ЖУРНАЛИСТИКА В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ


Журналистская деятельность осуществляется в определенных обще­ственно-политических условиях (государственных, экономических, куль­турно-исторических, религиозных, национальных и т.д.), при определен­ном характере и взаимоотношениях различных социальных сил (классов, партий, профсоюзов, ассоциаций предпринимателей, творчес­ких объединений и т.д.). При этом жизнедеятельность общества проте­кает в значительной мере как функционирование большого количества разнообразных социальных институтов (лат. institutum «установление, учреждение»).

В обществе действует множество социальных институтов. Они возни­кают как совокупность функционально-нормативных основ жизнедея­тельности людей в той или иной сфере (семья, собственность, воспитание и т.д.), которые затем обретают законодательные рамки и организацион­ные формы. Так, институт права, возникший как совокупность «обычных», общепринятых норм, определился как система «писаных» законов, своди­мых в различные кодексы (Римское право. Русская Правда, Кодекс Напо­леона и др.) и обеспечиваемых системой правотворческих и правоохра­нительных учреждений - органов юстиции, прокуратуры, следствия, суда, охраны порядка и т.д. Существуют экономические, политические, культур­но-образовательные и другие социальные институты, и каждый из этих институтов должен действовать на основе четких установлений - консти­туции, законов, кодексов, уставов, положений, регламентов, правил и т.п.

Журналистика является одним из важнейших социальных институтов, без которого немыслимо нормальное функционирование общества, неза­висимо от того, на каких основах оно создано и действует.

При тоталитарной системе, характеризующейся, прежде всего, под­чиненностью личности государству, господствует единственная массовая политическая партия с жесткими рамками моноидеологии, которая ин­тенсивно индоктринируется в массы монополизированными партийно-государственными структурами средств массовой информации. Полити­ческое лидерство при такой системе принадлежит узкой группе лиц или диктатору (хотя при этом могут существовать служащие прикрытием де­мократические институты); оно распространяется на армию, органы безопасности, судебную систему. Конституционные и законодательные акты действуют (или не действуют) в соответствии с волей власти, обычными являются нарушения прав человека, широкомасштабный полицейский контроль, преследование инакомыслящих. При тоталитаризме провозглашаются высокие национально-государственные цели, прокла­мируется борьба за интересы народа, которым якобы и служит режим, на самом деле осуществляющий волю узкого слоя «избранных» при видимо­сти защиты требований масс.

Журналистика, как и все другие социальные институты в обществе, функционирующем на демократических началах, при всестороннем раз­витии правовых механизмов регулирования, в условиях полной реализа­ции гражданских свобод, действует на основе других норм. Их полное развитие ведет в открытое общество, где защищены права человека на информацию, а журналистики - на полнокровную реализацию своих функций в целях утверждения гуманистических ценностей.



 

ЖУРНАЛИСТИКА И ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРЯДОК

В ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ, ГУМАНИСТИЧЕСКИ

ОРИЕНТИРОВАННОМ ОБЩЕСТВЕ

Тенденция развития человеческого общества (если не произойдет ка­тастрофы из-за неумения справиться с нарастающими глобальными про­блемами) связана с формированием новой цивилизации. У нее еще нет общепризнанного названия. В связи с постепенно выясняющимися от­дельными ее сторонами говорят о постиндустриальном или технотронном или информационном обществе. В социальном же отношении это общест­во полной демократии и - в связи с этим - гуманистически ориентирован­ное. Это значит, что строго защищены политические, экономические, соци­альные права человека, что различные социальные группы не противостоят одна другой, а противоречия и споры разрешаются демокра­тически на основе идеи социального партнерства, что производство мате­риальных и духовных ценностей ориентируется все более на удовлетворе­ние истинных потребностей людей всех социальных слоев. По мере реализации этих (и других) черт новой цивилизации в истинном свете бу­дет выглядеть мысль об «обществе всеобщего благоденствия».

Журналистика как социальный институт общества, развивающегося в этом направлении, - активный фактор его становления. И с этой точки зрения и формируются объективно необходимые требования к ней, к ее конкретной текущей деятельности.

Современная журналистика в обществе, находящемся в переходной стадии развития, очень разнообразна, в разных соотношениях несет чер­ты «старого» и «нового». Будущее за теми СМИ, которые (при всем разно­образии позиций - см. гл. IV, где рассматриваются вопросы выработки и Реализации социальной позиции и ее гуманистической составляющей) способны идеологически и организованно быть «впередсмотрящими» в их сложных процессах.

Журналистику как социальный институт демократического общества (состоящего из трех подструктур («тел») - гражданской, экономической, государственной) образуют три социальных типа СМИ.

Первый социальный тип - СМИ гражданского «тела» общества, кото­рое является ведущей силой преобразований на пути к новой цивилиза­ции. Гражданское общество - это область «самостояния» человека как гражданина (а не подданного), активно добивающегося и реализующего свои гражданские права.

Начальным постулатом, в соответствии с которым может быть развер­нута система современных представлений по проблеме «журналистика гражданского общества», является всеми признаваемый (но часто за­бываемый) тезис о суверенитете народа как основе демократии. Консти­туция Российской Федерации провозглашает:

«Носителем суверенитета и единственным источником власти в Рос­сийской Федерации является ее многонациональный народ.

Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через ор­ганы государственной власти и органы местного самоуправления».

В соответствии с этим гражданское «тело» - основа общества. Для гражданского общества характерны возможность и, более того, необхо­димость свободного объединения граждан в различные организации, вы­ражающие и отстаивающие их интересы в самых разных областях - поли­тической, экономической, социальной, культурной, творческой и т.д. Это политические партии, профессиональные союзы, творческие ассоциации, различные общества (ветеранов, инвалидов, молодежные, женские, дет­ские и т.д.), кооперативы (производственные, жилищные, сбытовые и др.), производственно-коммерческие структуры, органы общественного самоуправления (муниципалитеты) и контроля, спортивные, культурные, благотворительные, церковные, правозащитные и др. организации, орга­низации типа Красного и Зеленого Креста и т.д. вплоть до обществ потре­бителей, защитников животных, любительских объединений и прочих. Независимые от государства (но действующие по закону), все эти само­деятельные организации составляют структуру гражданского общества, и чем более она развита, тем значимее его роль. От развитости и активнос­ти различных составляющих гражданского общества зависит уровень де­мократичности организации всего общества.

В структуре гражданского общества свое место занимает и создавае­мая соответствующими объединениями или отдельными гражданами журналистика гражданского общества. Единая в своей независимости от государства, эта журналистика состоит как бы из трех «секторов», выра­жающих частные интересы своих учредителей и владельцев - СМИ орга­низаций, открыто отстаивающие их позиции и выходящие на их средства, хотя могут и приносить прибыль, - политических партий, ассоциаций предпринимателей, творческих и ученых союзов, объединений ветера­нов, инвалидов и т.д. и т.п.; СМИ коммерческого характера, выпускаемые ради прибыли (но, разумеется, занимающие определенную позицию, хо­тя и явно не связываемую с платформой конкретной партии или союза); СМИ различных неполитических организаций (ветеранов, инвалидов, Красного Креста и т.д.), имеющие «узкую» специализацию и специфиче­скую аудиторию.

Второй социальный тип - государственные СМИ, создаваемые раз­личными структурами власти, как общефедеральной, так и региональ­ной. В ряде стран (напр., в США) государственных СМИ нет вообще (кроме бюллетеней, печатающих официальные документы и выступле­ния); в некоторых нет государственной прессы, но есть ТВ и РВ, а так­же агентства (хотя часто управляемые специальными органами, а не не­посредственно назначаемыми руководителями). Считается, что на деньги налогоплательщиков («общие») нельзя выпускать СМИ, пред­ставляющие «частную» точку зрения того или иного государственного института. Ведь все ветви власти (исполнительная во главе с Прези­дентом, который имеет также и некоторые законодательные полномо­чия; представительная - от парламента до городского собрания; су­дебная) представляют в своих позициях не всех, а большинство. Так складывалось издавна. Однако в принципе (и это становится все оче­виднее) государственные институты, несмотря на то, что у власти стоит победившее большинство, должны быть всеобщим представителем и учитывать точку зрения, позицию, интересы меньшинства. И государст­венные СМИ в перспективе обязаны, в отличие от СМИ гражданского общества, представлять «общие» интересы, хотя реализовать такой подход и очень трудно.

Третий тип - государственно-общественные СМИ, которые могут мак­симально полно реализовать общие интересы. Эти СМИ - при надлежа­щей организации дела - как раз и призваны выступать с общенародной, общенациональной позиции и предлагать общеприемлемые решения по спорным проблемам жизни общества. Такова трудная, но непременно требующая реализации миссия этого отряда журналистики. Непременное условие достижения успеха - пропорциональное представительство в ру­ководстве «третьим» социальным типом журналистики всех значимых ин­ститутов гражданского общества и государственных органов, притом де­легировать следует тех, кто настроен на достижение согласованных решений и способен на преодоление неизбежных трудностей их выра­ботки. Выполнить такую роль может Национальный Совет по СМИ. И, как увидим далее, создание системы государственно-общественных СМИ яв­ляется центральной задачей для журналистики развитого демократичес­кого общества. СМИ, создаваемые институтами одной ветви власти (пра­вительством страны или администрацией района) вместе с отдельными структурами гражданского общества (группой банков или редакцией га­зеты), лишь по видимости являются «государственно-общественными», так как при их организации не соблюден главный принцип - представи­тельство всех институтов.

Таким образом, складывается три социальных типа журналистики - СМИ гражданского общества, государственные СМИ и государственно-общественные СМИ, что схематически можно представить так:

 

 

В полной мере реализоваться возможности всех трех типов СМИ могут при условии ясного понимания и признания внутренних закономернос­тей функционирования журналистики в демократическом обществе.

На первый взгляд кажется, что каждый из социальные типов СМИ жи­вет и действует по правилам, «писаным» только для нее. В самом деле, ру­ководители СМИ гражданского общества и государственные СМИ как буд­то призваны самим своим «происхождением» выражать и отстаивать «частные» интересы. Первые - различных слоев общества в соответствии со своеобразием их положения и нужд, вторые - тех слоев, которые при­вели их к власти («большинства»). И лишь государственно-общественные СМИ представляют «общие» интересы.

Однако если каждый тип СМИ (да еще и каждое СМИ отдельно) будет стремиться информационно обеспечить защиту представляемых ею обще­ственных сил (распространять информацию от своего имен и, для своей ау­дитории, в своих целях, со своих позиций), то «частное» и «общее» будут противостоять одно другому, причем каждое «частное» будет отстаивать свой интерес, отличный от других «частных» интересов. В результате - нечто похожее на «войну всех против всех». И лишь одна группа СМИ отстаивает нужды «всех».

С одной стороны, это естественно и необходимо. Но, с другой, не учитывается единство общества, необходимость искать пути к консолидации и согласию.

Так что СМИ как развитой социальный институт общества обладает двумя группами свойств. С одной стороны, как представитель «частных» сил, обладающих особой позицией и интересами, а, с другой, как часть единого внутренне взаимосвязанного и взаимозависимого общества, соб­ственное место каждого в котором зависит от других, что требует взаимо­действия со всеми структурными его «частями» в перспективе обнаруже­ния зоны согласия через видение «частного» на фоне «общего» и «общего» как совокупности «частных» сил. Отсюда неизбежность «соци­ального партнерства» разнонаправленных сил общества. Поэтому очевид­но в их функционировании действие «принципа дополнительности», что требует ясного формулирования в системе норм информационного поряд­ка для журналистики демократического, гуманистически ориентированно­го общества, движущегося в направлении цивилизации XXI века.

Сущностей основой функционирования журналистики является соблю­дение всеми СМИ требования информационного обеспечения демократии.

Чтобы полно реализовать это требование, требуется широкое и точ­ное понимание сущности демократии (греч. demos + kratos «власть на­рода») в современной трактовке как делиберативной (требующей обду­манных решений), партиципарной (с сознательным участием всех граждан), диалогической (когда решения рождаются в результате согла­сительных обсуждений).

Отсюда ряд черт демократического порядка деятельности. Во-первых, добиваться власти народа - значит опираться не только на позицию большинства, но и учитывать требования, взгляды, нужды меньшинства – ведь меньшинство тоже относится к народу. Для журналистики это про­является в необходимости для каждого СМИ, какую бы социальную груп­пу или политическую партию оно ни поддерживало, стремиться предста­вить своей аудитории и все другие, понять их и в связи с этим скорректировать свою позицию (см. далее при рассмотрении требований плюрализма) в перспективе максимально полного осознания истинных потребностей народа как совокупности самых различных социальных групп (а тех, которые СМИ представляет, в связи с потребностями других), чтобы занять именно демократическую позицию. Во-вторых, понимая, что демократические принципы распространяются не только на сферу формирования политической власти, но и на все другие сферы жизни об­щества (демократия в экономике, в культуре, в социальной и др. сферах Жизни), информационно обеспечивать реализацию демократических тре­бований во всех областях жизни социума. В-третьих, в связи с тем, что власть народа проявляет себя не только раз в несколько лет (например, на выборах), но и повседневно (представительная демократия в единст­ве с непосредственной), СМИ необходимо ясно представлять свое место в системе институтов демократии и способствовать развертыванию демо­кратических норм жизни во всех сферах и постоянно.

Реализация таких представлений о демократических формах жизни требует того, чтобы принцип «один человек - один голос» действовал на основе действительного равенства и при максимальной активности граждан. Если гражданин по решаемому вопросу недостаточно или вовсе не информирован, а тем более дезинформирован, если голос гражданина можно купить или заставить отдать под психологическим или иным дав­лением, если большая часть граждан не проявляет активности в управле­нии общественными делами (когда, например, выборы признаются состо­явшимися при 25-процентной явке избирателей, и побеждает кандидат, набравший 10 % голосов), то можно согласиться с суждением, что демо­кратия - плохая система, хотя лучшей человечество не придумало.

Следовательно, среди прочих инструментов реализации и совершен­ствования демократических форм жизни журналистике принадлежит огромная роль в информационном обеспечении демократии через до­стижение максимальной информированности граждан. Это означает, что на плечах СМИ лежит задача такой организации информационной деятельности (напомним, что информирование - это одновременно участие в формировании сознания и, в связи с этим, направленности и активности поведения; что где есть информация, там есть управление), в результате которой граждане не просто способны получать большое количество (неважно, какой) информации, а оказываются достаточно информированными, то есть обеспечены необходимой и достаточной информацией для принятия и реализации максимально верного реше­ния. Не случайно в документах ООН (Рез. 59(1) ГА) утверждается: «Сво­бода информации является основным правом человека и представляет собой критерий всех видов свободы». Без информированности нет дей­ствительно свободного мышления и поведения, нет нормального поли­тического и экономического, социального и культурного развития. Мак­симальная информированность также и гарантирует возможность для распознания всякого рода деструктивных информационных воздейст­вий на человека и противостояния им. Так что развитие полноценного гражданского сознания и действия (формирование «адекватного граж­данина») одновременно и важнейшая задача, и условие обеспечения подлинной демократии.

Понятие «информированность» входит постепенно в законодательст­во. В Законе «О праве на информацию» ст. 4 (среди основных принципов реализации права на информацию) называет «информированность граж­дан о деятельности органов и организаций», которые обязаны «сообщать для всеобщего сведения ставшую им известной при осуществлении сво­ей деятельности информацию:

• если она может предотвратить угрозу жизни или здоровью граждан;

• если требуется пресечь сообщение недостоверной информации;

• если она имеет или может иметь общественно значимый характер».

При всей важности введения в законодательство такой нормы следу-т заметить, что этот закон лишь косвенно касается деятельности СМИ, а, следовательно, пока на их деятельность не распространяется требование реализации принципа информированности граждан. И к тому же понятие «информированность», как она раскрыта в Законе, не дает достаточно полного представления применительно к журналистике. Так что еще предстоит его полное раскрытие.

Принципиально важно отметить, что для того, чтобы быть достаточно ин­формированным для принятия и реализации максимально верного реше­ния, как в целом определяется информированность, от СМИ, во-первых, на­до ожидать одинаково активной работы со всеми сторонами массового сознания (мировоззрением, миросозерцанием, историческим сознанием и особенно общественным мнением). Во-вторых, учитывая особенности по­ложения разных групп общества, информирование протекает с учетом объ­ективных потребностей каждой социальной группы, общественного слоя, притом с учетом различия в их представлениях, взглядах, настроениях. Де­ло в том, что объективные позиции разных групп (рабочих или пенсионеров, мелких предпринимателей или безработных, служащих или научных работ­ников и т.д.) побуждают их занять разные позиции в общественной жизни (в т.ч. поддерживать разных претендентов на выборные должности) - и эти различия должны сказываться на характере информирования и его резуль­татах - информированности. Информирован гражданин тогда, когда он яс­но понимает окружающее и знает, какой выбор он должен сделать в соот­ветствии со своими нуждами, чтобы максимально обеспечить реализацию своих потребностей и занять достойное место в обществе.

В-третьих, исходя из единства общества как системно организован­ной целостности, где каждая группа функционирует лишь при наличии Других и в органической связи с ними, информированность каждого слоя может быть полной лишь при условии осознания им потребностей, инте­ресов, нужд других. При этом важно не только знание, но и учет позиций разных групп, что должно непременно проявляться в ходе информирова­ния каждой, когда «свое» видится на фоне и с учетом «чужого» интереса, в перспективе согласования «своего» и «чужого» в общих решениях.

В связи с этим деятельность в сфере СМИ должна прочно базироваться на идее и практике политического, идеологического, культурного плюрализма.

Основой плюрализма в журналистике является конституционная норма признания идеологического и политического многообразия, причем никакая идеология не может выступать в качестве государственной, а все общественные объединения, действующие в рамках Конституции, равны перед законом.

Плюрализм (от лат. pluralis «множественный») в отличие от монизма (от лат. monos «единственный») или дуализма (от лат. dualis «двой­ственный») - точка зрения, исходящая из признания множественности позиций, взглядов, идей, представляющих объективно существующие различия между их носителями - разными социальными группами об­щества, особое место и роль которых в жизни общества приводит к фор­мированию своеобразных потребностей, интересов, запросов, на чем основывается и формирование различных идеологических концепций и политических идей. Это разнообразие может носить разный характер - от незначительных до кардинальных отличий. Схематично это можно представить так:

В связи с этими различиями функционирование СМИ, исходящее из идеи плюрализма, предполагает, что все возможные взгляды (не выходя­щие за рамки Конституции) не только могут, но и должны быть предъяв­лены обществу, быть доступными самым различным слоям аудитории, подвергнуться всестороннему обсуждению в целях поиска общеприемле­мого решения.

Однако очевидно, что не все социальные силы и их идейные предста­вители имеют возможность создать свои СМИ, а предлагаемые в «чужие» СМИ материалы отвергаются. Это происходит потому, что эти СМИ, призна­ющие допустимым плюрализм, считают лишь свою точку зрения наиболее верной. И поэтому либо отвергают другие «с порога» даже не обсуждая, или «удостаивают» лишь отрицающей аргументацией. Так ведется, хотят того или нет, недопустимая «борьба до победы». В лучшем же случае предложения и аргументы других, если они справедливы и разумны, вклю­чаются (инкорпорируются) в свою систему представлений. Это тоже «борьба за победу» своей позиции, хотя в чуть смягченном варианте. Но даже если различные мнения широко публикуются в разных СМИ, аудито­рия, располагая 2-3 источниками информации, не имеет возможности по­знакомиться со всеми. А если (предположим маловероятный случай) и знакомится, то в огромном большинстве случаев (в силу недостаточной подготовленности аудитории; по причине неполноты и неадекватности аргументации; трудностей сопоставления позиций и выработки своей и т. д.) самостоятельно разобраться в проблеме не может. Таким образом, в условиях нерегулируемого, «стихийного», ориентированного на «победу» плюрализма в журналистике и затем в массовом сознании действуют зна­чительные центробежные тенденции. Результат парадоксален: вместо то­го, чтобы приводить к высокой информированности и, благодаря этому, к согласию, плюрализм служит чуть ли не противоположным целям. Следо­вательно, надо включать центростремительные силы.

Результатом «правильного» развития и развертывания плюралистиче­ски ориентированной деятельности СМИ оказывается монистическое ре­шение. Но не как заранее заданное, а как итог широкого обсуждения и «борьбы» подходов, сближения позиций при понимании его объективной необходимости. И лучше это согласованное решение назвать моноплюра­листическим, поскольку «центробежные» и «центростремительные» тен­денции в журналистике и обществе оказываются уравновешенными. От­сюда и результат: устойчивое состояние и развитие социума, в котором всегда происходит борьба идей, подходов, предложений, но эта борьба кончается не взрывом, а решением по общему согласию.

Чтобы добиваться этого, органическим правилом деятельности СМИ должно быть активно реализуемое требование толерантности (лат. tolerantia «терпение») - терпимости, притом благожелательной к взглядам других, признаваемым равноправными в силу равенства социальных сил, их выражающих и защищающих (в рамках Конституции). Однако просто благожелательного признания равенства иных сил и их позиций без актив­ного взаимодействия с ними недостаточно, ведь в таком случае каждый все равно живет сам по себе. Толерантность, следовательно, требует понима­ния и признания того, что все разнородные силы и позиции возникли и су­ществуют в рамках «общего дома» (региона, страны, континента, всего ми­ра). Отсюда и необходимость третьей стороны толерантности - настроенности на конструктивное взаимодействие. А настоящее сотруд­ничество возникает при внутреннем осознании других как «сограждан», с которыми надо находить взаимопонимание при решении общих проблем, которые нельзя решить усилиями только одной силы и только с позиции этой одной силы. И требуется немало усилий, чтобы возникло сознание солидарности между теми, кого многое разделяет и в положении, и во взгля­дах. Но это необходимость - центробежные тенденции плюрализма для нормального» гуманистического развития общества при решении общих проблем требуют центростремительного потенциала активной толерантности, движения навстречу другому в солидарном стремлении найти общеприемлемое решение.

Таким образом, плюрализм и толерантность взаимодополнительны при наличии множественности сил, в том числе и в области массовой ин­формации. Информированность будет максимальной только тогда, когда «своя» точка зрения будет видеться на фоне «чужих» при искреннем же­лании учесть, а не игнорировать их.

Таким образом, каждое СМИ оказывается как бы «слугой двух господ»: своей «частной» позиции и вместе с «общей» всего социума (для госу­дарственно-общественных СМИ наоборот: всего общества с учетом всех «частных»). И поэтому при обсуждении всех проблем идет движение ли­бо от «частного» к «общему», либо от «общего» к «частному».

Поэтому система правил массово-информационной деятельности включает положение о необходимости активного ведения социального диалога в СМИ по поводу проблем, к которым по-разному подходят и которые по-разному решают различные социальные силы. Диалог (от греч. dia «че­рез, пере» + logos «слово, учение») в политике, в том числе и журналисти­ке - не простой обмен репликами, дебаты, обсуждение, а конструктивные переговоры, нацеленные на позитивные итоги, «разговор с договореннос­тью» между представителями разных позиций (выдвигаемых от имени пар­тий, группировок, регионов, республик и др. социальных субъектов вплоть до государств и международных организаций). Конструктивные итоги, до­говоренности, разумеется, могут быть достигнуты не сразу, причем в ходе диалога расхождения могут углубляться и приводить к обострениям. Одна­ко признание того факта, что в современных условиях только искренняя уверенность, что лишь диалог приводит к позитивным результатам, являет­ся альтернативой конфронтации и «силовым» решениям проблем.

Способы ведения диалога могут быть разными. «Открытый» диалог предполагает максимально полное изложение своих позиций и аргумен­тации при надежде на встречную открытость других участников. «Закры­тая» позиция вообще сводится к монологическому изложению своей точки зрения и убежденности в ее полной правоте. «Полузакрытыми» формами диалога являются «монологический диалог» (когда под влияни­ем оппонентов вносятся поправки в свою позицию без открытого указа­ния на сделанный «встречный шаг») и «диалогический монолог» (при ко­тором принимаемые в расчет аргументы и предложения оппонентов указываются открыто, но при утверждении, что речь идет о частичном и несущественном изменении в собственной позиции).

СМИ, ведущие открытый диалог, озабочены поиском такого решения (компромисса, консенсуса), который был бы на пользу всем, и не опаса­ются упрека в «слишком больших уступках» или даже «потере лица». Но при этом, разумеется, требуется четкий анализ проблемной ситуации, во­круг которой сформировались разные позиции, понимание того, что хотят стороны, каковы сильные и слабые аргументы, на каком пути лежит сбли­жение позиций, способы движения к возможному решению, учитывая не только логику, но и психологическое состояние оппонентов. И умение ве­сти спор «в общих интересах», видя свою позицию на фоне чужих, пока­зывая и доказывая путь к решению, которое устроило бы всех.

Это трудный путь. Он проходит через «уступки», признание «слабос­тей» и «неточностей» каких-то своих аргументов, через признание верно­сти тех или иных суждений оппонентов и т.д. Но по нему идут, если есть настроенность на решение, на «общую пользу». При этом открытый диа­лог, ведущийся одной стороной в споре, может наталкиваться на «закры­тую» позицию других, непонимание и нежелание идти на сближение и по­иск общеприемлемого решения, а порой и на стремление к односторонней выгоде (мол, оппонент - тот, кто ведет открытый диалог, - демонстрирует своей открытостью слабость, и это надо использовать в своих частных це­лях). Неконструктивная позиция оппонента - не повод к «закрытию» сво­ей позиции и переходу на позицию «борьбы до победы». Толерантность не должна изменять тому, кто настроен на открытый диалог. В конце концов неизменность «проблемной ситуации» и стремление одной стороны к по­иску решения заставит и других встать на путь открытого диалога.

Иначе ведь не остается ничего другого, как вести «борьбу до победы», что в условиях единства и взаимозависимости в мире общественной жизни заведомо только обостряет социальные конфликты, ведет к конфронтации.

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь