематизируя мнения журналистов, разрабатывая предложения по «обустройству» информационного пространства. Союз журналистов оказывает влияние на разработку и реализацию информационной по­литики в стране. Особое место в ряду негосударственных организаций, работающих в сфере деятельности журналистики, занимает Фонд защи­ты гласности, который ведет мониторинг нарушений прав журналистов и публично выступая в их защиту, издавая литературу по правовым во­просам функционирования СМИ, организуя дискуссии по различным проблемам информационного порядка в стране, участвуя в обсуждении законопроектов и т.д. Активно действует также Комиссия по доступу к информации, отслеживая препятствия на пути получения журналистами информации и разрабатывая средства обеспечения их «права на ин­формацию». ФЗГ и КДС показывают пример того, как много могут сде­лать институты гражданского общества (негосударственные организа­ции) в формировании предпосылок для оптимизации деятельности журналистики как социального института демократического, граждан­ского, правового общества.

Так, наряду с государственной политикой в сфере СМИ складываются и разрабатываются идеи общенациональной политики в области СМИ. Разумеется, национальная политика формируется как «продолжение» го­сударственной, разрабатывая идеи и требования в дополнение к законо­дательным нормам. Законодательство - это необходимый нормативный «минимум», фундамент здания информационного порядка, «этажи» кото­рого строятся согласованными усилиями журналистского сообщества.

Общенациональная политика, во-первых, захватывает более широ­кий круг вопросов регулирования (не только юридического) инфор­мационного порядка, а, во-вторых, формируется и реализуется с учас­тием институтов гражданского общества. Ее институциональный фундамент - государственно-общественный орган типа Национально­го совета по СМИ (как во Франции Высший аудиовизуальный совет или Совет по прессе в ФРГ).

СПИС по своему характеру и методам работы может рассматриваться как бы «мостиком» к широкой по функциям и демократически формиру­емой и действующей государственно-общественной организации типа Национального Совета по СМИ. Создание такой организации связано с большими трудностями в определении характера ее формирования и выработке статуса, системы функций, направлений и форм деятельности.

Если речь идет о действительно Национальном Совете по СМИ, то в нем должны быть представлены все заинтересованные институты гражданского общества и государственной власти по принятой учредителями пропорциональной системе (т.е. в зависимости от общественного «веса»). Притом делегирование следует проводить по демократической процедуре, и совет должен состоять из лиц, пользующихся высшим доверием в среде причастных к журналистской деятельности и способны к исполнению многотрудных обязанностей в режиме открытого диалога между участниками с разными взглядами. Совет, будучи «межведомственным» и потому не входящим в какую-либо государственную или об­щественную структуру, имеет право вместе с тем рассчитывать на госу­дарственное финансирование, чтобы быть независимым к действующим в интересах всего общества.

Уже сейчас в связи с актуальными проблемами функционирования и развития СМИ вырисовывается совокупность функций Совета, а в буду­щем - в связи с тем, что по мере демократизации все больше задач будут решать такого рода организации, «освобождая» от них государственные институты и «ликвидируя» дублирование и ненужную борьбу, свойствен­ную малым организациям разных ведомств.

Для Совета как государственно-общественного органа одной из важ­нейших задач окажется постоянный мониторинг - отслеживание про­цессов, происходящих в журналистике, ее взаимодействия с аудиторией, всякого рода конфликтных ситуаций и т.д.

Хорошая ориентированность в положении и проблемах оптимизации и функционирования СМИ позволяет на основе имеющегося законода­тельства, утвердившихся этических принципов, принятых норм профес­сиональной деятельности вырабатывать оценки ситуаций в журналисти­ке и рекомендации, касающиеся самых разных сторон информационного обеспечения жизни общества. Итоги полезно публиковать в специальном бюллетене, специальных журналистских изданиях.

Неизбежны затем и суждения по законотворчеству, этическим и др. профессиональным нормам, а отсюда и участие в формировании законодательства, этических кодексов, правил профессионального поведения 1 для СМИ и связанных с журналистикой сфер. Перспектива - создание ко­дифицированного свода, системно представляющего всю совокупность норм, который можно назвать Хартией поведения в сфере массово-ин­формационной деятельности.

Совет может принять также на себя функцию консультанта СМИ, син­дикатов прессы, производителей аудио- и видеопродукции, рекламных агентств и др. служб информации по тем материалам, которые находятся как бы «на грани» допустимого с точки зрения законодательства, других деонтологических норм. Возможные результаты консультаций - рекомен­дация отказаться от публикации, предложения по изменению текстов ин­формации, советы по характеру распространения (место продаж, время в эфире, пометки в произведениях массовой информации для родителей, учителей и т.д.). Такие консультации могут помочь производителям и рас­пространителям массовой информации принять меры» чтобы сократить к или избежать негативной реакции общественности и/или судебных расследований после публикации.

Совет по своей инициативе или по просьбе сторон конфликта в СМИ между учредителем и редакцией, между главным редактором и коллек­тивом и т.д.) способен выступить в роли арбитра, своего рода «третейского судьи». Вместе с ним, реализуя принцип «трипартизма», могут дей­ствовать государственные органы, созданные для регулирования отношений в сфере СМИ.

Будучи носителем высоких стандартов журналистского поведения. Со­вет мог бы выполнять функции своего рода журналистского «трибунала», компетенция которого - разбирать всякого рода «дела», связанные с нару­шением информационного порядка различными СМИ, организациями, жур­налистами, с правом принимать внутрижурналистские санкции, обращения в различные социальные институты, в том числе в органы правосудия.

Естественна также возможная роль Совета выступать в качестве Наблюдательного органа в системе государственно-общественных СМИ, а также в перспективе и учредителем собственных СМИ, организатором синдикатов, агентств, пресс-служб, готовящих пресс-релизы, вкладыши и сменные полосы для других изданий, теле- и радиопрограммы и др. мате­риалы для СМИ «первого» (гражданского общества) и «второго» (госу­дарственных) социальных типов журналистики. Тем самым формируется вторгающаяся на их «поле» журналистика «третьего» типа. Причем это вторжение оказывается двояким. Это предложение собственных матери­алов (причем некоторые могут быть обязательными для публикации) и конкурентное соревнование на рынке массовой информации.

Собственная массово-информационная деятельность Национального Совета по СМИ в рамках «третьего» социального типа журналистики в за­висимости от ее активности и, разумеется, адекватности информацион­ной политики способна сыграть громадную стабилизирующую роль в массово-информационных процессах. В основе собственной информа­ционной политики Совета лежит несколько направлений: (а) обсуждение различных точек зрения, позиций, предложений, заявляемых в других секторах журналистики под углом зрения общенациональных интересов, что дает возможность, во-первых, показать ограниченность, односторонность «частных» точек зрения и, во-вторых, выделить и подчеркнуть то в них, что может стать объектом конструктивного обсуждения; (б) собственно организация и ведение диалога между различными социальными силами, если они не делают этого по каким-то причинам в своих изданиях и программах; если же такой диалог идет, то дайджестированное изложение его развития для тех, кто не может обратиться ко всем участвующим в диалоге СМИ, позволит решить проблему информи­рованности аудитории. При этом в обеих случаях выступления от имени Совета будут играть интегрирующую, конструктивно-синтезирующую роль, роль мощного катализатора формирования согласованных подходов и решений; (в) причем тут не обойтись без указания на неадекватны акции, особенно эгоистически-группового, демагогического, популистского, манипуляторского характера, что придаст деятельности Совета своего рода функции «информационного санитара»; (г) разумеется, и при том не в последнюю очередь, издания и программы Совета представляют массовой аудитории максимально адекватную и сбалансированную по представительству интересов разных сил в перспективе общенациональ­ного и глобального развития информационную картину мира.

В результате окажется, что издания и программы Совета станут для по­давляющей части аудитории «первым» или «вторым» источником информации и станут оказывать определяющее влияние на информационный климат в стране и деятельность других СМИ. Причем стабилизирующее, конструктивно-диалогическое влияние, способствующее все более ак­тивному проявлению роли журналистики как фактора информационного обеспечения демократии с учетом требований информационной безопас­ности СМИ как «четвертой власти».

В результате, может статься, произойдут существенные изменения в функционировании СМИ «первого» и «второго» социальных типов. СМИ гражданского общества («первый») приобретут большую общенацио­нальную, общенародную направленность при внимании к другим позици­ям и отстаивании своих с учетом нужд всех. А государственные СМИ («второй») сблизятся и - в перспективе - сольются с государственно-об­щественными («третий» тип), поскольку все более полно будет прояв­ляться роль государства как «всеобщего представителя», что полностью совпадает с позицией Национального Совета в силу представленности в нем интересов всех социальных сил. В руках государства останутся толь­ко бюллетени официальной информации и специализированные изда­ния. Таким образом, решение ставящегося в наше время вопроса о недо­пустимости государственных СМИ произойдет естественным путем, а не через формальный запрет, когда для этого еще не созрели условия.

Тем самым «информационный порядок» в СМИ будет укрепляться, ста­нет повышаться уровень информационного обеспечения демократии и, соответственно, возрастать информационная безопасность.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь