Глава 25. Возвращение блудных «папаш».

Ну, кхем, вот новая глава.
Скомкано, тупо, банально, ООСно. Это ж я, я по-другому не умею хд
Написала НЦ со Скуало и Занзасом. Не думаю, что из-за одной такой сцены надо менять рейтинг на весь макси-фанф.
Просто соскучилась по своей НЦшке. А в других фанфиках до неё ещё далекооооо ~ Очень. Вот и не удержалась х.х
Дино и Хибари ОЧЕНЬ скомкано. К ним тоже хотела нц, но уже не успевают ребятушкии Т___Т
Я отмечу фразу жирным шрифтом, где начинается яой, чтобы те, кто не хочет читать эту х**ню, могли пропустить этот отрывок С:
Ну разучилась я писать нц... или вообще не умела .D
Ваша или нет, Наоми-Ёми.


- Здесь, мусор. – Скуало был не в силах отвести взгляд. Занзас. Он действительно приехал. Плевать, что поздно. Приехал. Суперби подавил радостный порыв бросится на шею к своему боссу с поцелуями. Просто шокировано стоял и смотрел на него. Хидеки обернулся. – А ты сейчас отправишься к своему прадеду, – рыкнул Занзас и Скуало краем глаза заметил, как разгорается в его руке Пламя Ярости и тут же подскочил к заносчивому брюнету, убирая его руку.
- Занзас!.. Так, Хидеки, я же сказала, что несвободна, ты получил доказательства, теперь отвали!.. – быстро кинул блондин, хватая босса за руку и уволакивая, пока тот чего-нибудь лишнего не сказал.
- Скуало... Так стоп, какого хрена ты говоришь о себе в женском роде? Совсем мозги потерял в этой грёбаной больнице? – тише переспросил Занзас, пока капитан бежал по коридорам восьмого этажа, таща и брюнета за собой.
- Я потом всё объясню, – запыхавшись, ответил блондин. – Как и ты, какого хера тебя так долго не было, скотина?! – на секунду Скуало остановился, но потом снова продолжил бег, как будто за ними гонится вся японская и итальянская полиция, а они полностью бессильны. Занзас замолчал, не зная, как подобрать слова.
Суперби быстро пробежал мимо поста, не сказав медсестре ни слова. Занзас только сейчас заметил, что Скуало накрашен.
- Почему ты весь в косметике как ба... - не успел Занзас закончить предложение, блондин заткнул ему рот и нажал на кнопку вызова лифта.
- Сказал же, потом... - оправдывался капитан, напряжённо ожидая лифт. Мало ли, вдруг Хидеки будет преследовать их? Ему ещё не хватало, чтобы ревнивый Занзас полбольницы расхерачил в крошку. Секунды, которые показались Скуало целой вечностью, и лифт, наконец, распахивается, блондин быстро пихает своего босса внутрь, нажимая на кнопку первого этажа и облегчённо вздыхает, когда двери лифта закрываются. Но он сразу же оказывается прижатым к стенке и горячие губы накрывают его собственные, безжалостно целуя. Сопротивляться этому было бы глупо, поэтому Скуало обнимает Занзаса за шею и целует его с безумной страстью, вымещая всю накопившуюся обиду. Рука брюнета быстро нащупывает кнопку «Стоп» и лифт останавливает своё движение. Как только Занзас отрывается, то сразу получает пощёчину.
- Сука, ты где, блять, был?! – уже не сдерживаясь, во весь голос орёт Скуало. Пускай слышат все, он в этой больнице больше не появится, на что он, конечно же, очень надеется.
- Прости, Скуало. Но я...
- Трус.
- Объясни мне, какого ты притворяешься девушкой, так ещё и к тебе клеятся всякие пидары?! – уже крикнул Занзас, ударив кулаком в нескольких сантиметрах от лица возлюбленного.
- Потому что, блять, это женская больница, а я, блять, беременный, как думаешь, будет ли это странно, что я, блять, парень?! – зло зашептал ему на ухо Ску.
- А этот...
- А нехуй было оставлять меня одного, так и не клеился бы никто! – ещё одна пощёчина, только уже досталось другой щеке.
- Блять, мусор, я уже два раза извинился, ещё хочешь?! – разозлился Занзас, серьёзно глядя на блондина. Скуало отвёл взгляд.
- Последний раз, не каждый день такое ведь услышишь, - усмехается Суперби, нагло глядя в глаза брюнета.
- Прости, чёртов беременный акулий потрох, без которого я, блять, не могу жить... - больно дёргая Скуало за волосы, оскалился Занзас, оставляя засос на шее.
- Ну и сопли развёл. Достаточно было одного слова, – усмехнулся Суперби, но его тут же заткнул новый властный поцелуй брюнета. Босс забрался рукой под куртку блондина, нежно оглаживая немного выпуклый живот.
- Подрос...
- Чего ты хочешь? Третий месяц, два месяца хрен знает где шля... - очередная гневная тирада капитана была прервана крепкими объятиями и, на этот раз, очень нежным поцелуем. – Так и будешь меня затыкать, тва... - очередной поцелуй. – Ну, бли... - Занзас буквально зацеловывал своего Капитана, не давая вставить ему и слова.
Скуало судорожно выдохнул, когда почувствовал опаляюще горячие руки на своих ягодицах.
- За-а-ан... не здесь, ты спятил... аах, - Скуало глухо застонал, когда тёплая рука босса забралась к нему под рубашку. «Всегда такой горячий... из-за Пламени Ярости, наверное...» - про себя замечает Ску, когда пальцы брюнета как бы невзначай задевают чувствительные соски.
- Занза..аас... я же сказал... Мм, если нас кто-нибудь услышит... ты представляешь, что будет?.. – тяжело дыша от мгновенно накатившего возбуждения, спросил капитан.
- Ну и что? – тихо рыкнул Занзас, припадая к шее блондина. Скуало быстро нажал на кнопку, и лифт поехал дальше.
- Дотерпи уж, Чиполлино блин... - глубоко выдохнув, усмехнулся Капитан.
- Твоя логика подобна легендарной женской... - буркнул босс, нехотя отстраняясь.
Как только лифт остановился и его двери распахнулись, Суперби ухватил брюнета за руку и почти выбежал на улицу.
- Сука, когда машину в Японии успел купить?! – разозлился капитан, легонько толкнув брюнета, отчего тот чуть не упал в мартовскую лужу.
- Минут десять назад, – усмехнулся босс, почти заталкивая блондина на заднее сидение.
- Вроооой, почему на заднее?!
- Не возражай. Я больше не могу... - жарко выдохнул Занзас, забираясь туда же, на заднее сидение, захлопнув дверь. После чего сразу же впился в губы любовника.
- Блядь, специально тонировку поставил, да?.. – усмехнулся блондин, нисколько не возражая, что босс торопливо стягивает с него куртку. – Никогда дотерпеть не можешь...
Скуало охнул, когда его талию крепко обхватили горячие руки. Занзас провёл языком мокрую дорожку от уха до шеи, а потом отстранился.
- Мусор, вот любишь ты носить эти херовы рубашки с пуговицами! – рыкнул Занзас, просто напросто разрывая белую ткань, да так, что пуговицы полетели на переднее сидение.
- А мне, по-видимому, опять придётся обновлять гардероб... - хохотнул Скуало, когда брюнет откинул тряпку, которая раньше гордо именовалась рубашкой, на пол.
- Ещё скажи, что я мало тебе плачу, мусор, - томно шепчет Занзас, вновь наклоняясь к капитану.
- Нас теперь двое, требую надбавки... - как бы смеясь над своим боссом, отвечает Суперби, плотоядно облизывая губы.
- Нарываешься на жёсткий трах, потрох. – усмехается Зан, в его глазах мелькает яростный огонь, который как бы намекает, что если Скуало сделает ещё что-то подобное, то его заднице очень не поздоровится. Но Суперби, явно осмелев, приподнимается на локтях и развязывает пояс плаща Занзаса, после чего скидывает лишнюю вещь с плеч брюнета и проводит языком по выступающей артерии на смуглой шее. Занзас глухо рычит, уваливая Акулу на сидение, больно впечатывая его в окно, но Скуало лишь томно стонет, чем сильнее заводит своего босса. Тот кусает шею, ключицы, оставляя тем самым кровавые следы-метки на теле его Скуало. Глубокий выдох капитана, жаркий поцелуй в губы. Руки босса пробираются под Суперби, поглаживая внутреннюю сторону бедер, сжимая ягодицы.
- Зан... заас... ммм... - стонет капитан, прогибаясь в спине, когда губы накрывают чувствительный комок нервов, начиная вылизывать и посасывать его, чуть прикусывая. Рукой же теребит другой мягкий камешек, заставляя Скуало прикрыть глаза от удовольствия. Соски тут же набухают, Занзас отстраняется и довольно скалится, видя под собой раскрасневшегося блондина, прикрывшего глаза от удовольствия, вызванного столь нежными ласками. Брюнет больно прикусывает второй сосок, заставляя Капитана тихо вскрикнуть и поморщиться. Это так, чтобы не расслаблялся. Руки тут же нащупывают ремень на брюках беременного и практически срывают его, всё же порвав несколько дырочек.
- Точно гардероб обновлять придётся... было бы в чём до отеля дойти... - усмехается Скуало.
- Молчи сейчас лучше, – в очередной раз скалится босс, расстёгивая ширинку на его джинсах. Протяжный стон срывается с губ блондина, когда пальцы пробираются под ткань нижнего белья и обхватывают возбуждённую плоть. Брюнет, нагло ухмыляясь прямо в глаза Скуало, проводит рукой по всей длине напряжённого органа, отчего блондин закусывает губу, подавляя глухой стон.
Занзас довольно ухмыляется, практически срывая джинсы с любовника. Скуало сгибает ноги в коленях и прикусывает руку. В салоне становится слишком тесно и слишком душно. Брюнет, не желая медлить и церемониться, расстёгивает ремень собственных брюк и ширинку, чуть приспуская штаны вниз. Босс подхватывает мечника за бёдра, но напряжённо-хриплый голос капитана заставляет его остановиться.
- Занзас, стой... ты ж порвёшь меня нахрен... два месяца тебя не было же... - отчаянно просит Суперби, чтобы он вообще смог хотя бы дойти до отеля.
- Я же обещал тебе жёсткий трах, разве нет? – усмехается босс, нависая над блондином.
- Ну не настолько же... - сбивчиво шепчет он, придерживая мужчину за плечи.
- Но только в этот раз, - усмехается брюнет, отстраняясь и перебираясь на передние сидения. Быстро перерывает бардачок в поисках смазки или её замены. Находит тюбик какой-то непонятной мази, возвращается. Широко разводит ноги раскрасневшемуся Скуало, торопливо выдавливает мазь на пальцы. Суперби глухо стонет, когда до жути нетерпеливый босс проталкивает сразу два пальца внутрь плотно сжавшегося колечка мышц.
- Расслабься, мусор, - шепчет Занзас. Ему уже явно хочется яростно вбивать Акулу в импровизированную «кровать», заставлять стонать и выгибаться под ним. Блондин накрывает глаза рукой, пытаясь расслабится, чтобы всё прошло без осложнений. Ноги затекли, спине неудобно, волосы прилипли к спине, но капитан думает лишь о том, что безумно хочет своего босса.
Первым не выдерживает Занзас, которому надоело возиться с задницей мечника. Он быстро вытаскивает пальцы, после чего вновь выдавливает смазку, в этот раз растирая её по своему члену. Скуало разводит ноги шире и, тяжело дыша, уже практически просит босса трахнуть его. Занзаса не надо просить дважды – он притягивает к себе Скуало за бедра, сразу же входит наполовину. Суперби выгибается дугой, открывая рот в немом крике.
- Именно так, - хрипло выдыхает Занзас и толкается дальше. Блондин успевает ухватиться за плечи мужчины, сильно жмурится, в попытке сделать свои стоны тише – рядом больница, но Занзас выбивает из него всё более и более громкие стоны, заставляя царапать плечи партнера через кофту.
- Заа... подожди, стой!
- Не могу больше, - рычит брюнет, закидывает ноги мечника к себе на плечи, сгибая его практически пополам, и задаёт бешеный темп. Из горла блондина вырывается болезненный стон, но вместо того, чтобы оттолкнуть Занзаса, он наоборот притягивает его ближе к себе, двигая бедрами навстречу. Мужчина рукой проводит по бедру, сильно сжимая худые ягодицы. Жадно глядит на распластавшегося под ним любовника, ловит каждый стон и каждое его движение. Коленка Скуало неприятно трётся о мягкую обивку салона, но Суперби не обращает внимания, задыхаясь от удовольствия, захлёбываясь собственными стонами. Он уже и забыл, что нужно быть тише, чтобы никто не услышал, но разве можно контролировать настолько пошлые стоны, бессовестно рвущиеся из груди?!
Занзас чувствует, что его не хватит надолго – два месяца воздержания берут своё – он глухо рычит, притягивая мечника к себе ближе. Начинает ласкать его член в такт своим толчкам. Скуало задыхается, пытаясь что-то сказать, но из груди вырываются лишь неприлично громкие стоны, заводя нависающего над ним брюнета с новой силой. Мужчина толкается в последний раз, Скуало слишком сильно сжимается внутри, и кончает с протяжным рыком, доводя до пика и беременного. Брюнет замирает на пару секунд, смаргивая пот, после чего покидает упоительно тесную задницу блондина, отстраняясь. Капитан Варии сдавленно шипит, приподнимаясь на локтях и пачкая новую обивку возмутительными белыми каплями, после чего нагло скалится, глядя прямо на босса. Тот застёгивает штаны и перебирается на передние сидения.
- Одевайся, мусор. Продолжим в гостинице, - ухмыляется брюнет, заводя двигатель.
- Врой, совсем охуел, чёртов босс, - хрипло выдыхает Скуало, подняв взгляд наверх.
- Мне можно, – отвечает Занзас, не без своего хищного оскала, после чего автомобиль, наконец, сдвигается с места.



Хибари еле как открывает дверь, потому что с таким животом довольно сложно вообще ходить, не то, чтобы что-то делать. Ставит сумку с вещами на пол, скидывает парик и быстро стирает всю косметику, что нанёс ему Луссурия.
Наконец, его отпустили из этой больницы, на два дня пораньше. Снимает с себя женскую одежду, надевает голубой махровый халат. Сонливость быстро возвращается, поэтому Кёя не раздумывает, идёт к спальне, так и не разобрав вещи, ложится на подушки, сразу же засыпая от одного лишь родного запаха блондинистого идиота, которым пропиталось постельное бельё.
Просыпается брюнет от настойчивого звонка в дверь. Со вздохом, он поднимается на ноги, подхватывает тяжёлый живот руками и направляется к двери, еле переставляя босые ноги.
- Иду, иду! – не выдерживает беременный, когда настойчивый звон повторяется.
Забыв об осторожности, Хибари сразу же раскрывает дверь.
- Кёя... - с порога ему грустно улыбается Мустанг. Хибари замер с открытым ртом, не зная, что сделать и что сказать: врезать ему хорошенько и наорать или прижать к себе, обнять и сказать, что скучал? Но Дино всё понял без слов – он тут же шагнул в квартиру, закрыв дверь, и крепко прижал к себе беременного.
- Кёя... Кёя... - лихорадочно зашептал он, не отпуская всё ещё не отошедшего от шока брюнета. Согнулся пополам от внезапного удара в живот.
- Ты... Ты... ТУПОЕ ТРАВОЯДНОЕ! – на всю квартиру заорал Хибари так, что даже выбежавший поприветствовать хозяина Дири шуганулся обратно в комнату.
- Я знаю... Прости ме... - только хотел было извиниться Каваллоне, но получил удар кулаком прямо в лицо.
- Одним «прости» ты не отделаешься! Знаешь, сколько мне пришлось пережить?! – разъярился Кёя, но итальянец вовремя перехватил его руки.
- Кё... давай, ты потом меня забьёшь, хорошо? – блондин носом потёрся о щеку японца, погладил рукой огромный живот. И Хибари сдался, позволив Мустангу себя поцеловать.
- Какого хрена, Дино?.. – сквозь спешные поцелуи переспросил брюнет. – Какого хрена так долго?
- Меня не отпускали, я не мог раньше, - попытался оправдаться блондин, но получил нехилый удар в подбородок и заткнулся, поняв, что сейчас своими нелепыми оправданиями сделает только хуже. Дино развернул Кёю спиной к себе и положил руки на живот.
- Он стал уже таким большим...
- Седьмой месяц к концу подходит, травоядное... - как-то даже печально сообщает брюнет.
- Не грусти, я же приехал. Потом можешь хоть убить меня, но сейчас забудь на время свою злость. Я ни за что не поверю, что ты нисколько не соскучился по мне. Я по тебе очень сильно скучал, ты каждую ночь мне снился. Кё... - парень прижал разомлевшего подростка к себе, целуя в шею. Получил пощёчину, от которой щека начала гореть огнём. А потом поцелуй, наполненный страстью и нежностью одновременно. Живот немного мешал им прижаться друг к другу ещё плотнее, поэтому Дино подхватил Хибари на руки и понёс в спальню.
Уложил возлюбленного на кровать и снова поцеловал, нависая сверху.
- Эх, как неудобно. Слишком большой... - слабо усмехнулся Каваллоне, снова погладив животик.
- Плевать, – выплюнул Хибари, припадая губами к губам блондина, одновременно стягивая с него кожаную куртку и безжалостно кидая её на пол. – Хочу тебя.
- Н-но... тебе же нельзя...
- Значит руками.
- Кё... - в очередной раз произносит имя любовника, крепко обнимая его и спешно развязывая халат, пока настроение брюнета не изменилось, и тот снова не захотел забить его до смерти. Яростный толчок отдался прямо в грудь Каваллоне. – Хей, похоже, кто-то очень рад меня видеть... - улыбается итальянец, целуя живот покрасневшего беременного.
- Не он один, травоя...
- Я знаю. Знаю, – перебил его блондин, вновь припадая к губам возлюбленного. – Ну, что, начнём наше перемирие?..

Глава 26. Ох уж эти уке!

И вот новое солнечное утро встретило жителей Намимори. Яркие лучи купались в глубоких лужах на улице. Ночью была буря: гроза, молнии и страшный ливень. Однако утро выдалось спокойным, и тёмные тучи уступили место небесному светилу.
Дино приоткрыл один глаз, после чего снова закрыл его, чуть сморщившись. Под одеялом нащупал знакомое тёплое тельце и резким движением прижал его к себе, будто бы боялся, что кто-то его заберёт. Каваллоне усмехнулся, подумав, что если кто-то и осмелится, то будет забит до смерти с особой жестокостью. И это сделает не Хибари.
А последний, кстати, недовольно заёрзал и забурчал, пытаясь выкарабкаться из крепких объятий. Медленно поднялся на кровати, протирая глаза, нисколько не отдохнувшие за ночь. Замер на несколько мгновений, после чего до него дошло, что вчера случилось.
Блондин съёжился и отполз на другой край кровати, прикрываясь одеялом. То, что его сейчас ждало, не очень-то радовало. Хибари резко повернул голову к Каваллоне и тот свалился с кровати от неожиданности, не забыв прихватить одеяло с собой, стащив его с любовника, рука которого зашарила по тумбочке, в поисках тонфа.
- Ты… ты… - наконец, брюнет нашёл своё оружие. – Тупое травоядное! – Заорал на весь дом парень, бросившись на Дино.
- Прости, Кёя-я-я! – Завопил Каваллоне, убегая от разъярённого возлюбленного, прикрывшись простынкой.
- Чёртов конь! Теперь ты словами точно не отделаешься, я забью тебя, вот увидишь! – Кричал Хибари, задыхаясь. Всё-таки, бегать с огроменным животом было, мягко говоря, неудобно. Дино остановился, развернулся и обомлел. Конечно, такую картину увидишь не каждый день: разгневанный беременный Кёя, голышом, с тонфа, бегает за ним по всей квартире. Пожалуй, такого никогда не увидишь. И тут блондину так некстати приспичило покорчить из себя заботливого папочку.
- Не бегай так, простудишься же! – Крикнул Каваллоне и сорвал с себя простынку, бросился к беременному, но споткнулся. В итоге, оба оказались замотаны в простыню как в кокон.
- Вот что ты опять натворил?! – Взъелся брюнет, пытаясь выпутаться. Дино ухмыльнулся и поцеловал возлюбленного в губы. Тот поначалу пытался увильнуть, но после понял, что бежать некуда и сдался, ответив на нежный поцелуй.


- Да. ... Да, у нас всё хорошо! – Такеши радостно засмеялся. – Угу, а ты как? Всё уладилось? Ха-ха, я так и думал! – снова рассмеялся в трубку парень. – Этому Хидеки ещё повезло, что ушёл живым! ... Ну, конечно, он же… эм… горячий парень, - и вновь смех. – Да ладно-ладно, я понял, - успокаивающе затараторил Ямамото. – И ты теперь возвращаешься в Италию? – переспросил парень, запихивая в рот кусочек морковки. Поза, в которой он разговаривал со своим учителем и приятелем, была не очень-то удобной: брюнет склонился над разделочной доской и орудовал ножом, второй рукой придерживая овощи, трубка была зажата между плечом и ухом. – Как это нет? А, точно. Прости, я и забыл, - добродушно отозвался мечник. – Что делаю? Пытаюсь понять, как готовить борщ. Ты, случаем, не знаешь? – обречённо переспросил Такеши. Ну, Скуало же его учитель, значит, может помочь. – Жаль… Я тоже не знаю, а отравить Хаято не хочу. У него уже есть родственники, способные это сделать за меня, думаю, ему хватит, - рассмеялся бейсболист, перелистнув страничку кулинарной книги. – Готовлю по рецепту, но эта книга на английском языке, а я его не очень хорошо знаю, боюсь напутать чего, - устало вздохнул Ямамото, вчитываясь в строчки, пытаясь понять их смысл, параллельно слушая, что говорит Суперби. После чего скинул в кастрюлю, стоящую на плите, порезанные овощи. – Ну, я скинул овощи в кастрюлю, что дальше? Э-э-э, а что, ещё и вода нужна? Ах, вот оно что! А я-то думаю, почему они у меня к кастрюльке пригорают! – нервно посмеялся мечник, выбрасывая овощи в пакетик. И тут со второго этажа раздаётся раздражённый крик:
- Придурок, хватит занимать линию, готовь мне настоящий русский борщ! – проорал Гокудера, который, видимо, тоже разговаривал по телефону с другим человеком, и были помехи.
- Ладно, Скуало, тут уже Хаято кричит, чтобы я трубку положил. Большое спасибо. Да, пока, - вздохнул Ямамото и отключил телефон. – Так-с, продолжим. Значит, вода, да?


- Всё, Десятый! Теперь можем разговаривать без помех, придурок отключился! – Захлопнув дверь спальни, радостно проговорил Гокудера. – Мм… кажется, это был Скуало, а что? ... Да ладно вам, Джудайме! Потом ещё наговорятся, - как ни в чём не бывало, продолжил Гокудера. И как объяснить ему, что он с Тсуной видится в два раза чаще, чем Ямамото со Скуало?
- А у вас там как? Как Мукуро? ... Да вы что! Вот гад, а! Обратно бы его в бочку с формалином запихнуть! – Не на шутку разозлился Хаято, гневно топнув ногой, после чего схватился за неё и болезненно простонал. – Ну ничего, держитесь там и не волнуйтесь главное! ... Я? А, я нет, не волнуюсь, да… - Уже каким-то тихим голосом сообщил блондин. – Ась? ... Завидуете ему? Почему? ... Ах, это… - Грустно усмехнулся Хаято, почесав нос. Ямамото в это время как раз поднимался наверх, чтобы сообщить, что у него ничего не получается с борщом. И остановился у двери, прислушиваясь. – Я понимаю Вас, Десятый. Я бы тоже хотел замуж, как это странно бы ни звучало. Но, сами понимаете, чего можно ждать от придурка вроде Ямамото? – отвернувшись к окну, произнёс Гокудера. Такеши отчего-то стало грустно. Грустно от того, что его считает полным идиотом даже любимый человек. И грустно от того, что Хаято говорит так, будто он бросает его на произвол судьбы с ребёнком. А ведь он был рядом, в то время как Занзас или же Дино были чёрте где. Брюнет упрямо сжал косяк двери. Ну уж нет, он докажет Гокудере, что на самом деле он не такой безответственный болван, каким подрывник его считает! С этой, полной решимости, мыслью Такеши вернулся на кухню, продолжать мучиться с борщом.


- Да… знаешь, Гокудера-кун, я даже завидую Хибари-сану… - Тсуна, сидевший на диване в юкате печально улыбнулся. – Дино-сан окружает его заботой, и, хоть у него и не получается быть всегда рядом, зато он говорит ласковые слова всегда, он даже предложение ему сделал, несмотря на то, что они оба парни. Разве такого можно ожидать от того, кто хочет лишь одного, – захватить твоё тело, во всех смыслах?
Мукуро, что стоял под дверью и нагло подслушивал, недовольно нахмурился. «Это что ещё за мысли у Тсунаёши-куна?!» - Даже как-то разгневанно подумал хранитель тумана. Действительно, похоже, что его любовника понесло совсем не в ту степь. Рокудо даже почувствовал укол ревности, хоть он и понимал, что завидует счастью Хибари, а не его будущему мужу. «Так-так, с этим надо что-то делать. Ну, не могу же я оставить Тсунаёши-куна?!» - Всерьёз забеспокоился синевласый. «И с кем это там он разговаривает? А, с Хаято-куном…» - Мукуро вновь заглянул в комнату. Похоже, до звонка Савада смотрел свой любимый мексиканский сериал. Рокудо как-то попробовал посмотреть его вместе с возлюбленным, но ничего не понял и после пятнадцати минут просмотра ретировался под предлогом приготовить ужин. Обёртки от конфет валялись буквально повсюду, Тсуна ел конфеты пачками, Мукуро только и успевал, что бегать в магазин за новой порцией, так ведь Савада ещё придирчивый был – чтобы все были с молочным шоколадом, никакого коньяка или ликёра, а еще, чтобы они не повторялись! Так что, в выборе конфет для своего беременного, Рокудо был серьёзен как никогда. И убирать эти фантики тоже приходилось ему. Что это ещё, Тсунаёши-кун будет убирать этот бардак, напрягаться? А если преждевременные роды? Как можно?! А когда речь заходила о других парах, так синеволосый вообще терял контроль. «А вот у Занзаса со Скуало!...», «А вот Дино-сан бы…!», «И что? Гокудера-кун и Ямамото вот…» и так далее по списку. И Мукуро делал всё, чтобы этих разговоров стало меньше, пусть это и было подражанием.
И тут мозг подал как всегда гениальную идею своему владельцу. С Хаято-куном же разговаривает?
«Позвоню-ка я Такеши-куну, наверняка у него такая же проблема с «женатым Хибари»…» - решил хранитель тумана, удаляясь.


Скуало громко расхохотался, откинувшись обратно на кровать.
- Нет, ты представляешь, он даже не знает, что для борща нужна вода! Ахахахах, - зажимая рот рукой, продолжил угорать над тупостью своего ученика Суперби.
- Ты закончил разговор? – Недовольно пробурчал Занзас, возвращаясь с кухни. (Интересно, что он там делал? ==)
- Ага. Точнее, нас прервали, тот взрывчатый мальчик, он, кажется, разговаривал с… эм… - Мечник запнулся, вспомнив табу на произношение при Занзасе имени «Савада Тсунаёши».
- Мне не особо интересно, мусор, - усмехнулся босс, после чего сел на кровать и поглядел на своё «белокурое чудо». – Хорошо, что ты поклялся мне тогда, теперь я могу наблюдать такую красоту, - хватая блондина за волосы и наматывая их на кулак, сообщил брюнет. – Будешь растить их до конца жизни! – Притягивая к себе Скуало за эти самые волосы, рассмеялся Занзас, зарывшись носом в белых прядках.
- Боюсь, я не вынесу, когда наш ребёнок будет дёргать меня за них, - таким же тоном ответил Суперби, прижимаясь к боссу. В этот момент несостоявшийся десятый положил руку на живот блондина.
- Мне кажется или он стал чуть больше, чем вчера? – задумчиво произнёс Занзас, поглаживая ровненький животик.
- Он каждый день растёт, идиот, только этого нельзя заметить, - рассмеялся в ответ Скуало, положив свою руку на руку Занзаса. Тот оторвал взгляд от живота и устремил его на лицо возлюбленного. Нежно погладил скулу рукой, и, притянув к себе за подбородок, поцеловал. Суперби ответил ему, не колеблясь, при этом обхватив руками за шею. Блондин упал на кровать, повалив за собой и Занзаса, не прекращая целоваться. Горячая рука тут же легла на оголённое бедро, сжимая.
- Хах, специально меня дразнишь, разгуливая голышом? – жарко выдохнул на ухо беременному босс, тут же прикусив мочку.
- Да, сплю и вижу, - усмехнулся мечник, глядя на Занзаса снизу вверх. – Мне одежда жмёт. Поэтому хотя бы здесь я буду ходить так, - нагло скалился Ску.
- Напрашиваешься, мусор, - в который раз повторяя одну и ту же фразу, ухмыльнулся Зан.
- А то. И где, кстати, мои устрицы? В какой жопе негра застряло это «великолепное обслуживание»?! – Приподнимаясь на локтях, разъярённо проворчал блондин.
- Ничего, сейчас я устрою разнос этому мусору, сиди, - поднимаясь с кровати, коварно произнёс брюнет. Скуало выдавил новую усмешку, глядя на своего босса.
- Я бы посмотрел…
- Услышишь. Хоть старикашка и просил вести меня тихо и быть «паинькой», такого отношения к моему любимому патлатому мусору я не потерплю, - заверил Зан, как бы невзначай захватывая пистолеты со стола.
- О-о-о, нарушишь приказ Девятого из-за меня? – Всерьёз переспросил блондин, бешеным взглядом глядя на Занзаса.
- Для тебя, - поправил брюнет, целуя мечника, а после чего пошёл устраивать обещанный разнос некомпетентным служащим отеля.

Глава 27. Начало апреля.

так смешно писать про апрель в августе)))
ну да ладно. надеюсь, вы не забыли, мои дорогие читатели, что у меня день рождение 6 августа?)
уняня, мне уже 15 лет будет *о* было бы приятно, если бы меня поздравили ^^
не знаю, успею ли выложить ещё проду, но постараюсь)
ибо я 12 уезжаю, а с 7, скорее всего, интернета не будет(
вернусь 27 только, так что прошу простить т-т
так вот, вам подарочек, я старалась)
лол, я писала это под дабстеп, поэтому прошу не обращать внимание на сильный ООС и вообще ошибки и прочее, и вообще, это всё бред сумасшедшего :D
Наоми-Ёми-сан вас всех любит, да *^*

- На этой неделе Шамал сказал, что мне нужно есть меньше, но чаще, поэтому сейчас у меня пятый завтрак, - с жутко скучающим видом сообщает Гокудера телефону, втыкая вилку во что-то непонятное на тарелке, скорее всего, самодельные котлеты. – Да всё отлично, не переживаю. Мне скучно. Очень. НЕ СМЕЙ ПРИХОДИТЬ, СЛЫШИШЬ?! Я лучше придурка дождусь, чем потом с животом мучиться буду, - недовольно зарычал Хаято, запихивая себе в рот кусок мяса. – Ага, забыла она. Пока я беременный, ты же обещала, что не приблизишься ко мне даже на 10 метров, - устало вздохнул блондин, продолжая набивать рот едой. – Ага, соскучилась она!.. Я? Нет, нисколько. Ладно, у меня тут кто-то на второй линии висит, - закончив разговор со своей сестрицей, Хаято переключился на вторую линию. – Да?.. ГДЕ ТЕБЯ НОСИТ ВТОРОЙ ДЕНЬ, ЧЁРТОВ БЕЙСБОЛЬНЫЙ КРЕТИН?! – узнав знакомый смех, заорал в трубку подрывник. – Я не спрашиваю оправданий, я спрашиваю, где! – казалось, злости Гокудеры не было конца. – И что же ты там делал почти два дня? Не смеши меня, - вновь возвратив себе скучающий вид, устало переспросил беременный. В это время двери открываются, и в коридоре слышится радостное бурчание. – Какое ещё… кольцо? – недовольно интересуется Хаято, нахмурившись.
- Твоё, - проходя на кухню, заявляет Ямамото, улыбаясь. Видок, мягко говоря, потрёпанный: волосы растормошены в разные стороны, сам весь мокрый, грязный, вода стекает чуть ли не ручьями, в каком-то замызганном плаще, с кровоточащей ссадиной на щеке. Даже не верится, что он был в ювелирном магазине, как сказал блондину.
- Что с тобой? – изогнув бровь, поинтересовался Хаято, поднимаясь со стула.
- Ахах, да просто за окном буря, вот я и… промок. Ну, а ещё Ури цапнул меня, когда я разувался, - Такеши привычно засмеялся и почесал затылок.
- Идиот, - озвучил вердикт беременный, подходя к брюнету.
- Ну, сколько можно… ты давно не называл меня по имени, а это так мило звучит из твоих уст, - грустно усмехнулся парень, а Хаято, хмыкнув, отвернулся. – Даже не поинтересуешься, зачем я проторчал в ювелирном два дня?
- Мне не интересно, - буркнул блондин, всё также не поворачиваясь спиной к своему возлюбленному. Ямамото вздохнул, и начал что-то выуживать из внутреннего кармана плаща.
- Хаято, ты выйдешь за меня? – блондин в шоке повернулся к брюнету. Но нет, он не шутил, как поначалу показалось Гокудере. Действительно стоял на одном колене, с коробочкой в руке и задорно смотрел на беременного. Подрывник дрожащими руками взял коробочку и раскрыл её. Внутри лежало кольцо. Очень дорогое. ОЧЕНЬ. Гокудера видел такие раньше, и стоили они довольно много. Конечно, такие важные шишки, как босс семьи Каваллоне, могли позволить себе купить это как обычный подарок. Но для обычного школьника это могло обойтись в целое состояние.
- Придурок… зачем надо было так тратиться? – встревоженным голосом переспросил Хаято, чувствуя, как пол уходит из-под ног. Но реакция Ямамото не позволила блондину упасть, тот прижал его к себе и слегка виновато засмеялся.
- Тише, тише, не надо так волноваться… просто я подумал, ты так переживаешь из-за того, что Хибари обручён, а ты нет, вот я и подумал, что тебе будет приятно. К тому же, рано или поздно это всё равно случилось бы, - рассмеялся брюнет, подхватив беременного на руки и потащив в гостиную.
- Ну, так твой ответ? – вновь спросил брюнет, аккуратно укладывая беременного на диван.
- Сам подумай, я столько этого ждал, могу ли я отказать? Пусть ты и приду… - договорить ему не дал нежный поцелуй Ямамото. Но все и так поняли, что это значило.


- Я так люблю тебя…
- Н-но… ты же мой троюродный брат! Мы не можем быть вместе!
- Ах!.. – всхлипнул Тсуна, глядя на эту «душераздирающую» драму по телевизору. И тут же закусил конфетой, скомкав и бросив фантик куда-то на пол. Высморкался в платочек, другой стороной вытер свои большие карамельные глазки.
- Судя по всему, напоминает нашу с тобой историю, ку-фу-фу, - раздался знакомый голос у двери.
- М-мукуро? – переспросил Десятый, прищуриваясь в темноте. – Это ещё почему?! Давно там стоишь?! – возмутился Савада, скорчив недовольно-плаксивую моську.
- Ойя-Ойя, какая прелесть, - усмехнулся Рокудо, проходя, наконец, в комнату, и усаживаясь рядом с беременным. Достал чистый платок из кармана джинс и начал утирать личико возлюбленного. – Примерно около получаса. Решил-таки внимательно присмотреться к тому, что смотрит мой парень и ребёнок. Сопливо, но романтично, в какой-то степени, хотя, наверное, было бы лучше, если бы ты смотрел кровавые ужастики с расчленёнкой… - при этих словах шатен резко шлёпнул по руке хранителя тумана, возмущённо глядя на того.
- Не говори таких противных вещей! И вообще, ты сказал, что они похожи на нас, но я вообще не вижу никакого сходства! – потыкав изящным пальчиков в экран, снова начал возмущаться Тсуна.
- Ойя, не помнишь? Когда я признался тебе, ты стал отпираться, говоря, что я твой хранитель, что я заключенный, в конце концов. Я тогда ещё в теле Хроме был. Но, только, я не дал тебе договорить, в отличие от этого мужика, я поцеловал тебя, помнишь теперь? – подняв голову и посмотрев на потолок, вспомнил синеволосый, а после чего перевёл взгляд на беременного. Тот сразу же покраснел.
- Я помню, но никогда не сравнивал.… Тогда ещё был наш первый раз… - смутившись, произнёс Савада, чуть отвернувшись. Рокудо одним движением усадил того к себе на коленки и прижал к груди.
- Поправочка – твой первый раз, - усмехнулся Мукуро, за что Тсунаёши ткнул его локтем в живот.
- Да ну тебя…
- Не надо «ну меня», у меня для тебя кое-что есть… - вздохнул синеволосый, начав обыскивать все карманы. С победоносным вскриком «О! Нашёл!», Мукуро выуживает из правого кармана джинс коробочку и протягивает её Тсуне. Тот шокировано смотрит то на коробочку, то на иллюзиониста.
- Выходи за меня, - вновь усмехнувшись, выдал иллюзионист, открывая коробочку и почти впихивая её в руки обомлевшего Савады.
- Это… ну… как же… а ведь… ну… - начал заикаться последний, всё ещё не до конца осознавая, что случилось.
- Извини, что не на одном колене, - выдохнул синеволосый.
- М… Мукуро! – уже радостно вскрикнул Савада, обнимая возлюбленного. Видимо, очухался.
- Я так полагаю, это согласие, да? – рассмеялся Рокудо, прижимая к себе беременного, на что тот кивнул.
- А чтобы ты делал, если бы я отказал? – подняв взгляд на Мукуро, поинтересовался Тсунаёши.
- Ойя, а кто говорил, что я спрашивал у тебя, - засмеялся иллюзионист, загадочно глядя на потолок.
- Мукуро! Ты хочешь сказать, что моё слово для тебя ничего не значит?!
- Только в этом вопросе. Я бы всё равно женил тебя на себе, Тсунаёши-кун, - щёлкнув того по носу, улыбнулся Рокудо. Вот и всё, их план с Такеши удался. Мукуро сильно сомневался, что Хаято откажет тому, и правильно делал. Ну, а каким образом он достал кольцо, и то, что пришлось использовать свой «волшебный» глаз для этого, Тсуне знать не обязательно, ведь правда?..









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь