О том, что нужно для того, чтобы встречать смерть не с ужасом, а с радостью

(Память святой мученицы Марфы и сестреницы ее Марии и св. мученика Кариона Черноризца. Прол. февр. 6)

Когда мы приближаемся к смерти, то большею частью встречаем ее с ужасом, а не с радостью. Почему так? Да потому, что тогда нам становится отовсюду тесно. Оглянемся назад, там встречают нас неоплаченный грех и не прощеное зло; устремим взор свой вперед, там сретаем Бога, Судью нелицеприятного, блаженство вечное, которое утрачено нами за временную греха сладость и муки адские, готовые поглотить нас на веки. Проще: мы потому ужасаемся смерти, что мы грешники. Будь мы праведниками, тогда было бы дело другое. Мы встречали бы смерть не с ужасом, а с радостью.

Жили во времена гонений, две родственницы-девы Марфа и Мария. Они постоянно молились Богу, и единственным желанием их было - принять венец мученический за Христа. Однажды, когда воевода царский проходил мимо дома их, они, увидев его, воскликнули: "мы - христианки!" Воевода со своими слугами остановился. Девы же паки возопили: "мы - христианки!" На это воевода ответил им: "так как вы юны, то я прощаю вас, ступайте к себе, смерти я не предам вас". Тогда Марфа сказала: "о, воевода, смерть за Христа не есть смерть, а есть жизнь вечная!" Мария сказала то же; то же еще сказал и бывший там молодой инок Карион. Воевода тут уже разгневался и приказал повесить их на трех крестах. Повеление было исполнено. Так как в то время у мучителей был обычай, через некоторое время страдание казнимых на крестах, отсекать им головы, то Мария, видя приближение этого последнего страдания, сказала исполнителю казни: "потерпи немного на нас и дай нам возслать последние песнопения наши к Богу". Исполнитель казни согласился. Тогда с крестов послышался голос: к Тебе возвели мы очи свои, живущий на небесах! Вот, как очи рабов обращены ни руку господ их, как очи рабы - на руку госпожи ее; так очи наши к Господу Богу нашему, доколе, Он помилует нас. Помилуй нас, Господи, помилуй нас (Псал. 122, 1-4). По окончании пения, Марфа сказала: "если кто из братьев наших хочет проститься с нами, пусть придет и простится, а то скоро мы будем в Иерусалиме небесном." Собравшиеся христиане простились со страдальцами, затем, исполнитель казни отсек им главы и они, сказано, "предаша в руце Господеви души своя с веселием."

Смотрите же: значит, смерть вышеупомянутым святым была нестрашна, когда они сами искали ее: значит, смерть для них была вожделенна, когда они называли ее не смертно, а жизнью вечною. Значит, смерть для них была радостна, когда, как сказано, после ужасных страданий от пригвождения ко кресту, они предали души свои Господу с веселием. Да, подлинно смерть была для них нестрашна, ибо они исполнены были святости и, так сказать, дышали ею. И этот пример спокойного, радостного отношения к смерти у Святых не единственный. Послушайте, что еще говорит про себя святый апостол Павел: для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение... имею желание разрешиться и быть со Христом (Фил. 1, 21 и 23). Так вот как, братья, святые смотрели на смерть; так она для них была радостна! Будет и для нас она таковою же, если мы в жизни потецем вслед их. Будем подражать Святым, будем отставать от грехов, будем омывать их слезами покаяния, будем жить в Боге и для Бога и тогда и мы при смерти примем дерзновение и воскликнем вместе с Давидом: аще и пойду посреди сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси (Пс. 22, 4). Аминь.



О различии между христианами древними и нынешними
(Память св. мучениц Марфы и Марии)

Многие говорят, что между христианами древними и христианами нынешними есть большое различие. Правда ли это?

Вот пред нами пример из жизни христиан древних.

В дни нечестивых царей, были мучимы святые за имя Христово, Между ними были две сестры-девы Марфа и Мария. Однажды мимо их дома шел воевода и, увидавши его, сестры воскликнули: "мы - христианки" Слова их воевода услышал, а они паки возопили: "мы - христианки!" Воевода сказал им: "уходите, вы еще молоды, и убивать вас не стоить". Марфа отвечала: "О, воевода, смерть мученическая есть не смерть, но жизнь во веки!" Воевода пришел в гнев и поставил сестер пред собою. Мария сказала: "что говорила сестра моя, то подтверждаю и я. Мы - христианки!" А в это время подошел еще отрок в иноческой одежде и тоже воскликнул: "что говорили Марфа и Мария, то же говорю и я. И я - христианин!" Пришедший в ярость военачальник велел распять их на трех крестах. Около них стояла их мать и, одобряя их, говорила: "Спаситесь же, дети мои: вы уже взяли венец у Христа". Мария с креста отвечала ей: будь спасена и ты, матерь наша, вместе с нами, ибо ты принесла нас в жертву Христу". И сказала еще палачу: "подожди немного и дай нам помолиться". Палач согласился, и Марфа воспела: "К Тебе возведох очи мои, живущему на небеси. Се, яко очи раб в руку господий своих, яко очи рабыни в руку госпожи своея: такс очи наши ко Господу, Богу нашему, дондеже ущедрит ны". И, по окончании молитвы, Марфа сказала: "Если кто из братьев наших хочет, то пусть приходить и прощается с нами". Мария же сказала: "нужно ли приглашать? Ведь так, пожалуй, много народа придет". Марфа отвечала: "Не стыдись, сестра" что мы умираем позорною смертью за Христа. Ведь сегодня же мы будем в Иерусалиме небесном". И много народа собралось проститься со святыми. Началась казнь, и сестры с отроком Карионом, сказано, предаша Господеви души своя с веселием. Мать видела казнь своих детей и перед нею ободряла и укрепляла их.

Такова была жизнь древних христиан. Посмотрим, как теперь живут нынешние. Не говорим про всех, но очень многие стыдятся именоваться христианами, стыдятся изображать на себе крестное знамение, стыдится ходить в церковь. 0 соблюдении постов и не помышляют, вместо церкви ходят лишь на соблазнительные зрелища, о христианском воспитании детей и знать не хотят, и очень часто дети растут у них, как дикая неухоженная яблоня, и дают плоды самые горькие. О, что сказать о нравственной жизни многих и очень многих из нынешних христиан? О, лучше бы и не говорить о ней, так очень часто она бывает гнусна и позорна! Такова жизнь многих из христиан нынешних.

Да, братие, правду говорят многие, что есть большое различие между христианами древними и христианами нынешними. Но мы скажем, что не только есть большое различие, но и целая лежит бездна. Вглядитесь в большинство нынешних христиан: где у большинства святость мыслей и чистота намерений? Где подвиги самоотвержения и любви? Где плоды правды? Везде сухость и бесплодие, терн на терне и камень на камне. Так ли было в древности? С псалмами и песнями духовными шли последователи Христа на кресты и костры, и далее: инии избиени быша, не приемемше избавления, друзи же руганием и ранами искушение прияша, еще же и узами, и темницею. Каменем побеени быша, претрени быша, искушены быша, убийством меча умроша. Проидоша в милотех и козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблени: ихже не бе достоин весь мир, в пустынях скитающеся и в горах и в вертепах и пропастех земных (Евр. 11, 35-38). Вот каковы были древние христиане, и вот какая глубокая бездна лежит между ними и христианами нынешними.

Помолимся, братие, чтобы Господь соделал нас подражателями первых и дал покаяние и исправление жизни последним и да будет Христос посреди всех нас. Аминь.

Люди целомудренные, храня целомудрие, сами заботятся о том, чтобы хранили оное и другие
(Слово от Лимониса о черноризице, бежавшей в пустыню юноши ради. Прол. февр. 7)

Отвлекать грешника от греха и обращать его от заблуждения пути его есть дело великое, как и учит св. апостол Иаков. Братие, говорит он, аще кто от вас заблудить от пути истины и обратить кто его, да весть, яко обративший грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти, и покроет множество грехов (Иак. 5, 19-20). Так учит Апостол; но справедливо ли так учит?

Некто из пустынных старцев, по имени Иоанн, рассказывал следующее: была в Иерусалиме некоторая девица, высокой, целомудренной и святой жизни, именем Мастридия. Дьявол, завидуя ее благочестию, вложил одному юноше мысль соблазнить ее на грех. Мастридия узнала об этом и, чтобы отвратить юношу от греха и сохранить свое девство, поступила так: она набрала в корзинку хлебных зерен и ушла в пустыню. Этим она отогнала от юноши злую мысль, клонившую его ко греху, и успокоила его сердце. Прошло много лет. По особенному указанно Божью, однажды встретил ее в пустыни Иорданской некоторый благочестивый инок и сказал ей: "Мать, что ты делаешь в пустыни сей?" Мастридия, желая утаить свою жизнь от инока, сказала: "я заблудилась, отче, и прошу тебя, укажи мне дорогу". Инок, исполненный Духа Святого, отвечал: "Нет, ты не заблудилась и не дороги ищешь, а ты победила дьявола. Скажи же мне по истине, зачем ты пришла сюда?" Мастридия отвечала: "прости меня, отче, один юноша возымел на меня грешную мысль, но я, желая спасти его от погибели и жалея его, пришла сюда, чтобы окончательно, отогнать от него грех, в чем Господь и помог мне". - "А сколько лет, спросил старец, ты живешь здесь?" Мастридия отвечала: "Семнадцать". - "А чем питалась?" - "А вот питаюсь зернами из корзины сей, и с меня бывает довольно. И скажу тебе, отче, еще вот что: за все время моего пребывания здесь, я не видала здесь, кроме твоего, лица человеческого. и Господь покрывал меня благодатью Своей ". - Рассказав это, инок прославил Бога за то, что сподобил его увидеть столь великую, по своей жизни, деву.

Значит справедливо св. Апостол говорит, что обращающей грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти и покроет множество грехов. Да, подлинно справедливо, ибо что может быть например, выше хоть бы подвига Мастридии?.. Чтобы спасти юношу от греха и сохранить и свое девство, в цветущих годах, младая дева удаляется в пустыню, живет в ней семнадцать лет со зверями, питается одними зернами, не видит лица человеческого! О, поистине блаженны умеющие распинать плоть свою со страстями и похотями! И умеющие полагать души свои за други своя! И как, братие, и мы должны быть благодарны Богу, оставившему нам такие великие примеры для подражания. И как мы счастливы, что имеем таковые перед очами нашими! Будем следовать им и у святых учиться, как спасать не только себя, но и других, как сохранять девство и целомудрие, как распинать плоть свою со страстями и похотями и как прогонять от себя и от других внутреннего, тлетворного змия, ищущего поглотить нас. Аминь.

Как вести себя богатым, чтобы спастись
(Слово св. Ефрема к богатым о милостыни. Прол. февр. 8)

Святый Григорий Назианзин говорит: "кто худо употребляет богатство свое, беден есть, равно как и тот, который самопроизвольно ранит себя мечем, который носит в отмщение неприятелям". Если ты богат и хочешь спастись, не прилагай души твоей к богатству так, чтобы для него и Бога забыть, и закон попрать, и совесть усыпить; но более и более старайся делами своими прославить даровавшего оное (из книги "Нетленная пища", стр. 216).

Как понимать эти слова?

Св. Ефрем так учит богатого: "держи богатство, которое тебе Бог дал, на пользу ближним, а не скрывай оное. И если желаешь жить беспечально, в уме одного Христа держи, и ради Него раздавай имение твое нищим и будешь жить беспечально. И если так поступать будешь, то и здесь, на земли, не будешь лишен милости Божьей. И тогда, если скажешь Богу: "по милости Твоей спаси меня, "Он ответит тебе: "по милости твоей спасу тебя". Не говори: "имение мое, но говори: имение на малое время поручено мне от Бога, и как домоправитель и отдавай оное туда, куда велел хозяин. И если Господь имение тебе дал, то употребляй оное по воле давшего: не заботься излишне о семье твоей, но жену и детей твоих поручи Богу, в руках Которого богатство всего мира... О семейных же твоих молись Богу, чтобы они не терпели нужды. В жизни больше всего заботься о душе своей, ибо она одна у тебя и одно время дано тебе для спасения, и для всех смерть одна. Сокрушайся о грехах своих и проси у Бога в них прощения, чтобы избавиться от бесов и придти в Царство Небесное, которое здесь ты купишь себе. И если на самом деле богатством мира сего ты купишь, хотя самую меньшую из хижин вышнего Иерусалима, то никакое богатство мира сего не может сравниться с нею: и помни, что достоинство милостыни состоит не в количестве розданного, а в расположении сердца дающего"...

Слова Ефрема, нам кажется, довольно поясняют слово Григория: "если ты богат и хочешь спастись, не прилагай души твоей к богатству так, чтоб для него и Бога забыть, и закон попрать, и совесть усыпить; но более и более старайся делами своими прославить даровавшего тебе оное". Да, как говорит Григорий, то же самое, только в более обширном смысле, говорит и Ефрем. Значит, по учению обоих, слова, приведенные в начале, должно вообще понимать так: "если ты богат, не жалей богатства для бедных, не входи, при раздаче, в сделки со своей совестью, а старайся богатством твоим прославить даровавшего тебе оное. Что прибавить к сему и чем заключить слово? Заключим словами того же Назианзина: то богатство есть истинное, которое добродетелями нас обогащает. Итак, братья, говорит он, если вы богаты, то и истинное богатство любите; если наверх истинной жизни взойти хотите, то к небесному царствию теките; если славу достоинств любите, то хору ангельскому сопричислены быть спешите". Аминь. (В речи 15, па Луку).

Не всегда можно правильно судить о других по самим себе
(Из слова от Патерика о некоем монасе, иже прежде болярин бе у царя в Риме)

Случается иногда, что благочестивые люди, различными подвигами благоугождающие Богу, смущаются, когда видят около себя людей также благочестивых, но, по их мнению, менее, чем они, работающих, Господу. Смущаются и думают: "почему те, не как мы, подвизаются? Почему они не несут таких подвигов, каше мы несем? Какие они богочтецы? За что их считают праведными? и т.п. Такое, братья, суждение ошибочно; ибо не одними видимыми нам подвигами благоугождается Бог, а главным образом внутренним, Ему единому ведомым, расположением к Нему. Притом нельзя требовать от всех одинаковых подвигов и потому, что не всем даны одинаковые средства, силы и способы к несению их. Наконец, много значит тут и положение в свете, и воспитание.

Некогда один из первых вельмож императора Римского оставил мир для Бога и поселился в Египетской пустыни Скит, взяв с собою одного только раба. В Ските он прожил двадцать пять лет и своим благочестием заслужил особенное уважение от отцов Египетских. Один из них, желая лично взглянуть на подвижника и получить от него пользу для души, раз пришел к нему и с любопытством стал осматривать и его самого, и его келию. Что же он увидел? Увидел старца, одетого в мягкую одежду и обутого; увидел в келии его постель, покрытую кожею и с возглавием. Это соблазнило гостя. Хозяин между тем приказал подать к обеду горячую пищу и вино. Этим посетитель соблазнился еще более и, не получив пользы - грустный пошел было домой. Но прозорливый старец-вельможа понял его и, желая вразумить, чрез слугу тотчас воротил его. "Откуда, - спросил он своего гостя, - ты родом, отче?" - "из Египта, "отвечал сей. "А из какого города?" продолжал хозяин. "Да я простой поселянин, отвечал гость, и жил в деревне". - А на чем ты спал и какую постель имел? - "Спал на земли, отвечал пришелец, а постели не имел" - "А какую пищу вкушал и пил ли когда-нибудь вино?" допрашивал старец. "Ел один сухой хлеб, а пил только воду". - "А в бане мылся ли когда-нибудь?" - "Кроме реки, никакой бани не знал, "отвечал монах. Кончив допрос, вельможа сказал старцу: "Тебя я выслушал, теперь послушай меня. Родом я из Рима и был царю близкий советник ", - начал он. Гость весь обратился во внимание. "И вот, продолжал старец, ради Бога оставил я и мир, и богатство, и славу и пришел в эту пустыню. В Риме я занимал великолепный дом, имел огромное богатство, а теперь, как видишь, живу в убогой хижине. Кровать у меня была из золота и покрыта драгоценными тканями, а теперь имею одно это бедное ложе и кожу на нем. Носил драгоценные одежды, а ныне у меня только одна эта худая риза. На обедах у меня подавались всевозможные яства, а в настоящее время одну эту бедную зелень вкушаю и ради недуга пью эту малую чашу вина. Было у меня в Риме и множество рабов, а теперь лишь одного этого старца оставил Господь служить мне. И музыку я, наконец, постоянно слушал, и услаждали мой слух трубы, тимпаны и гусли; а теперь только пою двенадцать псалмов. Итак, не соблазняйся о мне." - Тогда монах воскликнул: "Горе мне за мое осуждение! я от великой скорби прежней моей жизни пришел в покой, а ты от великого покоя в скорбь, и от великой славы и богатства в смирение и нищету!" После сего он оставил старца уже с великою для себя пользою, сделался ему другом и стал часто посещать его.

Как вы думаете теперь, братья, кто же из сих двоих более явил подвигов самоотвержения для Бога? Вельможа ли старец, или гость его? - Конечно, первый; ибо и прозорливый был, и Духа Святого исполнен, как говорит описатель жития его. А ведь он и мягкую ризу носил, и постель покрытую кожей имел, и вино вкушал; монах же, посетивший его, питался чуть ли не одними кореньями и не знал вовсе, что такое обувь и постель. Что же отсюда следует? То, что всякий знай только самого себя, а других не суди. Не кичись перед другими своими делами, а отыскивай лучше в самом себе такие и другие недостатки и навыкай смирению. С другой стороны пусть всякий также помнит, что дарования каждому даются различные и каждому по силе его; а вместе и то, что не по видимым только нам действиям судит человека Бог, а по закрытым от нас внутренним его чувствам и тайным подвигам. Аминь.
Дьявола гонят пост, чтение Евангелия и борьба со злыми помыслами
(Слово о Марке монасе)

Говоря с вами о средствах, которые даны нам для борьбы с дьяволом и служат к посрамлению его и отгнанию от нас, мы указывали на молитву, смирение, чтение Псалтири, трудолюбие и молитву к св. архистратигу Михаилу. Ныне же намерены сказать о пользе и еще некоторых, именно: поста, чтения и изучения Евангелия и борьбы со злыми помыслами.

Преподобный Макарий, сидя однажды при дороге, увидел дьявола в образе человека, обвешанного какими-то сосудами и направлявшегося к близ лежавшему монастырю. Молитвою святый остановил беса и спросил: "куда идешь?" "Да иду навестить братию," - был ответ. "А что за сосуды с тобой?" сказал преподобный. "А это, отвечал бес, различные кушанья для монахов." "Для чего же их так много с тобою?" спросил Макарий. "Да чтобы, если одно не понравится, так другим угостить братию. Один мой злой совет или внушение не примут, ну так другой еще горший предложу, и таким образом кого ни будь уловлю," сказал дьявол и пошел своим путем. Преподобный же остался ждать его возвращения. Дождавшись, спросил: "ну, как твои дела?" "Худы, - отвечал бес, - почти все монахи не приняли меня и только один несколько слушается". "А как ему имя?" "Феопемпт", - отвечал дьявол и исчез. Макарий отправился в монастырь. Узнавши о приближены его, монахи с ваиями в руках вышли на встречу ему, и все наперерыв друг перед другом звали его каждый к себе. Он же, узнав, кто из них Феопемпт, отправился к последнему и был принят с радостью. Началась беседа. "Как поживаешь?" спросил преподобный своего хозяина. "Хорошо, молитвами твоими," - отвечал Феопемпт. "Ну, а злые помыслы не смущают тебя?" продолжал старец. Стыдясь признаться в оных, инок сказал, что не смущают. "Какой счастливец! воскликнул преподобный; а я уж вот сколько лет пощусь, и сам видишь, как все почитают меня, а между тем скверные помыслы до сих пор не дают мне покоя". Тогда и Феопемпт признался: "Да, отче, и я весьма обладаем от духа любодейного!" Старец затем стал выпытывать у него и другие злые мысли, обуревавшие его, и Феопемпт признался в очень многих. "До которого ты часа постишься?" спросил после сего Макарий. "До третьего часа пополудни, "отвечал инок. Преподобный сказал ему: "старайся соблюдать пост до вечера; читай и изучай Евангелие и писания св. отцов; если придет злая мысль, всеми силами твоей души гони ее от себя, и Господь поможет тебе победить врага", Феопемпт обещался последовать совету старца, и Макарий ушел от него. Вскоре после сего он опять встретил дьявола и на свои вопрос: "куда идешь?" опять получил отвить: "иду навестить братию." Снова дождавшись возвращения беса, преподобный по-прежнему и еще спросил: "как твои дела?" - "Весьма худы" - отвечал дьявол, - "ныне, уже все без исключения монахи не приняли меня и Феопемпт с ними. И не знаю, кто это так развратил его. Ибо ныне он был для меня хуже всех" Бес после сего исчез, а преподобный возвратился в свою келию, славя Бога.

Видя отсюда, сколь нестерпимы для дьявола пост, слово Божие и борьба со злыми помыслами, будем и мы употреблять эти средства в брани с ним и противопоставлять их нашему общему врагу. Он всеми мерами старается погубить нас: и мы, со своей стороны, все меры должны употреблять, чтобы победить его. Он нам объявил непримиримую брань: и мы объявим ему. Он, яко лев, рыкая ходить, ища, кого поглотить: и мы будем выходить против него облеченными во все оружии Божии. Аминь.
Истинно кающегося Господь всегда приемлет
(Слово о грабившем мертвых и паки спасшемся покаянием. Прол. февр. 11)

Люди, впадшие в тяжкие грехи, но омывшие их слезами, искренно в них покаявшиеся и твердо ставшие на путь исправления, никогда не должны думать, что в прежних тяжких грехах Господь их не простит и не явить им Своего милосердия. Пусть они знают, что если они устоять на пути добродетели, то Господь, несомненно простит их и беззаконий их прежних не воспомянет к тому. Игумен одного яз Иерусалимских монастырей, по имени Иоанн, рассказывал следующее: "пришел ко мне, говорил он, юноша, который обливаясь слезами, говорил: "отче, прими меня, я хочу покаяться". Я, увидев его в страшной скорби, сказал ему: "зачем ты так скорбишь? открой мне причину скорби, и Господь облегчить тебе оную". Юноша отвечал: "о, ужасно согрешил я". И, глубоко воздохнув, стал ударять себя в грудь и, от сильного возбуждения, не мог уже более и говорить. Я не переставал уговаривать его, приводил ему пример каявшихся и прощенных грешников и, наконец, достиг своего. Юноша признался. "Я, сказал он, однажды услыхал, что у старейшины нашего города умерла дочь-девица и погребена в драгоценных одеждах. Я пошел на кладбище, влезь в пещеру, где лежала девица и, обнажив ее совершенно, хотел уже скрыться; но умершая крепко схватила меня за правую руку и сказала мне: "о, человек! И ты не убоялся Бога и будущего суда, обнажив меня! Знай же, что ты дашь, за меня ответь в страшный день суда. Да и теперь: как ты, после своего злодеяния, примешь пречистое тело и святую кровь Христа?" Я ужаснулся и воскликнул: "пусти меня, я не буду больше этого делать!" Она же крепко держа меня, продолжала: "нет, не уйдешь отсюда и долго еще будешь мучиться здесь со мною, пока зле не извергнешь злую душу свою!" Я начал клясться Вседержителем Богом, что больше не буду так делать и пролил многие слезы. Девица, наконец, сказала: "ну, вот что: дай мне слово, что ты не только отселе не станешь творить злые дела, но и мира отречешься и будешь монахом и будешь остальную жизнь работать Господу". Я с клятвою обещал ей это, и она отпустила меня".

Юноша, продолжал игумен, после этого пришел ко мне и рассказал, что вы сейчас слышали. Я постриг его и облек в монашеский образ и затворил в пещере. Он провел остальное время жизни в покаянии, получил извещение от Бога о своем прощении и о своей кончине и, мало поболев, отошел ко Господу.

Итак, братие, если вы искренно покаетесь в своих грехах, начнете новую жизнь, то как бы ни были тяжки прежние ваши раны греховные, Господь исцелит их и вас в общение с Собою примет. Придите, говорит, ко Мне, вси труждающиеся и обремененныи, и Аз упокою вы. Приходящего ко Мне не изжену вон. О, сладчайшего Твоего гласа, Господи, всех прощающего, всех призывающего и всех милующего! Да, изумительна высота неба, поразительна глубина моря, бесконечно необъятно пространство вселенной! Но так же бесконечно изумительна и поразительна и любовь Божия к нам грешным. Аминь.
Благотворность молитвы за умирающих
(Из слова святого Григория, папы Римского, о монасе, иже дан бысть змиеви на снвдь греха ради, и молитвами братии избавлен бысть)

Все мы, братья, обязаны по христианской любви, молиться друг о друге во всякое время, как и говорит Апостол: молитеся друг за друга (Иак. 5, 16); но молитва наша должна" быть особенно усердною и горячею за тех из ближних наших, которые приближаются к смерти. Умирающие особенно нуждаются в молитве, и усердная молитва за них освобождает их от ужасов часа смертного, а иногда и выздоровление им приносить.

Св. Григорий, папа Римский, рассказывает следующее: "В моем монастыре жил один благочестивый инок. К нему однажды пришел брать его и также сталь проситься в монастырь. Приняли. Но, увы! Пришелец повел жизнь иную, чем брать его. Он нисколько не заботился о душе, не исполнял устава, осуждал, наряжался и терпеть не мог, когда кто начинал говорить ему о загробной жизни и о покаянии. Несколько раз собирались гнать его, но, каждый раз, по нежеланию огорчить благочестивого брата его, оставляли. Но вот чрез несколько времени постигла нерадивца жестокая болезнь, и он слег на смертный одр. Когда тело его стало охладевать, братия окружили его и стали молиться. В это время умирающий вдруг вскричал: "уйдите, уйдите от меня! Ужасный змей держит в страшной пасти мою голову и только вас ради пожрать совсем не может. Отойдите же, чтобы перестать мне мучиться; пусть он пожрет меня и окончить мои страдания". - "Что ты? перекрестись", сказали ему. "Да не могу, отвечал он, ибо змей давить меня". Иноки тогда стали еще усерднее молиться, и молитва их осталась не тщетна. Скоро больному стало лучше, и он, обрадованный, сказал: "слава Богу! Вот змей, которому я предан за грехи мои, оставил меня и бежит. Помолитесь же еще обо мне; я от сердца хочу исправиться и начать новую жизнь". И помолились. И что же? Жизнь его была пощажена, он совершенно исправился, и в покаянии и благочестии пребыл до смерти.

Видя отсюда благотворность молитвы за умирающих, спишите с ней к одру их. Очень может быть, что она спасет болящего, и воздвигнет его Господь; но уже совершенно несомненно, что молитва ваша принесет духовную пользу, облегчить ему борьбу с предсмертными диавольскими искушениями, и поможет ему умереть по-христиански, да и вам облегчить скорбь разлуки с ним. Аминь.
Что значит распять плоть свою со страстями и похотями
(Память преподобного отца нашего Мартиниана. Прол. Февр. 13)

Апостол Павел говорит: иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24).

Что это значит?

Преподобный Мартиниан сталь постником и удалился в пустыню с восемнадцати лет. Проживши в ней двадцать пять лет, он однажды перенес такое искушение от дьявола. Некоторая блудница, надевши на себя нищенскую одежду, пошла в гору, где жил преподобный Мартиниан. Подошедши к келии святого, вечером, она стала плакать и рыдать и просить преподобного, чтобы он спас ее от зверей. Мартиниан, ничего не подозревая, впустил ее в келью и спросил: "кто ты и зачем пришла сюда?" Блудница отвечала: "ненавидя тебя и всех монахов, а равно и постническое житие, я пришла соблазнить тебя на грех". Преподобный ужаснулся и не знал, что делать; но вскоре, пришедши в себя, он победил дьявола таким образом: он собрал много хвороста, зажег его и, когда, он разгорался, вошел внутрь пламени и сказал самому себе: "убогий Мартиниан! Ну, что же? Если можешь перенести огонь геенский, сотвори грех!" Преподобный, весь опаленный, вышел наконец из огня и уговорил ужаснувшуюся блудницу уйти в монастырь женский. Исцелившись от ран, он отплыл на один остров, где пробыл десять лет. Тут искушение с ним повторилось. Одна девица, плывшая на корабле, во время бури потерпела крушение и была выброшена волною на остров, на котором жил преподобный. Последний приютил ее, но, опасаясь соблазна, сам бросился в море, воскликнув: "Не может сено ужиться с огнем". Достигнув земли, он обошел много городов и стран, постоянно восклицая: "бегай, Мартиниан, чтобы не постигла тебя напасть!" Достигнув Афин, он там скончался и честно погребен был епископом при множестве народа.

Итак, вот что, значит распять плоть свою со страстями и похотями: значит не только просто воздержаться от страстей и похотей, но и бороться с ними до совершенного самоотречения. Увидал Мартиниан огонь: чтобы спасти себя от огня геенского, бросается в оный; увидал воду: чтобы не быть потоплену грехми, погружается в оную. Вот и плоть распята, и дьявол побежден и постыжен. Будем, братие, распинать ее и мы. Трудно это? Да, трудно, не спорим, но зато ведь не забудем, что за самораспятие и награда велика. Побеждающему, т.е. распинающему плоть свою, дам сести, говорит Господь, со Мною на престоле Моем (Апок. 3, 21). Аминь.
Одно из лучших средств для того, чтобы неверных сделать верными
(Память преподобного отца нашего Аврамия. Прол. Февр. 14)

Отчего это, братие, так мало обращается язычников в нашу веру, и отчего так немного из раскола переходят в православие? Оттого, что мы часто забываем, что зла злом остановить и пресечь невозможно и что зло может быть остановлено - и пресечено только добром.

Преподобный Аврамий жил между язычниками, из которых одни наругались над ним и понуждали уйти от них, а иные очень надоедали ему постоянными просьбами о помощи. Аврамий тем, что получал от православных, делился с ними и чрез это, сказано, освобождался от ругательных мучений - И чем же кончилось? Язычники, пораженные человеколюбием преподобного, построили христианскую церковь, и сами все сделались христианами, а Аврамия умолили быть у них священником.

Так кротость и незлобие победили зло и ненависть и умножили стадо Христово!

Другой пример: раз преподобный Макарий шел с одним учеником в гору Нитрийскую и, когда они уже приближались к ней, Макарий сказал ученику: "ступай впереди меня, а я после приду". Ученик пошел и, встретив на пути идольского жреца, несшего бремя дров, закричал ему: "послушай, послушай, демон, куда идешь" Жрец рассердился и так избил монаха, что оставил его на дороги едва живым. Спустя немного, встретил того же жреца преподобный Макарий и сказал ему: "спасайся, трудолюбче, спасайся"! Жрец спросил: "что ты увидал во мне доброго, что так приветствуешь меня?" Старец отвечал: "потому так приветствую тебя, что вижу тебя труждающимся". Жрец сказал: "умилился я, отче, твоими словами, и познал, что ты человек божий. Вот другой монах, встретившись со мной, обругал меня, и за это я избил его до смерти". И с этими словами, жрец пал к ногам преподобного и воскликнул: "до тех пор не оставлю тебя, дока не сделаешь меня христианином, а потом иноком, и пошел за Макарием. Оба они пришли к избитому ученику и, поднявши его, понесли к церкви. Когда же иноки Нитрийские увидали с Макарием идольского жреца, то весьма удивились; а потом крестили последнего и сделали иноком. Вскоре же по крещении жреца, последуя примеру его, крестились и многие из язычников. И после сего преподобный говорил: "знайте, что злое слово и добрых делает злыми; а доброе слово наоборот и злых добрыми творить" (Чет. Мин. янв. 19).

Из приведенных двух повествований ясным становится, что подлинно зла злом остановить и пресечь невозможно и что зло может быть остановлено и пресечено только добром. Да, так оно и на самом деле есть. Возьмем в пример хоть бы раскольников. Чем большею частью кончаются беседы о вере у православных с ними? Не только не взаимным непримирением, но и большею неприязненностью и ожесточением друг против друга. А отчего? Оттого, что раскольники, при беседах о вере, почти всегда бывают полны гордости, самомнения и ничем необъяснимой злобы против нас. Какому же тут быть примирению и разъяснению истины? Тут одно только торжество врагу нашего спасения. Да, повторим, по истине, зла злом остановить и пресечь невозможно, и зло одним только добром остановлено и пресечено быть может. Аминь.
О терпении
(Из слова от Патерика о некоем монахе, иже ходившим из монастыря в монастырь, не терпя досады от братий)

Есть люди, которым кажется хорошо только там, где их нет. С кем они ни поживут, на всех жалуются, что все для них нехороши, все их обижают. "Вот если бы там-то я мог поселиться, говорят, тогда бы другое дело". Все они чего-то ищут, все перебегают с места на место. Что же, найдут ли они когда покой? Если не оставят своей горячности и нетерпеливости, никогда не найдут; если же вооружатся терпением и рассудительностью, то найдут очень скоро.

Некоторый инок имел пребывание в общежительном монастыре, и здесь пять братий любили его, а один оскорблял. Инок не стерпел оскорблений и ушел, думая найти спокойствие, в другую обитель. Тут восемь братий стали любить его, а двое ненавидеть. Он побежал в третью. Здесь семь возлюбили его, и пять возненавидели. Что делать? "Пойду, сказал монах, еще куда-нибудь, там мне лучше будет". И отправился в монастырь четвертый. На пути в оный, севши однажды отдохнуть, инок задумался. "Что же выйдет, сказал он самому себе, если я буду бегать с места на место? Ведь тогда я и в целом мире не найду спокойствия. Стану лучше терпеть". И с этими словами взял хартию и написал: "буду все терпеть ради Иисуса Христа, Сына Божия"! Привязавши это написание к поясу, он пришел в новый монастырь и остался жить. Как в прежних было, так случилось и здесь. Спустя самое малое время опять начали обижать его. Но он уже не унывал, Как только получал от кого оскорбление, он тут же прочитывал свое написание и тотчас успокаивался. Напоследок терпение его совершенно восторжествовало. Оскорблявшие испросили у него прощение и перестали обижать его.

Итак, братие, не свойство людей, с которыми мы живем, делает нас счастливыми или несчастными, а то свойство, которое мы сами в себе образуем, живя с людьми. Люди - везде люди, не Ангелы. И мы не на небе, а на земле, потому, вместо того, чтобы думать, что нам нехорошо оттого, что люди, с которыми мы живем, нехороши, лучше оглянуться на себя и думать, что нам нехорошо оттого, что мы сами нехороши, или проще - взять терпение. Терпение есть лекарство от всех неприятностей, и уметь терпеть значит уметь спокойно жить. Аминь.
Добродетели суть ступени лестницы, ведущей к небу
(Притча от Патерика душеполезна)

Между святоотеческими поучениями и советами встречаются притчи весьма поучительные и для спасения души весьма полезные. Ныне приведу одну из них.

Один простолюдин, человек благочестивый, пришел однажды, в обществе других многих христиан, к преподобному Пимену и просил у него наставлений. Пимен отвечал: "сегодня сам ты скажи слово к братии". Пришлец воскликнул: "мне ли окаянному говорить, отче"? - "Тебе, вместе с Пименом сказали всё и настояли, чтобы говорил простец. Тогда последний сказал: "человек я неученый и сказать не могу ничего, кроме следующей, слышанной мною от одного великого отца, притчи. Вот она: некто пожелал видеть царя и просил одного из друзей проводить его к царю. Друг согласился и сказал: "провожу тебя до половины пути". Тогда человек тот обратился ко второму другу и стал также о проводах просить. И этот согласился и сказал: "провожу тебя до дворца". Наконец, желавший видеть царя стал просить третьего друга и от этого получил согласие проводить и ввести к самому царю. "Что же, спросили после сего говорившего, значит эта притча? "Он объяснить. "Первый друг, сказал, есть пост, который доводить нас до средины спасительного пути. Второй целомудрие, доводящее нас до небес; а третий послушание, вводящее нас с дерзновением к Богу". Все получили пользу и прославили Бога.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь