Глава 19. Депрессия — не выход из ситуации, а лишь уход от неё. Выход из депрессии — выход из ситуации.(с)


Ну вот и снова я))
Глава более жизнерадостная, чем прошлая. Кстати, в названии моя любимая цитата, и при этом, я сама же и придумала её х)
Хотя никогда ей не пользуюсь Оо
Ещё раз извиняюсь, что вчера не успела выпустить проду)
Я сегодня спать так хочу и ноги болят ТТ
Но я всё-таки выпустила её .о. Прошу к прочтению, комментируйте\критикуйте =))

Когда Скуало снова очнулся, был уже вечер, около 5 часов. Только вот блондин не знал, где очнулся. Ведь на его «родной» номер это не похоже. Все стены покрашены светло-оранжевой краской, в комнате стояло несколько кроватей, а в воздухе пахло чем-то противным. Как оказалось, этим противным был запах лекарств. Возле капитана стояла капельница, которую уже отсоединили от беловолосого несколько часов назад. Ну, думаю и вы, и Скуало, уже догадались, что очнулся он в больнице. Дверь тихонечко скрипнула и в палату вошёл Шамал вместе с Луссурией.
— Что я здесь делаю? — начал задавать вопросы Суперби, безразлично глядя на доктора.
— Ну... Ты лежишь на сохранении. У тебя возможен выкидыш, поэтому я не рекомендую тебе уходить отсюда. Да и я, кстати, не позволю. Я думаю, что пролежишь ты здесь до самых родов, я лишь изредка могу отпускать тебя, но только в будущем. В ближайший месяц твоя задница будет принимать уколы, а ты сам глотать таблетки и лежать под капельницей, — выдохнул Шамал, присев на стул возле беременного.
— Нафиг? А если я не хочу этого... — начал было он, но доктор его перебил.
— Если бы возможно было бы, то ты бы сделал аборт. Если бы был девушкой, конечно. А ты мужчина. Умрёт ребёнок — умрёшь и ты. У тебя нет выбора. К тому же, это не так страшно, вот увидишь. Три беременных уже справились с этим, справишься и ты, — улыбнулся Шамал, что-то записывая в своей( а если быть точным, в Скуаловой, которую так заботливо принёс Луссурия доктору) карточке.
— Можно ещё вопрос?.. Кто эти трое? — вновь спросил беловолосый.
— Они вшестером зайдут к тебе завтра утром или днём. Я уже оповестил их о твоём нахождении здесь и о твоём положении, конечно, — ответил Шамал, отложив ручку. — Что я ещё хотел сказать... ах, да! Луссурия наш новый и временный медбрат, который будет присматривать за тобой, — Скуало перевёл взгляд на Лусси и только сейчас заметил, что тот в медицинской форме. — А ещё, я буду приходить к тебе в 9 каждый вечер и в 6 каждое утро, чтобы поставить уколы. В два часа дня сам будешь приходить, Луссурия проводит, он всегда, по идее, должен быть рядом. Таблетки пьёшь те, которые я даю тебе или Луссурия. Кормить тебя, собственно, тоже будет он, так что проси всё что захочешь у него. Туалет по коридору направо, думаю, сам найдёшь. Из-за твоих волос ты достаточно похож на девушку, так что не волнуйся, что находишься в женском гинекологическом отделении и что кто-то может подумать что-то не то, — снова что-то записывая в карточке, продолжил Шамал. Суперби поморщился. — Только не ори, и вообще ничего не говори, когда в коридоре. Голос-то у тебя мужской. Ну, надеюсь понял. Ах да, в 10 часов тебе будут ставить капельницу.
— А ещё, у тебя над головой есть кнопочка, которую ты можешь нажать и я сразу же буду зде-е-есь~ — протянул Луссурия, указав на красную кнопку «Вызов медсестры».
— Ну, думаю это всё. Ужин через два часа, Луссурия, проследи чтобы он всё съел. Если он не будет, то попросту умрёт от голода, — добавил бабник, обращаясь уже к «медбрату».
— Обязательно~ — улыбнулся варийский гей.


— Ску-чаааан! Время ужинать! — Луссурия зашёл в палату, завозя целую тележку еды.
— Луссурия, я ничего не буду, — снова отвечает капитан, даже не смотря на Солнышко.
— Нееет, Ску, так не пойдёт! — покачал головой Лусси. — Доктор Шама-а-а-ал!~ А Скуало не хочет есть свой ужин!
— Ну тогда силой запихай в нег... кхм... неё, — поправился доктор. Видимо, он сейчас находился в одной из палат своих пациенток. — Ей нужно есть, а то с голоду помрёт.
— Хорошо! Скуало, съешь всё сам, или я буду кормить тебя с ложечки, предварительно привязав к спинке кровати!
— Не хочу. — упрямо ответил Суперби, и вовсе отвернувшись. Луссурия вздохнул и присел на краешек кровати.
— Ну Ску, не убиваться же теперь! Ну... ну босс ещё вернётся вот увидишь... он... он просто испугался ответственности, он обязательно всё поймёт и вернётся, я уверен в эт... Ску? — нижняя губа капитана задрожала, а сам он закрыл глаза.
— А мне что тогда делать?.. — дрожащим голосом переспросил Суперби, силой уже сдерживая влагу в глазах. Всё-таки такая ситуация да ещё и плюс гормоны при беременности. Но даже в таком положении он остаётся Гордой Акулой, пытаясь если не остановить, то хотя бы скрыть слёзы.
— Не волнуйся! Он обязательно вернётся, я обещаю!..
— Заткнись, Луссурия! — не вытерпел капитан, заорав на Солнышко и закрыв лицо руками. Лусси обнял его и прижал к своей груди, начав гладить по голове, утешая. А капитан, казалось, хотел растворить своё лицо в рубашке медбрата, уткнувшись туда лицом и старательно скрывая слёзы. А «мамочка всея Варии» молчал, ибо понимал, что сейчас Суперби нужно выговориться, а не держать всё в себе.
— А я... я как будто бы этого не боюсь... — сквозь рубашку пробубнил беловолосый. — А больше меня пугает то, что сейчас я останусь совсем один, да ещё и в таком херовом положении... — всхлипывая, продолжил мечник.
— Один ты всё равно не останешься, я буду с тобой! — продолжая гладить своего капитана по голове, попытался утешить Луссурия, но выходило хреново.
— Я бы лучше перерезал голову тысяче людей, чем попал бы в такое положение... — тщательно вытирая слёзы, заверил блондин.
— Ску, ну что ты в самом деле! Как будто ты такой слабак, что не сможешь справиться и один?! — решил пойти другой дорогой Лусси. И кажется это подействовало — капитан чуть поуспокоился.


— Вроооой! Луссурия, тащи ещё! — Скуало быстро поедал одну тарелку за другой, не сильно задумываясь о содержании блюда. Палочки в его руках только и успевали пропихивать еду в рот. Уже двадцать третья тарелка была съедена, а Лусси уже подавал ему другую, двадцать четвёртую порцию. Видеть прежнего капитана, вышедшего из депрессии, было гораздо приятнее. Вследствие терапии Луссурии, выяснилось, что «Враааай! Да он просто мудак!», это про Занзаса, конечно. Хотя Солнышко ожидал немного другого эффекта, но потом подумал, что когда босс вернётся, то сам во всём разберётся со Скуало. Задумавшись, варийский гей и не заметил, как Суперби доел уже двадцать пятую порцию.
— Ещё неси. Если я не буду есть, то либо вообще стану скелетом, либо подохну, либо и то и другое. — Луссурия улыбнулся и побежал за другими порциями. Стащив последние припасы с кухни, он вернулся в комнату капитана, вновь снабжая его едой. Капитан, сидя в позе лотоса, вновь принялся за еду, поглощая порцию за порцией. А Луссурия был рад, что всё вернулось на круги своя.


Суперби потёр всё ещё болевшую задницу от утренних уколов и поморщился. Сейчас было уже порядком около одиннадцати часов и Скуало лежал под капельницей, практически не двигаясь. Дверь кабинета тихонько приоткрылась и в палату заглянула черноволосая макушка.
— Сопляк? — что сказать, Скуало был удивлён, увидев в проёме двери своего бывшего ученика.
— Скуало! — воскликнул Такеши, заходя внутрь. Беловолосый вспомнил, что вчера Шамал говорил, что сегодня должны будут придти шестеро человек: трое беременных и трое отцов.
— А ты чё здесь делаешь?! Только не говори, что ты и есть тот самый «беременный» — зашибу сразу же! — воскликнул блондин, недоверчиво глядя на улыбающегося Ямамото.
— Я? Ахаха, нет, я отец, так сказать, — вот только сейчас Суперби заметил Гокудеру, который мирно что-то хомячил в углу палаты, возле двери. Вздохнув, подрывник направился к кровати Суперби.
— Сочувствую. Мне тоже теперь ещё около двадцати недель из-за вот этого придурка маяться. Это ж надо было такое придумать! — возмутился Хаято. А беловолосый посмотрел на животик, видневшийся сквозь толстовку.
— А я раньше не замечал...
— А на семнадцатой неделе ещё скрыть можно было, — пожал плечами Гокудера, присаживаясь на соседнюю койку. Дверь снова скрипнула и теперь уже сонная мордашка Десятого просунулась в палату.
— Врооой! Только не говори, что ты тоже залетел! — выкрикнул Скуало, глядя на Саваду.
— Ладно, не буду... — пробубнил Тсунаёши, заходя в комнату и примостившись где-то рядом с Гоку. Суперби хмыкнул. Спустя несколько секунд в палату вошёл радостный Мукуро.
— Доброе утро~
— Да ты сегодня весь сияешь, Рокудо! — усмехнулся Суперби. Что и говорить, от его депрессии не осталось и следа.
— А я последний месяц всегда так. Даже несмотря на то, что моей половой жизни осталось всего четыре дня~ — пропел синеволосый.
— В смысле? — не понял Суперби.
— Ну... Шамал-сан запретил нам заниматься сексом со следующей недели, — покраснел до кончиков ушей Тсуна.
— Это с двадцатой недели? — удивился Скуало, немного приподнявшись на кровати. Такеши тут же помог принять блондину нормальное положение. Все дружно закивали.
— Кстати... а третий кто? — вспомнив, что пар должно быть три, переспросил Суперби. Ответом на его вопрос стал крик:
— Скуало-о-о-о-о! — в палату буквально залетел Дино.
— Конь?! — изумился беловолосый. — Ты что... отец? — не понял он, просто не представляя такого неуклюжего растяпу в роли отца.
— Травоядное он, а не отец, — следом за Каваллоне, в палату беззвучно вошёл Хибари, который был в чёрной водолазке, прикрывающей горло и выделяющей живот.
— Нихера себе... — удивился Суперби, осматривая Хибари.
— Чего? — не понял Кёя, чуть покраснев. — У самого скоро такой же будет, — пообещал брюнет, оттянув водолазку вниз.
— Ну конечно будет, — ухмыльнулся блондин. — Только неделек через шестнадцать. За это время я успею сожрать все годовые запасы больницы! — рассмеялся капитан и все находящиеся в палате тоже залились громким смехом.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь