Сотворение мира и первые боги


Иногда можно встретить утверждение о том, что мифология Японии включает очень большое количество богов. Это утверждение даже породило поговорку «Япония – страна восьми миллионов божеств». Однако это мнение, мягко говоря, сильно преувеличено. С одной стороны, как уже говорилось, часто к сонму божеств ошибочно причисляют духов – ками. Между тем сами японцы довольно четко разделяют богов и духов.

А во-вторых, имена японских богов имеют свою специфику. Многие из них весьма длинные. Например, Ниниги – Амэ Нигисикуги Нигисиамацухико Хиконо-но Ниниги-но Микото, что обычно сокращается как Хикохо-но Ниниги или Хоно-Ниниги. Эта большая длина имен объясняется тем, что, по своей сути, это не столько имя в привычном нам понимании, сколько подробное описание каких-то черт самого конкретного бога или чего-то с ним связанного. Говоря другими словами, это нечто типа прозвища или титула. Как у нас есть, например, Александр Невский, Ярослав Мудрый и тому подобное. Только у японцев это еще более конкретизировано.

Такая конкретизация с привязкой к определенному набору черт бога или каких-то событий влечет за собой возможность появления разных имен у одного и того же персонажа – в зависимости от того, что именно выделяется в качестве важного персонифицирующего фактора в конкретной ситуации. В результате нет никаких гарантий, что под разными «именами» на самом деле могут скрываться одни и те же боги.

Скажем, Николай II ведь был не только Николаем Александровичем, но и «государем всея Руси и прочая-прочая», «последним самодержцем России», «царем двух войн и революций», «императором, казненным большевиками вместе с со всей семьей», «отрекшимся от престола», «проигравшим Японскую войну» и так далее и тому подобное. Очевидно, что список подобных «имен» всего лишь одного реального человека легко можно продолжить.

Поскольку же тексты японских легенд и преданий, зафиксированные в «Кодзиках», весьма ограничены не только по объему, но и по содержанию, то и разобраться, где речь идет о разных богах, а где об одних и тех же, крайне сложно. Более того, в текстах упоминаются некоторые «имена», которые вообще ни с чем не связаны – есть только сами имена богов, и интерпретировать их просто невозможно. Вдобавок, речь идет о документе, составленном весьма поздно и с чьих-то слов, так что по отношению к подобным «именам богов» вообще возникают сомнения – а были ли такие боги в действительной мифологии древней Японии.

В результате, по совокупности учета всех этих тонкостей и особенностей, в сколь-нибудь содержательной литературе по теме японской мифологии перечень упоминаемых богов исчисляется вовсе не миллионами или даже тысячами, а всего лишь десятками…

Рис. 95. Фудзин – бог ветра с мешком, набитым ветрами

С множеством имен у одних и тех же персонажей мы сталкиваемся уже в мифе о творении.

Согласно данному мифу, в самом начале начал «Земля и Небо еще были единым целым, а Ин и Ё не отделились» (тут легко увидеть заимствование китайской традиции с ее широко известными двумя началами – Инь и Ян).



В «Нихонги» говорится, что эти мужское и женское начала «образовывали хаотическую массу, похожую на яйцо, с расплывчатыми границами и зародышами внутри». В конце концов, яйцо пробудилось к жизни, его прозрачная и более чистая часть отделилась и стала Небом, тогда как более тяжелые элементы опустились и стали Землей, которая «напоминала рябь, оставляемую плывущей рыбой на поверхности воды...».

Самыми первыми богами были «Кото Амацуками» («Уважаемые небесные боги») – группа из пяти богов, которые появились в начале начал. Как именно и почему они появились, миф умалчивает.

Когда были созданы небо и земля, три бога «Такамагахара» («Высокие небесные поля»), у которых было также название «Хиторигами» («Одиночные боги») снизошли на землю. Имя «Хиторигами» было им дано, потому что они появлялись в одиночестве, а не в паре, как более известные японские боги Идзанаги и Идзанами (см. далее). Эта тройка богов, называемых также «Дзока-но сансин» («Три бога Созидания»), были – «Амэ-но Минакануси но Ками» (главный бог), «Такамимусухи-но ками» (бог завоевания и господства) и «Камимусухи-но ками» (бог рождения). В отличие от последующих поколений богов, являющихся парами, они не имеют пола и каких-либо внешних признаков.

Когда сформировалась земля и моря взошли на поверхность, появились и двое оставшихся из упомянутой пятерки богов. Это были «Умаси Асикаби Хикойи-но ками» и «Амэ но Токотати-но ками».

Правда, тут уже начинаются некоторые разночтения, поскольку в некоторых источниках можно найти другой вариант. Еще на стадии разделения Неба и Земли таинственное нечто, напоминающее побег тростника, внезапно появилось между Небом и Землей и столь же внезапно обратилось в бога, названного Куни-токо-тати («Владыка Августейшей Середины Неба»). Вроде бы получается шестой бог. Но поскольку это имя во многом похоже на имя последнего из пятерки «Уважаемых небесных богов», не исключено, что речь идет об одном и том же персонаже.

Следом рождаются «бог, навечно утвердившийся на земле» и «бог обильных облаков над равнинами» – последние боги-одиночки. «Бог всплывающей грязи» и его младшая сестра «богиня осаждающегося песка» открывают список богов, являющихся парами.

Ранее упомянутая пятерка «Уважаемых небесных богов» заняла особое место среди «Амацуками» («Небесные боги»). После них были «Камиё Нанаё» («Семь поколений божественной эпохи»), чьими последними представителями были Идзанаги и Идзанами, которые создали Японские острова.

Рис. 96. Райдзин – бог грома и молнии

При всем длительном соседстве на ограниченных островами участках суши двух культур – японцев и айнов, мифология айнов, как утверждается исследователями, довольно заметно отличается от японской. Правда, тут необходимо учитывать, что источником изучения мифологии айнов являются исключительно устные пересказы мифов, известные по записям, выполненным европейскими миссионерами в конце XIX – начале XX веков и современными японскими историками, то есть совсем недавно. При этом научные критические издания мифов айнов вообще отсутствуют. В результате вероятность искажения содержимого древних легенд и преданий этого народа более чем вероятна – как из-за стереотипных установок исследователей, так и из-за большого количества времени, прошедшего с момента возникновения мифов.

Скажем, это вполне может быть с утверждением, что в отличие от японской мифологии, в мифологии айнов имеется одно высшее божество. Верховный бог носит имя Пасе камуй («Создатель и владетель неба») или Котан кара камуй, Мосири кара камуй, Кандо кара камуй («Божественный создатель миров и земель и владетель неба»). Он считается создателем мира и богов. Через посредство добрых богов, своих помощников, он заботится о людях и помогает им.

Наличие подобного «высшего бога-создателя» с очень высокой вероятностью может быть как результатом длительного воздействия внешних монотеистических культур на жизнь Японских островов (ведь легенды и предания записаны лишь с сотню лет назад), так и того, что мифы записывались миссионерами – представителями как раз монотеистических религий, и подобные исследователи легко могли внести соответствующие субъективные искажения в интерпретацию исходных преданий.

И если в существовании единственного «высшего бога-создателя» у айнов действительно имеется отличие от японской мифологии, то в сюжете о начале начал легко увидеть общие черты.

Согласно космогоническому мифу айнов, первоначально суша не была отделена от воды и все элементы сущего были перепутаны. Земля была похожа на огромное болото. Задумав создать мир людей, Пасе камуй призвал на помощь трясогузку (священная птица – тотем айнов). Спустившись с неба, она стала бить крыльями по воде, месить лапками, работать хвостом. Прошло много времени, и ее усилия привели к тому, что вода превратилась в океан, а на нем появились дрейфующие участки суши. По другой версии мифа, Пасе камуй сам создал мир при помощи каменных инструментов, а трясогузка потом только разровняла землю.

Создание Японских островов

Ряд мифов айнов посвящен созданию острова Эдзо (современный Хоккайдо), с которым в их мифологии отождествляются все населенные айнами острова. В одном из них говорится, что Пасе камуй повелел создать Эдзо двум своим помощникам, богам Айойне и его сестре Турешмат, причем поделил между ними эту работу так, что Турешмат должна была создать западное побережье, а Айойна – северное и восточное.

По одной версии мифа, Турешмат повстречала другую богиню, разговорилась с ней и забыла о поручении. Спохватившись, она увидела, что брат уже заканчивает свою часть, заторопилась и сделала западное побережье наспех. Потому-то, считается, оно и получилось таким каменистым и опасным. По другой версии, богиня просто не справилась с полученным заданием.

В японском варианте в процессе сотворения островов Японского архипелага также принимают участие брат с сестрой – боги Идзанаги и Идзанами, которым впоследствии предстояло пожениться. По одной версии, Идзанаги и Идзанами, создавая Японские острова, выполняли поручение первого поколения богов, которые для этого дали им украшенную драгоценными камнями нагинату – волшебное копье. Нагината носила название Аманонухоко, «Божественная алебарда с драгоценными камнями». По другой версии, Идзанаги и Идзанами действовали по собственной инициативе.

«Идзанаги и Идзанами стояли на Плывущем Небесном Мосту и смотрели вниз, в бездну. Они задались вопросом, существует ли далеко-далеко под Плывущим Небесным Мостом земля, и решили это выяснить. Для этого они опустили копье из драгоценного камня вниз и обнаружили океан. Слегка приподняв копье, с которого стекала вода, они сотворили из загустевших соленых водных капель остров Оногоро-дзима (Самозагустевший). На этот остров и спустились два божества» (Х.Дэвис, «Мифы и легенды Японии»).

Рис. 97. Идзанаги и Идзанами с волшебным копьем

Впоследствии, когда Идзанаги и Идзанами решили пожениться, они построили дворец Яхиродоно («Великий дворец»). А непосредственно для свадебного обряда божества общими усилиями установили на острове столб. Идзанаги пошел вокруг него в одну сторону, а Идзанами – в другую. Во время этой нехитрой брачной церемонии Идзанами совершила ошибку – она первая поприветствовала Идзанаги. Хотя он счел это не совсем приличным, свадьба все равно состоялась.

Идзанаги и Идзанами были первыми из богов, кто мог рождать других божеств. У них родились двое – Хируко и Авасима, но они «были некрасивы», и поэтому Идзанаги и Идзанами положили детей в лодку и выпустили в море (дальнейшая судьба этих детей неизвестна). Затем Идзанаги и Идзанами обратились к другим богам с вопросом, что же они сделали не так. Боги ответили, что во время свадебной церемонии первым должен был заговорить мужчина. Идзанаги и Идзанами повторили обряд бракосочетания с указанной корректировкой, и с тех пор их союз стал счастливым.

От них была рождена Оясима, великая восьмерка островов – Авадзи, Иё (впоследствии Сикоку), Оки, Цукуси (впоследствии Кюсю), Ики, Цусима, Садо и Ямато (впоследствии Хонсю). Отметим, что острова Хоккайдо и Окинава в древние времена не считались частью Японии.

Затем родились еще шестеро островов и множество богов. Последним является бог огня Кагуцути (или Хомусуби), рождение которого опаляет лоно Идзанами (по другой версии проще – роды подрывают ее здоровье), и она умирает – согласно мифу, удаляется в царство мертвых Ёми-но куни. Идзанаги в ярости убил Кагуцути, что породило еще несколько богов…

Тут явно идет смешение (скорее всего при переводе) разных понятий. Во-первых, спешиваются понятия «родить» и «произвести на свет, создать» – в отношении островов. А во-вторых, понятий «ками-бог» и «ками-дух» – в отношении появляющихся вне обычного процесса рождения богов. В итоге получается нечто кашеобразное, в котором потеряны довольно важные нюансы. Впрочем, в некоторых источниках указывается, что в описанных выше событиях рождались как раз не боги, а «боги-духи», то есть ками.

Мир постепенно обретает свой обычный вид – появляются горы и деревья, равнины и ущелья, туманы в ущельях и темные расщелины, а «хозяевами» всех предметов и явлений окружающего мира становятся рожденные здесь ками.

Рис. 98. Острова древней Японии

Прежде, чем продолжить повествование об Идзанаги и Идзанами, посмотрим на содержимое приведенных мифов и некоторые их элементы.

Во-первых, важная роль, которую играют божественные брат с сестрой, впоследствии становящиеся мужем и женой. Сам по себе брак между богами, являющимися ближайшими родственниками, в древних легендах и преданиях не является чем-то из ряда вон выходящим. Наоборот, этот сюжет встречается в мифологии самых разных народов. И чаще всего он относится к событиям, когда общее количество богов еще не очень велико. Оно и понятно – когда выбора нет, приходится довольствоваться тем, что есть.

Но здесь выделяется роль конкретной супружеской пары брата и сестры. Подобную важнейшую роль играют, например, в египетской мифологии Осирис с Исидой, которые также были братом и сестрой. Аналогично в мифологии древнего Угарита у верховного бога Балу (он же Баал или Ваал) соратницей в делах и возлюбленной была одна из древнейших богинь Ближнего Востока Анату. В некоторых источниках ее называют сестрой Балу. И эта пара сыграла немалую роль в событиях, связанной с перераспределением власти между богами угаритского пантеона. Так что очень похоже, что речь везде идет об одних и тех же самых персонажах, которые вошли в мифологию разных народов под разными именами…

Любопытно, что Идзанаги и Идзанами создают Японские острова при помощи копья, либо украшенного какими-то «драгоценными камнями», либо целиком созданного из таких камней. В этом японские мифы также пересекаются с легендами и преданиями самых разных народов, которые очень часто связывают некие «волшебные свойства» с драгоценными камнями. Например, драгоценными камнями украшены специальные «божественные предметы» («му») – элементы одеяния богини Иштар, которая с помощью этих «му» могла совершать «волшебные» деяния.

Обычно это объясняется тем, что блеск и необычный цвет таких камней, дескать, настолько сильно завораживал древнего человека, что он придавал им некое мистическое значение. Однако можно высказать и совсем иную версию.

Если наши далекие предки действительно сталкивались с представителями очень высоко развитой цивилизации в лице «богов», то у этих богов могли (и даже должны были) быть какие-то сложные технические устройства. Но с чем примитивный человек мог сравнить, например, светящийся глазок кого-то индикатора, выходную линзу работающего лазера или стеклянный объектив телекамеры, отбрасывающий блики на солнце?.. Ближайший аналог – как раз драгоценные камни. А с чем тот же человек мог сравнить результат работы телекамеры, лазера или другой аппаратуры?.. Конечно, с волшебством. Вот вам и связь «волшебства» с «драгоценными камнями»…

Рис. 99. Объектив камеры и драгоценные камни

Предания о создании Японских островов начинаются с того, что вода и суша составляют неразделенное целое, которое в конце концов, благодаря неким манипуляциям богов, становятся морями и островами. И пожалуй, наиболее выразительно об этом сказано в упоминавшемся ранее предании айнов: «Земля была похожа на огромное болото». Впрочем, недалеко ушел от этого и японский космогонический миф, согласно которому после отделения Неба Земля «напоминала рябь, оставляемую плывущей рыбой на поверхности воды».

На мой взгляд, вполне логичным будет выдвинуть предположение, что эта часть мифологии айнов и японцев относится ко времени, непосредственно следующим за теми катастрофическими событиями планетарного масштаба, которые известны под названием Всемирного Потопа.

Дело в том, что, если соединить накопленные ныне археологические, палеонтологические, геологические и климатические данные с описанием катастрофических событий, имеющимся в легендах и преданиях самых разных народов, то можно практически до деталей восстановить то, что происходило на нашей планете примерно в середине XI тысячелетия до нашей эры, когда в район современного Филиппинского моря упал огромный метеорит, уничтоживший значительную часть всего живого.

Любопытно, что есть даже «показания свидетелей», которые указывают именно на этот район. Филиппинское море находится на юго-востоке от Китая, а древнекитайский трактат «Хуайнань-цзы» повествует: «Небесный свод разломился, земные веси оборвались. Небо накренилось на северо-запад, Солнце, Луна и звезды переместились. Земля на юго-востоке оказалась неполной, и потому воды и ил устремились туда...»

Подробнее о событиях этой катастрофы планетарного масштаба можно прочитать в других книгах автора – например, в книге «Обитаемый остров Земля». Нас же здесь будет интересовать прежде всего то, что происходило на берегах Тихого океана, частью которого и является Филиппинское море.

На восточные окраины Тихого океана обрушилась мощная цунами, следы которой отчетливо прослеживаются, например, в Южной Америке на огромных пространствах даже на высотах более четырех километров. Ясно, что подобная волна (хоть в открытом океане ее высота и существенно ниже) должна была смыть абсолютно все, что находилось на многочисленных островах по дороге. И, скажем, полинезийские мифы практически не имеют никакой информации о более ранних событиях. Что и понятно – свидетелей просто не должно было остаться.

Китаю в этом отношении повезло чуть более – отсюда и сохранившиеся «показания очевидцев». И это также понятно – Филиппинское море хоть и ближе, но если метеорит упал недалеко от берега, в сторону Китая столь мощной волны как та, что прошла к берегам Северной и Южной Америки, он породить не должен был. Волна должна была быть, но поменьше.

Но китайские предания исходят из глубинных районов страны – из предгорного района Сианя (это самый древний из известных регионов китайской цивилизации). Побережью должно было повезти существенно меньше. А соответственно, и Японии тоже. Ее неизбежно должна была накрыть цунами. Причем, абсолютно логично предположить, что воды цунами в этом регионе должны были включать в себя донные отложения, поднятые взрывом метеорита, а также почву, смытую с промежуточных территорий. Говоря, другими словами, это должно было быть нечто типа очень жидкого селя, который, перехлестнув через острова, превратил их фактически в болото. Показания вполне сходятся…

Рис. 100. Цунами в представлении художника

Добавим только еще одну маленькую деталь.

«У ряда племен австралийских аборигенов... есть поверье, что своим происхождением они обязаны великому наводнению, которое смыло ранее существовавший ландшафт вместе с обитателями. Согласно мифам о происхождении ряда других племен, ответственность за потоп лежит на космическом змее Юрлунгуре, символом которого является радуга» (Г.Хэнкок, «Следы богов»).

Вполне естественно, что падающий метеорит при прохождении плотных слоев атмосферы, наши далекие предки могли принять за огненного змея, радугу, молнию и тому подобное. Ведь вряд ли они имели понятие, что такое метеорит.

А вот для сравнения один из вариантов космогонического мифа айнов:

«Обхватив друг друга, Небесный Змей и Богиня-Солнце слились в Первую Молнию. Радостно грохоча, спустились они на Первую Землю, отчего сами собой возникли верх и низ. Змеи сотворили мир, а с ним и Айойну, который создал людей, подарил им ремесла и умение выжить».

На мой взгляд, совпадения вполне очевидны…









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь